Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Александр Твардовский. Стихи о войне

Красная звезда, смерть немецким оккупантам

«Красная звезда», СССР.
«Известия», СССР.
«Правда», СССР.
«Time», США.
«The Times», Великобритания.
«The New York Times», США.



Александр Твардовский, стихи о войне, стихи о любви

ОТЧИЗНЕ

Одной тебе подстать твои дела.
Вовек бессмертен подвиг твой исходный,
Когда себя сама ты создала
И назвала Советской и Свободной.

И, защитив свободу от врагов,
Ты власть свою и волю утвердила.
И подвиг на себя взяла другой,
Что также был одной тебе подсилу.

И подвиг тот — Великий перелом,
Перепахавший межи вековые, —
История сравнила с Октябрем,
Как две свои эпохи мировые.

И подвиг третий с ними наравне
Встает, — свершенный в нынешние сроки, —
Твоя победа в праведной войне
На западе твоем и на востоке.

И всей земле являет нынче он
Тех первых двух твоих свершений славу,
Со славой древних дедовских времен
В себе соединив ее по праву.

Весь труд годов твоих необозрим,
Он — как простор земли твоей родимой...

Не называя, в сердце повторим
Два имени, что c именем твоим
И подвигом твоим — неразделимы.

А.Твардовский.
«Правда», 5 ноября 1945 года*

* * *

В час мира

Все в мире сущие народы,
Благословите светлый час!
Отгрохотали эти годы,
Что на земле застигли нас.

Еще теплы стволы орудий
И кровь не всю впитал песок,
Но мир настал. Вздохните, люди,
Переступив войны порог.

Да, верить можно, верить нужно,
Что правда есть, — на том стоим;
И что добро не безоружно:
Зло на коленях перед ним;

Что будет мир желанный в силе
И нас с детьми переживет.
Недаром Сталин и Россия —
Его надежда и оплот.

А.Твардовский.
«Известия», 4 сентября 1945 года

* * *

У славной могилы

Нам памятна каждая пядь
И каждая наша примета
Земли, где пришлось отступать
В пыли сорок первого лета.

Но эта опушка борка
Особою памятью свята:
Мы здесь командира полка
В бою хоронили когда-то.

Мы здесь для героя-отца,
Меняясь по-двое, спешили
Готовый окопчик бойца
Устроить поглубже, пошире.

В бою — как в бою — под огнем
Копали, лопатой саперной
В песке рассекая с трудом
Сосновые желтые корни.

И желтой могиле на дне
Мы хвои зеленой постлали,
Чтоб спал он, как спят на войне,
В лесу на коротком привале.

Прости, оставайся, родной!
И целых и долгих два года
Под этой смоленской сосной
Своих ожидал он прихода.

И ты не посетуй на нас,
Что мы твоей славной могиле
И в этот — и в радостный час
Не много минут посвятили.

Торжествен, но краток и строг
Салют наш и воинский рапорт.
Тогда мы ушли на восток,
Теперь мы уходим на запад.

Над этой могилой, скорбя,
Склоняем мы с гордостью знамя:
Тогда оставляли тебя,
А нынче, родимый, ты с нами!

А.Твардовский.
«Правда», 22 октября 1943 года*

* * *

ДОРОГА НА ЗАПАД
Танковому экипажу братьев Пухолевич.

Друзья! Не детьми, а сынами
Зовут нас в отчизне родной.
Дорога лежит перед нами
В три тысячи верст шириной.

Ведет она всех без из’ятья
На Запад, в одну сторону, .
Где сестры и младшие братья,
Где матери наши в плену;

Где песен давно не поется,
Гармонь не сзывает ребят;
Где все журавли на колодцах —
И те по-иному скрипят.

Где милый родительский угол
Над Бугом иль Верхним Днепром —
Разбит, разорен и поруган
Безумным и подлым врагом.

И слышим мы слухом единым,
Немолчный и внятный без слов,
И вашей родной Украины,
И нашей Смоленщины зов.

— Спешите ночами и днями.
Минута — и та дорога,
Огнем и броней, и штыками
Гоните и бейте врага.

Чтоб вдаль он бежал без оглядки
С великой и гордой земли,
Где яблони нашей посадки
Не первую весну цвели.

Чтоб злыми своими глазами,
В смятеньи, не видел бы враг,
Как корку ее прорезает
Трава молодая в полях;

Как пашни поднимутся снова,
Как вновь заблестят лемеха,
Как пух полетит тополевый
И как отдымится ольха.

Товарищи, вот наша слава,
Она издалека видна.
Пусть гусениц следом кровавым
В полях пролегает она;

Пусть будет жестокой расплата
За горькую муку земли,
За каждого сына и брата
Из нашей могучей семьи;

За каждую душу живую
Чье тронуто счастье и честь;
За каждую ветку родную,
Не смогшую нынче расцвесть.

А.Твардовский. Юго-Западный фронт.
«Правда», 4 мая 1942 года.

* * *

Бойцу-земляку

Нет, ты не думал, дело молодое, —
Покуда не уехал на войну,
Какое это счастье дорогое —
Иметь свою родную сторону.

Иметь, любить и помнить угол милый,
Где есть деревья, что отец садил,
Где есть, быть может, прадедов могилы,
Хотя б ты к ним ни разу не ходил;

Хотя б и вовсе там бывал не часто,
Зато больней почувствовал потом,
Какое это горькое несчастье —
Вдруг потерять тот самый край и дом...

Где мальчиком ты день встречал когда-то.
Почуяв солнце заспанной щекой,
Где на крыльце одною нянчил брата
И в камушки играл другой рукой.

Где мастерил ему с упорством детским
Вертушки, пушки, мельницы, мечи...
И там теперь сидит солдат немецкий,
И для него огонь горит в печи.

И что ему, бродяге полумира,
В твоем родном, единственном угле?
Он для него — не первая квартира
На пройденной поруганной земле.

Он гость недолгий, нет ему расчета
Щадить что-либо, все, как трын-трава:
По окнам прострочит из пулемета,
Отцовский садик срубит на дрова...

Он опоганит, осквернит, отравит
На долгий срок заветные места,
И даже труп свой мерзкий здесь оставит —
В земле, что для тебя священна и чиста.

Что ж, не тоскуй и не жалей, дружище,
Что отчий край лежит не на пути,
Что на свое родное пепелище
Тебе другой дорогою итти.

Где б ни был ты в огне передних линий —
На Севере иль где-нибудь в Крыму,
В Смоленщине иль здесь, на Украине —
Идешь ты нынче к дому своему.

Идешь с людьми в строю необозримой, —
У каждого своя родная сторона,
У каждого свой дом, свой сад, свой брат любимый,
А родина у всех у нас одна...

А.Твардовский. ЮГО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ.
«Известия», 26 апреля 1942 года*

* * *

Хозяйка

Как свадьба собачья, ввалились солдаты,
Орут, — не поймешь: это лай или речь.
Своим табаком прокурили всю хату
И заняли все — ни присесть, ни прилечь.
Топить приказали по-своему печку, —
Топи да топи — доняла их зима.
По-своему жарить велели овечку,
Что бабка поила-кормила сама.
Наелись, лежат середь хаты на сене,
И давит ей душу тревога и жуть.
Старуха бочком пробирается в сени,
Чтоб там кашлянуть иль тихонько вздохнуть.
Тут собственной дверью свободно не скрипнешь
И лишний шаг шагнуть сторожись.
Прикажут — не пикнешь, зарежут — не крикнешь.
Оставят в живых, — но какая то жизнь.
И жить не захочешь от муторной муки.
Какие-то псы, что хотят, то велят,
А стой да держи под передником руки,
Пускай хоть не видят, что руки дрожат.
Корову поить разрешенья просила,
Коровка-то, дескать, она ж не при чем...
И все ожидала, что спросят про сына,
Ходила и чуяла смерть за плечом.
О смерти ли речь, но уж так одиноко,
Так тяжко, как, может, бывает во сне...
Вот будто ты здесь, — а далеко-далеко,
В родимом селе, — а в чужой стороне.
Взглянуть ли на них — на людей не похожи,
Ни бога, ни чорта у них, ни стыда.
А жадность одна — до еды, до одежи,
И смех не людской, и глаза, как вода.
Что хочешь, такой сотворит пустоглазый,
Не диво, что кровь да война им мила.
А на руки - и не взглянула ни разу —
Нe то, чтобы страшно. А так. Не могла.
Вставали они — и за стол до рассвета,
И пьют да едят, что хотят, то велят.
Казалось, конца уж их царствию нету,
Казалось, вернутся ли наши назад...
Ни пища на ум не идет, ни работа,
Сама не своя и жилье — не жилье.
Однако приметила, шепчутся что-то,
Как будто бы даже таясь от нее.
Совсем отпихнули, отбили от печи,
Бельем занялись, барахлишком своим.
А я и словечка не знаю их речи,
Но вижу, чего-то невесело им...
Боялась, услышат, как сердце забилось.
Из хаты бочком и — стара да ловка —
Тайком за советскую власть помолилась,
За русское войско... Еще — за сынка...
Ох, что тут творилось. Как срок тот кромешен.
Какое тут было раздолье врагу.
Там сторож Матвеич в воротах повешен,
Там мальчик убитый лежит на снегу.
И люди, и, кажется, хаты приникли
От горького горя, от смертной тоски.
Да как же так жить, когда люди привыкли
Считаться людьми и жить по-людски...
А утром, чуть свет, по морозу-морозу, —
От скрипа, от визга оглохла изба, —
Немецкие вспять колыхнулись обозы,
А сзади — все ближе да ближе — пальба.
Пальба. Заметались мои постояльцы,
Хватают, что видят, да вяжут в узлы.
Шинель застегнуть — ошибаются пальцы,
Трясучка взяла, а смотреть так — орлы,
С ведерком, как будто бы я за водою,
На улицу вышла, — денек-то денек...
Гляжу, над селом — самолет со звездою
Ревет, залетает. Не ты ли, сынок?
Хоть ты, хоть не ты, — ну-ка, жару им дай-ка,
Гони, сокрушай их разбойную рать.
Да что ж это я загляделась, хозяйка,
А наши-то близко... А дома прибрать…
Метелкой мету, выгребаю лопатой,
А сердце от счастья поет, от любви.
Пожалуйте, гости родные, в хату,
Спасители наши, сыночки мои...

А.Твардовский.
«Известия», 29 января 1942 года.

* * *

Мать

Все забрали — и хлеб, муку и сало,
Все углы обшарили в дому
У старухи. Слова не сказала:
Людям говорят, а тут кому?
И маячит тенью одинокой
Под своими окнами она.
Велика война, сыны далеко,
И народ в лесах — кругом война.
В огороде вытоптаны гряды,
Яблоки оборваны с листвой.
Все видала строгим скрытным взглядом
И седой кивала головой.
Молча обходила их сторонкой,
Берегла не скарб свой, не жилье, —
Одного боялась — за девчонку, —
Только б не приметили ее.
Берегла, из рукава кормила,
А когда увидела: идут, —
Обняла: «Беги — покуда силы,
Родненькая, лучше пусть убьют».
И сама, как птица-мать, навстречу —
Отвести врага на малый срок.
И схватил один ее за плечи,
А другой сорвал с нее платок.
Но какой огонь еще был спрятан
В этой слабой, высохшей груди,
Усмехнулась, глядя на солдата:
— Со старухой справился? Веди!
Повели, поволокли на муки
За любовь и честь держать ответ.
Заломили ей, связали руки —
Руки, что трудились столько лет.
Что варили пищу, рожь косили.
Что соткали версты полотна.
Что сынов богатырей взрастили, —
Далеко сыны. Кругом война...
Били — не убили. Как собаку,
Бросили. Очнулась от росы.
— Вот и ладно. Можно хоть поплакать,
Чтобы слез не увидали псы...
Под родимым небом деревенским.
Что роилось звездами над ней.
Стала плакать на-голос, по-женски,
Вспоминать далеких сыновей.
Велика война, сыны далеко,
Не услышать, что тут шепчет мать.
Ленушка, Ленок мой синеокий,
Хоть бы ты успела убежать.
И забылась мать в мечтах о детях,
На сырой земле теряя кровь.
И очнулась рано на рассвете, —
Русские в село вступали вновь.
Подобрали ловко, аккуратно
Старую, измученную мать.
Не своя, но было всем приятно
Матерью старуху называть.
И она, — хоть никого не знала,
Кто воды ей подал, кто помог, —
Каждого от сердца называла
Ласково и радостно:
— Сынок…

А.Твардовский.
«Известия», 23 ноября 1941 года.

* * *

Рассказ танкиста

Был трудный бой. Все нынче как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
Но как зовут, — забыл его спросить.
Лет десяти-двенадцати. Бедовый.
Из тех, что главарями у детей.
Из тех, что в городишках прифронтовых
Встречают нас, как дорогих гостей.
Машину обступают на стоянках.
Таскать им воду ведрами — не труд.
Выносят мыло с полотенцем к танку,
И сливы недозрелые суют…

Шел бой за улицу. Огонь врага был страшен,
Мы прорывались к площади вперед.
А он гвоздит — не выглянуть из башен,
И чорт его поймет, откуда бьет.
Тут угадай-ка, за каким домишком
Он примостился. Столько всяких дыр.
И вдруг к машине подбежал парнишка:
— Товарищ командир! Товарищ командир!
Я знаю, где их пушка, я разведал…
Я подползал, они вон там, в саду...
— Да где же? Где?..— А дайте, я поеду
На танке с вами, прямо приведу!

Что ж, бой не ждет. Взлезай сюда, дружище...
И вот мы катим к месту вчетвером.
Стоит парнишка, — мины, пули свищут, —
И только рубашонка пузырем.
Под’ехали. «Вот здесь!». И с разворота
Заходим в тыл и полный газ даем.
И эту пушку заодно с расчетом
Мы вмяли в рыхлый, жирный чернозем.
Я вытер пот, душила гарь и копоть,
От дома к дому шел большой пожар.
И, помню, я сказал: «Спасибо, хлопец!».
И руку, как товарищу, пожал...

Был трудный бой. Все нынче как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку.
Но как зовут, — забыл его спросить!

А.Твардовский.
«Правда», 4 октября 1941 года.

* * *

Мы час от часу будем бить сильней!

Горят города на пути этих полчищ,
Разрушены села, потоптана рожь.
И всюду поспешно и жадно, по-волчьи
Творят эти люди разбой и грабеж.

Но разве ж то люди? Никто не поверит
При встрече с одетым в мундиры зверьем.
Они и едят не как люди — как звери,
Парную свинину глотая сырьем.

У них и повадка совсем не людская.
Скажите, способен ли кто из людей
Пытать старика, на веревке таская,
Насиловать мать на глазах у детей?

Вы чтите войну... Но и в деле кровавом
Сложились за сотни и тысячи лет
Людские понятия чести и славы,
Обычай, закон. — Ничего у вас нет.

Вы чтите войну, и на поприще этом
Такими вас видим, какие вы есть:
Прикалывать раненых, жечь лазареты
Да школы бомбить — ваших воинов честь.

Узнали мы вас за недолгие сроки
И поняли, что вас на битву ведет,
Холодных, довольных, тупых и жестоких,
Но смирных и кротких, как худо придет.

И ты, что сидишь без ремня предо мною,
Ладошкой себя ударяющий в грудь,
Сующий мне карточку сына с женою,
Ты думаешь, я тебе верю? Ничуть!

Мне видятся женщин с ребятами лица,
Когда вы стреляли на площади в них.
Их кровь — на оборванных в спешке петлицах,
На бледных и потных ладонях твоих.

Ты, серый от пепла сожженных селений,
Над жизнью распластавший тень своих крыл,
Ты, ждавший, что мы поползем на коленях, —
Не ужас, но ярость ты в нас пробудил.

Мы будем вас бить все сильней час от часу
Штыком и снарядом, ножом и дубьем,
Мы будем вас жечь и глушить вас фугасом, —
Мы рот вам землею советской забьем!

А.Твардовский. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.
«Известия», 16 сентября 1941 года

* * *

Посылка

С любовью, с нежностью примерной
Сестры и матери родной
Был этот ящичек фанерный
Отправлен женщиной одной.

В письме без штемпелей и марок
Она писала заодно,
Что посылает свой подарок
Бойцу. Какому? Все равно...

И на войне, вдали от дома,
Мне почему-то сразу вдруг
Напомнил почерк незнакомый
Тепло твоих родимых рук.

И я подумал, что, наверно,
И ты, как водится оно,
Отправишь ящичек фанерный
Бойцу. Какому? Все равно—

В пыли, в дыму передних линий
К машине почты полевой
Придет он, весь в засохшей глине,
Чтоб получить подарок твой.

Пять раз, взволнованный до пота,
Твое письмо он перечтет
И улыбнется, вспомнит что-то
И губы черные утрет.

И по себе отлично знаю,
Поверь, жена, невеста, мать,
Поверь, страна моя родная,
Как будет парень воевать!

А.Твардовский. КИЕВ. (По телефону).
«Известия», 27 августа 1941 года*

* * *

99-я стрелковая

За священную землю,
За родимые семьи,
За свободу мы встали стеной.
Враг коварный не страшен
Для дивизии нашей
99-й, родной.

Мы в боях не впервые,
За дела боевые
Нас отметила родина-мать.
Били немца-фашиста,
Били крепко и чисто
И сегодня идем добивать.

Развевайся над нами,
Наше славное знамя!
Наш девиз непреклонно суров:
Это будет расплата
99-й
За друзей и товарищей кровь.

В том порыве едином
Мы врага опрокинем
И раздавим лавиной стальной.
Развевайся над нами,
Опаленное знамя
99-й, родной!

А.Твардовский.
«Известия», 1 августа 1941 года

* * *

Трое

Блистают зарницы священной войны, —
И вот они первые трое
Отмечены высшей наградой страны,
Звездой золотою Героя.

В тревожное небо, в грозовую высь
С укатанной летной площадки
Они на машинах своих поднялись
С врагами померяться в схватке.

Когда провожает машину твой взгляд,
Скользя по невидному следу,
Как хочется верить, что скоро назад
Товарищ вернется с победой.

Все трое с победой вернулись они,
И день этот ныне — вчерашний,
И новые, новые ночи и дни
Проходят в работе бесстрашной.

И столько себя еще в схватках лихих
Покажут советские люди!
Мы многих прославим, но этих троих
Уже никогда не забудем.

Запомним же русские их имена,
Что дороги будут для внуков:
Здоровцев Степан, командир звена,
Пилот Харитонов и Жуков.

Вы служите славно стране, храбрецы,
В боях за штурвалами сидя...
Пусть матери ваши и ваши отцы
Всегда вас веселыми видят.

А.Твардовский. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 9 июля.
«Известия», 10 июля 1941 года*


* * *

Библиография:

Стихи о войне / А. Твардовский. — Москва : Совет. писатель, 1942. — 38, [2] с. — Тираж 10.000 экз.
Смоленщина : Стихи / А. Твардовский. — Москва : Совет. писатель, 1943. — 193, [1] с. — Тираж 10.000 экз.
Василий Теркин : Книга про бойца / А. Твардовский. — [Москва] : ОГИЗ, Гослитиздат, 1944. — 127, [1] с. — Тираж 25.000 экз.

________________________________________________________________________________________
Константин Симонов. Стихи о войне (Спецархив)
Алексей Сурков. Стихи о войне (Спецархив)
Семен Кирсанов. Стихи о войне (Спецархив)
Илья Эренбург. Стихи о войне (Спецархив)
Иосиф Уткин. Стихи о войне (Спецархив)
Демьян Бедный. Стихи о войне (Спецархив)
Самуил Маршак. Стихи о войне (Спецархив)
Михаил Исаковский. Стихи о войне (Спецархив)
Александр Прокофьев. Стихи о войне (Спецархив)
Василий Лебедев-Кумач. Стихи о войне (Спецархив)
Tags: 1941, 1942, Александр Твардовский, газета «Известия», спецархив, стихи о войне
Subscribe

Posts from This Journal “1942” Tag

  • Евгений Петров. В марте

    Е.Петров || « Правда» №88, 29 марта 1942 года Страна награждает сегодня за образцовую работу славный отряд строителей оборонных заводов.…

  • Е.Габрилович. По смоленским дорогам

    Е.Габрилович || « Красная звезда» №63, 17 марта 1942 года «Кровавые фашисты хотели сломить наш дух, нашу волю. Они забыли, что имеют дело с…

  • Илья Эренбург. Перед весной

    И.Эренбург || « Красная звезда» №58, 11 марта 1942 года Семь патриотов-летчиков, верных сынов нашей Родины своим умением, мужеством и отвагой…

  • Советские женщины — большая сила

    « Правда» №62, 3 марта 1942 года Доблестные бойцы Красной Армии продолжают вести наступательные бои, нанося немецко-фашистским оккупантам удар…

  • Подвиг командира орудия Витлосемина

    « Красная звезда» №18, 22 января 1942 года Умножим наши усилия в борьбе с немецкими захватчиками! Все для войны! Все для фронта! Все для победы!…

  • Смерть фашистским людоедам!

    « Комсомольская правда» №13, 16 января 1942 года РОДИНА ПРИКАЗЫВАЕТ: ВПЕРЕД, НА ЗАПАД! СЫНЫ ОТЧИЗНЫ! УПОРНО И НАСТОЙЧИВО ОЧИЩАЙТЕ РОДНУЮ ЗЕМЛЮ…

  • Показания мертвых

    Л.Ганичев || « Правда» №12, 12 января 1942 года Президиум Верховного Совета СССР наградил орденами и медалями славных танкистов Красной Армии.…

  • Стальная гвардия

    « Правда» №12, 12 января 1942 года Президиум Верховного Совета СССР наградил орденами и медалями славных танкистов Красной Армии. Советские…

  • Е.Кригер. В Сталинграде

    Е.Кригер || « Литература и искусство» №46, 14 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Ответы тов. И.В.Сталина на вопросы корреспондента…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments