Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Взбесившийся зверь должен быть уничтожен!

газета «Известия», 12 сентября 1941 года«Известия» №216, 12 сентября 1941 года

СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: ПЕРВАЯ СТРАНИЦА. Указы Президиума Верховного Совета СССР. О присвоении воинских званий лицам высшего начальствующего состава Красной Армии. Постановление Совета Народных Комиссаров Союза ССР. От Советского Информбюро. ВТОРАЯ СТРАНИЦА. В Наркоминделе. Н.ПЕТРОВ. Одно из условий победы. Ю.АХУНБАБАЕВ. Узбекистан сегодня. Д.БЕКАСОВ. Красноармейское спасибо. ТРЕТЬЯ СТРАНИЦА. КРОВЬ ЗА КРОВЬ! СМЕРТЬ ЗА СМЕРТЬ! Советский народ жестоко отомстит фашистскому зверью за все его злодеяния. Мы вырвались из ада. Рассказы жителей Ельни. Э.ВИЛЕНСКИЙ. Неизвестный моряк. Е.КРИГЕР. Пиршество каннибалов. П.БЕЛЯВСКИЙ, П.ТРОШКИН. Следы разбоя. К.ФИНН. Убийцы. ЧЕТВЕРТАЯ СТРАНИЦА. Меджлис одобрил решение Иранского Правительства об условиях ликвидации конфликта. Наглая ложь болгарской газеты. В Осло введено осадное положение. Налет английской авиации на Северную Италию. Из почты советского посольства в Лондоне. Л.ПЕРЛИН. Серьезные затруднения германского транспорта.



# Все статьи за 12 сентября 1941 года.



Каждый день, каждый час приносит нам все новые и новые вести о невиданных зверствах, чинимых разбойничьими бандами Гитлера на захваченных ими советских территориях. Каких только кровавых злодеяний не совершили и не совершают эти подлые садисты! Каким только чудовищным пыткам и издевательствам не подвергают они советских мирных граждан, раненых красноармейцев, пленных! История захватнических войн знала на протяжении веков немало омерзительных и страшных преступлений. Широким потоком не раз лилась в ожесточении борьбы человеческая кровь. Но безумства Чингис-хана и Тамерлана, изуверства средневековой инквизиции бледнеют перед ужасами и разрушением, которые сеют на своем пути звероподобные немецко-фашистские мерзавцы.

«Известия», 12 сентября 1941 года, что творили гитлеровцы с русскими прежде чем расстрелять, зверства фашистов над пленными красноармейцами

Сожженные, разрушенные, разграбленные города, села, деревни; расстрелянные, изувеченные, замученные малые дети и древние старики; изнасилованные, с отрезанными грудями, подвергшиеся неслыханным издевательствам женщины, девушки, девочки; обуглившиеся трупы добитых раненых красноармейцев, у которых огнем пытались вырвать военную тайну; сожженные заживо в сарае, в амбаре сельчане; разрушенные фугасными бомбами школы, родильные дома, больницы, госпитали; подвергшиеся воровскому нападению госпитальные суда и поезда с ранеными — вот чудовищные вехи, которыми отмечен путь, пройденный сворами взбесившихся гитлеровских псов. Нет того грязного преступления, нет той нечеловеческой подлости, не того исступленного зверства, которого бы не совершали эти современные варвары, с циничным лицемерием об'явившие себя «защитниками цивилизации».

Разнузданные банды оголтелых убийц и грабителей, совершив победный марш по Европе, вероломно вторглись в нашу страну в надежде на молниеносную победу. Возглавляющий их маньяк поставил перед ними рожденную в горячечном бреду задачу — овладеть миром. Эта он и его «идеологи» внушили целым поколениям немецкого народа, что перст судьбы указал на Германию, как на грядущего властелина всего мира. Это он воспитывал миллионы немцев, внушая им смердяковское — «все дозволено». Это он в беседе с приближенными раскрыл свои сокровенные мысли об отборе «слоя новых господ, чуждого морали жалости, слоя, который будет сознавать, что он имеет право — на основе своей лучшей расы — господствовать».

Но не о «морали жалости» идет речь и не о «жалости» вообще. Враг есть враг, и война есть война. Однако то, что проделывает нацистское зверье, — это ведь даже не война. При всей своей суровой жестокости и войны имеют свои законы. Десятками международных конвенций, договоров, соглашений ограждены жизнь и имущество некомбатантов (не принимающих прямого участия в военных действиях мирных жителей); международные статуты строго определяют правовое положение госпиталей, поездов, судов, находящихся под защитой Красного Креста; другие статуты требуют гуманного отношения к раненым и пленным.

Какую ценность имеют все эти законоположения для шайки берлинских бандитов, сделавших предательское нарушение договоров основным методом своей внешней политики? Эти рыцари с большой дороги не считаются и не могут считаться с принятыми правилами войны, потому что не войну в общепринятом смысле этого слова они развязали и не войну они ведут. Нет, они поставили своей целью истребление народов и опустошение чужих земель. «Кто может оспаривать мое право, — говорил кровавый маньяк Гитлер, — уничтожать миллионы людей низшей расы, которые размножаются, как насекомые.

Сейчас, когда неслыханные злодеяния немецко-фашистских мерзавцев стали известны всему миру и вызвали взрыв возмущения у всех честных людей, обер-лгун Геббельс сыплет, как из рога изобилия, «опровержения». Более того, эти прожженные фальсификаторы пытаются кое-где, как, например, это было во Львове, приписывать свои злодеяния «террору большевиков». Но кто же поверит этим «опровержениям» и этим вульгарным фальшивкам? Кто не знает, что разнузданное насилие и свирепый террор — «теоретически» обоснованные и нерушимо соблюдаемые методы нацистского господства? Кто не знает, что Гитлеру принадлежит этот тезис бандитского притона: «Мир может управляться только страхом. Жестокость почитается. Жестокость и физическая сила. Простой человек улицы ничего не уважает, кроме грубой силы и жестокости».

Не разнузданность немецко-фашистской солдатни, не ярость боя лежат в основе гитлеровских зверств, но строго продуманная теория. Как и все нацистские «теории», однако, и эта является насквозь ошибочной и лживой. Не страх, но ненависть рождают применяемые гитлеровскими ордами «жестокость и физическая сила». Не «уважение», а священный гнев миллионов вызывают они. Этот гнев все больше охватывает десятки миллионов людей не только в нашей стране, но и в порабощенных фашистским зверьем странах Западной Европы. Все выше вздымается волна этого гнева, все шире разливается в подвластных гитлеровцам странах партизанское движение, все чаще повторяются акты саботажа.

Подлые кровавые преступления озверелых гитлеровских банд не должны остаться и не останутся безнаказанными. Каждая капля невинной крови, пролитой немецко-фашистскими мерзавцами, должна быть оплачена тройным количеством их черной крови. Каждая смерть должна быть отомщена многими смертями. Этого требуют человеческая совесть и элементарное чувство справедливости, не могущее мириться с существованием на земле гитлеровской чумы.

В маниакальном бреду, мечтая о господстве над миром, Гитлер кликушествовал: «Для выполнения этой цели я не поколеблюсь ни на миг принять на свою совесть смерть двух или трех миллионов немцев». Он уже почти достиг этой своей «контрольной цифры» за неполных три месяца войны против Советской страны, но сейчас он дальше от своей цели, чем когда-либо. Однако это — только первые удары, которые наша героическая Красная Армия нанесла гитлеровским полчищам. Настоящая расплата за все преступления взбесившихся зверей, за разрушения и смерть, за слезы и кровь, за насилия и издевательства, — настоящая расплата еще впереди.

Взбесившийся зверь должен быть истреблен. И он будет истреблен. Такова священная и нерушимая воля великого советского народа, такова воля честных людей во всем мире.
_______________________________________________
П.Антокольский: Это не люди ("Известия", СССР)**
Чудовищные злодеяния фашистов ("Известия", СССР)*
Фашистским разбойникам не уйти от жестокой расплаты ("Известия", СССР)


************************************************************************************************************
КРОВЬ ЗА КРОВЬ! СМЕРТЬ ЗА СМЕРТЬ!

☆ ☆ ☆

Зверь

Его взяли за деревней Атюша. Фашисты столь поспешно отступали отсюда, что бросили на произвол судьбы свое сторожевое охранение. Солдаты разбежались по огородам. Их вылавливали по одному, по два. Рядового Купферта нашли в борозде. Он прятался под широкими листьями тыквы.

И вот он стоит, этот голубоглазый зверь, покорно опустив руки. Куртка его расстегнута. Он трусливо поглядывает то на переводчика, то на батальонного комиссара...

— Да, с русскими воевать тяжело. Самое ужасное — это огонь артиллерии. Некуда спрятаться. В нашей роте осталось всего 46 человек. Солдатам надоела война.

Какой он тихий, корректный, безобидный, этот взятый в плен немецко-фашистский мерзавец. На столе перед нами лежат его вещи. Молитвенник, четки, бумажник, записная книжка.

Последняя запись в его дневнике гласит: «...августа повеселились в Атюше...»

Мы видели следы их варварского веселья: сожженные хаты, осунувшиеся лица стариков, осиротевших детей.

Мы были в Атюше, когда этот голубоглазый зверь еще прятался в огороде. Мы застали дымящиеся развалины хат, опаленные пожаром сады. К нам подошла седая крестьянка и, плача, сказала:

— Славу богу, что наши прогнали фашистов. Что они делали здесь, что они делали!..

В полевой сумке ефрейтора Ганса Штельмахера, убитого во время вчерашнего отступления немцев, найдено несколько писем из Кенигсберга от фрау Эрны Штельмахер.

Любящая жена тоскует о муже. «Я охотно уступила бы тебе свою кровать, — пишет она. — Война так жестока. И когда же все это кончится?!»

Но фрау не забывает об основном: «Не можешь ли ты послать мне еще посылочку? У тебя был всегда хороший вкус».

Да, у ефрейтора вкус уже выработался. Судя по маршруту, отмеченному на его карте, он грабил магазины Парижа, Праги, Варшавы, Львова.

Он пошел на войну, чтобы грабить, насиловать. Сентиментальная Эрна в одном из писем говорит:

«Скорее бы кончилась война. Тогда и на нашу долю перепадет кусочек: хотя бы небольшое поле».

Гитлер обещал им поместья в «завоеванной» Украине. И вот Ганс Штельмахер идет за этим поместьем. Он грабит, он жжет крестьянские хаты, расстреливает женщин и детей и шлет посылочки своей Эрне.

Что ж, фрау Штельмахер, ваш Ганс уже получил на Украине свое поле. Небольшое... // В.Полторацкий, спец. корр. «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, Юго-Западное направление, 11 сентября.
____________________________________
Гретхен ("Красная звезда", СССР)**
Фашистская Гретхен ("Известия", СССР)*


************************************************************************************************************
Советский народ жестоко отомстит фашистскому зверью за все его злодеяния

☆ ☆ ☆

Убийцы

Командир Лагушев, много дней пробиравшийся к нам из немецкого тыла, рассказал мне об этом случае.

Однажды вечером он достиг деревни. Остановился у крайней избы. Прислушался, заглянул осторожно в оконце. При тусклом свете лампочки увидел старика. Лагушев вошел в сени, приоткрыл дверь в комнату. Старик посмотрел на него с ужасом.

— Ты куда же пришел, товарищ командир?

— Тут немцы?

— Часа два назад пришли. Всем велели сидеть по избам. Сказали — потом всех сразу позовут. Ты же в форме, товарищ командир. Что же мне с тобой делать-то?

Он схватил Лагушева за руки, потащил его на чердак.

— Тут будет спокойнее. Ты тут сиди, а я узнаю, куда тебе отправиться можно, чтобы поближе к нашим пройти. Все разузнаю, а ты сиди спокойно, и без меня чтобы не выходить.

Лагушев после ухода старика заснул. Он был очень утомлен и спал крепко. Его разбудил крик. Было уже светло. Через щели между досками видна была изба. Несколько немецких солдат сидели на лавках у стены. Рядом лежал труп ребенка. Женщина билась на полу, кричала, выла. Вдруг она бросилась на солдата. Он ударил ее кулаком по лицу. Женщина упала на пол окровавленная. Опять вскочила, и опять солдат ударил ее. Ему, высокому, сильному мужчине, надоела эта возня. Он ударил женщину по голове прикладом винтовки. Она повалилась на пол, захрипела.

Солдаты стали искать еду, они распахнули буфетик, выбросили все содержимое на пол. Грохнулись тарелки, ложки. Поиски увенчались некоторым успехом. На столе появились кувшин с молоком, буханка хлеба, огурцы. Толкая друг друга, немцы уселись за стол...

К ночи старик пришел на чердак к Лагушеву.

— Собирайтесь в дорогу, товарищ командир, — сказал он. — Есть такая возможность пройти в другую деревню. Я там был, говорил, люди вас примут и сохранят.

Они вышли из избы. Старик шел впереди. Он хорошо знал дорогу. Через несколько минут они были уже в поле. Пошли рядом.

— В случае чего, — сказал старик, — будто бы отец и сын, будто бы мы идем вообще по делам, и все.

Они шли некоторое время молча.

— Было семейство, — сказал старик и остановился, точно то, что он хотел сказать, нельзя было сказать на ходу: — Было семейство, было хорошее семейство. А теперь изо всех один я остался. Да Петруша мой на фронте...

Он быстро пошел вперед. Через несколько часов они добрались до нужного места. Тут советские люди спрятали Лагушева. Потом проводили в соседнюю деревню. Так, пробираясь от деревни к деревне с провожатыми, со стариками, с детьми, с женщинами, ночуя на чердаках, в подвалах, на огородах, добрался Лагушев до своих. // К.Финн, спец. корр. «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 11 сентября.


************************************************************************************************************
Варвара Савелова


В большом селе 3. немцы задумали организовать собрание, «демонстрацию преданности населения немецкому командованию». Началась усиленная подготовка.

В здание школы солдаты привели трех колхозников: пожилую женщину и двух мужчин. Здесь их разделили и каждого ввели в отдельную комнату.

Офицер с подчеркнутой любезностью предложил Варваре Савеловой стул.

— Фи толжна фиступить собрание. Сказат свою люпов немцам. Я почитайт, а фи слушайт и запоминайт.

Стиснув зубы, слушала немецкого офицера Варвара Савелова, передовой льновод, звеньевая, активистка колхоза.

Офицер, коверкая язык, читал стандартную геббельсовскую писульку.

Варвара Савелова слушала весь этот бред и думала, мучительно думала.

«Как быть? Неужели опозорить себя навеки? Перед всем народом. Как быть?»

Офицер был удовлетворен своей работой, доволен смирением Савеловой. По его просьбе она, не моргнув глазом, два раза четко, спокойно прочитала текст, повторила ненавистные ей слова.

...На собрание сгоняли из нескольких окрестных сел. Молча стояли на площади люди, окруженные цепью немецких солдат. Собрание открыл толстомордый немецкий офицер. Он спросил:

«Кто хошет говорит?» и посмотрел в упор на Варвару. «Я прошу слова, Савелова», — сказала Варвара и поднялась перед народом.

Офицер об'явил: «Хошет говорит Фарфара Сафелова».

В толпе зашевелились. Прошел ропот, тихий по краям, около немецких солдат, и более громкий в гуще толпы.

Варвара посмотрела на своих, на родных, на людей, с которыми столько прожила, и чуть дрогнувшим голосом начала:

— Колхозники, товарищи, слушайте меня. Не подневолить немцам нас. Помогайте нашей Красной Армии, бейте немцев везде, бейте все, гоните...

Офицер столкнул ее с автомобиля. Но в это время из толпы раздалось два выстрела.

Началась беспорядочная пальба. Толпа быстро рассыпалась. Площадь была усеяна трупами.

Варвара Савелова сумела укрыться в погребе и поздней бежать в партизанский отряд. И есть в ее жизни сейчас только одна цель: уничтожать фашистов, изгонять зверье с родной земли. // Р.Карпов. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.


************************************************************************************************************
Сожженные села


Яремо, Боконь, Москалец, Лобовик, другой Москалец, Горбань и еще Горбань, Сивец, Коток, Ровный и еще Ровный — все это колхозники, у которых гитлеровские бандиты, отступая под натиском наших частей, сожгли дворы и хаты. Больше 40 домов подожгли фашистские звери в небольшой деревушке Матиевка. Разрушили и сожгли начальную школу, построенную селянами на свои трудовые деньги. Разграбили кооперативный магазин.

Откатываясь, немецкие части хлынули в село Октябрьское. Они бегали по опустевшим хатам и, угрожая детишкам, требовали:

— Млека! Яик!

Ворвались на колхозную пасеку. Разбили ульи. Отмахиваясь от разоренных пчел, жрали соты с медом.

В хату колхозницы Сорокиной залез ефрейтор. Взрослые спрятались в лесу. В доме оставался 13-летний Юра. Кринку простокваши и ковригу хлеба, оставленные ребенку, ефрейтор сожрал, затем жестоко избил мальчика за то, что тот не хотел сказать, где спрятаны сало, масло, крупы.

На окраине села пылал скотный двор. Сюда, в конюшню, немцы загнали и заперли скот, который селяне успели угнать. Грабители, зная, что их по пятам преследуют части Красной Армии, уничтожили скот.

В здании школы с. Октябрьское выбиты стекла. Исковерканные парты. Сапогами немецкие солдаты растоптали волшебный фонарь и раздавили диапозитивы. И опять разграбленный начисто магазин, и снова сожженные дотла хаты. Дети и женщины молча роются в грудах еще дымящихся углей. // К.Тараданкин, спец. корр. «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, Юго-Западное направление, 11 сентября.


************************************************************************************************************
Гнусность, какой еще не видел мир


Открытый массовый грабеж, чинимый солдатами и офицерами германской армии в районах, куда им удалось прорваться, не имеет ничего себе равного в истории войн. В деревнях Ордени, Пушкари, Пожоги и Дегти Смоленской области у местных крестьян фашисты забрали все до нитки. Из'яты весь хлеб, скот, птица и даже соль, табак, спички.

Много смоленских девушек и женщин зверски обесчещено и замучено. Свыше 200 женщин было насильно заточено в публичные дома, организованные немецким командованием для солдат и офицеров. Фашистские садисты на глазах у родителей насилуют девочек, на руках у матерей убивают младенцев.

Жестокостям и злодеяниям обезумевших бандитов нет предела. Семьи служащих, не успевших покинуть временно захваченные немцами районы, подвергались нещадным пыткам. Людям выламывали руки, выкалывали глаза, а затем пристреливали их или закапывали живыми в могилу. Так были умерщвлены в Батуринском районе секретарь сельсовета т. Панфилов, работник сельпо т. Асташенков. Жена учителя т. Крохина расстреляна только за то, что она пыталась спасти своих детей от фашистских извергов.

Когда под сокрушительными ударами нашей доблестной Красной Армии немцы были вынуждены отступить из Ярцевского и Ельнинского районов, они выгоняли из сел и деревень всех женщин и детей и располагали их перед своими окопами. Бесстыдные вояки прячутся на полях сражений за спиной безоружных мирных жителей! Такой гнусности еще не видел мир. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 11 сентября. (От спец. корр. «Известий»).


************************************************************************************************************
Я пою ненависть


Лес притаился безмолвен и строг.
Звезды погасли и месяц не светит.
На перекрестках разбитых дорог
Распяты взрывами малые дети.

Глохнут проклятья замученных жен,
Угли пожарища теплятся скупо,
Воздух раскрытых траншей заражен
Приторным тленьем забытого трупа.

Замкнут страданья народного круг,
Острую боль не омоешь слезами.
В ужас сожженных домов и лачуг
Смотрит убийца пустыми глазами.

Руки убийцы в крови и грязи,
Ржет он, клыки пожелтелые щеря.
Мститель, над ужасом встань, порази
В черное сердце пьяного зверя!

II

Сказав убитому: «Лежи, дружок»,
Он к двери привалил тяжелый камень
Большими, недрожащими руками
Он отчий дом со всех сторон поджег.

Скрываясь в ночь, он слышал вой и крик
И посвист пуль над переспелой рожью.
На грани дня взлохмаченный старик
В лесной отряд пришел по бездорожью.

III

Человек склонился над водой
И увидел вдруг, что он седой;
Человеку было двадцать лет.
Над лесным ручьем он дал обет
Беспощадно, яростно казнить
Тех людей, что рвутся на восток.
Кто его посмеет обвинить,
Если будет он в бою жесток?

IV

Курганами славы покрыта родная равнина.
И Днепр, и Морава, и Висла, и Волга-река.
Ты лжешь, чужеземец, что медленна кровь славянина,
Что в грозное время душа славянина кротка.

От нас убегали монгольские орды Мамая.
Солдат Бонапарта мы в наших снегах погребли.
На полчища Гитлера кованый меч поднимая,
Мы грудью прикрыли просторы славянской земли.

С Придонья до Вислы, от Волги-реки до Моравы
Коврами цветов мы покроем над кровью луга.
Могилы славян вознесутся курганами славы,
И пахаря плуг разравняет могилы врага.

А.СУРКОВ. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.

______________________________________________
Истребляй гитлеровцев!* ("Известия", СССР)***
И.Эренбург: Убей!* ("Красная звезда", СССР)
Б.Ямпольский: Стой и убей! ("Известия", СССР)*
Э.Виленский: |Смерть зверю!* ("Известия", СССР)**
Истребить немецких оккупантов! ("Известия", СССР)*

Газета «Известия» №216 (7592), 12 сентября 1941 года
Tags: 1941, Алексей Сурков, газета «Известия», зверства фашистов, осень 1941, сентябрь 1941, убей немца
Subscribe

Posts from This Journal “зверства фашистов” Tag

  • Перед судом народа

    Е.Кононенко || « Правда» №177, 16 июля 1943 года Севернее и восточнее Орла наши доблестные войска начали наступление против немецко-фашистских…

  • Мщение и смерть гитлеровским палачам!

    « Правда» №192, 2 августа 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 1 августа (1 стр.). Л.Огнев. —…

  • Клеймо гитлеровской Германии

    К.Федин || « Правда» №192, 2 августа 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 1 августа (1 стр.). Л.Огнев.…

  • Алексей Толстой. Подлость палачей

    А.Толстой || « Правда» №192, 2 августа 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 1 августа (1 стр.).…

  • Зондер-банда

    Е.Кононенко || « Правда» №178, 17 июля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 16 июля (1 стр.).…

  • С.Маршак. Мать

    С.Маршак || « Правда» №212, 31 июля 1942 года Указом Президиума Верховного Совета Союза СССР учреждены военные ордена — Орден Суворова, Орден…

  • Огонь по детоубийцам!

    « Правда» №212, 31 июля 1942 года Указом Президиума Верховного Совета Союза СССР учреждены военные ордена — Орден Суворова, Орден Кутузова,…

  • Здесь были немцы

    Вл.Лидин || « Известия» №74, 30 марта 1943 года Наступили решающие дни подготовки к севу. Успешно завершим ремонт тракторов и…

  • В сердце Европы*

    Эль-Регистан, Н.Рыбак || « Известия» №175, 27 июля 1945 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Обращение коллектива работников Балахнинского…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments