Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Как они попадают в плен

газета «Известия», 29 августа 1941 годаИ.Уткин || «Известия» №204, 29 августа 1941 года

СЕГОДНЯ В ГА3ЕТЕ: ПЕРВАЯ СТРАНИЦА. От Советского Информбюро. ВТОРАЯ СТРАНИЦА. На фронтах великой отечественной войны. Е.КРИГЕР. О том, что слышно в звуках канонады. Н.ТИХОНОВ. Эскадрилья молодых. Л.КУДРЕВАТЫХ. Посылки. И.УТКИН. Как они попадают в плен. Н.ВИРТА. Лейтенант Бродкевич и его разведчики. А.ЛОБАЧЕВ. Военные комиссары в боях за родину. ТРЕТЬЯ СТРАНИЦА. М.МИТИН. Партизанская война в тылу фашистских войск. Всеволод ИВАНОВ. Щит славы. Н.ДЕДКОВ. В городе Ленина. За боевой учебой. А.СЛАВУТСКИЙ. Экономить везде и во всем. Письма из деревни на фронт. ЧЕТВЕРТАЯ СТРАНИЦА. На очередной пресс-конференции иностранных корреспондентов. Политический террор в Германии. Борьба французского народа против гитлеровцев. Лаваль и Деа тяжело ранены. Югославская колония Стамбула приветствует защитников Ленинграда



# Все статьи за 29 августа 1941 года.



«Гертруда будет довольна»

В березовом лесу лежит на траве группа плохо одетых немецких солдат, окруженных красноармейским конвоем.

Команда: «Встать!»

«Известия», 29 августа 1941 года, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, красноармеец ВОВ, Красная Армия, смерть немецким оккупантам

Пленные быстро поднимаются, за исключением одного, серьезно раненого, как я потом выяснил, водителя машины. Некоторым из них и 24 года, и 25 лет, но выглядят они совершенными юнцами. Короткий разговор, и становится ясным, что перед тобою невежественные, одичавшие люди.

Внутренняя пустота, некультурность просто удивляют в этих молодых немцах.

Оказалось, что среди пленных имеется белобрысый молодой человек с фамилией Шуберт. Шутя мы спросили 25-летнего Кирхарта Киреге, не является ли его приятель Шуберт потомком великого немецкого композитора. Надо было видеть лицо этого «покорителя Европы», когда он заявил нам, что слышал такое имя, но лично ему «встречаться с композитором Шубертом не приходилось». Сам же он, Киреге, «человек довольно музыкальный».

Музыкальные наклонности этого человека не помешали ему изрядно пограбить и в Париже, и в Варшаве и кое-что прихватить в советском Минске. Только вмешательство бойцов Красной Армии пресекло его бандитскую карьеру.

Теперь Киреге заявляет, что он «будет работать на Советский Союз», за что, как он надеется, его будут «хорошо кормить».

Как попали в плен эти немцы?

Все они — солдаты 2-го батальона 72-го полка 29-й дивизии. Командование усадило их в грузовую машину и приказало «завоевать» село Б., где есть, мол, немного русских солдат, уничтожить которых — сущие пустяки.

Село Б. казалось пустым. Но, когда немцы проехали до конца улицы, неожиданно начала стрелять советская артиллерия. Осколок снаряда вывел из строя шофера машины. Тогда гитлеровские солдаты подняли руки в знак того, что они сдаются в плен.

Жалкие, сидят они теперь под конвоем и больше всего интересуются тем, как бы уведомить свою родню, что они находятся в плену у русских. Взгляд многих немцев на плен хорошо выразил солдат Мишель, которого допрашивал на-днях старший лейтенант Чернявский.

— Теперь моя Гертруда, — сказал этот пленный, — будет очень довольна. Я выполнил свое обещание, данное ей в день от'езда на фронт, и при первом удобном случае сдался в плен.

☆ ☆ ☆

Мотоциклист Георг Месс

Зоркий глаз полковника Максимова замечает идущего нам навстречу лейтенанта, за которым боец ведет пленного фашиста с завязанными глазами. Лейтенант останавливается и докладывает полковнику:

— Немецкий мотоциклист, только-что задержанный и с боем взятый в плен нашими красноармейцами.

Этот фашистский молодчик с орденской петлицей над карманом френча поминутно от страха меняется в лице.

Георг Месс был так напуган, что первое время даже не хотел отвечать на вопросы, убежденный, что его «все равно расстреляют». Многоопытному в воровских делах Мессу немецкие офицеры приказали награбить в соседних селах и привезти побольше излюбленной немецкими вояками свинины.

Ни ничего фашист у советских колхозников не достал. Не успел он в'ехать по дороге в лесок, как со всех сторон началась стрельба. Георг Месс попал в плен.

☆ ☆ ☆

«Асс» Иоганн Фельдшур

Перед нами, на столе «железный крест», выданный в 1939 году, петлица второго креста, почетный значок немецкого радиста, металлический орел с веткой, выдаваемый немецким летчикам за двадцать боевых вылетов, и рядом со всем этим... много ключиков от багажных чемоданов.

Все это принадлежит геринговскому «ассу» Иоганну Фельдшуру. Ордена и ключики от чемоданов! Несколько неожиданное, но очень красноречивое сочетание героизма, как его понимают в фашистской Германии, и грабежа, как это понимается во всем культурном мире.

Теперь Иоганн Фельдшур остался с одними ключами. Чемоданы его пропали. «Разорили» Иоганна Фельдшура на высоте 6.000 метров советские зенитчики. Он безнаказанно грабил французскую землю, грабил поляков и все награбленное складывал в чемоданы, ключи от которых аккуратно хранил в своем элегантном бумажнике, между прочим, тоже прихваченном в Париже. Но наши зенитчики подбили бомбардировщик Фельдшура. Не успев ступить на советскую землю, он уже оказался пленным.

И знаки отличия, и оставленные на аэродроме чемоданы неопровержимо свидетельствуют о длинной цепи кровавых преступлений фашистского «асса». // И.Уткин, спец. корр. «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 28 августа
_______________________________________
К.Симонов: Люди из фашистского тыла ("Известия", СССР)**
Письма с фронта. Пленные* ("Красная звезда", СССР)*
Разговор с пленными немцами ("Известия", СССР)**
Признания пленных немцев ("Правда", СССР)


************************************************************************************************************
НА ФРОНТАХ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. 1. Танки на марше (Юго-Западное направление). 2. Саперы Н-ской части выходят на выполнение боевого задания (Западное направление)


Фото специальных военных корреспондентов «Известий» С.Гурария, Н.Петрова и П.Трошкина
«Известия», 29 августа 1941 года, советские танки, немецкие танки второй мировой, танки ВОВ

«Известия», 29 августа 1941 года, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, красноармеец ВОВ, Красная Армия, смерть немецким оккупантам


************************************************************************************************************
Когда фашисты отступили


— Шурик, чего ты там хоронишься? Вылезай на волю. Не бойся, тебе говорят. То ж Красная Армия идет, то ж свои все, товарищи...

Старик-крестьянин сидит на корточках у ямы, из которой только-что вылез сам, и обращается к кому-то, кто еще таится где-то там в подземелье. Отверстие ямы — круглое, вровень с землей и такое узкое, что в него едва просунешь голову и плечи. Вот из него на зов деда показывается взлохмаченная русоволосая детская голова. Это и есть Шурик, внук Савелия Трофимовича Степанченко, колхозника артели «Перелом». Ему пять—шесть лет.

— А фашистов вы всех прогнали? — строго спрашивает Шурик.

— Всех.

Шурик окончательно выбирается на поверхность и с робким любопытством осматривает все вокруг.

— Поиздевался над нами враг, — с невыразимой горечью говорит Савелий Трофимович.

Добавлять ему к этим словам ничего не надо. Мы проходили по деревне и видели следы хозяйничанья немцев. Отступая, они сожгли хаты колхозников и уничтожили все, что не могли взять с собой. В овражке стоит повозка. Видно, на ней был уложен немудрый домашний скарб семьи, собравшейся уехать на восток. Ни хозяев, ни лошади возле повозки нет. Узлы на повозке развязаны. Торопливой рукой бандита из них выброшено все, что ему не приглянулось: старые детские галоши, деревянный гребень для чески льна, поношенное рядно, кухонная утварь…

Накануне я беседовал с Иосифом Мусманом, унтер-офицером 40-го германского пехотного полка, взятым в плен на подступах к этой деревне. Он — горожанин из Аугсбурга. Я спросил, каковы его личные жизненные идеалы. Он ответил:

— Работать, жениться, жить с семьей.

— Если это так, то во имя чего вы разрушаете мирные селенья, уничтожаете то, что создано упорным трудом человека, грабите нажитое семьей имущество?

Он побагровел, этот бюргер, только-что лепетавший что-то о своем спортивном увлечении пинг-понгом.

— Что касается лично меня, то я взял в деревне Д. только 60 яиц и овчинную шубу, — сказал он. — Я не могу отвечать за весь полк.

Я рассказал об этой беседе Савелию Трофимовичу.

— Они все ответят, — отозвался старик, — и те, кто насильничал и издевался над нами, и самый главарь их банды — Гитлер. Все наши, кто способен держать в руках оружие, сразу же, как только они пришли сюда, ушли в леса партизанить. Наш колхоз «Перелом» был первым по сельскому Совету в мирное время. Мы на выставке участвовали. Посмотрите, что они с нами сделали.

Степанченко показал на черные печи сгоревших хат, на вытоптанные поля и опустевшие скотные дворы.

— У нас было 36 хозяйств, — продолжал он. — Мы не забудем этого и не простим. Они пришли и выкатили во двор винокуренного завода в совхозе бочки со спиртом. Потом пошли по селам и стали собирать женщин и стариков. Они говорили нам: «Болшевик только требовать работа. Мы будем давать всем шнапс, а потом вы пойдет убирайт поле». И мы все ушли из деревни и попрятались в ямах.

В соседнем селе У. мы нашли ту же картину полного разрушения. Поспешно удирая из села, фашисты сожгли даже сарай, в котором находилось несколько десятков раненых немецких солдат. В деревне Л., в помещении сельского Совета среди бумаг, брошенных при бегстве немцами, мы обнаружили пачку «удостоверений», отпечатанных на машинке, с двумя текстами — русским и немецким. Вот текст этого удостоверения:

«При сем удостоверяется, что товарищ ...... назначен временно исполняющим должность начальника места. Он лично отвечает за спокойствие и порядок в месте и за уничтожение в корне всякого действия партизанов, против вредных элементов и террористов. Он обязан в кратчайший срок заставить население немедленно приняться всеми силами за полевые работы для обеспечения урожая.

Приказывается населению повиноваться всем распоряжениям комиссара. Неисполнение и противодействие караются всей строгостью военных законов.

Командующий германскими войсками».

В немецком тексте «товарищ» превращен, конечно, в «герр'а», а «комиссар» — в «бюргермейстера».

«Известия», 29 августа 1941 года, идеология фашизма, что творили гитлеровцы с русскими прежде чем расстрелять, что творили гитлеровцы с русскими женщинами, зверства фашистов над женщинами, зверства фашистов над детьми, издевательства фашистов над мирным населением

Два дня назад офицер собрал в этой деревне Л. всех, кто не успел уйти. Он привел с собой какого-то толстяка в кургузом пиджаке и сказал: «Данный товарыш есть с тот момент комиссар места. Он ошень кароший. Ви будит ему голосовайт. Он прикажет, что ви будит работайт...» Потом он сел на завалинку, усадил с собой стариков, обнял двух ближайших к нему за плечи и, когда щелкнул затвор фотоаппарата, стер со своего каменного лица улыбку и пролаял голосом, осипшим от спирта, несколько фраз. Он сказал следующее:

— Теперь вы пойдете убирать хлеб. Работать будете все сообща. Если хлеб не будет убран, я сделаю такое, что на земле вашей перестанет расти трава. Все слышали?

Люди угрюмо молчали. Офицер повернулся на каблуках, сел в броневик и уехал. Крестьяне разошлись по домам. Ночью они запрягли подводы и пробрались лощинами и лесами через линию фронта к штабу ближайшей красноармейской части. А на рассвете наши бойцы выбили из этого села остатки немцев штыковым ударом.

как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, красноармеец ВОВ, Красная Армия, смерть немецким оккупантам

Уборка хлеба идет сейчас вдоль всей линии фронта на нашем участке, всюду, где прошли наши наступающие войска. // П.Белявский, спец. корр. «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 28 августа.


************************************************************************************************************
Партизанская война в тылу фашистских войск


Трудящиеся районов Советской страны, временно захваченных немецкими фашистскими ордами, горячо откликнулись на призыв товарища Сталина о развертывании партизанской войны. В тылу немецких войск полыхает пламя народной партизанской войны. Эта война не прекращается ни днем, ни ночью, она разрастается все сильнее, причиняет врагу серьезные потери. По самым скромным подсчетам, в тылу немецких войск в настоящее время действует несколько тысяч партизанских отрядов.

Русский народ в своей борьбе с иностранными захватчиками и интервентами имеет славные традиции партизанской борьбы. Во время Отечественной войны 1812 г. развернулось широкое народное партизанское движение, которое нанесло армии Наполеона серьезнейшие удары.

Замечательный русский патриот, герой партизанской борьбы Денис Давыдов, который, по словам Льва Толстого, «своим русским чутьем первый понял значение этого страшного орудия», дал в своих военных записках следующее определение партизанской войны: «Партизанская война... об'емлет и пересекает все протяжение путей, от тыла противной армии до того пространства земли, которое определено на снабжение ее войсками, пропитанием и зарядами, чрез что заграждая течение источника ее сил и существования, она подвергает ее ударам своей армии обессиленною, голодною обезоруженною и лишенною спасительных уз подчиненности. Вот партизанская война в полном смысле слова!»*

Надо признать, что это определение военных задач партизанской войны против вражеской армии продолжает в основе своей быть верным вплоть до настоящего времени.

Особенно велико было значение партизанской войны в борьбе с интервентами и белогвардейцами в отечественной гражданской войне 1918—20 гг. Партизанские отряды, героически боровшиеся против белогвардейцев и интервентов, перерастали в ходе борьбы в партизанские полки, в повстанческие дивизии и представляли собой грозную силу для врага. Они нанесли страшные удары интервентам и на Западе, и на Востоке. Вместе с регулярными частями Красной Армии партизаны принудили огромную, вооруженную до зубов оккупационную немецкую армию на Украине бежать оттуда без оглядки.

Лучшие традиции и опыт партизанской войны, накопленный нашим народом, применяются сейчас в борьбе с фашистскими собаками. Тысячи партизанских отрядов, действующих в тылу немецких войск, возродили славные традиции партизан времен гражданской войны.

Партизанские отряды проявляют силу воли, ум, хитрость, изобретательность для уничтожения ненавистных фашистов. Немецкому командованию приходится уделять большие силы, создавать специальные части для охраны своих коммуникаций от партизан, для сопровождения обозов, поездов, транспортных колонн, машин с горючим.

Во главе многих партизанских отрядов находятся старые партизаны, участники гражданской войны, секретари райкомов партии, председатели райисполкомов и другие ответственные работники районов, оставшиеся на местах и руководящие теперь борьбой против фашистов. Благодаря хорошему знанию районов, людей, благодаря своей связи с населением эти руководители партизанских отрядов имеют возможность наносить врагу серьезные удары.

«Известия», 29 августа 1941 года, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, партизанская война, партизаны ВОВ, красный партизан, советские партизаны, партизан 1941

Партизанские отряды проявляют большую маневренность, нападают не только на отдельные и мелкие части врага. Они очень часто отваживаются и на более серьезные мероприятия — нападают на крупные регулярные части немецкой армий, захватывают аэродромы и посадочные площадки, пускают под откос поезда и т.д.

Чрезвычайно важно то, что за последний период времени начинает устанавливаться взаимодействие партизанских отрядов друг с другом для выполнения все более крупных и серьезных операций. Точно так же умножаются факты взаимодействия партизанских отрядов и регулярных частей Красной Армии.

«Известия», 29 августа 1941 года, медицина ВОВ

Партизанская война причиняет немало хлопот немецкому командованию, нарушает коммуникации фашистов, изматывает войсковые части, создает тревогу среди командиров и солдат немецкой армии. Об этом свидетельствуют многочисленные показания пленных и письма немецких солдат. Ефрейтор Карл Гейнц Твееза писал Гейнцу Брюннинг в Броттерред-Тюринген 5 июля 1941 года: «В этих невообразимо больших лесах находится очень много замаскированных русских групп, которые нападают на продвигающиеся вперед немецкие части. Они нам причиняют много хлопот. Быть подстреленным из-за угла, как телеграфный столб, — в этом нет никакого удовольствия. Сегодня русский нас взял в работу бомбами и орудийным огнем. Наши люди падали, как мухи... Мы желаем, чтобы эта война здесь скорее кончилась. Самую большую тревогу у нас вызывает то, что больше нет хлеба, так как партизаны захватили наш обоз, а без хлеба все навоз».

Обер-ефрейтор Пауль Бергман писал своей подруге Эрне Кипп в Тюрингию 9 июля 1941 года: «Партизан здесь еще больше, чем в Польше, они постоянно убивают наших солдат из-за угла. В последнюю ночь был застрелен водитель танка совсем поблизости от нас. В лесах, где мы спим, находятся разные русские части и мы должны быть очень осторожны».

Эмилии Гании в Крефельд пишет сын с фронта 9 июля 1941 года: «Ночь застала нас в лесу. В виду близости фронта и, как говорили, большого количества партизан это было мало приятно. Мы не спали всю ночь... Нас постоянно предостерегают относительно партизан. Трудности здесь, конечно, несравненно большие, нежели те, которые мы испытывали во Франции».

Вилли Франку в Оффенбах пишет старший ефрейтор Мергет 9 июля 1941 года: «С партизанами дело обстоит здесь гораздо хуже, чем во Франции. Они прячутся в лесах и очень коварны… Однажды ночью в нашем отряде три раза была тревога. Они обстреляли нас со всех сторон. Я, не двигаясь, лежал, уткнувшись мордой в землю, и был рад, когда все кончилось».

Лизе Пакулат пишет унтер-офицер Альберт Шуберт с фронта 15 июля 1941 года: «Дороги ужасны. К тому же эта война — это настоящая война нервов, так как здесь нам приходится повсюду иметь дело с партизанами. Партизаны способны на все, лишь бы самым подлым образом уничтожить нас… Мы поэтому должны постоянно быть начеку и смотреть в оба. Ни на одну секунду нельзя выпустить из рук оружия. В этой стране приходится терпеть большие лишения — я это предвидел».

Советнику Яниху в Лейпциг пишет Вольфганг Борг 18 июля 1941 года: «Война здесь — это партизанская война. Треть нашего соединения убита. При здешних огромных густых лесах ежеминутно можно ожидать неожиданного обстрела. Одному или нескольким отправиться ночью в лес, это равносильно самоубийству. Русские, конечно, взяли установку на партизанскую войну и дерутся с ожесточением... Целые русские дивизии с броневиками и бронепоездами шатаются в тылу нашего фронта. Несколько дней тому назад совершено было нападение даже на нашу полевую почту. Я потерял надежду на то, что война окончится в этом году, — для этого русские слишком серьезные противники».

Сведения о росте партизанского движения проникают в Германию, вызывая там в свою очередь тревогу среди населения. Старый немецкий солдат, побывавший в 1918 году на Украине и знающий, что означает партизанская борьба, пишет сыну на фронт из Бранденбурга 18 июля 1941 г.: «Они применяют опять те же методы борьбы, что и в прошлой войне. Горе тому, кто попадался партизанам в руки. Ты, несомненно, еще помнишь некоторые мои рассказы о той войне. Когда в критический момент приходилось слезать с лошади и поблизости не было крупных частей, а все кругом кишело партизанами, требовалось большое мужество и находчивость. Как бы не повторился 1918 год».

Вилли Гюкк пишет своим родителям в Штутгарт 20 июля 1941 года: «Вы, вероятно, слышали, каковы русские солдаты и что нам приходится терпеть на этом фронте. Нельзя войти в лес. Если попадешь туда, то обратно уже не вернешься. Тут нужно быть постоянно начеку, а то получишь заряд в спину. Здесь купить ничего нельзя. Рад буду, когда выберусь отсюда».

В письмах солдат с фронта начинает проскальзывать понимание того, что им приходится иметь дело не только с регулярной армией, но с вооруженным народом, ставшим на защиту своих очагов, своих сел и городов, на защиту своей родины.

В полном соответствии с указаниями товарища Сталина для немецкой фашистской армии начинают создаваться невыносимые условия на нашей территории, временно ею захваченной. Солдаты фашистской армии все больше начинают чувствовать и понимать всю бесперспективность этой преступной и губительной войны, затеянной гитлеровской кликой.

Денис Давыдов писал: «Огромная наша мать-Россия! Изобилие средств ее дорого уже стоит многим народам, посягавшим на ее честь и существование: но не знают еще они всех слоев лавы, покоящихся на дне ее».

Почва под ногами в занятых фашистскими войсками районах нашей страны все больше накаляется. Партизанская всенародная война разрастается. В сочетании со все более мощными контрударами Красной Армии фашистским войскам будут нанесены смертельные удары. // М.Митин.

*) Денис Давыдов. Военные записки стр. 419.

________________________________________________________
Красноармеец ("The New Yorker", США)
Советский богатырь* ("Красная звезда", СССР)
"Храбрый русский народ спасает и наши очаги" ("Правда", СССР)
Красная Армия защищает мировую цивилизацию ("Правда", СССР)
М.Горький: Если враг не сдается, — его уничтожают ("Правда", СССР)
Русские азиаты сталкиваются с цивилизацией ("Journal de Genève", Швейцария)
Красная Армия: как «чистки» сказываются на военной машине ("The Times", Великобритания)

Газета «Известия» №204 (7580), 29 августа 1941 года
Tags: 1941, Иосиф Уткин, август 1941, газета «Известия», зверства фашистов, пленные немцы, советские партизаны
Subscribe

Posts from This Journal “1941” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments