Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

«Философия» немецко-фашистских мерзавцев

газета «Известия», 13 сентября 1941 годаЛ.Герман || «Известия» №217, 13 сентября 1941 года

СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: ПЕРВАЯ СТРАНИЦА. Указ Президиума Верховного Совета СССР. От Советского Информбюро. Говорит Киев. Радиопередача из столицы Украины. В последний час. ВТОРАЯ СТРАНИЦА. На фронтах великой отечественной войны. К.ДОБРОСЕРДОВ. Твердыня над Днепром. А.БУЛГАКОВ, В.АНТОНОВ. За отступающим врагом. М.ГОРДОН, Г.МИШУЛОВИН. Летчики — защитники Ленинграда. Г.ФИШ. Смерть героя. Н.ВИРТА. Пленные. С.ГАЛЫШЕВ. Лейтенант Чватов. ТРЕТЬЯ СТРАНИЦА. Л.ГЕРМАН. «Философия» немецко-фашистских мерзавцев. Л.МАРИЕНБАХ. Могучие производственные резервы. А.СЛАВУТСКИЙ. Они будут тысячниками! ЧЕТВЕРТАЯ СТРАНИЦА. На очередной пресс-конференции иностранных корреспондентов. Плоды войны для «союзников» гитлеровских бандитов. Самоубийства на почве голода в Германии. Представитель Рузвельта на Дальнем Востоке. Борьба с деятельностью нацистских агентов в Латинской Америке.



# Все статьи за 13 сентября 1941 года.



«Известия», 13 сентября 1941 года

Рост во всех странах возмущения зверствами нацистов приобрел значение столь важного по своим международно политическим последствиям фактора, что он не мог не обеспокоить нацистских заправил и вынудил их сделать ряд попыток к реабилитации себя в международном общественном мнении.

Вопреки распространенной поговорке: даже бог не в состоянии сделать бывшее небывшим, Геббельсу об'явить бывшее небывшим не составляет труда. Этот обер-жулик в статьях и выступлениях по радио клянется, что фашистских зверств, которые приводят в содрогание весь мир, вовсе никогда не было.

Тщетно пытается матерый фашистский каннибал обмануть мировое общественное мнение. Зверства немецко-фашистских мерзавцев подтверждаются многочисленными, документально удостоверенными фактами, оставшимися в живых свидетелями. Но не только эти вопиющие факты уличают фашистских заправил в неслыханных кровавых преступлениях. Обвинительным материалом, изобличающим звериное обличье германского фашизма, может служить любой «труд» фашистских «фюреров», любая их инструкция и, наконец, вся их преступная политическая практика.

Важнейшей задачей нацистов, как об этом возвестил Гитлер еще до своего прихода к власти, являлось коренное «перевоспитание» народа и «мобилизация духа» немцев для предстоящей войны.

Как же понимали и понимают задачу «перевоспитания» народа Гитлер и его подголоски? «Перевоспитать» по-гитлеровски значило перечеркнуть все лучшие традиции немецкой культуры и привить народу новое «расовое мировоззрение», — это значило вытравить в немецком народе все лучшие чувства и стремления и сделать его покорным орудием кровавой авантюристической политики германского фашизма. Позорную роль Гитлера в истории Германии никто, пожалуй, ярче не охарактеризовал, чем он сам в одной из своих бесед с друзьями: «Провидение, — заявил он им, — установило, чтобы я был величайшим освободителем. Я освобождаю людей от оков разума... от химеры, называемой совестью и моралью… и от требований свободы и личной независимости».

Гитлеру же принадлежит и следующий афоризм, который мог бы служить эпиграфом к об'емистой книге бандитских поучений и подвигов как самого Гитлера, так и всей фашистской своры: «Совесть — это еврейская выдумка, она столь же порочащий факт, как и обрезание».

Примерно такие же взгляды развивает и А.Розенберг, который отвергает мораль, как «неарийское понятие», и провозглашает верховным принципом нацистской социальной политики «расовую честь».

Вся эта чисто бандитская «философия» руководящей фашистской верхушки и легла в основу нацистского «перевоспитания» немецкого народа. В течение восьми лет нацистского господства растленные фашистские «воспитатели» и пропагандисты с дьявольским упорством вели работу по дискредитации и разрушению завоеваний культуры, по моральному развращению немецкого народа, по распространению в массах самых диких средневековых взглядов.

Особенно активная «воспитательно-пропагандистская» работа велась с гитлеровской молодежью и солдатами. Фашистский военный «теоретик» Эвальд Банзе требует, чтобы воспитание солдата начиналось с полного «освобождения» его от всех привычных идей и укоренившихся моральных убеждений, с превращения его сознания в tabula rasa (чистую доску). В соответствии с этим указанием над гитлеровским солдатом «воспитатели» прежде всего учиняют то, что можно было бы назвать духовной кастрацией. Из молодых людей, попавших в казарму, буквально выжигается все человеческое, — все лучшие чувства, все моральные идеи, все здравые убеждения. Особенно трудятся геббельсовские молодчики над тем, чтобы окончательно вытравить в молодом человеке способность критического мышления. На этот предмет издан даже ряд «авторитетных» руководств. Так, например, Пинчовиус в книге «Сила душевного сопротивления в современной войне» дает советы, как добиться того, чтобы у солдата «снизить понимание других мнений», «парализовать контроль разума», «затруднить возможность занять в будущем самостоятельную позицию» и т.д.

«Известия», 13 сентября 1941 года, идеология фашизма, суть фашизма, фашизм в Германии,  смерть фашистам, смерть фашистским оккупантам

На ряду с «очищением» сознания солдата от «привычных идей» гитлеровские «воспитатели» проводят еще и другую операцию: они методически заполняют образующиеся в мозгу солдата пустоты отбросами звериной расовой идеологии. Солдату, превращенному усилиями «воспитателя» в форменного кретина, изо дня в день внушается, что ему как представителю «высшей расы» предстоит установить «новый порядок» в мире и что для этого от него требуются два основных качества: слепое повиновение Гитлеру и жестокость.

Воспитание фашистского солдата, однако, не ограничивается одной лишь идеологической обработкой его мозгов в духе нацистского людоедства. Этому сопутствует еще и «пропаганда действием». Правящая в Германии фашистская клика с первого дня своей власти приложила все усилия к тому, чтобы вся государственная система, вся внутренняя и внешняя политика воспитывала бы в народе те низменные чувства и идеи, которые, по их мнению, требуются для успеха авантюристической «тотальной войны».

Весьма характерен ответ Гитлера по поводу жалоб на неслыханные злодейства, чинимые в концентрационных лагерях. «Я не желаю, — заявил он, — чтобы концентрационные лагери были преобразованы в исправительные учреждения... Террор — это самое эффективное политическое оружие… Мой долг — использовать каждое средство для того, чтобы воспитать суровость в германском народе и подготовить его к войне».

Так фабрикуется гитлеровский солдат; солдат, который, по концепции правящей в Германии клики, должен сочетать в себе качества безмозглого автомата с нравом дикого зверя, яростно впивающегося клыками во всякое живое существо, на которое его натравливают фашистские властелины.

Однако, хотя Гитлер и его единомышленники отвергают мораль, об'явили ее «еврейской выдумкой» и немало потрудились над тем, чтобы умертвить в народе все человеческое, но и они вынуждены были преподнести народу некий заменитель морали, своего рода «эрзац-мораль». Такими попытками «морально» оправдать свою авантюристическую войну является, например, лживое утверждение, что их война не имеет иной цели, кроме... спасения цивилизации. Это, однако, не мешает им в своих гнусных сочинениях проповедывать возврат к варварству, а в своей политической практике — попирать грязными ногами все завоевания культуры.

Однако сами гитлеровские заправилы не верят в действенность своей «эрзац-морали», которая столь же похожа на настоящую мораль, как «эрзац-сосиски» из древесных опилок похожи на сосиски из говядины. Больше того, гитлеровцы не без основания считают, что игра с такими понятиями, как «свобода», «справедливость» «культура», для них весьма рискованна, так как она может навести массы на ряд мыслей, смертельно опасных для нацистского режима. И поэтому гитлеровцы предпочитают вести игру на низменных инстинктах масс, продолжая их всячески разжигать. Это, в частности, подтверждается попавшей в руки Красной Армии секретной инструкцией ротам пропаганды от 17 августа 1941 г., в которой пропагандистам предписывается всячески поощрять и воспитывать в офицерах и солдатах чувства жестокости и «личной материальной заинтересованности». Этот позорнейший документ является собственноручной распиской гитлеровской власти в бандитизме. Ни одна морально здоровая армия не легализовала и не поощряла мародерства, а всегда вела с ним решительную борьбу. Развитие и поощрение мародерства — одна из причин и в то же время симптом, глубокого морального гниения гитлеровской армии.

Может ли прочно победить армия мародеров и бандитов? Может ли победить армия, где танкистов не столько интересуют боевые качества танков, сколько их «полезная площадь» для размещения награбленного имущества, где летчики, давая волю своим бандитским навыкам, устраивают специальную спортивную погоню за убегающим трехлетним ребенком и сбрасывают на него фугасные бомбы, где пехотинцы не дождутся конца боя, чтобы приступить к обшариванию карманов убитых и извлечению золотых зубов из их ртов, где дележ награбленной добычи зачастую сопровождается кровавыми потасовками? Совершенно очевидно, что такая армия могла одерживать временные победы только тогда, когда на ее стороне было громадное превосходство в силах. Но вести победоносную войну с серьезным и сильным противником может только такая армия, которая воодушевлена высшими идеями.

Гитлеризм пришел к власти на волнах политической продажности и терроризма; бандитизм присутствовал у колыбели нацистской власти, при ее рождении; на бандитизме держится эта власть свыше 8 лет. Бандитизмом движется вся армия немецко-фашистских мерзавцев, творящая неслыханные в истории злодеяния и подлости. Эта армия должна быть и будет беспощадно истреблена свободолюбивыми народами, борющимися за полное очищение мира от коричневой фашистской чумы. // Л.Герман.
_____________________________________
В.Бредель: Цепи ("Известия", СССР)*
Воровских дел мастера ("Известия", СССР)**


************************************************************************************************************
"Блеющая Германия"


«Блеющие» — так в Германии Гитлер нагло окрестил недовольных, что жалуются на невыносимый режим, на ужасы затянувшейся войны, на голод и экономическое перенапряжение. Голос «блеющих» становится все громче и громче. Он доносится и в армию, явственно ощущается в письмах из немецкого тыла, просачивается сквозь преграды цензуры.

Перед нами сотни писем, найденных у пленных и убитых немцев на Гомельском направлении. Письма эти полны тревоги, слез, мрачных предчувствий.

Генрих Ламп из Нейкирхена отправил своего сына Ганса, ефрейтора, на войну. Он еще бодрится, но мать Ганса чует сердцем страшную правду.

«Мать становится все более возбужденной, — пишет отец сыну, — особенно после разговора с соседками, рассказывающими ужасные вещи, в роде того, что трупы наших солдат на фронте лежат на метр в высоту, что с передовых позиций никто из наших не вернется, что многие попадают в плен...»

Народ Германии постепенно начинает понимать, кто виновник этой войны. Вот симптоматичное письмо. Его автор — Елена Геррике из Аахена. Она пишет своему брату старшему ефрейтору Гергарду. На письме нет пометки цензуры — очевидно, его доставили товарищи, прибывшие из отпуска.

«Сегодня нас посетили англичане. Ни одного зенитного орудия, ни одной пожарной команды, — ничего не было. Была лунная ночь. Никто им не препятствовал, и они могли с большой высоты находить цель. Бомба за бомбой падали на землю. Никогда не забуду этого ужасного свиста. Когда мы вышли из укрытия, перед нами предстала мрачная картина. Весь город был в пламени. Целые улицы исчезли с лица земли. Ужасно! Старый город превращен в груду развалин. Говорят, Гитлер и Геринг были здесь, чтобы посмотреть на «незначительный ущерб». Хорошо, что никто не знал об этом, иначе они не уехали бы живыми. Большое число раненых и убитых. Примерно 10 тысяч человек осталось без крова. Становится все ясней, что мы переживаем критическое для Германии время. С меня достаточно!»

Все ухудшающиеся перспективы порождают уныние даже в рядах наци. В личных письмах наци рассказывают друг другу о внутренних раздорах, намекают на аресты и преследования.

«Я очень сожалею, что ты тогда не был в Шварцвальде, потому что имеется кое-что, о чем нельзя писать», — пишет некий Фриц Корн из Кельна своему другу Корбсу.

Далее Фриц Корн, принадлежащий к фашистской «старой гвардии», жалуется на бюрократизм «фюрера»: «Два месяца назад Эксль обратился с жалобой лично к фюреру, послав ему заявление, но до сих пор не получил никакого ответа. Право перестало быть правом... Отношение к людям в полиции, в «СС» такое несправедливое, что прямо невозможно жить... Против вонючей кучки навоза нельзя бороться».

У гитлеровских головорезов тыл ненадежен. Победными реляциями не заглушить стонов сотен тысяч немецких солдат, умирающих на фронтах. А в перспективе — суровая русская зима. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 12 сентября. (От спец. корреспондента «Известий»).
_______________________________________
К.Симонов: Люди из фашистского тыла ("Известия", СССР)**
Письма с фронта. Пленные ("Красная звезда", СССР)*
Разговор с пленными немцами* ("Известия", СССР)


************************************************************************************************************
Пленные


Унтер-офицер Ганс Гебауэр летал на самолете-разведчике под командованием лейтенанта Вильнера. Самолет его был подбит нашей зениткой в районе Н.

Лейтенант Вильнер раньше всех выбросился с парашютом и был взят в плен. На допросе он заявил, что выбросился последним. Не мог же он знать, что унтер-офицер Ганс Гебауэр встретится с ним в лагере для пленных и уличит его во лжи.

Я стал расспрашивать лейтенанта Вильнера о жизни германских летчиков. Фашистского пилота, командира воздушного корабля, ничто кроме службы, чинов, орденов, женщин и еды, не интересует. Я попросил лейтенанта назвать какого-нибудь из известных германских писателей, композиторов, скульпторов или художников. Но Вильнер не смог припомнить ни одной фамилии.

Разговариваю с военнопленным Вольфгангом Готхардом. Он родом из Берлина, столичный житель, перед самой войной окончил инженерный техникум. Он рассказывает:

— Нам говорили, что в России есть Кремль, казаки, водка и что это очень некультурная страна. Я слышал, что за все время у вас было только два писателя — Толстой и Достоевский.

Бойцы хохочут, слушая перевод этой фразы.

С нескрываемым восхищением отзывается Гебауэр о советской артиллерии.

— Хотя ваша артиллерия причиняет нам много неприятностей, я должен сказать, что она работает прекрасно. У вас отличные самолеты и летчики, с которыми очень трудно сражаться. Вообще мы не представляли, что война будет такой тяжелой для нас...

Вместе с немцами в лагере живут пленные финские солдаты. Это — два разных мира. Финны знать не хотят немцев, немцы презрительно смотрят на финских солдат.

Финны сидят на своих нарах угрюмые, оборванные, курят махорку, вспоминают родные дома. Финский солдат Ахонпяя, батрак, говорит:

— За что я дрался, — не знаю. Кто меня послал на войну, — не знаю.

— Немцы нас втравили в эту войну, — говорит ему сосед по нарам. Ахонпяя косится в сторону немцев и шепчет злобно:

— Чорт бы их побрал! // Н.Вирта, спец. корр. «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 12 сентября


************************************************************************************************************
Смерть героя


Разведчик пробирался сквозь лесную чащу. При каждом движении ветви осыпали его каплями. Нога утопала во влажном мху: несколько дней, не переставая, моросил дождь.

И вдруг разведчик остановился. Перед ним лежало тело человека в серой красноармейской шинели. Красноармеец был мертв. Левая его рука сжимала винтовку. Рядом валялось несколько пустых гильз. Разведчик бережно перевернул тело и стал осматривать его, надеясь найти хоть какую-нибудь бумажку или предмет, по которым можно было бы узнать имя и фамилию убитого бойца.

Но не было документов. Тогда разведчик огляделся и увидал рядом с телом маленькую обгорелую книжечку. Он вгляделся пристальнее. Несколько сожженных спичек. Немного пепла.

Обгорелая книжечка оказалась осоавиахимовским билетом. На первой странице с трудом можно было прочесть имя и фамилию: Иван Хайлов. Разведчик сделал еще несколько шагов и снова споткнулся о безжизненное тело. Перед ним лежали три убитых финских солдата. При двоих были винтовки, а третий склонил голову на вороненый ствол ручного пулемета.

И тогда перед разведчиком ясна стала картина недавнего лесного боя. Иван Хайлов встретил в лесу трех белофиннов. Он смело вступил с ними в бой. Один против троих, с винтовкой против пулемета он уничтожил врагов своей родины.

Сам он был в этом бою ранен. Истекая кровью, слабея с каждой секундой, все же ни на мгновение не забывал он о том, что вражеские лазутчики могут использовать его документы. Одну за другой слабеющей рукой вытаскивал он из коробки спички и стал сжигать свои удостоверения. Для осоавиахимовского билета спичек нехватило. Края его истлели, он выпал из рук… // Г.Фиш, спец. корр. «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 12 сентября.


************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Рано утром 8 сентября старший лейтенант Осипов — летчик авиасоединения Героя Советского Союза полковника Торопчина, действующего на подступах к Ленинграду, обнаружил на вражеском аэродроме 50 фашистских «Юнкерсов-87» и «Мессершмиттов-109». В 10 часов утра группа наших самолетов произвела внезапный налет на этот аэродром и атаковала находившиеся на нем вражеские машины. Прямым попаданием бомб и пулеметным огнем советские летчики уничтожили 22 фашистских самолета. В 13 часов на вражеский аэродром налетела группа самолетов части майора Благовещенского. От сброшенных бомб на аэродроме возник огромный пожар. Горели самолеты, цистерны с горючим и жилые помещения.

В тот же день летчики авиачасти уничтожили 50 вражеских автомашин и несколько зенитных орудий. В воздушных боях на подступах к Ленинграду исключительное мужество и отвагу проявил в этот день летчик старший лейтенант Гавринец. Атаковав группу вражеских самолетов, он сбил одного «Мессершмитта», а затем ринулся на другой фашистский истребитель. Настигнув немецкий самолет, тов. Гавринец протаранил его. Фашистский самолет камнем упал на землю. Тов. Гавринец остался невредимым.



С первого дня войны артиллерийский полк майора Диденко мужественно сражается против немецко-фашистских полчищ. Сейчас бойцы полка отражают все попытки врага форсировать Днепр. Только за один день боевых действий артиллеристы полка уничтожили несколько батарей противника, колонну мотопехоты и эшелон грузовых машин, потопили три вражеских катера с солдатами и 12 станковыми пулеметами. Наводчик Ларин из батареи тов. Чугуева уничтожил три фашистских орудия. С первых выстрелов тов. Ларина немецкие артиллеристы бросились в лес. Вскоре к подбитым орудиям направились немецкие тракторы-тягачи. Двумя залпами тягачи были также разгромлены. 5 сентября на нашу пехоту, шедшую под прикрытием батареи Чугуева, напали 6 немецких танков. Укрывшись за железнодорожной насыпью, они открыли огонь по пехоте. Наша батарея подбила четыре вражеские машины, остальные танки обратились в бегство.



Гдовские партизаны своими решительными действиями дезорганизуют вражеский тыл и беспощадно истребляют живую силу противника. На протяжении последних трех недель немцы не могут наладить телефонно-телеграфную связь Гдова с Псковом и штабами войсковых соединений и частей, находящихся на линии фронта. 3 сентября партизанский отряд под командованием рабочего Гдовской спичечной фабрики тов. Б. оборвал провода в лесу между Подолешье и Добручи. Через некоторое время к этому месту приехал моторизованный отряд германских связистов и начал восстанавливать связь. Партизаны неожиданно открыли по фашистам огонь и убили 12 немецких связистов. Уничтожив две автомашины и четыре мотоцикла, партизаны утопили в болоте провода и инструменты немецких связистов.

Неподалеку от деревни Великий Лог бойцы партизанского отряда под командованием члена правления колхоза тов. О. перехватили две германские штабные автомашины. Перебив 8 немецких офицеров, партизаны сожгли машины. 7 сентября крестьяне сообщили партизанам, что в деревне Черемшина бывший кулак связался с фашистскими офицерами и выдает колхозный актив. В тот же день партизанский отряд совершил нападение на деревню Черемшина. Немецкие солдаты были захвачены врасплох и уничтожены. Партизаны арестовали предателя, вывели на площадь и устроили над ним открытый суд. Единогласным решением бойцов партизанского отряда и всех присутствующих колхозников и единоличников предатель был приговорен к расстрелу. Приговор был тут же приведен в исполнение.

В четырех километрах восточнее деревни Афанасово партизанский отряд под командованием заведующей свинофермой Анны С. захватил 18 немецких повозок. Перебив всех возчиков и солдат охраны, партизаны спрятали в лесу более ста ящиков с консервами, индивидуальными пакетами и другими медикаментами.



С огромным патриотическим под’емом отдают свои силы делу беспощадной борьбы с фашистскими варварами работники советского искусства. Многие из них в рядах Красной Армии борются с ненавистным врагом. Многие работники искусств обслуживают фронт. Ленинградские работники искусств организовали для Красной Армии и Флота 3.500 концертов и больше 110 выездных спектаклей на фронте. Артисты Москвы и Московской области дали больше 3.800 концертов. В концертах для бойцов участвуют народные артисты СССР т.т. Барсова, Козловский, Рейзен, Пирогов, Михайлов, народные артисты республики т.т. Турчанинова, Ливанов, Гоголева, Топорков и сотни молодых актеров. На-днях из действующей армии вернулась одна из московских бригад во главе с заслуженным артистом РСФСР В.Хенкиным. За 15 дней пребывания на фронте эта бригада выступила в 50 концертах. Успешно обслуживает бойцов и командиров Красной Армии Киевский театр эстрады и миниатюр.

Композиторы Советского Союза дали для фронта много новых песен и маршей. Композитор А.Хачатурян написал «Песню о капитане Гастелло». Большое произведение-ораторию «Народная священная война» создал Мариан Коваль. Балладу «Отец и сын», воспевающую героизм и беззаветную преданность советских людей своей великой родине, написал Вано Мурадели. Народный артист СССР Глиэр написал марш «Красная Армия». Несколько оборонных песен создал лауреат Сталинской премии Н.Я.Мясковский.



В Финском заливе наши бронекатеры 10 сентября потопили несколько немецких катеров и две баржи с фашистской пехотой. Вражеские корабли пытались ночью скрытно подойти к нашему берегу и высадить десант. Советские моряки расстроили их планы. На полном ходу бронекатеры лейтенантов Еськова и Тунгускова начали таранить неприятельские корабли. Советские моряки потопили один за другим четыре немецких катера. Не слыша выстрелов, немцы вслед за катерами послали две баржи с буксирами. Наши командиры решили, не открывая огня, снова итти на таран. Бронекатеры нанесли мощные удары по буксирам, а затем по баржам. Получив пробоины, баржи быстро затонули. На дне Финского залива нашли себе могилу несколько сотен фашистских солдат и офицеров.



Группа наших бойцов во главе с сержантом Востряковым проникла в тыл германских войск и атаковала полковую радиостанцию врага. Смелые разведчики перебили до 20 немецких солдат, захватили документы и уничтожили всю аппаратуру станции. На обратном пути красноармейцы обнаружили в глубокой лощине немецкую походную мастерскую по ремонту танков и автомашин. Около мастерской стояло пять отремонтированных танков и 11 автомашин. Отважные бойцы окружили лощину и внезапно напали на ремонтную бригаду. Уничтожив более 30 немецких солдат и все оборудование мастерской, красноармейцы подожгли танки и автомашины.



Минометная батарея младшего лейтенанта Груздева трижды разрушала мощным огнем переправу немцев через реку Днепр. Саперный батальон фашистов потерял около 100 солдат убитыми и ранеными. В четвертый раз фашисты начали строить переправу под прикрытием огня нескольких батарей. Немцы непрерывно обстреливали район, где находились минометчики. Но наша батарея не отвечала до тех пор, пока немцы не подтянули к берегу крупные пехотные части. Когда к реке подошли немецкие солдаты, на переправу посыпались мины. В течение короткого времени были разрушены десятки понтонных лодок и убито до 300 немцев. В разгроме вражеских переправ особенно отличились младшие сержанты Наумов и Егоршин и сержант Гусков.



Распоясавшиеся озверелые фашисты чинят расправу над мирным населением в захваченных украинских районах. В районном центре Ржищев Киевской области немцы расстреляли сотрудника районного отдела связи Андрея Бедренко и заведующего базой райпотребсоюза Николая Гордиенко. Затем фашисты забрали 25 девушек и под конвоем отправили в неизвестном направлении. В селах Стайки и Грибени Ржищевского района немцы устроили повальный грабеж, сопровождавшийся насилием и убийствами. В селе Стритовка фашисты по указке назначенного ими старосты — кулака Владимира Борозенец арестовали и расстреляли 12 крестьян и советских служащих.

В городе Пятихатка Днепропетровской области немцы согнали все оставшееся население на принудительные работы по ремонту дорог. Фашисты заставляют работать по 20 часов в сутки. Люди содержатся под открытым небом за проволочными заграждениями и не получают ни хлеба, ни воды. Лишь изредка в лагерь привозят гнилые помидоры. Старики и женщины падают от истощения, но фашисты избивают их прикладами и заставляют работать. Из Ново-Украинки немцы увезли неизвестно куда 100 местных жителей. В Александровске немецкий офицер схватил на улице 22-летнюю учительницу неполной средней школы Анну Якименко и потащил ее к себе в квартиру. Тов. Якименко оказала насильнику сопротивление. Тогда фашист тут же на улице застрелил ее. // Совинформбюро.


************************************************************************************************************
"Психическая атака" отбита


ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 12 сентября. (ТАСС). Наши части шли в наступление. Враг поспешно отступал. Но под совхозом 3. из вражеских окопов поднялся отряд фашистов. С винтовками наперевес немцы двинулись к нашим позициям. «Психической атакой» гитлеровцы надеялись вызвать панику среди красноармейцев. Это им не удалось.

Младший политрук пулеметной роты Герой Советского Союза В.С.Мичурин хладнокровно подпустил фашистов на близкое расстояние, а затем открыл губительный огонь. Поочередно, переходя от одного пулемета к другому (на время перезарядки лент), он расстреливал немцев. Противник в беспорядке бежал, оставив на поле боя 60 убитых.


☆ ☆ ☆

Говорит Баку


Бакинской нефти хочет враг,
Он вором крадется ко мне!
Но вышек на моих холмах
Ему не видеть и во сне!

Великий вождь меня позвал, —
И я со всей страной в строю,
И враг не раз уж испытал
Моих ударов мощь в бою.

Неисчерпаемей морей
Кровь драгоценная моя.
Сокровище в груди моей
Берег не для фашистов я.

Как солнце, я его хранил —
Не отдал в руки никому
И лишь свободному вручил
Его народу моему.

В морях советские суда
Плывут; Баку — опора им.
На фронт несутся поезда,
Поют: — «Баку, благодарим!»

И сколько танков грозных ты,
Страна моя, ни бросишь в бой,
И сколько краснозвездных ты
Разящих птиц ни бросишь в бой,

Знай — я их жажду утолю,
Снабжу моим бензином их.
На месте тысяч просверлю
Я сотню тысяч буровых.

Мои сыны и млад, и стар
Работают вдвойне, втройне,
Чтоб по врагу — что ни удар —
Был тяжелее на войне.

И не покину шахты я,
И не закрою глаз для сна,
Пока фашистская змея
Не будет в пепел сожжена!

День избавления придет.
Он близок. Раны исцеля,
Вновь, наконец, легко вздохнет
Освобожденная Земля.

РАСУЛ РЗА. Перевод с азербайджанского Владимира Державина.

________________________________________________
Фашистский солдат* ("Правда", СССР)
Рядовой Фриц ("The New York Times", США)
Д.Заславский: Облик фашистской армии* ("Красная звезда", СССР)
Солдат блицкрига - был да весь вышел? ("The New York Times", США)
Система оболванивания в германской армии ("Красная звезда", СССР)
О моральном облике гитлеровского офицера* ("Красная звезда", СССР)
Моральное состояние гитлеровского солдата* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Известия» №217 (7593), 13 сентября 1941 года
Tags: 1941, Совинформбюро, газета «Известия», идеология фашизма, осень 1941, письма на фронт, сентябрь 1941
Subscribe

Posts from This Journal “идеология фашизма” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment