Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Пять дней в фашистском застенке

газета «Известия», 16 октября 1941 годаК.Тараданкин || «Известия» №245, 16 октября 1941 года

Наглый враг угрожает нашим важнейшим промышленным центрам, нашей красной столице, любимой Москве. В час грозной опасности весь народ, сплоченный вокруг партии Ленина—Сталина и Советского правительства, поднимается на защиту отечества. Наши силы неисчислимы. Мобилизуем их до конца, всей мощью народа обрушимся на немецко-фашистские орды!

Грудью отстоим свободу, честь, независимость Отчизны! Все силы народа — на отпор врагу!



# Все статьи за 16 октября 1941 года.



На одном из участков фронта немцам удалось захватить в плен группу наших бойцов и командиров. Среди пленных были раненые и некоторые из них нуждались в немедленной медицинской помощи. Не отделяя больных от здоровых, фашисты угостили каждого ударом приклада, а потом заставили всю группу построиться. Из хаты вышел офицер в сопровождении двух эсэсовцев и на ломаном русском языке обратился к строю:

советский тыл в ВОВ

— Зольдат, показывай свой командир и политрук.

В рядах никто не шелохнулся.

Офицер медленно расстегнул кобуру и вынул револьвер.

— Я не имею времени ждать! — угрожающе произнес он, играя револьвером.

Ответом ему было молчание.

— Командир и политрук, делай один шаг! — крикнул офицер.

Пленные стояли неподвижно под дулами направленных на них винтовок.

— Зеер гут, — зловеще улыбаясь, процедил гитлеровец, — я сам буду все найти.

И он пошел вдоль строя, вглядываясь в лица пленных.

— Этот... Этот... Этот...

Трех человек по его знаку вывели из строя.

Палач разрядил в них свой пистолет.

— Мы будем найти еще! — крикнул он и что-то отрывисто произнес по-немецки.

Конвоиры бросились к пленным. Часы, деньги, бумажники, кошельки становились добычей мародеров. Потом пленных снова построили и погнали по грязному проселку.

Это был кошмарный марш. Фашистские конвоиры то и дело кричали на избитых, окровавленных людей:

— Шнелль! Шнелль!

Раненые изнемогали от жажды, но пить было запрещено. Завидев по дороге колодец, фашисты бежали к нему и начинали палить в воздух.

Многие раненые не дошли до Броварского концентрационного лагеря. В изнеможении они падали в грязь, и конвоиры ненадолго задерживались, чтобы добить их. Остальные дотащились до окраины Броваров. Здесь под открытым небом, за двумя рядами колючей проволоки в человеческий рост высотой на мокрой земле лежали пленные, приведенные раньше.

Охраняли концлагерь отборные, натренированные в застенках эсэсовцы. Роль тюремщиков была поручена военным в чине не ниже унтер-офицерского. Солдатам фашисты, видимо, не могли доверить эту кровавую работу.

День в лагере начался с того, что к пленным явился сопровождаемый усиленной охраной щуплый, белобрысый офицер. Он приказал отобрать и согнать в отдельный угол группу «подозрительных» заключенных.

Посыпались удары прикладами, пинки, ругательства. Избиваемые цеплялись за товарищей. Немцы начали стрелять в воздух. «Подозрительными» оказались пленные, у которых сохранились сапоги, гимнастерки, плащ-палатки. Согнав людей, фашисты приказали им снять сапоги и раздеться вплоть до нижнего белья. Большой ворох одежды и сапог немцы унесли с собой, оставив возле полунагих людей полдюжины автоматчиков.

И потянулись страшные дни в фашистском застенке. В первые сутки пленным не дали ни крошки хлеба, ни горсти муки, ни капли воды. Жажда мучила еще сильнее, чем голод. В ответ на просьбы пленных караульные грозили штыками. Ночью, под проливным осенним дождем умерли восемь раненых. Утром пленным приказали выкопать могилу. С тяжелым сердцем опускали бойцы в сырую, холодную землю тела замученных товарищей.

Пленным не дали ни пищи, ни воды и на вторые сутки. Какими-то обломками и просто руками люди начали копать землю, чтобы добраться до воды. Мутная, вонючая, она была не лучше той, что скопилась в грязных лужах. Немецкие офицеры пришли фотографировать эту картину.

На следующее утро к лагерю потянулись жители окраинных селений. Часовые подпускали женщин к проволочной изгороди и начинали обыскивать. Они забирали все — молоко, сало, хлеб, яблоки и, заливаясь смехом, пожирали на глазах возмущенных колхозниц. Через проволоку же подали пленным пригоршню сырых картофелин и качаны капусты. И те, кто держался на ногах, подбирали эти скудные подачки, делились с ранеными. К вечеру похоронили еще четверых.

На третий день к полудню за проволоку вошли три пьяных ефрейтора. Выбрав себе жертвой красноармейца Павла Воробьева, они приказали ему подойти. Тот повиновался. Один из немцев бросился к нему и с криком: «Футбол!» ударил его ногой. Красноармеец пошатнулся, и в ту же минуту его ударил второй. Воробьев отлетел к третьему. Тот уже занес было ногу для пинка, но красноармеец увернулся от удара и бросился бежать. Немец шлепнулся в грязь. Разразившись бранью, он выхватил револьвер и начал стрелять вслед убегающему. Одна пуля пробила Воробьеву плечо. Ругаясь и пошатываясь, изверги поплелись во-свояси.

За оскорбление «начальства» немцы решили мстить всему лагерю. Пленных уже не подпускали к проволочному заграждению. Красноармеец Александр Павлович Бабан все же осмелился подойти к женщине, которая протягивала через проволоку качан капусты и ломоть хлеба.

Наблюдавший за красноармейцем фашистский часовой подождал, пока тот схватит продукты, а потом выстрелил в него в упор. Тов. Бабан упал, обливаясь кровью. Капусту и хлеб и растоптал сапогами.

Женщины, стоявшие у изгороди, закричали:

— Звери, изверги, что вы делаете?!

Из помещения выскочили фашисты с наганами и бросились избивать колхозниц.

У пленных от голода начали пухнуть руки и ноги. Смерть явилась избавлением от этих адских мук. Вечером опять приказали рыть могилу для умерших.

Утром на пятый день часовой заколол раненого красноармейца Илью Григорьевича Павленко, когда тот, находясь в почти бессознательном состоянии, подполз к проволоке. Потом гитлеровцы притащили станковый пулемет и, забавляясь, начали обстреливать лагерь, загонять живых людей в один угол. И снова пришли офицеры с фотоаппаратами, чтобы запечатлеть этот «победоносный эпизод».

Ночью младший политрук Александр Иванович Лучников, чей правдивый и страшный рассказ я записал, бежал из Броварского концентрационного лагеря. // К.Тараданкин, спец. корр. «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 15 октября.
_____________________________________
Я.Милецкий: Юхновская пытка ("Красная звезда", СССР)*
Фашистский плен хуже смерти* ("Красная звезда", СССР)**


************************************************************************************************************
Немецкие захватчики, стремящиеся овладеть жизненными центрами нашей страны, встречают упорное сопротивление советских войск, несут огромные потери в вооружении и живой силе. На снимке: сбитый фашистский истребитель — один из тех, что десятками гибнут сейчас каждый день в боях на Вяземском направлении.


Фото Л.Великжанина (ТАСС)
самолеты фашистской Германии, люфтваффе, авиация войны, авиация Второй мировой войны, фашистские самолеты, оружие Третьего рейха


************************************************************************************************************
Славные воины Красной Армии! Не щадя сил своих и самой жизни, преградим путь гитлеровским ордам Крепче отпор врагу, рвущемуся и Москве!

☆ ☆ ☆

Палачи и провокаторы

Группа бойцов роты связи работала на линии. Неожиданно появились шесть немецких танков и открыли огонь. Лишенные укрытий, связисты залегли, кто где мог. Послышались стоны раненых.

Когда огонь прекратился, фашисты вылезли из танков и начали собирать раненых, волоча их по земле.

Свалив раненых бойцов в груду, гитлеровские палачи облили их горючим и подожгли... Долго потом раздавались одиночные выстрелы. Это в огне взрывались патроны, находившиеся у наших бойцов.

Рассказавший нам все это сержант Федор Алексеев заявил:

— Клянусь, пока в моих жилах течет кровь, пока я способен держать оружие, беспощадно уничтожать фашистских извергов!

* * *

Однажды в расположении части, где командиром т. Березкин, поздно вечером со стороны противника послышался голос из радиорупора. Оратор говорил на русском языке и обращался к «товарищам красноармейцам, командирам и политработникам».

— С вами говорит ваш бывший боец Иванов, — бойко начал он свою речь и в ярких красках стал описывать «райское житье» в фашистском плену.

Товарищи, лично знавшие Иванова, без труда разгадали гнусную подделку. Но откуда фашисты узнали имя бойца, его адрес, расположение части?

Ответ на этот вопрос дали санитары. Накануне они подобрали на поле боя труп убитого Иванова. Его карманы были опустошены. Фашисты воспользовались документами бойца, чтобы подсунуть вместо него к микрофону своего «пропагандиста». Маневр не удался. За двойное преступление — убийство и провокацию — бойцы поклялись отомстить вдвойне.

Наши артиллеристы сократили незадачливому оратору время выступления. Он был «лишен слова». // П.Майский, спец. корр. «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ (Северо-Западное направление), 15 октября.


************************************************************************************************************
Кровь и чернила


В наших руках новые пачки писем, найденных у фашистских солдат, убитых на ленинградском фронте.

Газеты Геббельса наполняют всю Европу зловонием несусветной брехни. Гитлер выступает по радио, жонглируя лживыми цифрами и путаясь в собственной клевете. Вся машина немецкой пропаганды пущена в ход, чтобы еще раз обмануть, запутать, одурманить сознание германского народа.

Но кровь миллионов погибших немецких солдат не смывается чернилами. Маленькая пачка писем весит больше, чем тонны геббельсовских газет.

Ефрейтору Клумпе пишут родные из Германии: «В прошлую ночь опять были русские, уже в половине одиннадцатого вечера. Они сбросили листовки, в которых писалось, что наступает голод, что весь Кельн представляет собой груду пепла и развалин и что мы должны перейти на сторону Красной Армии и покончить с кровавым Гитлером».

Еще яснее пишет солдату Гейнцу его отец из Берлина: «Нас посещают часто английские летчики. Они причиняют нам много вреда. Дома сильно расшатаны. Берлин стал очень тихим. Все приходится доставать с трудом. Наша поговорка гласит теперь: «Выдержать перетерпеть, язык держать за зубами!» Стоит только посмотреть, как живет верхушка! О, еще все будет!»

Дальше идут несколько незначащих фраз родных и знакомых. Главное сказано: «О, еще все будет!»

Солдат Гейнц убит, его отец получит в Берлине стандартное извещение: «Ваш сын пал в боях под Ленинградом». Старик будет «держать язык за зубами», но только до того времени, когда «все будет». Это время настанет, и он отомстит за кровь сына.

Линна Ауфенгоф пишет из Дортмунда старшему ефрейтору Эдуарду Зикман: «Томми посещают нас часто. Нынче было худо. Минувшую ночь мы просидели в погребе. Опять были убитые. Полдня уходит на то, чтобы закупить самое необходимое. С радостью сообщила бы что-либо иное, но вы ведь знаете: «Молчать, и терпеть».

Когда-нибудь после войны, когда фашистский кошмар уйдет в безвозвратное прошлое, историки смогут точно восстановить по письмам к германским солдатам и по письмам самих солдат процесс гниения свирепого гитлеровского режима. Никакая ложь, никакая трескучая пропаганда не в силах его остановить:

«О, еще все будет!». // И.Луковский. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ. 15 октября.


************************************************************************************************************
Фашистские варвары бомбят мирные города и села, убивают женщин, стариков и детей. На снимке — местечко М. (Вяземское направление), подожженное немецкими бомбардировками.


Фото Л.Великжанина (ТАСС).
газета Известия, 16 октября 1941 года


************************************************************************************************************
Настроения финских солдат


Немцы пришли в Финляндию, как хозяева. Их нужно кормить, им нужно отдавать лучшее, худшее оставляя себе. А сельское хозяйство Финляндии мало приспособлено для удовлетворения этих запросов фашистских желудков.

Население Финляндии голодает, чтобы сытно жилось немецким поработителям финского народа. Из ряда мест уже поступают сообщения о хлебных бунтах, о недовольстве населения голодными продовольственными нормами. В городе Куопио недавно стихийно взбунтовались женщины у хлебного магазина. В армии нормы пайка снижаются непрерывно. Финские солдаты называют хлеб, которым их кормят, фанерным хлебом. Он испечен из суррогатов и тонок, как фанерный лист. Достаточно хотя один раз посмотреть на то, с каким удовольствием и с какой жадностью захваченный в плен белофинский солдат ест наш хлеб, чтобы понять, как измучен голодом рядовой солдат финской армии.

Финляндия славилась чистоплотностью своего населения. Но сейчас от хваленой чистоплотности не осталось следа. Финские солдаты обовшивели, среди них начинает свирепствовать сыпной тиф. Страшное страдание суждено перенести финскому народу с наступлением зимы. Но это, конечно, мало смущает гитлеровских бандитов.

Финский солдат Мякинен погиб в дни боев за станцию Б. Толстая пачка писем, которая была найдена у Мякинена, прекрасно подтверждает, что настроение финского народа с каждым днем ухудшается. Народ устал от тяжелых испытаний, на которые обрекли его продажные правители Финляндии.

Вот выдержки из этих писем:

«Я сегодня зашла в магазин, и там один спрашивал табаку, но ему не дали. Послала тебе к чаю сахарину, так как сахару нет. У нас, Арно, не уплачен за наш участок налог, хотя срок был 1 сентября». (Письмо жены).

«Ох, ох, ох, если бы война теперь уже закончилась! Мы смогли бы опять начать жить. Вы все вернулись бы домой. Хотя ведь не все вернутся оттуда...» (Письмо брата).

«Конечно, эта страшная затея уже могла бы закончиться... У меня погиб родственник на севере. Погибли двое из Левантоля, погиб и Юхо. Быстрее бы кончилась эта война и наступил мир. Но, как видно, об окончании еще ничего неизвестно... Наверное, бедственной становится там ваша жизнь теперь, когда начались осенние дожди. Только бы ты не стал там мишенью и не был бы тяжело ранен». (Письмо товарища).

В каждом письме, несмотря на боязнь военной цензуры, прорывается истинное настроение финнов. И можно не сомневаться, что рано или поздно финский солдат повернет свой штык против немецко-фашистской черни. // В.Саянов, спец. корр. «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 16 октября.


************************************************************************************************************
В ДЕЙСТВУЮЩЕЙ КРАСНОЙ АРМИИ (Южный фронт). Танки идут на передовые позиции.


Фото специального военного корреспондента «Известий» С.Гурарий.
советские танки, смерть немецким оккупантам


************************************************************************************************************
Миллионы советских патриотов должны, не покладая рук, работать для фронта. Пусть вся наша необ'ятная страна превратится в военный лагерь, У нас есть все для организации победы. Четкостью, организованностью, самоотверженностью, сплоченностью народы СССР добьются победы над немецко-фашистскими захватчиками!

☆ ☆ ☆

От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 15 октября

В течение ночи на 15 октября наши войска вели бои с противником на всем фронте и особенно ожесточенные на Вяземском, Брянском и Калининском направлениях.



На одном из участков Ленинградского фронта части командиров Родина и Петрова вклинились в оборонительную полосу немцев и овладели высотой «А». За три дня боев в этом районе немцы потеряли 1.500 человек убитыми и ранеными. Огнем нашей артиллерии подавлены 7 вражеских батарей, уничтожены 26 орудий, 28 пулеметных гнезд, 8 ДЗОТ'ов и 15 автомашин с пехотой и вооружением.



На одном из участков Юго-Западного направления фронта авиационное соединение Черноморского флота совершило несколько налетов на танковые и мотомеханизированные силы противника. В результате прямых попаданий бомб разбито 7 танков, 3 бронемашины, 10 автомашин с боеприпасами, уничтожено свыше роты немецких солдат и подожжен склад с боеприпасами. В воздушных боях сбито 7 самолетов и 8 самолетов уничтожено на аэродромах. Действующие на одном из секторов Юго-Западного направления артиллеристы Черноморского флота в течение последних дней уничтожили 3 немецких склада с боеприпасами, подавили 7 артиллерийских батарей, несколько танков и уничтожили много живой силы противника.



Группа бойцов из партизанского отряда тов. Ж., оперирующая в захваченных немцами районах Калининской области, после очередной разведки возвращалась в штаб. В деревне М. крестьяне сообщили разведчикам о том, что 20 фашистских солдат разграбили соседнюю деревню и сейчас двигаются по шоссейной дороге в свою часть. Выбрав удобную позицию неподалеку от дороги, партизаны устроили засаду. Вскоре показался конный обоз с награбленным крестьянским имуществом и продовольствием. Как только фашисты достигли расположения засады, в грабителей полетели гранаты. 10 немцев было убито на месте, остальные разбежались, оставив на дороге награбленное добро.

Несколько дней спустя партизаны выследили группу немцев, приехавшую на мельницу. Пока несколько солдат грузили на автомашину колхозную муку, остальные немцы пошли на плотину глушить рыбу. Партизаны подкрались к плотине и в упор расстреляли фашистов. Уничтожив автомашину и немцев, оставшихся в мельнице, партизаны ушли. Ни один из 15 фашистов не ушел от метких партизанских пуль.



Население Прибалтийских республик, оккупированных немцами, подвергается грабежам и насилиям, которые чинят фашистские мерзавцы. В городах и на хуторах происходят повальные обыски, во время которых у населения силой отбирается все шерстяное белье и теплая одежда. За сокрытие теплой одежды и шерстяных одеял в Риге, Митаве и Виндаве немцы расстреляли 29 человек. В городах Латвии об’явлен приказ немецких властей, обязывающий население немедленно сдать германской армии лыжи, зимние спортивные костюмы и лыжную обувь. В Риге закрыты все универмаги и магазины, торгующие товарами широкого потребления. В дачной местности Болдерая немецкие солдаты расстреляли семью из четырех человек за сокрытие нескольких пар лыж, шерстяных одеял и меховых курток. Несмотря на террор, жители Прибалтийских республик оказывают сопротивление гитлеровским бандам. На одном из немецких складов было обнаружено, что почти все 300 отобранных пар лыж искусно надрезаны и непригодны к употреблению.


Вечернее сообщение 15 октября

В течение ночи с 14 на 15 октября положение на Западном направлении фронта ухудшилось. Немецко-фашистские войска бросили против наших частей большое количество танков, мотопехоты и на одном участке прорвали нашу оборону.

Наши войска оказывают врагу героическое сопротивление, наносят ему тяжелые потери, но вынуждены были на этом участке отступить. За 13 октября уничтожено 36 немецких самолетов. Наши потери — 11 самолетов. По неполным данным за 15 октября под Москвой сбито 9 самолетов противника.



Две недели в городах и селах советской страны идут занятия по всеобщему военному обучению граждан, способных носить оружие. Весь народ поднимается на защиту своей родины. Миллионы советских людей овладевают винтовкой, пулеметом, постигают военное искусство. В городе Горьком созданы десятки хорошо оборудованных военно-учебных пунктов. Допризывники закончили изучение материальной части винтовки. Проведены боевые стрельбы. Успешно проходят занятия на военно-учебных пунктах городов Ярославля и Иваново. После занятий бойцы несут у себя на предприятии караульную службу.

В Ленинграде всевобуч проходит в боевых условиях. Созданы отряды истребителей танков, пулеметчиков и снайперов. Широко развернуто военное обучение трудящихся в гор. Воронеже. Отряды выходят на тактические учения, совершают длительные походы, закаляются, приучаются преодолевать трудности.

С большой настойчивостью овладевают военным делом трудящиеся Донбасса. Горняки и металлурги, рабочие и инженеры, охваченные могучим патриотическим порывом, делают все для того, чтобы возможно быстрее и лучше усвоить учебную программу. Организованно проходят занятия в Климовском и Артемовском районах гор. Ворошиловграда. Призывая товарищей в кратчайшие сроки и отлично овладеть оружием, кузнец-трехсотник машиностроительного завода тов. Носиков заявил: «Сегодня я даю по три нормы в смену, работаю за троих, ибо я знаю, что своим молотом я кую победу над врагом. Завтра я готов встать под ружье и пойти в бой и уничтожать фашистских извергов». // Совинформбюро.

______________________________________________
Гитлеровские подлецы ("Красная звезда", СССР)***
Немецко-фашистские зверства в Бресте и Минске* ("Красная звезда", СССР)
Кровавые преступления гитлеровских палачей** ("Красная звезда", СССР)**
Фашистская расправа с пленными красноармейцами* ("Красная звезда", СССР)**
Фашистские звери живыми закапывают раненых красноармейцев* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Известия» №245 (7621), 16 октября 1941 года
Tags: 1941, Совинформбюро, газета «Известия», зверства фашистов, октябрь 1941, осень 1941, советские военнопленные
Subscribe

Posts from This Journal “1941” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments