Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

В усадьбе Геринга

«Красная звезда», 10 мая 1945 года, смерть немецким оккупантамВ.Терновой || «Красная звезда», №256, 27 октября 1944 года

Войска 4-го Украинского фронта овладели на территории Чехословацкой республики промышленным центром Закарпатской Украины городом МУКАЧЕВО — важным узлом коммуникаций и опорным пунктом обороны противника у южных отрогов Карпат.



# Все статьи за 27 октября 1944 года.



После прорыва обороны противника на границе Восточной Пруссии части N соединения вышли к Роминтенскому лесному массиву, в котором находится усадьба одного из гитлеровских главарей — Геринга. Площадь леса занимает здесь 28 километров в длину и 15 в ширину. Овладение этим массивом позволяло нашим войскам выйти на подступы к важным железнодорожным станциям. Естественно, что немцы особенно упорно оборонялись на данном участке, используя холмистую местность со сравнительно слабой сетью дорог. Они укрепились на рубеже возле города Шитткемен, где природные препятствия были дополнены оборонительными сооружениями в виде дотов, противотанковых рвов, минных полей.

«Красная звезда», 10 мая 1945 года, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, красноармеец ВОВ, Красная Армия, смерть немецким оккупантам, советская артиллерия

План боя за Роминтенский лес был разработан нашим командованием с таким расчетом, чтобы нанести противнику сокрушительный удар с помощью ряда обходных маневров. Как и следовало ожидать, наиболее ожесточенная борьба развернулась за город Шитткемен, откуда открывается кратчайшая дорога в Роминтенскому лесу. Для овладения Шитткеменом была выделена группа войск, поддержанная самоходными пушками и танками. Несколько часов продолжался напряженный огневой бой. Нашим огнем была истреблена большая часть вражеского гарнизона, уничтожены две артиллерийские батареи, разбито несколько немецких танков. Ворвавшись в город, советские воины в рукопашных схватках добивали уцелевших гитлеровцев.

С падением Шитткемена бои переместились в лесной массив, но сопротивление противника попрежнему оставалось упорным. Немцы непрерывно подбрасывали свежие резервы. Сюда прибыл, в частности, эсэсовский полк. Пленный немецкий офицер Гольберг показывает, что полку был прочитан приказ, где говорилось: «Удержать Роминтенский лес любой ценой». Однако наступающие ломали сопротивление врага, отбивая все его контратаки, и мелкими группами с разных сторон проникали в лес, где перехватывали дороги и просеки, ведущие в усадьбе Геринга. На многих участках завязывались короткие, но жаркие схватки.

Умело руководил своими подразделениями, ведущими бои в густом лесу, офицер Санковский. На лесной дороге немцы выставили сильный заслон. Здесь у них было много пулеметов, несколько малокалиберных пушек, минометная батарея. Санковский, оценив обстановку, выслал в тыл противнику группу бойцов под командой старшего лейтенанта Васильева. Пробравшись с огромным трудом через чащу леса, эта группа внезапно обрушилась на гитлеровцев с тыла, и заслон был вскоре разгромлен.

Усадьба Геринга является узлом путей сообщения в Роминтенском лесу. От нее идет несколько хороших шоссейных дорог — на север, на юг и прямо, в обход озер. Такое расположение усадьбы вызвало напряженные бои на подступах к ней. Противник стремился отрезать наши подразделения, проникшие в глубь леса. Для этого он предпринял с севера и с юга ряд яростных контратак силами пехоты при поддержке танков. Но все попытки гитлеровцев взять в клещи наши передовые отряды ни к чему не привели. Контратаки, следовавшие одна за другой, были отбиты с тяжелыми потерями для немцев. Тогда возобновилось наступление наших частей, которые стали обтекать лес с двух сторон, создавая угрозу окружения для подразделений, обороняющих усадьбу Геринга.

В районе усадьбы немцы имели круговую оборону, усиленную тяжелыми пулеметами, артиллерийскими орудиями, минометами. Но отчаянное сопротивление врага не остановило советских воинов. В боевых порядках наших стрелковых подразделений умело действовали артиллеристы и минометчики. Каждую атаку поддерживали сильным огнем самоходные орудия. Пользуясь прикрытием этих огневых средств, наши пехотинцы ворвались в расположение усадьбы и сразу пустили в ход ручные гранаты. Истребляя сопротивлявшихся гитлеровцев штыком и гранатой, атакующие овладели зданиями усадьбы. Немцы потеряли здесь больше батальона пехоты и в панике бежали, бросив много оружия.



Захватив усадьбу, наши войска перешли к преследованию отступающего противника, не давая ему ни минуты передышки. Один отряд, возглавляемый офицером Липкиным, совершил скрытный бросок вперед и устроил засаду возле местечка. Гитлеровцы, ничего не подозревая, натолкнулись на эту засаду и попали под ее огонь. Здесь было уничтожено более 200 вражеских солдат. Другие отряды преследования тоже перехватывали дороги и внезапно обрушивали свои удары на отходящие разрозненные подразделения немцев. Вскоре Роминтенский лес был окончательно очищен от противника. На дорогах, полянах и лужайках остались одни трупы немецких солдат и офицеров.

Захваченная нашими бойцами усадьба Геринга полностью сохранилась. Ее двухэтажные сосновые дома, выкрашенные в бронзовый цвет, уцелели все до одного. Всюду видны следы поспешного бегства охраны, которая не успела вывезти даже кое-какие личные вещи своего обер-бандита. В кабинете Геринга на письменном столе оставлена целая кипа топографических карт. Многие из них исчерчены стрелами и всяческими пометками. На стенах тоже висят рабочие карты. В комнатах брошены вещи, приготовленные к эвакуации. На кухне и в столовой оставлена приготовленная пища, бутылки с французским шампанским.

Как видно, гитлеровцы рассчитывали, что Роминтенский лес с поместьем Геринга не попадет под удар частей Красной Армии. Наши войска опрокинули эти расчеты врага. // Майор В.Терновой. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ. (По телеграфу от наш. спец. корр.).


************************************************************************************************************
Три книги Ильи Эренбурга *)


Давно уже сказано, что книги, как и люди, имеют свое предназначение и свою судьбу. Есть книги-друзья, книги-единомышленники, которые говорят с читателем языком его чувств, отвечают на его думы, чаяния, мечты. Именно такими книгами стали в дни войны сборники статей Ильи Эренбурга.

Все три книги писателя, последнюю из которых недавно выпустил в свет Гослитиздат, составлены из его газетных статей, очерков и заметок. Читаешь одну за другой эти памятные статьи, и кажется, что листаешь собственный дневник, — так близки каждому советскому человеку весь строй чувств писателя, его страстный патриотизм, его безграничная ненависть к врагу, его неиссякаемая даже в самые трудные дни вера в нашу победу.

Можно писать о творческих особенностях книг Эренбурга — о свойственном ему мастерстве миниатюрного памфлета, этой своеобразной прозаической эпиграммы, о богатстве, энергии и сжатости его образного языка. Но сейчас хочется сказать о нем не только как о писателе, но прежде всего как гражданине, патриоте.

В одной из своих лучших статей Эренбург метко назвал писателей ревнителями правды, а искусство — служением истине. Таким самоотверженным, ревностным служением стала с первого часа войны вся литературная деятельность Эренбурга. «Неутомима жажда человека понять свое время, взглянуть с высоты на лихорадочную пестроту дней, осознать смысл происходящего», — пишет Эренбург в прекрасной статье, открывающей его третью книгу. Именно эту жажду стремится удовлетворить писатель.

Четверть века назад, в суровые дни весны 1919 года, Ленин призвал большевиков, агитируя трудящихся, «внушить каждому в отдельности, что от его храбрости, решительности и преданности зависит окончание войны». Именно эту мысль несут в народ лучшие статьи Эренбурга, обращенные к бойцам и офицерам, к рабочим и колхозникам, к ученым и деятелям искусства. «Пусть одна страсть жалит нас, жжет сердце, как уголь: убить немца, убить немцев, победить...» — писал Эренбург, и слова эти нашли отклик в сердцах тысяч читателей.

Под Сталинградом танкисты гвардейской части подполковника Ионова за полчаса до боя прочитали одну из самых волнующих статей Эренбурга, воспроизводящую дневник гестаповца Фридриха Шмидта. Командир орудия Коробков сказал только: «Сейчас мы с ним рассчитаемся». Тысяча немцев заплатила жизнью за злодеяния Фридриха Шмидта...

«В первый день» — так назвал Эренбург свою первую статью, написанную сорок месяцев назад, и с этого дня писатель ни на минуту не покинул своего поста, оружие своего слова поставив на службу Красной Армии, а значит Родине, народу.

Война затемнила улицы и площади наших городов, окна наших домов. Но фашизм, по образному выражению писателя, принес миру нечто более страшное — духовное затемнение, и в ряды неутомимых борцов с ним встал с первого часа войны Илья Эренбург. Морально-политический разгром фашизма предполагает разгром не только фашистской армии и фашистского государства, но и всей фашистской идеологии. Статьи Эренбурга честно служат этой великой задаче.

Такого врага, как гитлеровцы, мало ненавидеть. Его нужно еще и презирать. Статьи Эренбурга помогли многим людям научиться не только ненавидеть, но и презирать фашистских мерзавцев, презирать их мнимую культуру невежественных роботов, автоматов, наделенных злой волей, жадностью и чванством.

Многообразными средствами воспитывает писатель это презрение. Он цитирует сотни писем, показаний, трофейных документов. Он сам допрашивает пленных немцев. Он воспроизводит почти целиком их кошмарные дневники. Он показывает идейных предшественников фашизма, его духовных отцов, всех этих мракобесов расизма и основоположников геополитики, эрзац-ученых и эрзац-полководцев.

Статьи Эренбурга служат делу воспитания в советском человеке национальной гордости. Он напоминает, что русская литература еще в прошлом веке была совестью всего передового человечества, ибо нет европейского писателя, который не учился бы на русском романе гуманности. Он гордо заявляет, что наша национальная, политическая и социальная борьба — от декабристов до Зои Космодемьянской — потрясла мир бескорыстием, самоотверженностью, душевным благородством, что Россию никто и никогда не завоевывал. Он обращается в сокровищнице отечественной литературы и приводит в своих статьях вещие слова Щедрина, вдохновенные строки Пушкина, Тютчева и Маяковского.

В статьях Эренбурга, как на своеобразной трибуне, выступают и сами его читатели: майор Харченко и лейтенант Супруненко, старшина Зареченский и автоматчик Дмитрий Буйлов, казак Николай Кочергин и старший лейтенант Григорий Дейпела. Он воспроизводит эпическое по своей простоте и скромности потрясающее письмо сержанта Якова Мальцева, написавшего Эренбургу за несколько часов до своей гибели о геройском подвиге старшины Ивана Лыглина, трагическое письмо калининской крестьянки Елизаветы Ивановны Семеновой. В этом органическом переплетении высокого писательского мастерства с документами, взятыми из жизни, — сила публицистики Эренбурга.

* * *

Существует немало противоречивых и неполных определений публицистики. Но есть единственно верное определение публицистики, принадлежащее Ленину и мудро характеризующее ее как «историю современности» — правдивую, как история, и актуальную, как современность.

Именно такую историю нашего времени образно и оригинально, сильно и страстно пишет Эренбург. Собранные воедино его памфлеты, очерки и корреспонденции, его статьи и заметки — главы этой истории, первые три книги которой изданы под одним и тем же лаконичным заглавием «Война». (К сожалению, издательство выпустило их сравнительно небольшим тиражом).

Книги эти написаны о войне. Мозаически пестрые, они складываются в единое целое. Однако у каждой из них есть своя, особая тема. «Мужество» — мог бы озаглавить Эренбург свою первую книгу, повествующую о начальной поре войны. «Стойкость» — такова тема второй книги, главные герои которой сталинградцы. «Возмездие» — могла бы называться третья книга, книга о нашем прошлогоднем летнем и зимнем наступлениях. Одним, только одним словом определяется содержание и той, четвертой и последней книги о войне, новые и новые главы которой Эренбург пишет сегодня, напишет завтра и допишет в завоеванном войсками Об'единенных наций Берлине. Слово это у всех на устах, заветное, гордое и радостное, короткое слово — Победа. // Б.Яковлев.

*) Илья Эренбург. - Война. Книги первая, вторая, третья. Гослитиздат, 1942, 1943 и 1944 гг.


************************************************************************************************************
ГАЗЕТЫ АМЕРИКАНЦЕВ УКРАИНСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ ОСУЖДАЮТ ПОЛЬСКОЕ ЭМИГРАНТСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО


НЬЮ-ЙОРК, 26 октября. (ТАСС). Выходящие в США прогрессивные украинские газеты осуждают профашистскую реакционную политику польского эмигрантского правительства в Лондоне и клики Матушевского в Соединенных Штатах, призывают к созданию демократической Польши и к сотрудничеству с Советским Союзом.

В статье, напечатанной в нью-йоркской газете «Громадски голос», выходящей на украинском языке, польский журналист Борейша заявляет, что вместо того, чтобы подготовить польскую армию к войне с Германией, польская реакция всю свою энергию посвящала колонизации украинских и белорусских земель, где содержала крупную полицейскую силу. Польская реакция угождала клике помещиков и не стремилась к добрососедским отношениям с Советским Союзом, лишая таким образом Польшу возможности развиваться в экономическом, политическом и культурном отношениях. Борейша указывает далее, что Польша должна возвратить Советскому Союзу украинские и белорусские территории и расширить свои границы на западе, т.е. занять там польскую в этническом отношении территорию.

Питтсбургская газета «Народне слово», выходящая на украинском языке, также обвиняет польское эмигрантское правительство в попытках возродить колониальный режим польских помещиков в Западной Украине, Белоруссии и Литве. Газета отмечает, что до войны в Западной Украине около 4 тысяч польских помещиков владели фактически половиной территории плодородной земли и безжалостно эксплоатировали крестьян. Нынешнее польское эмигрантское правительство защищает интересы польских помещиков. Комментируя исходящее из кругов польских эмигрантов предложение о назначении Арцишевского на пост президента Польши, газета «Народне слово» заявляет, что «Арцишевский защищает интересы польских помещиков, как преданный пес защищает хозяина».

Нью-йоркская ежедневная газета «Украински щоденны висти» дает высокую оценку первым результатам деятельности Польского Комитета Национального Освобождения и предлагает распустить реакционное польское эмигрантское правительство. Газета указывает, что «польское эмигрантское правительство никогда не было демократическим; оно не дает возможности польскому народу получить настоящую конституцию, лишает его права свободных выборов». Эмигрантское правительство, пишет газета, стало бесполезным, тогда как Польский Комитет Национального Освобождения выполняет правительственные функции. «Комитет руководит не только внутренними делами, но также заключает договоры. Польская армия с каждым днем становится всё сильнее и освобождает польскую территорию... Скоро вся Польша может стать свободной, и Комитет будет переведен в Варшаву, где начнет восстановление страны и будет оказывать помощь союзникам в победе над врагом. На освобожденной польской территории очень мало людей интересуется деятельностью эмигрантского правительства».

______________________________________________
И.Эренбург: Олухи* ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Выстоять!* ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Душа народа* ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: О ненависти** ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Фрицы о фрицах ("Красная звезда", СССР)**

Газета «Красная Звезда» №256 (5936), 27 октября 1944 года
Tags: 1944, Илья Эренбург, газета «Красная звезда», октябрь 1944
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments