?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Константин Симонов. Земля моя!
0gnev
«Красная звезда», 27 августа 1942 года, смерть немецким оккупантамК.Симонов || "Красная звезда" №201, 27 августа 1942 года

Перейдя в наступление, наши войска на Западном и Калининском фронтах прорвали оборону противника и отбросили его на 40—50 километров. Освобождено от немцев 610 населенных пунктов. Захвачены большие трофеи. Количество убитых немецких солдат и офицеров достигает 45.000 человек. Воины Красной Армии! Стойко и храбро сражайтесь за свою честь и свободу. Крепче удар по врагу!



# Все статьи за 27 августа 1942 года.



«Красная звезда», 27 августа 1942 года

Вот она, земля, которая семь месяцев называлась «ничьей». Поле, заросшее пожелтевшей некошенной травой, бугры с репейником и чертополохом — восемьсот метров земли, еще вчера разделявшие проволочные заграждения обеих сторон. Сейчас проволока разорвана в нескольких местах, тяжелые следы гусениц вдавлены в землю — здесь двинулись вперед наши танки.

Первый немец лежит в канаве, раскинув руки, метров за сто до первых немецких окопов. Наверно, он из сторожевого охранения. Должно быть, он лежал в траве, в секрете, когда утром на много километров вокруг дрогнула земля от первого залпа наших тяжелых артиллерийских полков. А на сто метров дальше — подмятая проволока, окопы с краями, изрезанными гусеницами, блиндажи с поставленными «на попа» обломками бревен. Наверно, артиллеристам, переходившим вперед, на новые позиции, было приятно смотреть на свою работу. Огонь на разрушение. Черные, сквозные дыры в бревенчатых покрытиях блиндажей. Воронки, сравнявшие с землей окопы. Земля, похожая на шахматную доску, на которой разрывы легли аккуратными черным квадратами.

Село Никольское. Передовые немецкие укрепления. В траншеях полузасыпанные трупы немцев: они то лежат, то сидят, то стоят — так, как их застала артиллерийская музыка. Им недолго пришлось ее слушать. Село. Мы привыкли, слыша это слово, представлять себе избы и купы деревьев, и маленькие палисадники по бокам деревенской улицы. Сейчас перед глазами только зрелище развалин. Сквозь это село, ничем не заслоненный, виден горизонт. При дороге воткнута суковатая палка с фанерной дощечкой «Никольское». Рядом на земле валяется сорванная немецкая надпись.

Вот и все. Остальное — развалины, прошлогодние, заросшие буйной травой, и свежие — обломки кирпича, осколки стекол, куски покоробившегося от пожара железа. Даже нет обычного вида оставленных немцами деревень — нет торчащих труб, они и то снесены. Только остовы обгорелых, изуродованных немецких машин торчат по обе стороны дороги: немцы пытались с'ехать в разные стороны, когда их накрыла артиллерия.

Слева, у самой дороги, стоит немецкий штабной «Оппель». Снарядом ему вырвало мотор, но кузов совершенно цел. Аккуратно развешанное, сушится на нем какое-то тряпье — портянки, женская кофта. А рядом, над маленьким костром, двое — мужчина и женщина — жарят на огне лепешки. Это первые жители села Никольского, вернувшиеся на свое пепелище. Горькое это возвращение. Они пришли сюда пешком, взвалив на плечи тючки с нехитрым своим скарбом. Пришли, и не нашли ничего, кроме вот этой немецкой машины, на которой они сушат платье. Закрыв полуразбитые стекла обломками фанеры, они будут укрываться в ней от дождя и ветра. Маленький синий дымок поднимается над грудой кирпичей. В котелке кипит вода. Невеселый очаг, но все-таки очаг. Родная земля, как бы поругана, она ни была, все-таки остается родной землей, и люди во что бы то ни стало возвращаются на свое пепелище.

За Никольским временный мост протянулся через глубокий овраг. Здесь все кругом изрыто воронками от авиабомб. Немцы пытались, да пытаются и сейчас, помешать нашему движению по этой дороге. С коротким звуком, похожим на хлопанье пробок, бьют автоматические зенитки. Очередной «Юнкерс» отворачивает и уходит в облака. У обочин дороги лежат черные горки круглых противотанковых мин. Невдалеке бродят саперы с миноискателями. Это не излишняя предосторожность: свернувший с дороги трактор только что взлетел на мине.

За оврагом сразу же начинается улица, вернее, то, что от нее осталось. Это старый уездный городок «Погорелое-Городище». Сейчас он, к сожалению, оправдывает свое название. Вчера здесь было сражение, и мостовые взрыты воронками, стены домов, как крупной оспой, утыканы следами осколков. Но эти аккуратно разобранные стены, за которыми видны открытые, как в театре, и совсем пустые комнаты, эти дома, из которых вытащено и выворочено все, что можно, — это не следы сражения, это другое — немцы.

В городе был укрепленный район. Немцы выгнали из него жителей всех до единого. Но они сами боялись жить в домах, — боялись наших бомб, наших снарядов. Они разобрали дома на бревна и сделали блиндажи, — много хороших блиндажей, построенных по всем правилам инженерного искусства. Они жили в них семь месяцев и обжились. Они создали себе под землей краденый уют: вытащили из домов все — кровати, матрацы, простыни, скатерти, салфетки.

Выгоняя жителей, немцы не разрешили взять им ничего, — им все было нужно самим. Они взяли рамки со стен, выдрали и выбросили оттуда, фотографии русских детей и матерей, всунули туда свои фотографии и поставили к себе на стол. Они взяли детскую коляску, оторвали у нее колеса, прибили четыре доски вместо ножек и, запихав в нее подушки, устроили себе кресло. Они не разрешили жителям взять с собой даже детские игрушки: они повесили игрушки на стены, расставили на столах. Им было нужно все, им все годилось. Они обжились тут и не рассчитывали, что их выгонят. Они прочно устроились с наглостью тех воров, которые считают, что им никогда не придется возвращать украденное.

В пустынный город возвращаются жители. Они ходят по блиндажам и разыскивают свои вещи. Ненависть смешивается у них с изумлением. Зачем нужно было приколачивать деревянные ножки к коляске, развешивать на стенах детские игрушки? Зачем?

У входа в блиндаж стоит истощенная молодая женщина с бледным, без кровинки в лице, ребенком. Ее грудь перехвачена платком крест-накрест. Ребенок привязан за спиной: от голода у женщины трясутся руки, она не может нести ребенка на руках. Она держит на ладони кусок куклы — отдельно руки, отдельно туловище, отдельно голова. Все разворовано в ее доме, все разломано, даже вот эта кукла ее дочки. Она смотрит на меня, словно спрашивает: может, я понимаю? Но я тоже не понимаю, потому что трудно понять человеку психологию обезьяны. Я только чувствую, что здесь были очень злые и очень подлые обезьяны. Гораздо злее и подлее, чем это может представить себе человеческое сознание. Одна из этих обезьян — длинноногая, грязная и, наконец, теперь дохлая — лежит у входа в блиндаж, раскинув волосатые руки, и это доставляет мне удовольствие. Я рад, что она лежит здесь, что женщина, выходя из блиндажа, ткнула ее ногой, что много этой падали валяется по улицам города, что люди плюют в их мертвые звериные морды, и машины переезжают их колесами. Завтра их уберут, потому что они начнут смердеть, завтра в последний раз кому-то с отвращением придется коснуться их руками, — с отвращением, потому что это не трупы солдат, а трупы убийц, это не трупы людей, а вонючие останки обезьян.

По улицам города идут возвратившиеся жители. Какое ужасное горе исказило их черты, какой страшный голод иссушил их лица. Желтая, пергаментная кожа обтягивает кости. На лицах остались одни глаза, — огромные, горькие, ненавидящие. Как они ждали! Силу этого ожидания можно понять, только увидев. Но есть, должно быть, в сердцах бойцов сила предчувствия — страшная сила родства, протянувшаяся через головы врага, через эти полосы кротовых нор, колючей проволоки, железных рогаток — сила родства с теми, кто остался там, сзади всего этого. Наверное, чувствуя эту силу ожидания, утром, когда полк переправлялся через реку и немецкой бомбой снесло одну из связей временного моста, политрук Гаджиев со своими бойцами бросился в реку и стал ловить бревна. Держась против течения, он на своих плечах, на плаву, под огнем держал эти бревна, связывающие две части моста, пока пехота переходила по ним. Должно быть сердце сказало ему, что здесь ждут, что нельзя задержаться ни на одну лишнюю минуту у этой реки!

Мы стоим на краю города, около разрушенных домов, среди пепелищ и развалин. Вдруг женщина, рассказывавшая мне о своей страшной жизни за эти семь месяцев, поднимает голову и смотрит вдаль. Долго, упорно смотрит. Я тоже смотрю туда и не вижу ничего особенного: вечернее небо с мягким, красноватым закатом, зеленые луга и темные перелески, как будто обведенные карандашом, — так резко отделены они от вечернего неба. Но женщина смотрит туда долго, долго. И вдруг, без всякой связи с тем, что она рассказывала, говорит очень тихо:

— Как красиво...

И я вдруг понимаю, что она после этих семи месяцев впервые заметила эту знакомую русскую природу. Она семь месяцев не глядела на небо, не замечала закатов, рассвета, лугов, перелесков, зеленых ветвей. Она только страдала и ждала. У ее души было отнято чувство родины, чувство своей земли. И вдруг мы вернулись, и она посмотрела и увидела опять небо, землю, и невольно сказала:

— Как красиво...

Дорога идет дальше, через поля и перелески. Слева и справа от нее видны в лощинках наспех вырытые окопы. Немцы, выбитые из первой линии укреплений, отступая ко второй, пытались закрепиться. Они рассыпались по лесам, зарывались на опушках. День проходил в кровавых схватках. Землю, которую ты раз отдал, приходится брать обратно ценою жертв, смерти и крови. Ничего не поделаешь — это расплата за отступление. Если бы не отступили с этой земли, не пришлось бы класть жизни за то, чтобы взять ее обратно. То здесь, то там возвышаются над травой маленькие насыпи, — сделанные солдатскими руками земляные холмики с дощечками: «Здесь погиб смертью храбрых...». Как знать, может быть, этот погибший красноармеец заплатил своей жизнью за то, что семь месяцев назад кто-то другой именно здесь, в этом месте, показал немцу спину.

Тропинка идет через ржаное поле. С обеих сторон колосится высокая рожь. Немцы выгнали отсюда жителей, но для себя им нужен был хлеб, и они в течение лета пригоняли из тыла людей, чтобы те обрабатывали для них землю. Теперь немцы уже не будут ни собирать, ни молоть, ни жрать эту рожь.

По тропке идет старик. Он возвращается тяжело нагруженный. Через плечо у него тючок и деревянный старый сундук. Все-таки он останавливается и, не снимая с плеч тяжести, трогает колосья.

— Хорошая рожь, удалась.

Старик трогает ее по-хозяйски, теперь она будет его.

...Следующая деревня — Кубинка. В этой сохранилось лишь несколько домов, остальное — дымящиеся развалины. Немцы не успели сжечь ее, когда отступали, и сегодня сожгли с воздуха. Здесь были позиции тяжелого артиллерийского полка, и последние жители сегодня перебрались под землю. У входа в немецкие блиндажи играют детишки.

Я многое видел на дорогах войны, но я никогда не привыкну к зрелищу, которое сейчас вижу. Может быть, когда-нибудь большой художник, захотев изобразить всю глубину народного горя, весь ужас этой войны, напишет картину, где будет изображено пепелище — почерневшая кирпичная труба, обломки обгорелых досок, среди которых валяются остатки скарба живших здесь людей — пробитый пулями чугун, изогнутая спинка кровати, обрывки тряпья. И надо всем этим он нарисует старика. Худой, почерневший от горя, он будет бесцельно обходить кругом эти развалины, поднимая с земли тряпку, обломок чугуна и снова, бросая их на землю усталым жестом все потерявшего человека. Сейчас я вижу его наяву. Вот он стоит передо мной, опираясь на суковатую палку. Он смотрит на меня и, подняв дрожащую голову, говорит:

— Кабы на месяц раньше…

Он повторяет несколько раз эту фразу. И я понимаю, что нет на земле более горьких слов, чем эти. Если бы на месяц раньше, не умерла бы с голоду его старуха Прасковья Ильинична и не расстреляли бы 25 дней назад его дочь Наталью, которая пошла без пропуска в соседнюю деревню достать отрубей для умиравшей с голоду матери. И он повторяет, без конца повторяет: «Кабы на месяц раньше».

...Следующую деревню — Михалкино немцы не успели ни сжечь, ни разбомбить — они только разграбили ее. Выбитые стекла, сени с выдранными половицами, сломанные палисадники.

Я выхожу на поле за деревню. За околицей, в укрытиях, стоят изуродованные длинноствольные немецкие пушки. Они стоят, задрав в небо искалеченные стволы, они никогда больше не выстрелят — эти, что стоят здесь. А рядом в борозде лежит плуг, он прошел одну борозду и не мог закончить вторую, — не знаю почему. Может быть, был убит пахарь, может быть, он бросил свою пахоту, когда пришли немцы, и ушел в леса. Плуг лежит давно, он заржавел, комья земли ссохлись с прошлого года. Но немецкая пушка, которая рядом с ним, уже не будет стрелять, а этот русский плуг еще допашет свою борозду. И ржавчина постепенно сойдет с него от прикосновения к черной животворящей земле. И пахарь найдется. А если он убит, за плуг станет его сын. // Константин Симонов. ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ.
____________________________________________
А.Сурков: Земля под пеплом ("Красная звезда", СССР)**
В.Гроссман: Оккупанты в Донбассе ("Красная звезда", СССР)


**************************************************************************************************************************************************
В освобожденной от немецких оккупантов деревне Старое (Погорельский район, Калининской области). 12-летняя Нина Афанасьева. Фашистские мерзавцы заставили ее, как и все население деревни, носить на шее деревянную бирку.


Снимок нашего спец. фотокорр. О.Кнорринга.
«Красная звезда», 27 августа 1942 года, русские женщины в немецком плену


**************************************************************************************************************************************************
Не знать страха в боях с врагом!*


На Северном Кавказе и северо-западнее Сталинграда идут ожесточенные бои с наступающими немецкими войсками. В своих отчаянных рывках немцы делают ставку и на то, чтобы вызвать панику, замешательство в рядах наших бойцов. Такова одна из целей массовых танковых атак и особенно непрерывного воздействия авиации на наши боевые порядки. Действительные потери от танков и самолетов врага не так велики. Хорошо зарывшимся и замаскированным войскам самолеты не страшны. Опыт наших лучших стойких полков и дивизий показывает, что немецкие танки можно бить, что они не проходят там, где их встречают смелые, решительные, не поддающиеся панике воины.

«Красная звезда», 27 августа 1942 года

В боях на предгорьях Кавказа и северо-западнее Сталинграда немцы несут огромные потери. Снова и снова подтверждается истина, завоеванная в жестокой четырнадцатимесячной борьбе: немцев бить можно!

Об этом ярко свидетельствует публикуемое сегодня сообщение Совинформбюро о переходе войск Западного и Калининского фронтов в наступление на Ржевском и Гжатско-Вяземском направлениях. В первые же дни наступления немецкая оборона была прорвана на фронте протяжением 115 километров. Наши войска разбили 161, 342, 292, 129, 6 и 256 германские пехотные дивизии, 14 и 36 мотодивизии и 2 танковую дивизию. Значительное поражение нанесено 1 и 5 танковым дивизиям, 328, 183 и 78 пехотным дивизиям. Фронт немецких войск отброшен на этих направлениях на 40—50 километров. По 20 августа освобождено 610 населенных пунктов, в их числе города Зубцов, Карманово, Погорелое-Городище. Сейчас бои идут на окраинах Ржева. Захвачены и уничтожены сотни танков, орудий, пулеметов, минометов и т.д. Сбиты в воздушных боях и уничтожены на аэродромах сотни самолетов. Количество убитых немецких солдат и офицеров достигает 45.000 человек.

Война с таким упорным и озверелым врагом, как немецкие захватчики, — кровавое и нелегкое дело. В длительной войне бывают успехи и неудачи. Немцы воспользовались возможностью драться на одном только советско-германском фронте и сосредоточили здесь почти всю свою армию. Они серьезно потеснили наши войска и захватили ряд важных для советской страны районов и городов. Угроза нашей родине возросла в сильнейшей степени. Но как ни осложнилась обстановка, как ни тяжело приходится нашим войскам на Юге — немцев можно остановить, их можно отбить и разбить! Нужно только не знать страха и паники, биться до последнего за каждый рубеж, не давать отдельным трусам и паникерам открывать брешь в нашей обороне.

История войн показывает, что страх перед врагом обессиливает дрогнувшие войска и удесятеряет силы противника. «Кто напуган, тот наполовину побит», — говорил Суворов. «Если я сумел запугать врага, — учил великий полководец, — нагнать на него страх, вогнать его в панику, то это значит, что я наполовину уже победил его, хотя я еще не видал его в глаза, ибо у страха глаза велики и враг будет склонен преувеличивать мою силу; мне остается вступить в бой, чтобы добить его».

Лучшие наши части не только не пугаются немцев, но сами наводят на них страх. «Красная звезда» уже писала о действиях казаков под командованием генерала Кириченко. Они по-суворовски обрушиваются на врага, сеют панику в его рядах своими внезапными, стремительными ударами. Вчера 555 казаков этих доблестных частей награждены орденами и медалями.

Немцы сосредоточили на ряде направлении большие массы войск и техники. Но они не могут быть всюду одинаково сильны. Атакуя, они зачастую вводят постепенно в бой все свои силы, рассчитывая, что обороняющиеся не выдержат, дрогнут. Но там, где страх не просачивается в сердца наших людей, там и немцы не могут просочиться в наши боевые порядки. Нередко подразделение, считающее себя побежденным, могло бы с небольшим напряжением сил опрокинуть врага. Справедливо заметил один военный писатель прошлого: «Если бы побежденный знал, что происходит у победителя после кровавого боя, он легко мог бы отвоевать у него победу».

Преступно закрывать глаза на опасность, которая угрожает нам на Юге. Но еще более преступно предаваться панике, не видеть реальных возможностей, которыми мы располагаем для того, чтобы остановить врага. У нас прекрасная боевая техника, наши бойцы храбрее немцев, они горят желанием отомстить фашистам за кровь и страдания своих близких, отстоять родную землю. В жестоких боях рождаются тысячи и тысячи беззаветных героев, не знающих страха в борьбе, готовых отдать свою жизнь за нашу победу. Нельзя терпеть, чтобы жалкие единицы — нытики и паникеры сводили на-нет великие жертвы, которые приносят на алтарь отечества лучшие его сыны. Неудачи на некоторых участках фронта породили у нестойких людей боязнь, страх перед немцами. Если дать трусам и паникерам властвовать на поле боя, если не расправляться с ними беспощадно — они загубят дело, провалят бой.

Товарищ Сталин говорил, как об одном из основных условий победы: «Необходимо… чтобы в наших рядах не было места нытикам и трусам, паникерам и дезертирам, чтобы наши люди не знали страха в борьбе и самоотверженно шли на нашу отечественную освободительную войну против фашистских поработителей».

В ноябре прошлого года, когда немцы рвались к Москве, тоже находились перепуганные интеллигентики, которые, трясясь от страха, вопили, что Москва погибла, что России конец! Жизнь посмеялась над этими пугливыми крысами. Красная Армия, вдохновленная спокойным, уверенным сталинским словом, отстояла Москву и нанесла жесточайшее поражение немцам именно тогда, когда они считали войну на три четверти выигранной. Так было и под Калинином, и под Ленинградом.

Немцев бить можно. Их нужно бить, истреблять! Мы их били зимой и весной. Их и теперь бьют ежедневно наши герои-гвардейцы, казаки, лучшие части всех родов оружия. Бояться немцев — это значит играть им на-руку, итти наверняка к собственной гибели. Не для того мы дрались четырнадцать месяцев, чтобы теперь дать врагу запугать нас своими временными успехами. Напряжем всю свою волю, все свои силы и превратим волжские плёсы и, кавказские предгорья в могилу для немецких захватчиков! Не зная страха в борьбе, остановим, отбросим и разгромим фашистских поработителей!


Награждение казаков частей, которыми командует генерал Кириченко

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 26 августа. (По телефону от наш. корр.). Военный Совет фронта от имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество наградил 555 казаков, командиров, комиссаров и политработников казачьих частей, которыми командует генерал Кириченко.

Орденом Ленина награждены 13 человек. Среди них — пулеметчик Егоров, уничтоживший около 70 фашистов, майор Соколов, подразделение которого зарубило в конной атаке около 200 фашистов, военфельдшер Бражник, вынесшая с поля боя 113 человек с оружием, и др.

Орденом Красного Знамени награждены 125 человек. Среди них — казак Болдырев, майор Вартанян, политрук Вершадов, лейтенант Гудзь, старшина Елагин и другие. Орденом Красной Звезды награждены 163 человека, медалью «За отвагу» — 124, медалью «За боевые заслуги» — 130.


**************************************************************************************************************************************************
ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ. Пленные немцы, захваченные нашими войсками в районе Погорелое-Городище.


Снимок нашего спец.фотокорр. В.Темина
«Красная звезда», 27 августа 1942 года, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, пленные немцы, пленные немцы в советской армии, немцы в советском плену


**************************************************************************************************************************************************
БОРЬБА ПАРТИЗАН С КАРАТЕЛЬНОЙ ЭКСПЕДИЦИЕЙ


СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ, 26 августа. (По телеграфу от наш. корр.). Об'единенные партизанские отряды продолжают ожесточенную борьбу с немецкой карательной экспедицией. Партизаны действуют испытанными методами внезапных ночных нападений на вражеские части и гарнизоны, истребляют фашистских карателей из засад.

На-днях в районе одного населенного пункта партизанские отряды отбили шесть яростных атак немецких карателей. Дело доходило до ожесточенных рукопашных схваток. За два дня боев партизаны вывели из строя не менее 500 фашистских карателей из 4-го заградительного полка. Сожжены два и подбиты три немецких танка.

Немцы пускаются на всяческие уловки и хитрости, чтобы проникнуть в глубину партизанского края. Однажды они переправились через озеро на специально перевезенных моторных лодках и внезапной атакой захватили два населенных пункта. Партизаны сначала отступили, но вскоре решительной контратакой выбили немцев из одного населенного пункта. Затем они совершили удачный налет на другой населенный пункт, где перебили немало фашистов. В соседнем районе партизанами разгромлен продовольственный обоз карателей.

Только что получено новое сообщение из партизанского края. Утром 22 августа два партизанских отряда внезапно напали на деревню, занятую немцами. В результате короткого ожесточенного боя партизаны выбили оттуда немецкий гарнизон и уложили при этом 18 карателей. Остальные фашисты в панике бежали в лес. В этом бою партизаны уничтожили две немецких бронемашины, две автомашины, две 75-мм. пушки, один станковый пулемет, взорвали склады с боеприпасами и с продовольствием.

Несмотря на серьезные потери, немцы рвутся в глубь территории партизанского края и подтягивают подкрепления. // Старший политрук К.Токарев.


**************************************************************************************************************************************************
В последний час


Наши войска на Западном и Калининском фронтах перешли в наступление и прорвали оборону противника. Немецкие войска отброшены на 40—50 километров. Трофеи наших войск.

Дней 15 тому назад войска Западного и Калининского фронтов на Ржевском и Гжатско-Вяземском направлениях частью сил перешли в наступление.

Ударом наших войск в первые же дни наступления оборона противника была прорвана на фронте протяжением 115 километров. Развивая наступление и нанося противнику непрерывные удары, наши войска разбили 161, 342, 292, 129, 6, 256 германские пехотные дивизии, 14 и 36 мотодивизии и 2-ю танковую дивизию, нанесли значительное поражение 1 и 5 танковым дивизиям, 328, 183 и 78 пехотным дивизиям. Фронт немецких войск на указанных направлениях отброшен на 40—50 километров.

По 20 августа нашими войсками освобождено 610 населенных пунктов, в их числе города Зубцов, Карманово, Погорелое-Городище.

В указанных операциях, по неполным данным, нашими войсками захвачены следующие трофеи: танков — 250, орудий — 757, минометов — 567, пулеметов — 1.615, противотанковых ружей и автоматов — 929, винтовок — 11.100, мин — 17.090, ружейных патронов — 2.311.750, снарядов — 32.473, раций — 65, автомашин — 2.020, мотоциклов — 952, велосипедов — 1.969, тракторов — 52, кухонь — 37, повозок — 340, складов с боеприпасами, вещевым и другим имуществом — 75.

Кроме того, уничтожено наземными войсками и авиацией: танков — 324, орудий — 343, минометов — 140, пулеметов — 348, автомашин — 2.040, повозок — 690.

В воздушных боях и зенитной артиллерией сбито 252 самолета, уничтожено и повреждено на аэродромах 290 самолетов.

Количество убитых немецких солдат и офицеров достигает 45.000 человек.

Перемалывая живую силу фашистско-немецких дивизий, уничтожая и захватывая значительную часть их боевой техники, наши войска продолжают вести ожесточенные бои. Бои идут на окраинах города РЖЕВ.

В боях отличились войска генералов ЛЕЛЮШЕНКО, ФЕДЮНИНСКОГО, ХОЗИНА, ПОЛЕНОВА, РЕЙТЕРА, ШВЕЦОВА.

Прорыв немецкого фронта был организован генералом армии ЖУКОВЫМ и генерал-полковником КОНЕВЫМ. СОВИНФОРМБЮРО.


* * *


От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 26 августа

В течение ночи на 26 августа наши войска вели бои с противником в районах Клетская, северо-западнее Сталинграда, северо-восточнее Котельниково, а также в районах Прохладный и южнее Краснодара.

На других участках фронта никаких изменений не произошло.

***

Северо-западнее Сталинграда наши войска вели напряженные бои с танками и пехотой противника. Н-ская часть отбила несколько ожесточенных атак неприятеля и уничтожила 6 немецких танков и свыше 150 гитлеровцев. На другом участке наши пехотинцы при поддержке артиллеристов и танкистов упорно отбивали атаки противника. В этом бою гитлеровцы потеряли до 400 солдат и офицеров. Успешно действовали артиллеристы Н-ского соединения. В течение дня они уничтожили 17 немецких танков и рассеяли группировку противника, готовившуюся к наступлению.

***

В районе северо-восточнее Котельниково наши минометчики произвели огневой налет на колонну танков и автомашин противника. Подбито 4 немецких танка и уничтожено 16 автомашин. Одна наша кавалерийская часть ночью ворвалась в населенный пункт, занятый немцами. В ожесточенной схватке истреблено свыше 100 гитлеровцев.

***

В районе южнее Краснодара наши войска вели оборонительные бои. На одном участке атаковавшая наши позиции колонна немецких танков и автомашин наскочила на минное поле. На минах подорвались 3 танка и 13 автомашин с пехотой. Кроме того, артиллеристы и бронебойщики Н-ской части подбили еще 4 немецких танка и отбили атаку неприятеля. На другом участке наши части после упорных боев отошли на новые позиции.

В районе Прохладный противник пытался навести переправу через реку. Наши части разрушили наведенную гитлеровцами переправу и уничтожили до двух рот немецкой пехоты.

***

В районе севернее Воронежа, на западном берегу реки Дон, немцы при поддержке танков атаковали наши позиции. Атака противника была отбита. Гитлеровцы потеряли убитыми и ранеными 150 солдат и офицеров.

Действиями нашей авиации разбит железнодорожный состав противника, взорвано два склада боеприпасов и разрушена водная переправа.

***

Отряд гомельских партизан под командованием тов. Х. пустил под откос эшелон противника с войсками и боеприпасами. Уничтожены паровоз и 13 вагонов с немецкими солдатами и офицерами.

***

Пленный солдат 6 роты 672 полка 376 немецкой пехотной дивизии. Вальтер Леттач рассказал: «Нас гнали в бой под угрозой расстрела. Командир батальона выстроил нас и заявил: «Предупреждаю, что идущие сзади унтер-офицеры будут расстреливать каждого, кто отступит хотя бы на один шаг». В нашей роте после недавних боев выбыло две трети солдат. Другие роты также понесли тяжелые потери. Командир батальона был тяжело ранен. На его место назначили другого, который через несколько дней был убит».

***

Немецко-фашистские мерзавцы замучили и расстреляли многих жителей села Селечни Орловской области. Гитлеровские разбойники убили 75-летнего старика Лукашова Федора Ивановича, Астахова Афанасия Ивановича, Григоренко Петра и других мирных советских граждан.

***

На химических заводах в районе г. Бохум (Германия) в июле произошло 4 взрыва и 18 аварий. В связи с этим выпуск продукции сократился более чем на 30 процентов. Гитлеровцы произвели среди иностранных рабочих массовые аресты.


Вечернее сообщение 26 августа

В течение 26 августа наши войска вели бои с противником в районах юго-восточнее Клетская, северо-западнее Сталинграда, северо-восточнее Котельниково, а также в районах Прохладный, Моздок и южнее Краснодара.

В результате успешного наступления наши войска на Западном и Калининском фронтах освободили 610 населенных пунктов, в числе их города Зубцов, Карманово, Погорелое-Городище.

***

За 25 августа частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено 35 немецких танков, более 300 автомашин с войсками и грузами, 24 автоцистерны с горючим, подавлен огонь 12 батарей полевой и зенитной артиллерии, взорваны склады боеприпасов и 2 склада горючего, разбито три железнодорожных состава, рассеяно и частью уничтожено до двух батальонов пехоты противника.

***

В районе Клетской наши войска вели активные бои и на отдельных участках потеснили противника. Уничтожено 6 немецких орудий, 2 танка, 8 пулеметов, а также уничтожено до двух рот пехоты гитлеровцев.

В районе северо-западнее Сталинграда продолжались напряженные бои. Противник, сосредоточив здесь крупные силы танков и пехоты, под прикрытием авиации непрерывно атакует наши позиции. Наши войска отбивают атаки гитлеровцев и одновременно наносят контрудары по немецко-фашистским войскам. Н-ская стрелковая часть в течение дня отбила пять следовавших одна за другой атак. На поле боя немцы оставили сотни трупов. Подбито и сожжено 11 танков противника. На соседнем участке артиллерийские батареи преградили путь танковой колонне и уничтожили 14 немецких танков. Гитлеровцы пытались обойти наших артиллеристов, но попали под огонь противотанковых ружей и потеряли еще 4 танка. Н-ская танковая часть в многочасовом бою с противником уничтожила 13 немецких танков и не менее 500 гитлеровцев.

***

В районе северо-восточнее Котельниково наши войска продолжали вести бои против танков и мотопехоты противника. В течение дня на одном из участков подбито 62 немецких танка. Советские части сдерживают натиск врага и контратаками изматывают его силы. В боях у населенного пункта С. наши пехотинцы и танкисты разгромили батальон немецкой пехоты и захватили 3 орудия, 17 пулеметов, 5 минометов и много боеприпасов. На другом участке пулеметчики истребили две роты румынских солдат.

***

В районе южнее Краснодара наши войска вели ожесточенные бои с танками и пехотой противника. Части нашей морской пехоты в последнее время разгромили 5 румынскую кавалерийскую дивизию, которая потеряла свыше половины личного состава.

В районе Прохладный наши части истребили группу противника, переправившуюся через водный рубеж.

***

На Ленинградском фронте происходили бои местного значения. На одном участке противник продолжал вести атаки, стремясь восстановить утраченное положение. Немецкая пехота действовала при поддержке танков. Огнем батареи старшего лейтенанта Лозинского уничтожено 2 немецких танка, а остальные повернули обратно. На другом участке подразделение командира Борщева успешно провело разведку боем. В ожесточенной схватке с немецкими захватчиками наши бойцы истребили до 100 гитлеровцев.

***

Отряд витебских партизан под командованием тов. Г. совершил налет на немецкий гарнизон и уничтожил 17 автомашин, взорвал радиостанцию и истребил до 40 немецких оккупантов. Партизаны захватили станковый пулемет, два миномета с минами и 30 винтовок.

***

Перелетевший на сторону Красной Армии летчик унтер-офицер 3 группы 5 немецкой эскадры Вернер Шумахер рассказал: «Многие немецкие летчики перестали верить официальным сводкам германского командования. Эти сводки становятся все лживее и лживее. Если немецкая авиация сбивает 2 русских самолета, в сводке пишут 20. Таких случаев очень много. Мы неоднократно участвовали в воздушных боях в районе Мурманска и хорошо знаем, что, как правило, наши потери превосходили потери русских. Однако германское командование неизменно преувеличивало потери русских и во много раз уменьшало цифры потерь немецкой авиации».

***

Положение иностранных рабочих в Германии с каждым днем становится все более тягостным. Люди, которым удалось бежать из Германии, в один голос заявляют, что иностранным рабочим живется даже хуже, чем каторжникам. Иностранный рабочий — это самое бесправное существо. Все помыкают и издеваются над ним. Сотни тысяч иностранцев работают на немецких заводах по 15 и более часов в сутки и не получают никакой платы. На машиностроительном заводе в Эссене иностранным рабочим раз'яснили, что весь их заработок удерживается для оплаты стоимости пайка в заводской лавке. Как известно, этот паек состоит из двухсот граммов хлеба и литра жидкой похлебки в день. С 1 по 10 августа эсэсовцы расстреляли на этом заводе за саботаж 7 поляков, 3 французов и отправили в концентрационный лагерь 30 голландцев, пытавшихся бежать на родину. // Совинформбюро.


**************************************************************************************************************************************************
КАЛИНИНСКИЙ ФРОНТ. Передний край немецкой обороны после бомбардировки нашей авиацией.


Снимок сделан с самолета нашим спец.фотокорр. О.Кноррингом
«Красная звезда», 27 августа 1942 года, советская авиация, авиация войны, авиация Второй мировой войны, сталинские соколы

________________________________________________________
Погорелое Городище* || «Красная звезда» №228, 27 сентября 1942 года
И.Эренбург: Великое одичание || «Известия» №23, 29 января 1942 года
И.Эренбург: Орда на Дону* || «Красная звезда» №162, 12 июля 1942 года
Е.Габрилович: На смоленской земле || «Красная звезда» №44, 22 февраля 1942 года
П.Крайнов, В.Коротеев: Что происходит в Орле || «Красная звезда» №67, 21 марта 1942 года

Газета "Красная Звезда" №201 (5265), 27 августа 1942 года

Posts from This Journal by “1942” Tag

  • Константин Симонов. Русское сердце

    К.Симонов || " Правда" №142, 22 мая 1942 года Президиум Верховного Совета СССР установил гвардейские военные звания для военнослужащих…

  • Огонь по немецким танкам

    Е.Кригер || " Известия" №116, 20 мая 1942 года Работники Кемеровского комбината и Красноуральского химического завода предлагают развернуть…

  • Голос Москвы

    В.Голубов || « Литература и искусство» №13, 28 марта 1942 года Боевые, яркие плакаты, «Окна ТАСС», открытки, лубок помогают воспитывать в…

  • Времена года

    Е.Кригер || " Известия" №102, 1 мая 1942 года Да здравствует 1 Мая — день смотра боевых сил рабочего класса! Пролетарии всех стран,…

  • Художник — агитатор

    « Литература и искусство» №13, 28 марта 1942 года Боевые, яркие плакаты, «Окна ТАСС», открытки, лубок помогают воспитывать в советских людях…

  • Стать мастерами своего оружия!

    " Известия" №106, 8 мая 1942 года Десятки заводов приняли вызов передовиков металлургической и авиационной промышленности и вступают во Всесоюзное…

  • В дни осады

    А.Сегал || « Литература и искусство» №13, 28 марта 1942 года Боевые, яркие плакаты, «Окна ТАСС», открытки, лубок помогают воспитывать в советских…

  • Николай Тихонов. Люди железной воли

    Н.Тихонов || " Известия" №102, 1 мая 1942 года Да здравствует 1 Мая — день смотра боевых сил рабочего класса! Пролетарии всех стран,…

  • М.Водопьянов. Бить и добивать врага!

    М.Водопьянов || " Известия" №102, 1 мая 1942 года Да здравствует 1 Мая — день смотра боевых сил рабочего класса! Пролетарии всех стран,…


  • 1
Смерть немецким оккупантам!
ЗА ЧЕСТЬ, ЗА ЖИЗНЬ ЛЮБИМОЙ


Листовка. Текст Е.Кононенко, 1942 год
что творили гитлеровцы с русскими прежде чем расстрелять, что творили гитлеровцы с русскими женщинами, зверства фашистов над женщинами, издевательства фашистов над мирным населением

1. Нина Афанасьева — девушка из освобожденной ныне деревни Старое, Погорельского района Калининcкой области. Как и остальные жители этой деревни она при немцах носила на шее деревянную бирку с номером.

2. Надежда Карпова, изнасилованная, а затем зверски убитая немецко-фашистскими мерзавцами.

Edited at 2016-09-07 09:09 am (UTC)

По дорогам войны. На пепелище
Котенок на пепелище города Жиздра. Калужская область.

Снимок М.Савина, 1943 год


Edited at 2017-09-20 12:45 pm (UTC)

Следы пребывания немецких захватчиков в деревне Подсолье, Ленинградской области. Колхозники, возвратившиеся из леса в свою деревню, нашли вместо своих домов лишь дымящиеся развалины. Снимок спец. фотокорр. «Красной звезды» М.Трахмана.

"Красная звезда", 18 января 1942 года
Красная звезда, 18 января 1942 года

Edited at 2017-09-20 12:56 pm (UTC)

Смерть немецким оккупантам!


«Красная звезда» №201, 27 августа 1942 года, четверг
«Красная звезда», 27 августа 1942 года

Edited at 2018-01-21 12:34 pm (UTC)

Не уйти фашистскому зверю от расплаты!

Худ. В.Корецкий, 1942 год


Edited at 2018-04-22 08:00 am (UTC)

Протянем руку братской помощи жителям городов и сел освобожденных от фашистов!

Плакат. Худ. В.Елкин, 1942 год


Edited at 2018-04-30 09:53 pm (UTC)

Илья Эренбург. На нашей земле || «Красная звезда», 8 декабря 1942 года

«Красная звезда», 8 декабря 1942 года

Источник: «Красная звезда» №287, 8 декабря 1942 года

Edited at 2019-01-11 07:51 pm (UTC)

Фашисты сожгли родной дом

1942 год


Edited at 2019-01-11 07:52 pm (UTC)

М.Волков. Фашистская «зона пустыни!» || «Красная звезда», 18 апреля 1942 года

«Красная звезда», 18 апреля 1942 года

Edited at 2019-01-18 12:07 am (UTC)

  • 1