Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Гитлеровцы ответят за свои злодеяния

«Красная звезда» №260, 4 ноября 1942 года

Долой кровавую клику гитлеровских правителей и их пособников! К суровому ответу организаторов чудовищных злодеяний и кровавых преступлений против народов Советского Союза и всех оккупированных стран Европы! Из лозунгов ЦК ВКП(б) к 25-й годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции



# Все статьи за 4 ноября 1942 года.



«Красная звезда», 4 ноября 1942 года

Сегодня опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об образовании Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР». В этом государственном акте первостепенного значения с новой силой выражена наша непреклонная воля к борьбе и победе, наша непоколебимая уверенность в разгроме врага. Этот Указ звучит призывом к еще более беспощадной борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

Нет числа преступлениям немецко-фашистских захватчиков, нет меры их жестокости и злодейству. На каждом своем шагу по нашей стране они сеют смерть и разрушение. Поставив себе целью стереть с лица земли советский народ, гитлеровские мерзавцы залили оккупированную территорию реками крови мирных людей. Только в Киеве за несколько дней немецкие бандиты убили и растерзали 52 тысячи мужчин, женщин, стариков и детей. Только в Днепропетровске было расстреляно из пулеметов 10.500 мирных жителей. Сотни тысяч советских граждан насильно угнаны немцами в иноземное рабство, на фашистскую каторгу.

Всюду, куда только вступает нога гитлеровских мерзавцев, немедленно начинается самый безудержный разбой и грабеж. Повсеместно, в захваченных ими городах и селах, немецкие солдаты и офицеры врываются в квартиры жителей и, не гнушаясь ничем, хватают все, что попадается под руки, от ценных вещей до кухонной утвари, детских игрушек. За время оккупации из временно занятых немцами советских районов отправлены в Германию сотни поездов с имуществом советских граждан, накопленным их личным честным трудом, с колхозным и государственных имуществом, созданным усилиями всего советского народа. Всеобщее ограбление городского и сельского советского населения проводится немцами со всей жестокостью и неумолимостью.

Полные черной ненависти к нашей стране, к труду и достижениям советского народа, гитлеровские мерзавцы варварски, с жестокостью и яростью бешеных зверей разрушают то, что мы создали за десятилетия и столетия. Тысячи сел и деревень, десятки городов во временно оккупированных районах СССР разорены врагом, сожжены дотла. Нет больше солнечного украинского города Чернигова — немцы превратили его в руины. Нет больше красавца Петергофа — немцы разрушили его до основания, отправив все ценное в Германию. Нет больше древнего русского города Епифани — немцы сожгли его дотла. Разрушение немцами памятников искусства и культуры народов Советского Союза, разрушение зданий носит повсеместный характер.

Все эти чудовищные преступления немецко-фашистских захватчиков не случайны. Гитлеровская армия ведет не обычную войну, а войну разбойничью, преследующую целью истребление миролюбивых народов. Разбой и грабеж — это программа гитлеровских людоедов, кровавые преступления — это их излюбленный метод борьбы. Своими зверствами, перед ужасами которых бледнеют самые страшные преступления, какие когда-либо знала история человечества, немцы рассчитывали запугать советский народ, сломить его волю к борьбе. Но чудовищные расправы фашистов только укрепили решимость наших воинов биться с врагом до победного конца.

Преступления, совершаемые гитлеровцами на советской земле, не останутся без возмездия. Не для того наш народ 25 лет тому назад взметнул знамя Великого Октября, не для того росли советские люди под солнцем Сталинской Конституции, чтобы быть растерзанными фашистскими мерзавцами, быть проданными с торга на рабовладельческих рынках в Кельне, Кенигсберге и других немецких городах. Не для того советские люди честным и упорным трудом создавали свои домашние очаги, чтобы они были разграблены немцами. Не для того наш народ долгое время, отказывая себе во многом, сберегая каждую копейку, вкладывал миллиарды рублей в промышленное строительство и колхозное хозяйство, чтобы негодяи-гитлеровцы утащили наше добро в Германию, пускали эти миллиарды по ветру, предавали огню наши города, села, наши заводы, школы, больницы, дома отдыха. Советский народ гневно требует возмездия — и добьется возмездия!

В Указе говорится: «За все эти чудовищные преступления, совершаемые немецко-фашистскими захватчиками и их соучастниками и за весь материальный ущерб, причиненный ими советским гражданам, колхозам, кооперативным и другим общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям Советского Союза, преступное гитлеровское правительство, командование германской армии и их сообщники несут всю полноту уголовной и материальной ответственности». Мы посадим на скамью подсудимых гитлеровских преступников. Мы заставим врага возместить огромный материальный ущерб, который принесло советскому народу разбойничье вторжение гитлеровских полчищ.

За время войны уже собраны сотни тысяч документов о преступлениях гитлеровцев: акты, протоколы, фотографии и т.д. Создание Чрезвычайной Государственной Комиссии обеспечит полный учет злодеяний немцев. Данные, которые призвана собирать Комиссия, лягут в основу нашего расчета с врагом. Тяжелы наши потери, велики наши жертвы, но и сурова будет расплата за них. Советские люди никогда не забудут тех зверств, насилий, разрушений и разорений, которые причинили и причиняют мирному населению нашей страны озверелые банды немецких захватчиков, — ничего не забудут и ничего не простят!

Чрезвычайная Государственная Комиссия будет определять ущерб, причиненный немецкими оккупантами и их сообщниками населению СССР и устанавливать размеры возможного возмещения личного ущерба, понесенного нашими гражданами. Комиссия будет определять размер ущерба, понесенного советским государством, колхозами и общественными организациями и подлежащего возмещению в соответствии со справедливыми требованиями советского народа.

Как отмечается в Указе, Чрезвычайная Государственная Комиссия будет устанавливать во всех случаях, где это представляется возможным, личности немецко-фашистских преступников, виновных в организации или совершении злодеяний на оккупированной советской территории, с целью преданий этих преступников суду и их сурового наказания. Фашистские душегубы не уйдут от возмездия.

Своим актом советское правительство еще раз подтвердило свое убеждение в том, что преступное гитлеровское правительство и все его пособники должны понести и понесут заслуженное суровое наказание за свои злодеяния. Нет сомнения, что этот акт будет встречен с удовлетворением всеми народами Европы, изнывающими под гитлеровской тиранией, всеми свободолюбивыми народами мира.

Являясь еще одним напоминанием армии и стране о том, с каким подлым и жестоким врагом мы сражаемся, Указ Президиума Верховного Совета об образовании Чрезвычайной Государственной Комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков перекликается с лозунгом, реющим на наших октябрьских знаменах: «Воины Красной Армии! Беспощадно мстите немецко-фашистским мерзавцам за разграбление и разорение наших городов и сел, за насилие над женщинами и детьми, за смерть советских людей! Кровь за кровь! Смерть за смерть!» Самоотверженной и умелой борьбой с врагом приблизим час нашей победы — час полной расплаты с гитлеровцами за все их преступления перед советским народом!
____________________________
Бешеные волки ("Красная звезда", СССР)*
Немецко-фашистское иго ("Красная звезда", СССР)***


************************************************************************************************************
ПОД НОВОРОССИЙСКОМ. Торпедный катер выходит на выполнение боевого задания.


Снимок нашего спец. фотокорр. Г.Хомутова.
«Красная звезда», 4 ноября 1942 года, красноармеец ВОВ, Красная Армия, смерть немецким оккупантам, русский дух, русский воин


************************************************************************************************************
Слава Героям Советского Союза и Героям Социалистического Труда — лучшим сынам нашей родины! Из лозунгов ЦК ВКП(б) к 25-й годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции.

☆ ☆ ☆

СЕМЬЯ И РОДИНА

Родина и семья — это два слова, самые родные в жизни, самые близкие и понятные сердцу русского человека. Их не отделишь одно от другого, не оторвешь. Когда припоминаешь всю свою жизнь, то видишь, что вся она на каждой ступеньке связана с жизнью родины.

Родословная моей семьи начиналась в большом городе, в Пороховой слободе. Там я родился подле знаменитого порохового завода. Там бегал мальчишкой, там начал работать. У всей семьи моей жизнь была связана с заводом. Отец 46 лет проработал на нем мастером на пробе порохов, на старости лет вышел на пенсию как инвалид труда. Старший брат Леонид тоже на этом заводе работал слесарем, а потом с завода пошел в рабфак и в вуз. Старшая сестра Софья и сейчас работает на заводе, в заводоуправлении. Младшая сестра Нина тоже на заводе, в пороховом цеху.

Я сам кем только ни работал на заводе. Еще мальчишкой чистил кирпичи, потом был масленщиком, потом станочником, потом завод меня послал в Горную академию. Так что вся жизнь моей семьи как-то давно уже связалась с одним местом — с пороховым заводом, с Пороховой слободой.

И хоть Пороховая слобода, может, занимает далеко не первое место на земле по красоте, хоть и улицы там серенькие, и домишки маленькие, а то и вовсе крошечные, но родное место дорого сердцу. Семья, завод, слобода — все это вместе в сердце улеглось так, что никогда не вырвешь. Там у моих стариков есть маленький домик. Обыкновенный домишко, сколоченный уже давно на рабочие гроши; каждый из семьи внес на него свою копейку. С огородом, со скамеечкой у крыльца — в общем все как полагается. Ничего особенного. Но если ты тут родился и вырос, и если старики твои до сего дня тут живут, и если еще мальчишкой в 12 лет в этом доме тебя мать впервые будила утром на работу, то это место особенно дорого.

Отец у меня старый человек, ему уже за семьдесят перевалило. До революции он на том же заводе участвовал в стачках, был членом подпольного комитета. Много пережил на своем веку.

Мать тоже прожила нелегкую жизнь. Начинала ее «в людях», в кухарках, потом на фабрике Алатузова работала в суконном цеху. Как все отцы и матери, и они, конечно, оба мечтали всегда, даже еще до революции, вывести своих детей в люди, но едва ли, конечно, это бы им удалось, если бы не советская власть. Если бы не советская власть, не стал бы я, их средний сын Алексей, в 31 год полковником, не стал бы их старший сын Леонид инженером Путиловского завода, не стал бы их младший сын Владимир техником мелиоратором.

Я часто вспоминаю свое детство, проходившее в слободе. Трудно его назвать веселым. Много было в слободе темноты, пьянства, грязи. Так много произошло за эти годы, так много переменилось, так много мы получили, сделали своими руками, что иногда привыкаешь к этому, забываешь, как жили раньше. Нужно оглянуться назад, как следует вспомнить свое детство, — и только тогда поймешь, как переменилась жизнь.

А у моих стариков это все произошло на глазах. Они были уже взрослыми людьми, когда пришла советская власть. Им может быть даже лучше, чем нам, видно, что было и что сделано, даже наверное лучше видно. Именно поэтому они с такой ненавистью пишут мне в письмах о немцах, которые хотят поломать все то, что мы создали. Именно поэтому, когда начиналась война, мои старики с самого начала готовы были ко всем жертвам, которые может понести семья, ко всем испытаниям, были готовы ко всему от всей широты своего русского рабочего сердца.

Наша семья, каждый из членов ее по-своему приняли участие в войне. Я, как кадровый военный, конечно, с первого дня стал воевать. Но не только я пошел воевать, поехал на фронт и старший брат Леонид. Из инженера Путиловского завода он стал командиром стрелковой роты. Младший брат Владимир оставил свою профессию мелиоратора, пошел на авиационный завод, стал работать, получил квалификацию авиационного техника, приемщика штурмовиков. Старшая сестра Соня как была, так и осталась работать на военном заводе. Младшая сестра Нина, которая перед войной служила в Иркутске, с началом войны вернулась в родное гнездо и пошла в пороховой цех работницей. Каждый из нас, защищая родину, защищал тем самым свою семью, своих близких.

В декабре прошлого года наша семья понесла тяжелую утрату: в боях под Тихвином, у деревни Романьи, в ночной схватке погиб брат Леонид, далеко от родных мест. На Кировский завод, где работала инженером его жена, вернулся один из рабочих и рассказал о гибели брата. Она написала мне, а я долго не решался сообщить об этом старикам: очень уж они любили Леонида. Потом сообщил. Они сначала не хотели поверить. Леонид был крепкий парень, им все не верилось, что он может погибнуть. «Может, неверное известие, — писали они мне, — может, только ранен, может, еще живого его увидим». И только когда, наведя точные справки, узнав подробности о гибели брата, я все это написал старикам, — тогда они поверили.

Отец мне сейчас часто пишет письма и в каждом повторяет: «Как бы скорее прогнать немцев». Он старый, а горячий. Если бы хоть немножко годков можно было скинуть с плеч, он сам пошел бы на фронт. Читаешь его письма и чувствуешь, как он болеет за трудности наши, за неудачи, как стоит он всем сердцем за советскую власть, которая вывела его детей в люди.

Мать мне тоже письма пишет. Она у меня набожная, верит в бога, все пишет мне: «Храни тебя бог, сынок». Ну, что же, тут можно верить, можно не верить, но материнское благословенье всегда останется святой вещью.

Как и всей стране, сейчас и семье нелегко. Старший сын погиб уже на фронте. И в жизни подчас приходится трудно. Приходится работать, не покладая рук. Но семья верит, что мы не отдадим своего счастья, что через все пройдем и дойдем до победы.

В семье растет третье поколение. Сыновья и дочери, мои и моих братьев и сестер. Наши старики давно уже стали бабушкой и дедушкой. А мы, среднее поколение семьи, деремся именно за то, чтобы наши дети не попали под немецкое иго, чтобы они выросли счастливыми и свободными русскими людьми, а не немецкими рабами.

Я воюю уже семнадцатый месяц. Много пришлось пережить за это время, много пришлось схоронить друзей, много пришлось видеть примеров стойкости и мужества. И когда я думал о том, что помогает моим товарищам так самоотверженно драться, то всегда у меня в глазах вставала собственная семья, и думал я, что у них тоже за спиной семьи, тоже за спиной родной дом, старики, матери и отцы, и малыши-дети, и это им придает то мужество, ту ярость в бою, с которыми можно победить все, даже и самую смерть. Семья — великое дело, и так уже повелось у нас в народе, что когда нет рядом с тобой близких родных, твоих братьев, то твои друзья и товарищи по оружию заменяют тебе братьев.

Однажды я оторвался от своих и шел над вражеской территорией на бомбежку один, вдруг вижу два истребителя-чайки. Они подстроились ко мне с двух сторон, ласково помахали крыльями: мол, не робей, браток; и так, пока я бомбил, были вместе со мной под сильнейшим зенитным огнем и довели меня обратно до аэродрома. Никто не давал им этого задания, а просто они увидели, что я отбился, и пришли по-братски на помощь. Так мне и показалось, как сейчас помню, в тот момент, что это два брата у меня с двух сторон, словно мы деремся семьей.

У меня в полку погиб один командир — хороший парень и великолепный летчик. Когда я выступал по радио, то рассказал о его смерти. После этого я получил больше двухсот писем, в которых самые разные люди откликнулись на мое выступление, сочувствовали горю товарищей, потерявших такого парня, писали мне от доброго сердца, от хорошей души. И когда я читал эти письма, опять было у меня такое чувство, что у меня семья — это не только моя семья, что есть за нашими плечами большая дружная семья — весь народ.

Недаром мы еще в мирное время гордо называли свою страну великой семьей народов. Это название оправдалось с небывалой силой в дни самых тяжелых боев.

Мы действительно сражаемся сейчас народ за народ, брат за брата, и все вместе за нашу общую мать — родину. Деремся, как одна неразделимая семья. А то, что неразделимо, — то и непобедимо. // Полковник А.Федоров. г. МОСКВА


************************************************************************************************************
Мой боевой курс


Когда с высоты, на которой кружится мой самолет, я вижу какую-нибудь речку, то сейчас же мне вспоминается Сухая Чигла. На крутых берегах ее прошло мое светлое детство.

В жаркий, летний полдень придешь с поля, усталый, черный от пыли, поднятой бороной, или с покоса в мокрой насквозь рубашке и сразу — на берег. Разбежишься, оттолкнешься от берега и вниз головой — в прохладную воду. А вынырнешь, поплывешь, и будто второй раз родился на свет, и усталость, как рукой сняло, и весело. Тогда кричишь во все горло от удовольствия, от ощущения своего здоровья. Да и чего мне было впадать в печаль? У меня было все, что нужно для жизни. Я знал, что мать накормит меня досыта, отец купит обновку. У меня была балалайка, с которой я разгуливал вечерами по улицам. Старший брат Ефим купил мандолину. Мы задавали веселые концерты на всю деревню, и кругом нас толпилась вся деревенская молодежь, а старики говорили:

— Артюховы ребята гуляют!

Я не представлял себе, как люди раньше могли жить иначе. Для меня завоевания Октября были уже прекрасной явью, что шумела вокруг… Далеко катилась слава про наш колхоз. Заречье наше разрасталось с каждым годом, тянулись к нам люди, строили дома, и постепенно исчезало поле, разделявшее наше Заречье от соседнего поселка «Красный пахарь», — поселки и хутора сливались в одно большое село, в дружную колхозную семью.

Мой отец — большой любитель сельского хозяйства. Он целыми днями пропадал в полях, наблюдая за опытными всходами суданки, люцерны, а то копался в огороде, выращивая какие-то особенные помидоры. Каждая сельскохозяйственная выставка была для отца великим праздником, к которому он готовился и день и ночь, чтобы удивить людей плодами своего усердия. Отец — самоучка, он всего достигал упорным трудом, но мечтал, что мы — дети, овладеем наукой, и тогда держись земля!

Любовь к земле перешла от отца и к нам. Брат Ефим поступил в сельскохозяйственный техникум. Он привозил домой книги по агрономии, и отец просиживал над этими книгами, стараясь догнать ученого сына.

А сколько радости было у нас, когда Ефим стал агрономом! Я помню долгие зимние вечера… На столе шумит самовар, отец с Ефимом ведут разговор о земле, строят планы, и нет конца их мечтам. А я встану утром, надену коньки и по льду Сухой Чиглы бегу в школу. Летишь, как на крыльях, только звон стоит, да свежий ледок потрескивает под ногами.

Я мечтал о самолете. Мне нравилось быстрое, захватывающее дух движение, когда ветерок посвистывает и все несется мимо в каком-то бешеном полете. Вот кончу семилетку, думал я, и поступлю в авиаучилище. Но в авиашколу принимали с восемнадцати лет, а мне было только семнадцать, когда я окончил школу. А тут вызывают в комсомол и говорят:

— Артюхов, поедешь на педагогические курсы. Будешь учителем. Надо много учителей, потому что вводится всеобщее начальное обучение.

Не хотелось мне, по правде говоря, быть учителем, да и какой из меня учитель в семнадцать лет. Но раз нужно учить других, значит это важней, чем моя мечта, и я подчинился комсомольской дисциплине, поехал на курсы.

И вот я стал учителем. В двух классах у меня было семьдесят малышей. С ними я занимался весь день, а вечером ко мне приходили взрослые ликвидировать свою неграмотность. Учу их читать, писать, а сам мыслями уношусь в небо на самолете

И вот сбылась, наконец, моя мечта — я поступил в авиашколу. Правда, окончил я ее как техник, а мне хотелось непременно в воздух. Работал техником. Ни одной вынужденной посадки по моей вине не было, но мне хотелось летать самому. Я переквалифицировался на летчика и сел в самолет. В боевой грозной машине я встретил первый день войны.

Мы стояли недалеко от границы. Я только что вернулся из ночного полета, готовился отдохнуть, и вдруг — боевая тревога! Не успел я надеть парашют, а уж над нашим аэродромом появились немецкие самолеты и давай бомбить. Закипело мое сердце от лютой злости, бегу к машине, поднимаю в воздух свое звено и на высоте в восемь тысяч метров пересекаю границу. Курс — на Тильзит.

Недалеко было лететь, но за это короткое время прошла передо мной вся моя жизнь, и увидел я милую Сухую Чиглу, и отца своего, и все дорогое моему сердцу Заречье, и еще пуще загорелось мое сердце злобой на врага… Вот и Тильзит. Вижу вокзал, поезда, колонны немецких войск, и туда — в самую гущу вражеских войск — полетели мои бомбы. Запылали внизу костры, повалил дым, а мне радостно и отлегло сразу от сердца.

На другой день — на штурмовку. По шоссе густо шли немецкие мотоколонны. Было раннее утро. Немцы не ожидали нас. Они всерьез думали, что вся авиация Советского Союза уничтожена. А я развернул свое звено в кильватерную колонну, спустился метров на 400-600 и давай лупить танки, грузовики, автоцистерны. Поднялась у немцев великая паника, все горит, рвется, летит на воздух. Отбомбился я и увел свое звено в сторону. Немцы думали, совсем улетел Артюхов. А я развернул звено за лесом, да на бреющем опять над ними прошелся, пулеметами прочесал раз, и другой, и третий — опять над ними прошелся пулеметами.

И вот с первого дня войны я не покидаю своего боевого самолета. 284 боевых вылета сделал я на своей машине.

Однажды пришлось мне пролетать над родным Заречьем. Фронт уже близко надвинулся к Сухой Чигле, и захотелось мне хоть сверху, хоть на минутку взглянуть на дорогие моему сердцу места. Я увидел длинные скотные дворы молочной фермы, конюшни, высокую гору, на которой я, бывало, пас скот, поля, где я убирал хлеб… Не было такого года, чтобы мы получали меньше пяти-шести килограммов на трудодень. Отец мой, ставший председателем колхоза, добился хороших успехов — с десятины собирали 120-130 пудов ржи… И вот война подкатилась к родным местам.

Я кружился над селом, над самыми крышами, — люди пололи свеклу. Я увидел брата младшего — Леонида, он махал мне рукой. Я сбросил вымпел.

Всего несколько строк написал я своим родным землякам. Они махали мне руками, приветствуя, радуясь моему прилету, и я видел их лица, озаренные надеждой и верой в силу Красной Армии.

Я повернул свой самолет и лег на боевой курс. Коротка и безмолвна была встреча с родными и друзьями детства, но я как бы прикоснулся к земле, вскормившей и вспоившей меня, и ощутил в себе новую силу для борьбы с проклятым врагом. Я чувствовал себя сильным, бодрым, свежим, точно искупался в прохладной Сухой Чигле, и это ощущение бодрости и веры в свои силы не покидает меня ни на одну минуту.

Я мщу немцам за семью мою, которую я потерял в первые дни войны. Война разлучила нас. Немцы отняли у меня радость жизни. Они оторвали моего брата Ефима от любимого дела: агроном взял винтовку в руки, чтобы защищать родину. И Леонид уже в армии. На полях родного колхоза день и ночь трудятся мои старики, они не покладают рук своих, лишь бы победить врага, который хочет сломать всю нашу жизнь.

Я мщу и буду мстить немцам за наше поруганное счастье. Я воюю, чтобы ускорить тот час, когда мы, Артюховы, сможем снова собраться на берегу милой Сухой Чиглы и жить в довольстве и радости, жить так, как к этому стремились наши отцы и старшие братья, стоявшие у октябрьских баррикад. // Капитан П.Артюхов.


************************************************************************************************************
Долой немецко-фашистских захватчиков, кровавых поработителей народов Европы, заклятых врагов свободолюбивых народов всего мира! Из лозунгов ЦК ВКП(б) к 25-й годовщине Великой Октябрьской Социалистической. Революции.

☆ ☆ ☆

ТЯЖЕЛЫЕ СТРАДАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ ОККУПИРОВАННЫХ РАЙОНОВ КАРЕЛО-ФИНСКОЙ ССР

СТОКГОЛЬМ, 3 ноября. (ТАСС). Финские газеты помещают статьи, которые свидетельствуют о тяжелых страданиях населения оккупированных районов Карело-Финской ССР. По свидетельству газеты «Хувудстадсбладет», в оккупированных районах разрушены десятки тысяч зданий. Население ютится под открытых небом. К этому присоединяются страдания от голода и отсутствия одежды.

«Кто не был в Выборге, — пишет газета «Карьяла», — тот не может даже представить себе, как теперь одеты выборгские дети: они напоминают нищих прошлого столетия. Ботинки настолько рваные, что пальцы вылезают наружу. Однако у большинства детей нет даже и таких ботинок. Они обуты в совершенно изношенные галоши. Платья и кофты девочек настолько изношены, что никоим образом не могут защитить их от холода и дождей. На улицах Выборга можно встретить 8-летнюю девочку, одетую в старое мужское пальто прямо на голое тело».

Финская печать не может скрыть того факта, что население оккупированных районов относится с ненавистью к финско-фашистских поработителям, саботирует все их мероприятия. Та же газета «Карьяла» приводит жалобы полиции на то, что население города «очень легкомысленно относится к затемнению. Многие жители приговорены к крупным денежным штрафам за то, что они не затемняли окон. За два дня полиция Выборга задержала 57 жителей, ходивших по улицам с незатемненными фонарями». Еще более разительное признание делает корреспондент газеты «Аамулехти»: «Большевики сумели воспитать детей по-своему, — пишет он. — Когда финские учителя начинают рассказывать карельским детям о теперешнем положении Финляндии, то дети хором кричат, что учитель врет. Завоевать их доверие и уважение — действительно нелегкая задача для финских учителей».


************************************************************************************************************
ЕФРЕЙТОР НЕРВНИЧАЕТ...
По сообщению агентства Рейтер из Стокгольма, затянувшаяся битва за Сталинград вызвала острые разногласия в гитлеровской ставке, приведшие к смещению генералов фон-Бока и Гальдера.


Разбор стратегического положения. Рис. Б.Ефимова.
«Красная звезда», 4 ноября 1942 года, Сталинградская битва, сталинградская наука, битва за Сталинград, немецкие генералы


************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 3 ноября

В течение ночи на 3 ноября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда, северо-восточнее Туапсе и юго-восточнее Нальчика. На других фронтах никаких изменений не произошло.



В районе Сталинграда наши войска отбили атаки противника и закреплялись на занятых позициях. Гвардейская часть, действующая в районе заводов, выбила немцев из нескольких зданий. На южной окраине города наши бойцы истребили 200 немецких солдат и офицеров, уничтожили минометную батарею, 5 пулеметов, 2 автомашины и разрушили 2 блиндажа. Огнем нашей артиллерии и гвардейцев-минометчиков рассеяно и частью уничтожено до батальона пехоты противника, уничтожено 13 пулеметов и 2 орудия. Летчики-истребители лейтенант Показин и сержант Остапов сбили 3 немецких самолета.



Северо-западнее Сталинграда разведчики Н-ской части ночью ворвались в окопы противника, перебили 40 немцев, захватили 2 пулемета и радиостанцию. Наши минометчики обстреляли скопление вражеской пехоты и уничтожили до роты гитлеровцев, 5 повозок с боеприпасами и 3 противотанковых орудия.



Юго-восточнее Нальчика наши войска продолжали вести тяжелые оборонительные бои. Подразделения Н-ской части отбили две атаки противника и уничтожили 250 гитлеровцев, 2 танка и самоходную пушку. Подтянув резервы, немцы в третий раз перешли в атаку, и ценой больших потерь им удалось потеснить наши подразделения. На другом участке части одного нашего соединения отрезали пехоту от танков противника. В завязавшихся боях подбито до 30 немецких танков.



Северо-восточнее Туапсе наши бойцы выбили немцев из укрепленных позиций и овладели районом безымянных высот. В результате боя на этом участке уничтожено 250 солдат и офицеров противника. Захвачены трофеи и пленные.



Группа партизан отряда, действующего в одном из районов Орловской области, пустила под откос 2 эшелона противника. Разбиты 2 паровоза, 15 вагонов с войсками и 11 платформ с вооружением. Под обломками вагонов погибло до 200 немецких солдат и офицеров. Партизаны другого отряда истребили 128 солдат и офицеров противника и взяли в плен 41 солдата и 2 немецких офицеров. Кроме того, партизаны взорвали 3 склада с боеприпасами и захватили трофеи.



Немецко-фашистские мерзавцы расстреляли 60 советских граждан — военнопленных и мирных жителей, захваченных ими в районах Белоруссии. Немцы насильно привезли белоруссов в Судетскую область на военный завод, расположенный недалеко от Карлсбада. Здесь их распределили по цехам и приказали приступить к работе. Советские патриоты единодушно заявили, что они не будут работать на заводе, который выпускает продукцию для германской армии. Гитлеровцы избили пленников и лишили их пищи. Однако бандитам не удалось сломить железную волю советских людей. Немцы пригрозили им мучительной смертью, но и это не подействовало. Тогда фашистские мерзавцы учинили жестокую расправу над советскими патриотами — трудящимися Белоруссии.



Голландские патриоты уничтожили экипаж немецкого транспортного самолета, сделавшего вынужденную посадку недалеко от Алькмара. Захватив документы и оружие, патриоты подожгли самолет и скрылись.


Вечернее сообщение 3 ноября

В течение 3 ноября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда, северо-восточнее Туапсе и юго-восточнее Нальчика. На других фронтах никаких изменений не произошло.

Нашими кораблями в Балтийском море потоплено три немецких транспорта общим водоизмещением в 35.000 тонн.



За 2 ноября нашей авиацией на различных участках фронта уничтожено 20 немецких автомашин с войсками и грузами, подавлен огонь 20 зенитно-пулеметных точек и 14 минометов, взорван склад боеприпасов, повреждены в пути 2 железнодорожных эшелона противника.



В районе Сталинграда наши войска вели ожесточенные бои. Противник, подтянув новые силы, бросил в наступление свыше двух пехотных дивизий и 40 танков. Атаки гитлеровцев поддерживали крупные силы авиации. Бои носили крайне ожесточенный характер и часто переходили в рукопашные схватки. На отдельных участках немцы по четыре-пять раз переходили в атаки, но каждый раз, неся огромные потери, были вынуждены откатываться обратно. Защитники Сталинграда отбили все атаки немецко-фашистских войск. B районе одного завода наши бойцы, отразив пять атак пехоты и танков противника, перешли в контратаку и заняли несколько опорных пунктов гитлеровцев. B ходе этих боев, по неполным данным, уничтожено до 2.000 немецких солдат и офицеров и много военной техники. Советские летчики в воздушных боях сбили 13 немецких самолетов. Кроме того, огнем зенитной артиллерии уничтожено 5 самолетов противника.



Северо-западнее Сталинграда наши части на отдельных участках вели артиллерийскую и минометную перестрелку с противником. Подразделения, которыми командует тов. Панков, огневыми налетами уничтожили 4 станковых пулемета, 2 минометных батареи, разрушили 7 блиндажей и взорвали 2 склада с боеприпасами. Подавив огневое сопротивление противника, наши бойцы перешли в атаку и овладели укрепленными позициями немцев. Огнем и в рукопашных схватках уничтожено 160 гитлеровцев.



Юго-восточнее Нальчика советские войска вели напряженные оборонительные бои с противником. Гитлеровцы поддерживают свою пехоту крупными силами танков и авиации. На одном участке наши бойцы сожгли и уничтожили 14 танков противника. Советские летчики в воздушных боях сбили 12 немецких самолетов.



Северо-восточнее Туапсе, в районе одного хутора, наши подразделения окружили батальон вражеской пехоты и ведут бои на его уничтожение. На другом участке в боях за высоту уничтожено три роты пехоты противника. Захвачены пленные.



Партизанский отряд, действующий в одном из районов Орловской области, совершил внезапный налет на немецкий гарнизон. В короткой схватке партизаны уничтожили 29 солдат и офицеров противника. Несколько немецких солдат взяты в плен. Захвачены трофеи: 2 пушки, 6 минометов, 7 пулеметов, 60 снарядов, 19.000 патронов, 52 лошади и 10 тонн хлеба. Другой отряд орловских партизан захватил 2 пулемета, 10 лошадей и склад противника с обмундированием.



В деревне Заречье (Белоруссия) крестьяне припрятали от немецко-фашистских грабителей последние остатки картофеля. Немцы узнали об этом и расстреляли 11 колхозников, в том числе 53-летнего Наума Солодовича и 48-летнего Николая Лемешко. Колхозников Петра Неровню и Луку Анцеловича гитлеровские бандиты повесили и запретили снимать их трупы.



На-днях в радиопередаче из Лондона на немецком языке со ссылкой на сообщение из Стокгольма говорилось: «В начале октября германское командование под Сталинградом обратилось к русскому командованию с просьбой установить на четыре дня перемирие для погребения трупов». Предложение о перемирии было якобы сделано «через организацию Красного Креста». Далее в радиопередаче сообщалось, что будто бы «русское командование заявило о своем согласии, однако поставило условием, чтобы это было доведено до сведения германской общественности. Германское командование отклонило это условие».

Советское Информбюро сообщает, что ни со стороны немецкого командования, ни со стороны какой-либо «организации Красного Креста» советское командование не получало никаких предложений о «перемирии на четыре дня». Из этого следует, что лондонское радио, опираясь на сведения какого-то подозрительного источника из Стокгольма, передало от начала до конца ложное сообщение. // Совинформбюро.

______________________________________________
Грабители и убийцы* ("Красная звезда", СССР)
Смерть немецко-фашистским злодеям!** ("Известия", СССР)**
Убийства и истязания советских граждан* ("Красная звезда", СССР)**
Смерть подлым немецко-фашистским палачам!* ("Красная звезда", СССР)*

Газета «Красная Звезда» №260 (5324), 4 ноября 1942 года
Tags: 1942, газета «Красная звезда», зверства фашистов, ноябрь 1942, осень 1942
Subscribe

Posts from This Journal “осень 1942” Tag

  • М.Рыльский. Дипломированные грабители

    М.Рыльский || « Литература и искусство» №47, 21 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Нет пощады фашистским грабителям. Л.Леонов.…

  • В.Пашенная. Моя месть

    В.Пашенная || « Литература и искусство» №47, 21 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Нет пощады фашистским грабителям. Л.Леонов.…

  • Павло Тычина. Святотатцы

    П.Тычина || « Литература и искусство» №47, 21 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Нет пощады фашистским грабителям. Л.Леонов.…

  • Л.Леонов. Долг и честь наши

    Л.Леонов || « Литература и искусство» №47, 21 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Нет пощады фашистским грабителям. Л.Леонов.…

  • Е.Кригер. В Сталинграде

    Е.Кригер || « Литература и искусство» №46, 14 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Ответы тов. И.В.Сталина на вопросы корреспондента…

  • Гитлеровские разбойники – разрушители культуры

    « Правда» №321, 17 ноября 1942 года Проклятие и смерть немецко-фашистским захватчикам, их государклству, их армии, их «новому порядку в Европе»!…

  • Орден стойких

    Е.Златова || « Литература и искусство» №43, 24 октября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Искусство художественной агитации.…

  • Планы вешателей

    В.Бредель || « Известия» №249, 22 октября 1942 года В районе Сталинграда продолжаются ожесточенные бои. Наши войска отбивают многочисленные…

  • Школа ненависти

    Б.Полевой || « Правда» №295, 22 октября 1942 года Рабочие, колхозники, командиры производства взяли на себя высокие обязательства в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment