Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Следы фашистского зверя

газета «Известия», 13 октября 1943 года, мировая война, отечественная войнаМ.Рузов || «Известия» №242, 13 октября 1943 года

СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Указы Президиума Верховного Совета СССР. (1 стр.). М.Булавин. Шахтёры Краснодона. (2 стр.). Ю.Медведовский. В Ставрополье. (2 стр.). Г.Кикнадзе. Братская помощь закавказских железнодорожников. (2 стр.). В.Полторацкий. Впереди — Киев. (3 стр.). М.Рузов. Следы фашистского зверя. (3 стр.). П.Тарасов. Образцово завершить сельскохозяйственный год. (3 стр.). Л.Кудреватых. В родном городе. (4 стр.). Заявление Черчилля о судьбе итальянского флота. (4 стр.). Англо-португальское соглашение об использовании английскими вооружёнными силами Азорских островов. (4 стр.). Военные действия в Италии. (4 стр.). Упадок духа и пессимизм среди населения Германии. (4 стр.).



# Все статьи за 13 октября 1943 года.



По размокшим от осенних дождей дорогам Белоруссии движутся наши части. Пушки помельче идут на конной тяге, потом следуют более крупные орудия на гусеницах. Облепленные грязью мотоциклисты обгоняют бронебойщиков на грузовиках.

Рядом с бойцами идут по дорогам обездоленные немцами, лишенные крова женщины, старики, дети. Вот женщина с двумя ребятишками. Босой мальчик лет десяти тащит корзину. В руках девочки корыто. Ещё мешок с пожитками — на плечах матери. Это все, что удалось спасти от загребущих немецких лап.

«Известия», 13 октября 1943 года, немецкая оккупация

Хата Анастасии Емельяновны Оверченко была на краю села, и женщина хоть кое-что успела унести. У соседей же ничего не осталось. Голые, босые, голодные люди. Оверченко идет домой, вернее, на место, где был когда-то её дом. Теперь дома нет. Его сжег немец. Немец сжег и все село Воробьевку, все 400 дворов.

Мы слушаем скорбный рассказ Анастасии Емельяновны — обыкновенную историю о хозяйничаньи немцев на белорусской земле. Два года жизни под кнутом. Два года непрекращающегося страха. В Воробьевке немецкого гарнизона не было. Разбойники налетали периодически. И с каждым налётом увеличивалось количество сгоревших хат, уведенных в рабство девушек, рос список повешенных и расстрелянных. Перед уходом гитлеровцы совсем сожгли село. Они спешили. Им некогда было вывозить хлеб, уводить скот. И они уничтожали зерно, пристреливали коров.

Немного погодя мы встретили на дороге Надю Кащееву, 18-летнюю колхозницу артели имени Ворошилова. Девушка тоже возвращается к родному пепелищу. Её с двумя подругами — Варей Бережной и Аней Малютиной немцы угоняли в Германию. Девушки еще дома решили во что бы то ни стало сбежать. Лучше смерть, чем немецкая каторга! И они сбежали, хотя немцы зорко их стерегли. Наде с Аней удалось спастись, дождаться прихода наших войск. Варю застрелил немец.

Население вышло из лесов, вылезло из земляных нор. К затравленным, измученным людям возвращается жизнь. Но в эти дни еще острее вспоминают они о родных и близких, не доживших до светлого праздника освобождения, о томящихся в немецкой неволе.

Вот хата старика Максима Минченко. Она уцелела. Чудом уцелел и весь хуторок в этом опустошенном крае, на границе Орловщины и Белоруссии. Но обобрали колхозников немцы и здесь до нитки. Ничего не осталось у Минченко: ни коровы, ни хлеба, ни картофеля.

Максим Васильевич не падает духом.

— Были бы душа да тело, — говорит он, — и все снова будет.

Но старик явно бодрится при жене, Наталье Денисовне, и невестке Пелагее. Когда же мы остались одни, не выдержал Максим Васильевич и заплакал тяжелыми, мужскими слезами. Была у него красавица-дочь, семнадцатилетняя Оксана, — угнали ее немцы в Германию. Был любимый единственный внучек Гриша, — погиб. Всю зиму бегала с ним Пелагея по лесам, хоронилась от немца, а мальчик, простуженный, умер.

От Оксаны недавно письмо из Неметчины прибыло. Вытащил его старик из-за иконы, показал нам. Пишет дочь, что ей хорошо живется и мечтает она теперь только о том, чтобы замуж выйти, как Тася. Старик об'яснил: Тася, ближайшая подруга Оксаны, перед отправкой девушек в Германию повесилась.

Край здесь, между Десной и Днепром, лесной, партизанский. Днём неистовствовали каратели. Ночью они не показывали носа, сидели, запершись в районном центре, превращенном в крепость. Весь день люди были настороже, следили, откуда нагрянут каратели, чтобы удрать во-время.

В одна из таких налётов Пелагея с сынишкой убежала в соседнее село. Но и туда ворвались бандиты. Запылали хаты. Сжег немец живьём Михаила Мороза. В его же избе сгорели Трухановы, мальчик и мать. Сожгли немцы Наташу Черенкову. Сгорел Матвей Горенко с женой и дочкой. Сгорела вся семья Павла Коренского.

На каждом шагу — кровавые следы немецкого зверя. В селе Тимановичи Семеновского района Черниговской области Яков Артемович Немченко и Тимофей Николаевич Алешин рассказали нам о разгуле гитлеровского бандитизма в последние дни перед отступлением. Немцы жгли село, накалывали детей на штыки и бросали в огонь. Расстреляли Василия Беника, Сергея Иваненко, Григория Мичко, Степана Тарнадского и его сына Ивана. Александру Филипповичу Гарбузу загнали пять пуль в рот.

Шестилетнего Федю Сушкова немецкий офицер привязал к хвосту лошади. Мальчика долго таскали по полю и полумертвого пристрелили. Дочь Фомы Даниловича Лысенко, 16-летнюю девушку, изнасиловали, потом закололи штыком. В этом селе из 527 хат немцы сожгли 324. Сгорело больше 10.000 копен хлеба.

В деревне Бабки мы видели на улице трупы двадцати двух человек. Люди отказались оставить родные места, и немцы расстреляли их из пулемета. В Архиповке из 203 хат осталось 15, в селе Бучки из 230 хат уцелело 40.

В Кирилловке Климовского района Орловской области немцы сожгли 45 домов, колхозное гумно, амбар, все мельницы, прирезали кур, гусей и угнали с собой 30 лошадей и 100 свиней.

В деревне Слобода Городнянского района Черниговской области гитлеровские мерзавцы зверски замучили Ивана Мельника, Марка Рачковского, Ивана Барсука, Андрея Ющенко и многих других. Прохору Андрусю палачи нанесли три ножевых раны в голову и две в грудь.

Тереховский район Гомельской области, освобождённый Красной Армией, был одним из богатейших районов Белоруссии. Немецкие изверги сделали всё, чтобы превратить его в пустыню. В селе Борщевка было 700 домов, сожжено 685. Гитлеровцы перед уходом пристрелили из автоматов весь скот. Кирилла и Самсона Шишовых, Трофима и Савелия Петренко и Леонтия Бондарева, пытавшихся тушить пожар, немцы закололи штыками.

В посёлке Андреевка немцы заперли в сарай и сожгли одиннадцать человек, в том числе 12-летних мальчиков Алёшу Киселёва, Володю Нестеренко и Колю Кришенко.

Только стремительное наступление Красной Армии не дало немцам возможности полностью осуществить их дьявольские планы. Сотни тысяч колхозников, рабочих, интеллигентов спасены нашими бойцами от смерти. Возле села Бугоровка мы встретили радостно возбуждённую толпу крестьян. Перебивая друг друга, они рассказали нам о причинах своей радости.

Полторы тысячи жителей Бугоровки, чтобы не быть угнанными в Германию, спрятались в лесу. Немцы обнаружили их там и окружили. Началась расправа. Пятнадцать человек гитлеровцы успели расстрелять. Но в это время подошла наша часть. Командир одного из подразделений лейтенант Семенченко, — его имя будут помнить поколения бугоровцев, — приказал внезапно ударить по немецкому отряду, и в короткой схватке отряд был полностью уничтожен.

В это время другое подразделение ворвалось в село и расправилось там с гитлеровскими поджигателями, не успевшими осуществить своё гнусное дело.

Жители Бугоровки спешили теперь домой, к родным очагам. // М.Рузов, спец. корреспондент «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.
____________________________________________
К.Симонов: Это было на Гомельщине** ("Красная звезда", СССР)
П.Белявский: По следам зверя* ("Известия", СССР)**


************************************************************************************************************
Впереди — Киев


Нет ничего прекраснее осеннего леса. Все краски собрала украинская осень, чтобы нарядить в них деревья. Звонкое золото кленов блестит среди темных дубов. Оранжевые березы обнимаются с тихим орешником, и совсем красная, как на празднике, стоит молодая калина. Даже сухие ржавые листья папоротника причудливым узором легли на землю. А если встретится в лесу серебристая речка, в ней отражены и светло-синее небо, и смолистая зелень сосны, и паутинка, что плывёт неизвестно куда...

Но даже здесь, среди праздничных красок осеннего леса, прошла и оставила след свой война, В кустах орешника разбросаны немецкие бочки из-под бензина, на полянах видны остовы сожженных машин. Колючая проволока. Канавы окопов. И черная печная труба стоит на месте разбитого домика.

По узкой дорожке через Дарницкий лес мы выезжаем к самому берегу, и перед нами за Днепром весь, как на ладони, встаёт Киев. Мы смотрим на колокольни Киево-Печерской лавры, на высокий дом Совнаркома, отыскиваем десятки знакомых зданий и, следя за облачком дыма, стараемся определить, где это горит — возле электростанции или на речном складе?

До города не больше трех километров. В бинокль отчетливо видны окна, детали отдельных домов и крутой поворот дороги, сбегающей к мосту.

Киев рядом. Что там сейчас делается? Как ведут себя немцы? Люди, которым удалось вырваться из города, рассказывают страшные вещи.

Взорван Крещатик. Уничтожен театр имени Ивана Франко. Разрушено здание гостиницы «Континенталь». Жизнь в городе совсем замерла. Движения нет. Только черные полицейские пугалами стоят на пустых перекрестках.

Немцы грабили всё и вывозили в Германию. Два года изо дня в день захватчики зверски истребляли жителей Киева. На Бессарабке стояли виселицы. В «Бабьем яру» зарыты десятки тысяч расстрелянных. Пригородные места — Дарница, Бортничи, Княжичи, Бровары сожжены до тла. В Дарнице колодцы доверху были завалены трупами убитых детей. В селе Большой Дымер немцы повесили молодую колхозницу, депутатку Киевского областного Совета, Евдокию Бессмертную.

В тридцати километрах от Киева стоял зеленый чудесный городок Борисполь. Я помню высокие пирамидальные тополя, опрятные белые домики, тихие улицы Борисполя и запах вишневых садов. Теперь нет ничего. Груды золы, развалины, трупный запах. Взорваны и сожжены 452 дома в старинном Переяславе, 250 жителей этого городка расстреляны немцами в день отступления и 900 расстреляны и повешены до того. 5.500 переяславских девушек и подростков немцы угнали в Германию.

Мы проезжали через сожженные Бровары. На грудах золы, среди кирпичей и обгорелого железа, у разрушенной, обвалившейся печки копошилась какая-то семья. Старая женщина и детишки в лохмотьях. У них ничего не осталось, кроме этих жалких развалин.

Немцы грабили всё, а чего нельзя было взять, — уничтожали. В полях, возле сожженных деревень, лежит застреленный скот. Серые круторогие симменталки. Немцы не успели угнать их и уничтожили из пулемётов. В Дарнице мы видели концентрационный лагерь. Бараки, обнесенные девятью рядами колючей проволоки. Страшное место. У окрестных жителей, которые прятались в лесу, а теперь вышли к пепелищу своих домиков, мы спросили, какова судьба заключенных.

— Тысяч пять немцы угнали с собой. Говорят, — повели на Белую Церковь. А остальные вон там зарыты. Тысяч тридцать от голода и от побоев погибли.

Около тысячи жителей Дарницы, Броваров и Предмостной слободки немцы утопили в Днепре. Следы этих варварских злодеяний не уничтожишь ничем. Есть живые свидетели. Есть судьи. Есть армия мстителей.

С опушки Дарницкого леса мы видим Киев. Два года назад с этой же опушки я видел, как последние уходящие из города красноармейцы взорвали за собою мосты. Огромное пламя взметнулось кверху и все загудело и задрожало кругом, словно обрушились высокие горы. Но, взрывая за собою мосты, люди поклялись тогда, что вернутся. И вот они вернулись, чтобы освободить от немецких захватчиков страдающий Киев и всю советскую землю, до последнего камня, до ее последнего кустика.

Наши передовые посты стоят сейчас на Трухановом острове. Это — полоска песчаной, поросшей кое-где верболозом земли. Немного ниже Труханова острова, против Слободки, над водой подымаются кессоны моста. Самого моста нет. Был еще мост, так называемый Наводницкий, выходивший к Кухмистерской слободе. Немцы взорвали его, отступая. В момент взрыва на этом мосту находилось много жителей, которых немцы нарочно загнали туда.

На песчаном берегу Днепра, возле Бортничей, в августе 1941 года стояли наши части. В кустах лозняка хоронились тогда тяжелые пушки. Через город они стреляли по немцам, наступавшим от Мышеловки. Теперь на том же месте против самого Киева стоят другие бойцы. Они вышли к Днепру, тесня и опрокидывая немцев.

Под Киевом на левобережье были упорные бои. Наши войска, ломая оборону противника, рвались к днепровским переправам. В этих боях, а потом на переправах сотни советских солдат и офицеров покрыли себя неувядаемой славой героических подвигов.

Из уст в уста передаётся на фронте рассказ о героях-комсомольцах Петухове, Сысолятине, Семенове и Иванове, которые первыми вступили на правый берег Днепра. Самоотверженно и горячо дерутся бойцы капитана Ванина за то, чтобы расширить плацдарм на правобережье. Можно многое рассказать о подвиге замечательной девушки-танкистки Марии Логуновой, которая, переправившись через Днепр, на своём танке смело вступила в бой с превосходящими силами немцев.

День и ночь на берегах широкой реки гремят орудийные залпы. Рвутся тяжелые бомбы. Без отдыха строчат пулемёты. Идёт бой. // В.Полторацкий, спец. корреспондент «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 12 октября.
_________________________________________________
Н.Тихонов: В Киеве, на Крещатике ("Красная звезда", СССР)
Расстрелы в Киеве и Ростове ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Киев* ("Красная звезда", СССР)


************************************************************************************************************
ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ. Не раз ходил в разведку командир бронемашины старшина А.Г.Макаров. Благодаря его смелым действиям в разведке и добытым при этом сведениям о противнике подразделение танкистов разгромило немецкий штаб, захватив штабные документы. На снимке (справа налево): капитан И.В.Читалин ставит задачу на разведку старшине А.Г.Макарову.


Фото Я.Паволоцкого. (ТАСС)
как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, убей немца, смерть немецким оккупантам


************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Оперативная сводка за 12 октября

В полосе среднего течения ДНЕПРА наши войска продолжали вести бои по расширению плацдармов на правом берегу реки в прежних районах и на отдельных участках добились серьёзных успехов.

На ВИТЕБСКОМ направлении наши войска продолжали наступление и заняли несколько населённых пунктов.

На остальных участках фронта — усиленная разведка и артиллерийско-миномётная перестрелка.

В течение 11 октября наши войска на всех фронтах подбили и уничтожили 50 немецких танков. В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 72 самолёта противника.

* * *

На правом берегу Днепра в одном районе части Н-ского соединения вели ожесточённые бои. Немцы любой ценой хотели потеснить наши части, но все их контратаки были отбиты. На поле боя осталось до 700 вражеских трупов. В другом районе весь день шла упорная борьба за высоту, господствующую над окружающей местностью. Бои неоднократно переходили в рукопашные схватки. К исходу дня наши войска выбили немцев с этой высоты и продвинулись вперед. За день боёв уничтожено до 1.500 немецких солдат и офицеров, подбито и сожжено 23 танка и 2 бронемашины. На соседнем участке противник силами пехоты и танков предпринял контратаку. В разгаре боя 11 немецких танков прорвались через наши боевые порядки. Артиллеристы, действовавшие в боевых порядках пехоты, немедленно повернули свои орудия и открыли огонь по прорвавшимся танкам противника. В течение получаса все 11 немецких танков были подбиты и уничтожены. Оставшиеся в живых экипажи танков взяты в плен.

Наша авиация активно поддерживала действия наземных войск. В воздушных боях в течение дня сбит 41 немецкий самолёт.

* * *

На Витебском направлении части Н-ского соединения, преодолевая сопротивление противника, овладели несколькими населёнными пунктами. Уничтожено до батальона немецкой пехоты. Захвачено две артиллерийских батареи, 3 шестиствольных миномёта и склад боеприпасов. На другом участке противник предпринял контратаку, пытаясь вернуть утерянные вчера опорные пункты. Миномётным и ружейно-пулемётным огнем гитлеровцы были рассеяны и частью уничтожены, не успев дойти до нашего оборонительного рубежа.

Наша штурмовая и бомбардировочная авиация уничтожила 8 немецких танков, 40 автомашин, 3 автоцистерны с горючим, взорвала склад боеприпасов и подавила огонь 8 артиллерийских батарей противника. В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 12 немецких самолётов.

* * *

Авиацией Черноморского флота в одном из портов потоплены танкер противника водоизмещением в 3 тысячи тонн, две десантных баржи, два самоходных понтона и две сухогрузных баржи.

* * *

Украинский партизанский отряд имени Александра Невского 20 сентября взорвал большой мост на важном участке железной дороги. Немцы срочно выслали ремонтный поезд для восстановления моста. Не дойдя до места назначения, поезд подорвался на поставленных партизанами минах и полетел под откос. Усилив охрану пути и спешно перебросив саперно-инженерные роты, немцы навели временный мост и восстановили разрушенное полотно. Но возобновить движение поездов противнику не удалось. Партизаны отряда имени Дзержинского взорвали на этом же участке второй железнодорожный мост.

* * *

Пленный ефрейтор 3 роты 4 немецкого егерского батальона Фридрих Лиска рассказал: «В германских военных сводках говорится, что немецкая армия не отступает, а «совершает планомерный отход». Такое надувательство вызывает огромное возмущение. Кто-кто, а солдаты на фронте точно знают, что немецкие войска отступают потому, что не в силах держаться. Очень часто нынешнее отступление переходит в паническое бегство. Отступающие части бросают вооружение, военное имущество и даже не подбирают своих раненых. За несколько дней 3 рота потеряла 130 человек. В ней уцелело всего-навсего два десятка солдат. В одном бою, который продолжался полдня, наш батальон из 9 противотанковых орудий потерял 8. Все пулеметы выбыли из строя. Что бы там ни говорило командование, но любой солдат понимает, что такие потери немецкая армия вынести долго не сможет».

* * *

Ниже публикуется акт о зверствах немецко-фашистских мерзавцев в селе Губиниха, Днепропетровской области: «С первого же дня прихода немцев для нас настала невыносимая жизнь. Начались дикие издевательства и массовые расстрелы. Немцы разграбили всё имущество жителей. Особенно глумился над населением и свирепствовал комендант обер-фельдфебель Кроль. В колхозе «15 лет Октября» фашистские изверги расстреляли 99 колхозников. В колхозе имени Шевченко немецкие палачи убили 140 человек, в том числе семью Фёдора Корниенко, семью Пелагеи Тараненко и других. Свыше 2 тысяч жителей немцы угнали на каторгу в Германию. Фашистские варвары сожгли 605 жилых домов со всеми надворными постройками, 28 колхозных построек, взорвали паровую мельницу, школу, клуб и детские ясли. Гитлеровские звери разгромили и уничтожили больницу. Они выволокли на двор находившихся на излечении больных мужчин, женщин и детей и 75-летнего фельдшера Андрея Позлевича и расстреляли их из автоматов. После кровавой расправы над больными немцы взорвали аптеку и сожгли главный корпус, инфекционный корпус и два жилых дома сотрудников больницы».

Акт подписали жители села: П.Кучерявенко, М.Гончарь, Х.Голубь, С.Мартыненко, К.Корниенко, М.Оберемок, Ф.Семенчинко, М.Сорока, Е.Мезинцева, Е.Сименко. // Совинформбюро.

______________________________________________
М.Рыльский: Это сделали немцы ("Известия", СССР)**
Зона пустыни* ("Красная звезда", СССР)**
В.Финк: Варвары ("Красная звезда", СССР)
В.Радкевич: Витебск - город смерти* ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: "Новый порядок" в Курске* ("Красная звезда", СССР)
П.Крайнов, В.Коротеев: Что происходит в Орле ("Красная звезда", СССР)*
Зверства немцев в Крыму: Симферополь, Ялта, Евпатория* ("Красная звезда", СССР)**

Газета «Известия» №242 (8235), 13 октября 1943 года
Tags: 1943, В.Полторацкий, Совинформбюро, газета «Известия», зверства фашистов, оккупация Киева, октябрь 1943, осень 1943
Subscribe

Posts from This Journal “зверства фашистов” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments