Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Расистская идеология людоедов

«Красная звезда», 14 сентября 1941 года, смерть немецким оккупантамГ.Александров || «Красная звезда» №217, 14 сентября 1941 года

Воин Красной армии, бесстрашно и отважно бейся за нашу Родину, за наши города и села, за наших отцов, матерей, жен, детей. Презрение к смерти рождает героев, обеспечивает победу!



# Все статьи за 14 сентября 1941 года.



Раса — это судьба! Расовый вопрос — это ключ к всемирной истории! — вопят гитлеровцы со страниц немецких газет и журналов, с трибун собраний и кафедр университетов. Расизм — официальная идеология гитлеризма.

«Красная звезда», 14 сентября 1941 года, союзники Гитлера, вассалы Германии

Все, что было самого реакционного, наиболее человеконенавистнического, кровожадного и хищнического в различных воззрениях, догмах, дано в сосредоточенном, сгущенном виде в гитлеровской идеологии расизма. Эта идеология — не только оправдание господства «избранных» негодяев в гитлеровской Германии. Это — идеология, рассчитанная на длительное порабощение всех народов мира, в том числе и немецкого народа. Понятно, что никакого даже намека на науку, на научное понимание общественной жизни не содержит эта чудовищная бандитская система взглядов. Расизм — это даже не идеология. Это сгусток коварно применяемых реакционных догм, лживых, провокаторских измышлений, лозунгов, которые должны были расшевелить скотские, низменные страсти различных преступных элементов и подонков германского общества. Вместе с тем расистская идеология — эта разновидность самого реакционного, тупого идеалистического об'яснения общественной жизни — не содержит ничего нового, оригинального.

В чем причины возникновения подобных ненаучных взглядов на общественную жизнь?

Самая общая и вместе с тем главная причина состоит в том, что отождествление законов жизни и развития природы и общества дает возможность перенести на общественную жизнь закон борьбы за существование, теорию естественного отбора наиболее приспособленных разновидностей. Расовые воззрения всегда служили идеологическим оправданием, прикрытием для сохранения уже отживших общественных отношений, для упрочения власти немногих в ущерб всему человечеству.

Суть расистской «теории» может быть сведена к следующим немногим положениям: все представители расовой идеологии сходятся на том, что основное деление людей на расы дано от природы извечно. Расы — это, мол, естественные разновидности человеческих образований, типов, которые не могут быть изменены ходок общественной жизни. Разделение рас в обществе, по мнению этих людей, — вечный закон природы. Подразделение людей на расы свидетельствует о наличии в обществе людей разной «ценности». Одни расы, с точки зрения «расоведов», есть источник всех духовных и материальных богатств. Эти расы приносят якобы с собой организованность, культуру, государственность в жизнь других народов и тем самым ставят их в зависимость от своей деятельности. Активная историческая роль, выпавшая на долю одних рас, об'ясняется «избранностью» этой расы, ее большей «ценностью», ее «высшим происхождением» и предназначением. Иное положение других рас и народов. Все содержание жизни этих народов, их историческая судьба связываются «расоведами» с якобы «неполноценностью», рабским происхождением и предназначением этих рас и народов.

Расовая идеология возникла с целью обосновать, оправдать хищнические, кровожадные интересы крупнейших собственников и грабителей, дабы создать видимость естественности и вечной справедливости неравенства народов и отдельных людей.

Основоположники марксизма-ленинизма уже много лет назад подвергли жестокой критике реакционную идеологию расизма. На основании огромного, в том числе исторического и экспериментального естественно-научного материала они доказали, во-первых, что деление народов на различные расы не является основным делением людей; во-вторых, что люди делились на расы не всегда, что расы образовались в результате многих как естественных, так и общественных причин; в-третьих, что принадлежность людей к различным расам не может служить основанием для того, чтобы считать одних людей более «полноценными», других — менее «полноценными», ибо природа дала одинаковые возможности для развития людей всех рас и народов; в-четвертых, что теория естественного отбора, выживания «полноценных» и приспособленных индивидов абсурдна в применении к обществу и не может быть ничем ни доказана, ни подтверждена... Эта теории может быть применена только к области природы; и, наконец, в-пятых, что расовая идеология является прямым оправданием социального неравенства, бесчинств правящих кругов в классовом обществе и призвана увековечить господство одних и подчинение, бесправность других.

История полностью подтвердила ту критику, которую дали в свое время расизму Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин.

Чем же об'яснить новое оживление расизма в наши дни, обращение современных людоедов, гитлеровских колонизаторов в Европе к этой бредовой «теории»?

Гитлеризм потому так цепко держится за расовую «теорию», что она открывает современным людоедам большой «идеологический» простор для изничтожения целых народов и государств. Расизм развязывает гитлеровцам руки для преступных действий, для грабежа и насилия. Не имея возможности как-либо обосновать эти насильнические, людоедские планы искоренения трудящегося населения земли, гитлеризм с чудовищной наглостью об'явил большинство современного человечества «низшей расой», «неполноценными» людьми, а кучку фашистских мерзавцев — «высшей расой», «полноценными» индивидами, на которых история якобы возложила задачу «обновить мир», усовершенствовать современный тип людей.

Суть гитлеровской расистской идеологии может быть сведена к немногим пунктам. Главный из них — идеологическое «обоснование» звериной программы истребления негерманских народов и государств.

Вот что говорит Гитлер по этому поводу: «Понятие расы опрокидывает старые идеи и открывает возможности для новых комбинаций. Я применю во всей Европе и на всем свете новый метод отбора и воспитания, выработанный национал-социализмом в Германии. Избранное ядро нации — северный элемент — завоюет господство и будет поставлять учителей всем... Выживет только самая крепкая раса».

Один из подручных Гитлера, некий «расовед» Бергман, пожалуй, откровеннее других гитлеровцев вскрыл основной смысл фашистского расизма, заявив, что на будущих развалинах Европы и мира водрузит свое победное знамя та раса, которая окажется самой сильной и которая «превратит весь культурный мир в дым и пепел».

Еще задолго до нынешней войны гитлеровская шайка негодяев разработала кровавый план завоевания мирового господства и постепенного истребления порабощенных народов. Идеологическим прикрытием этого кровожадного плана и явилось расовое воззрение. Основная мысль, на которой зиждилось все обоснование разбойничьей программы гитлеризма, была выражена Гитлером кратко: «Лишь самая ничтожная часть народов земли состоит из полноценных». Отсюда вывод — раз большинство современного человечества — «неполноценные» расы и народы, то они не заслуживают ничего большего, как быть превращенными в рабов, и недостойны сожаления, когда их будут истреблять, как насекомых.

Здесь нет смысла рассматривать отношения гитлеровцев к различным народам Европы. В нашей печати уже писалось об этом. Для примера можно было бы, пожалуй, привести лишь суждение министра земледелия гитлеровской Германии Дарре о Франции и французах: «С полным сознанием без сентиментов мы разрушим Францию, потому, что эта недостойная, гнусная нация не заслуживает другой судьбы. Франция, — это страна и нация болтунов и лентяев. Кулаки наших бравых солдат научат этих корыстолюбивых неженок, этих пропойц, непрерывно работать на нас».

Расистский бред Гитлера и его подручных не есть академическое или теоретическое занятие этих злодеев. Отнюдь нет. Расизм — это целая программа разбойничьих действий. Расизм практически ставит вопрос о превращении больших масс людей всех национальностей в рабочий скот. Эта масса людей, по планам гитлеризма, должна быть лишена всего: своего государства и культуры, семьи, образования, более или менее сносного материального обеспечения. «Для того, чтобы подметать улицы и рыть картофель, — заявлял по этому поводу Гитлер, — образование не потребуется».

Свои расистские принципы гитлеровцы применяют в завоеванных ими странах. Вот, например, отношение германских фашистов к порабощенным ими полякам. Не так давно гитлеровцы издали приказ, в котором немцы предупреждаются, что поляков привезли в Германию в качестве сельских и фабричных рабочих и военнопленных, так как ей нужна рабочая сила. «Немец! — говорится в этом приказе, — поляк тебе не товарищ. Он ниже всякого немца на твоем дворе или фабрике. Не забывай никогда, что ты человек, принадлежащий к господствующей нации!»

По образцу Польши Гитлер стремится закабалить, подчинить фашистским выродкам и все другие народы. С гнусной бредовой «расистской теорией» гитлеровские орды вторглись в нашу землю, чтобы превратить наши народы в рабов, истребить их. Чудовищные зверства немецко-фашистских мерзавцев во временно захваченных ими советских районах — вот как на деле выглядит «расистская теория» Гитлера. Этот негодяй во всеуслышание заявляет, что, мол, после победы германского оружия германский народ будет народом воинов, остальные же побежденные нации будут илотами, рабами, работающими на касту тевтонских воинов. В Европе, как и во всем мире, не будет больше великих держав, «останется лишь одна Германия».

Эти же планы гитлеровцев излагаются в выступлении Дарре в начале 1941 года. В докладе для руководителей местных организаций нацистской партии Дарре заявлял: «Когда мы говорим, что мы сделаем из французов рабов немцев, — это не литературный образ или выразительное сравнение. Мы говорим совершенно точно то, что мы хотим сказать: французы недостойны оставаться хозяевами своей богатой страны, французы не способны ни на что больше, как быть рабами немцев».

Такова первая сторона гитлеровской «идеологии» расизма.

Вторая сторона этой «идеологии» состоит в том, что гитлеровцы выделяют из среды немецкого народа кучку избранных преступников, которым все разрешается, в то время, как подавляющее большинство народа — «неполноценная раса» — должно влачить жалкое существование, превратиться в «говорящие орудия». Народные массы должны быть лишены культуры, семьи, личной жизни. Их удел безропотно выполнять приказы любого штурмовика.

От чего же зависит принадлежность людей к «низшей» или «высшей» расе? Наиболее видный и вместе с тем невежественный и наглый «теоретик» расизма Гюнтер в своей бредовой книжке «Расовая наука германского народа» подробно рассуждает по поводу деления людей «на низшую и высшую расы». С апломбом он пишет будто «исследователям рас» известны факты, когда в магазинах головных уборов наиболее дороги те шляпы, которые имеют больший размер, т.е. предназначены на большую голову, и менее дороги шляпы с маленькими номерами, предназначенные на небольшой размер головы. Так вот оказывается, что наличие в магазинах некоторых германских городов больших размеров шляп, а в других магазинах — малых размеров шляп является первоклассным свидетельством расового деления народа, наличие большего или меньшего содержания северной «нордической» крови среди различных сословий одного и того же народа. Более того, оказывается, принадлежность к «высшему» и «низшему» сословию расы зависит не только от размера головы и шляп, но и от об'ема получаемого вознаграждения. Так, немецкие унтер-офицеры, по Гюнтеру, люди с большим содержанием северной крови, чем рядовые; штабные офицеры — чем остальные офицеры, у преподавателей высших учебных заведений больше северной крови, чем у офицеров и т.д. Одним словом: «Чем выше должность и чем она лучше оплачиваема, тем больше и удлиненнее голова, тем крупнее размеры тела». Чем больше содержание «нордической» северной крови, тем больше размер шляп, носимых этой группой людей. В общем: «В жилах представителей высших слоев населения течет больше северной крови, чем в среднем у всего германского населения».

Таким образом расизм — эта официальная идеология гитлеризма — есть прикрытие самых диких и низменных, самых корыстных и гнусных, самых кровожадных и противоестественных свойств преступной гитлеровской шайки в Германии.

Расизм — это идеология современного разбоя и человеконенавистничества.

Расизм — это кровожадная программа искоренения большинства населения земли.

Расизм — это идеологическая подготовка и оправдание введения рабства на земном шаре.

Вот почему расизм по самой своей сути, по своей цели, по своему грязному, мутному источнику враждебен науке, вкорне враждебен всему прогрессивному человечеству, ненавистен и враждебен каждому честному человеку. // Г.Александров.
____________________________________________
Г.Александров: Проповедь человеконенавистничества и зверства ("Правда", СССР)
Г.Александров: Гитлеровский "фронт духа" перед катастрофой ("Правда", СССР)


********************************************************************************************************************
В блиндажах врага
(От специального корреспондента «Красной звезды»)


Тяжело грохотала советская артиллерия. Снаряды неслись в сторону немцев, поднимая гудящий, завывающий ветер. Около двух часов дня на нашем берегу послышалась любимая песня «Москва, моя», — это начала работать мощная радиоустановка. Гимн подхватили сотни голосов. Под пение бойцы форсировали реку.

Немцы пристреляли лощинки, тянущиеся от берега к лесу, и вели по ним бешеный огонь. Но ни кучные разрывы германских мин, ни беспрерывная пулеметная стрельба — ничто не могло остановить красных воинов. Командир полка майор Гаврилов спокойно руководил наступлением своих батальонов. Глядя на него, красноармейцы, командиры, политработники чувствовали себя еще увереннее, тверже.

Шаг за шагом, делая короткие перебежки, окапываясь, укрываясь от вражеского огня за неровностями почвы, подразделения полка продолжали подниматься на холмистую возвышенность, упорно приближаясь к занятому фашистами лесу. К вечеру наши бойцы оказались на опушке. Задрожала листва осин от грохота ручных гранат. Немцы побежали, бросая оружие. Немецкие окопы, огневые точки, пулеметные гнезда, офицерские и солдатские блиндажи — здесь был враг. У офицерского блиндажа валяются груды консервных банок, конфетные коробки, пустые бутылки — вся эта жратва была свезена из оккупированных стран. Французские вина и коньяки, греческие маслины, желтые, небрежно выжатые лимоны из «союзной», рабски покорной Италии. Банка варенья с польской наклейкой, большая овальная коробка рыбных консервов — дань Норвегии, ведерко с медом — доставлено из Чехословакии... Жадные коричневые пауки опутали Европу, они сосут прекрасные соки старой земли. И как грозный символ, лежит среди этого фашистского пиршества развороченный стакан советского снаряда.

У солдатских блиндажей иная картина — тут уж не увидишь конфетных коробок и недоеденных сардин. Зато попадаются банки прессованного гороха, да ломти тяжелого, словно чугун, хлеба. Красноармейцы, взвешивая на руке эти хлебные брикеты, не уступающие асфальту ни цветом, ни удельным весом, ухмыляются и говорят: «Да, брат ты мой, вот это хлеб!»

Ночью бой продолжался. Над полем поднимались зеленые и белые ракеты, освещая широкое пространство, занятое за день нашими войсками. Не умолкая ни на минуту, гремела артиллерийская и пулеметная стрельба. Рвались мины. Бойцы углубились в лес, шли узкими дорогами среди густо стоящих молодых деревьев, пробирались сквозь заросли орешника. Усталости никто не чувствовал, все думали только об одном: разгромить врага. У некоторых красноармейцев семьи остались здесь, во временно занятых фашистами районах Смоленской области, и сознание того, что бойцы идут на помощь своим матерям, женам, детям, сливалось с общим чувством любви к советской земле.

На одной из лесных полян красноармейцы окружили штаб немецкого полка. Фашистские офицеры, бросая оружие и портфели с документами, пытались скрыться, но было уже поздно. Майор Гаврилов подбежал к командиру немецкого полка. Тот сидел в коляске мотоцикла, готовый к бегству. Краткую долю секунды оба смотрели друг другу в глаза. Грозная это была картина. Видно, смерть свою увидел немец в глазах Гаврилова, видно понял, что поляна в лиственном русском лесу станет его могилой. И, взмахнув пистолетом, он закричал громко, пронзительно. Но выстрелить он уже не успел...

Когда раскрыли портфель убитого, на землю мягко выпал серый ком, перевязанный тесьмой. То были солдатские и ефрейторские погоны, вырванные вместе с толстым суконным мясом мундиров. Перед тем, как расстрелять своих провинившихся подчиненных, фашистский командир срывал с них погоны. Удалось установить и «провинность»: в другом отделении портфеля лежали советские листовки. Солдаты читали эти листовки, многие помышляли о переходе на сторону Красной армии.

Днем полк прочесал весь лес и вышел на его западную опушку. По лесу двинулись обозы с боеприпасами. Связисты потянули провода. Следом за одним из обозов ехал верхом сержант. Неожиданно он услышал очередь из автомата — стреляла «кукушка». Сержант привязал лошадь и стал ждать. Проехала обозная подвода, и снова стрекотнул автомат. Трижды проезжали обозные подводы и трижды стрелял автомат. После третьей очереди сержант нашел «кукушку» и меткой пулей сбил ее на землю.

Пытаясь остановить наших бойцов, фашисты прибегали к подлым и коварным методам. Трижды на различных участках они разыгрывали такую сцену: несколько солдат, подняв руки, с криками — «Рус, здаемся» — подымались из окопов, а затем прятались и открывали огонь. Но наши бойцы, неся жертвы, не отступали, а залегали и, продолжая ползти вперед, пулями и гранатами уничтожили врата.

На войне люди становятся менее чувствительными. Но когда полк вошел в дымящуюся, полусожженную немцами деревню, когда из погребов, ям, плача от радости, выбежали колхозницы и стали обнимать наших бойцов, многие не могли удержать слез. Все, что уцелело от немцев, колхозницы несли красноармейцам, а те, отказываясь, сами угощали женщин своими запасами хлеба, сахара, масла. Уходя из деревни, фашисты угнали все мужское население от мальчиков-подростков до 65-летних стариков. Перестреляли коров, гусей, кур, подожгли избы. Бойцы смотрели на разрушения и клялись истребить гитлеровскую свору.

Вечером мы возвращались на командный пункт дивизии. А из леса, стоявшего на высоком берегу реки, среди красных стволов сосен, освещенных солнцем заката, в золотой пыли шли в сторону переправы войска — на рысях ехали легкие пушки, гудели тракторы-тягачи, тянулись грузовики с боеприпасами. Войска шли навстречу заходящему красному солнцу. // Вас. Гроссман. ЗАПАДНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ.

________________________________________________________
И.Эренбург: Хуже зверей** ("Красная звезда", СССР)*
А.Леонтьев: Фашистское зверье* ("Красная звезда", СССР)*
И.Осипов: Чудовищные злодеяния фашистов ("Известия", СССР)**
Немецко-фашистские зверства в Бресте и Минске* ("Красная звезда", СССР)
Отомстим фашистским извергам за зверства над нашими людьми ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №217 (4972), 14 сентября 1941 года
Tags: 1941, Василий Гроссман, Г.Александров, газета «Красная звезда», зверства фашистов, идеология фашизма, осень 1941, сентябрь 1941
Subscribe

Posts from This Journal “сентябрь 1941” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments