Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

К.Рокоссовский. Закроем врагу путь на Москву!

газета «Известия», 6 ноября 1941 годаК.Рокоссовский, А.Лобачев || «Известия» №263, 6 ноября 1941 года

Да здравствует нерушимая дружба народов нашей страны! Да здравствует братский союз рабочих, колхозников и интеллигенции нашей страны! (Из лозунгов ЦК ВКП(б) к XXIV годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции).



# Все статьи за 6 ноября 1941 года.



Москва давно составляет предмет вожделения немецко-фашистских захватчиков. С начала военных действий Гитлер назначал уже до десятка сроков взятия Москвы. По мере того, как сроки эти проходят, ему приходится назначать все новые и новые. В одной из последних листовок он хвастливо заявил, что 7 ноября будет принимать на Красной площади парад германских войск.

Завтра — 7 ноября. Продвижение врага задерживается на дальних подступах к Москве. Столица встречает XXIV годовщину Великой Октябрьской Социалистической Революции, готовая к боям.

«Известия», 6 ноября 1941 года, Генерал-лейтенант тов. Рокоссовский, военачальники Красной Армии, полководцы Красной Армии

Предпринимая новое наступление на Восточном фронте, германское командование рассчитывало молниеносным ударом прорваться к Москве. Хотя бои за Москву продолжаются и опасность, нависшая над столицей, отнюдь не ослабла, уже сейчас можно констатировать неудачу первоначального плана фашистского командования. Враг встретил героическое сопротивление Красной Армии. За каждый шаг на восток он расплачивается огромными потерями в живой силе и технике. Так, немцы вывели в свой тыл 110-ю пехотную дивизию, 29-ю мотодивизию и 7-ю танковую дивизию. Каждому ясно, что от хорошей жизни дивизии при наступлении в тыл не отводятся. Известно, что эти три дивизии стали небоеспособны в связи с понесенными потерями.

Но и многие другие немецкие дивизии понесли в октябрьско-ноябрьских боях тяжелый урон. Все это вынудило противника стянуть на фронт все его резервы.

На нашем направлении за две недели ожесточенных боев за пункт В. немцы потеряли не менее 29 000 человек убитыми и ранеными, не менее 200 танков. Более 50 танков из этого числа сожжено. Наступление, предпринятое на этом участке фронта, пока не оправдало надежд фашистского командования. А ведь на этом участке у противника было тройное количественное превосходство!

Один только двухчасовой бой происходивший на-днях стоил пехотному полку 35-й немецкой дивизии до 300 человек убитыми и ранеными.

Артиллерийская часть, где комиссаром тов. Гумеров, внезапным огневым налетом уничтожила колонну вражеских автомашин, груженных боеприпасами, и рассеяла батальон недавно прибывшего немецкого пехотного полка.

В жарком бою артиллерийская часть тов. Немирова уничтожила 59 танков противника. Не дает покоя фашистам кавалерийская группа тов. Доватора, наносящая войскам противника массированные удары. Два полка 106-й немецкой дивизии в результате натиска наших отважных танкистов вынуждены были отступить на несколько километров. Наши части на целом ряде участков переходят в контрнаступления, парализуя наступательную активность противника и принуждая его занимать оборону.

Это — далеко не полный перечень боевых подарков, которыми наши бойцы и командиры встречают славную годовщину Октября.

Каждый день боев за Москву приносит все новые примеры героизма советских воинов, их отваги и презрения к смерти.

Младший лейтенант Ширматов лежал за ручным пулеметом. Ему отлично были видны фашисты, наступающие на наш рубеж, но он не открывал огня. Он знал: чем ближе он их подпустит, тем убийственнее будет огонь пулемета. Когда до врагов осталось всего 250—300 метров, он нажал на спусковой крючок. Свыше 50 фашистских солдат и офицеров легло под огнем пулемета. Остальные обратились в бегство. Герой кричал им вдогонку:

— А ну, кто еще хочет на Москву?!

Стрелковый взвод старшего сержанта Клищукова дважды ходил в контратаки против наступающих фашистов и дважды отбрасывал их. Противник потерял в этих схватках до 100 солдат и офицеров.

Фашистские войска испытывают на своей спине силу героического сопротивления Красной Армии.

Немецкие генералы посылают в Германию победные реляции, а немецкие солдаты — письма родным. Солдатские письма вносят существенные поправки к хвастливым донесениям фашистских военачальников.

«Нам сказали, — писал 22 октября в письме в жене солдат Гелинг, — что это последние бои, однако нас опять заставляют воевать. Чорт его знает, когда этому будет конец!» Для солдата Гелинга конец уже наступил. Тысячи его товарищей со страхом ждут подобного же конца.

Немецким солдатам было обещано, что 7 ноября они будут маршировать по каменным плитам Красной площади. Вместо этого они продолжают месить грязь в окопах. Им обещали отдать на разграбление Москву, — вместо этого они получают увесистые «гостинцы» советского производства.



Впереди — жестокие и решающие схватки со все еще сильным, накапливающим новые силы врагом. Наши бойцы и командиры готовы к новым боям за родную Москву. Наши силы растут с каждым днем. И в этом мы видим всю силу единства советского народа и партии Ленина—Сталина, всю мудрость руководства нашего вождя и друга товарища Сталина.

Накануне славной годовщины великой революции все помыслы бойцов, командиров и политработников Красной Армии сводятся к одному:

— Не пустить врага к Москве! // Генерал-лейтенант К.Рокоссовский. Дивизионный комиссар А.Лобачев. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 5 ноября.
___________________________________________
Славная победа в боях за Москву ("Правда", СССР)
Битва за Москву ("Известия", СССР)
И.Эренбург: Заврались ("Красная звезда", СССР)**
Бессмертное сражение за Москву ("Красная звезда", СССР)


************************************************************************************************************
Танкисты Красной Армии! Смело уничтожайте врага! Никакой пощады немецко-фашистским мерзавцам! Да здравствуют советские танкисты! (Из лозунгов ЦК ВКП(б) к XXIV годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции).

☆ ☆ ☆

Холодно... жарко

Тетрадку, лежащую перед нами, трудно назвать дневником. Эти крайне скупые, бессвязные записи говорят о том, что их автор не был приучен думать. Ощущения солдата Виктора Колодзига, убитого под Ленинградом, просты: сыт, голоден, устал, выспался, холодно, жарко.

И все-таки это было живое существо, отлично различавшее, хорошо ему в данный момент или плохо.

В России ему было плохо. До первых боев, впрочем, он даже, как полагается сентиментальному немцу, склонен замечать красоты природы.

«Отдых в красивом лиственном лесу», — пишет он в начале войны.

«Хорошенькая деревня».

Но вот появляются первые зловещие записи.

«Завтра должны вступить в зону боев».

С этого дня начинаются жалобы.

«Очень жарко, ночью замучили комары».

«Сегодня совсем запарились».

«Изнемогаю. Больше нет покоя»...

«Нашей дивизии здорово попало. Масса раненых. Два командира полка убиты». «Нашу дивизию выводят из боя. На наше место — СС»...

С каждым днем записи становятся безнадежней.

«Известия», 6 ноября 1941 года, генерал армии Жуков, военачальники Красной Армии, полководцы Красной Армии

«А дождь все идет». «Бесконечно болотистая равнина. Наши лошади подохли». «Снова в лесу, нет покоя от партизан». «Новые налеты русской авиации. У нас много убитых...»

«Наша артиллерия стреляет, как попало». «Тяжелый обстрел со стороны русской артиллерии. Впереди и позади нас пожары». «Ужасная ночь!»

«Вырыли окопы, сильный артиллерийский огонь». «Рано утром все покрыто инеем...»

На этом записи обрываются. Дальше для Виктора Колодзига наступил вечный ледяной холод. Солдат Колодзиг слишком поздно узнал, что врагу в России всегда либо холодно, либо жарко. // Л.Рахманов. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 5 ноября.
_______________________________________
К.Симонов: Люди из фашистского тыла ("Известия", СССР)**
Е.Кригер: Разговор с пленными немцами* ("Известия", СССР)**
Б.Лапин, З.Хацревин: Письма с фронта. Пленные ("Красная звезда", СССР)*


************************************************************************************************************
Привет порабощенным народам Европы, борющимся за свое освобождение от гитлеровской тирании! (Из лозунгов ЦК ВКП(б) к XXIV годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции).

☆ ☆ ☆

Стена ненависти

Дорогие друзья! Я знаю, с каким нетерпением вы ждете моего письма, особенно после моего обещания известить вас о событиях в Польше. Однако регулярная связь в настоящих условиях неимоверно трудна.

В стране все кипит. Борьба, несомненно, вошла в новую фазу. Она становится массовой. Достаточно выйти на улицу в Варшаве, чтобы в глаза бросился перелом в настроении. Всякая трудность, на которую немцы наталкиваются на Восточном фронте, отражается надеждой на лицах прохожих.

Вы, наверное, помните, как сильно выросло партизанское движение в прошлом году, в период немецкого наступления на Францию. Тогда происходили серьезные столкновения. Партизанам удалось даже занять на несколько часов города Скерневице и Лович. Упорные бои в Тухольских лесах и в Келецком округе продолжались неделями. «Наш» обергруппепфюрер Модер (здесь он переименован, конечно, в «Мердер», что значит — убийца), руководитель штурмовых отрядов в Варшаве, после этих событий с бешенством писал в газете «Дейче рундшау», что все генерал-губернаторство наводнено бандитами, при чем ему пришлось признать, что «бандитские нападения» носят политический характер.

Однако после поражения Франции волна освободительного движения быстро упала. Не было тогда достаточной поддержки масс и реальных политических перспектив.

Ныне картина целиком изменилась. Борьба вновь возрождается. Переломным пунктом являлось, с одной стороны, гитлеровское нападение на Советский Союз, с другой — советско-польское соглашение. Вся Польша приняла соглашение с искренним одобрением. Мне приходилось беседовать по этому вопросу с представителями разных политических направлений. Один из политических деятелей, чье прежнее антибольшевистское настроение мне было хорошо известно, сказал мне: «Всякие разногласия с Советской Россией мы должны оставить в стороне». Победа коалиции СССР, Англии и Америки — это единственная гарантия независимости Польши. От хода титанических сражений на русском фронте зависит — быть или не быть нашему народу.

Можем ли мы при всем этом остаться равнодушными?

зверства фашистов в Польше, Польша в ВОВ

Вся Польша с величайшим напряжением следит за развитием войны, и вся Польша слушает подпольное радио. Нелегальные известия распространяются в Варшаве молниеносно. Радиобюллетень издается в сотнях экземпляров... Их находят часто в ящиках для писем... Когда Гудериан потерпел неудачу под Брянском, уже на следующий день в Варшаве говорили: «Это возмездие за Варшаву». Когда стало известно о массовом убийстве поляков во Львове, о расстреле Бартля, о присоединении Белостока к Восточной Пруссии, об уничтожении города Гродно, вся Польша сжимала кулаки.

За слушание радио немцы убивают, хотят нас таким образом запугать. Недавно газеты сообщали, что в Грудзиондзе за слушание радио и распространение «враждебных слухов» фашисты приговорили к смерти Пелагею Бернатович и других.

Военные заводы в Польше работают круглые сутки — немцы привезли из Германии машины и оборудование. Еще за несколько месяцев до начала войны мы знали, чем это пахнет. На заводе Цегельского, например, немцы производили широкоосные вагоны, пригодные для русских железных дорог. Весь производственный аппарат рассчитан на войну с СССР. Над польским рабочим стоит днем и ночью гитлеровский палач: «Давай быстрее, давай больше, больше гранат, орудий, танков...»

А рабочие говорят: «Медленнее, медленнее… как можно медленнее... меньше гранат, орудий, танков».

Гитлеровцы лезут из кожи, но напрасно. На заводах «Поциск» Герлаха и Лильпопа производство сократилось на 30 проц.

Я когда-то писал вам о событиях в Стараховицах, о расстреле 300 рабочих немецкими фашистами после убийства Германовского на заводском дворе. Не думайте, что там восстановлен порядок. Ничего подобного! Один из рабочих рассказывал мне, что недавно опять «испортилась» заводская электростанция и в ответ на это опять произведены массовые аресты.

О том, как опасен для немцев саботаж, говорит хотя бы следующий факт: тот же Модер—Мердер издал особое распоряжение о коллективной ответственности рабочих за акты саботажа. Немецкий журнал «Фольксвирт» писал, что в связи пассивным сопротивлением горняков добыча угля в Верхней Силезии по сравнению с 1939 годом значительно снизилась.

Настроения среди рабочих крепкие. В небезызвестном депо на «Млынарской» вспыхнула забастовка трамвайных рабочих, требующих увеличения зарплаты. Только при помощи роты солдат удалось немцам заставить рабочих прекратить забастовку.

Саботаж на железных дорогах стал повседневным явлением. Только после крупнейших крушений под Дембицей, Прушковым и Радомом, которые были делом рук польских патриотов, гитлеровская печать, применяющая обычно метод замалчивания, забила тревогу.

Зато гитлеровцы не только не замалчивают, но широко оповещают о смертных приговорах за нелегальное хранение оружия. Этих приговоров стало очень много; среди приговоренных имена представителей всех слоев населения из разных областей страны: Владислав Козак, крестьянин из окрестностей Кракова, Станислав Оконь из Любельского округа, Людвиг Зюснев, рабочий из Каттовиц, Адам Наркевич и Станислав Собех, интеллигенты из Торуни.

В деревне фашисты тоже наталкиваются на немалые затруднения. Крестьяне закапывают в землю зерно, чтобы оно не попало в лапы немцев. Газеты бьют тревогу в связи с тем, что в Варшавском округе обязательные поставки выполнены только на 50 проц. В Любельском районе крестьяне жгли стога в поле.

И в городе, и в селе гитлеровских палачей окружает стена ненависти и презрения. Даже польские чиновники, находящиеся на службе у немцев, являются неблагонадежным элементом. Краковский губернатор Вехтер упрекал их не только в отсутствии малейшего стремления к сотрудничеству, но и в невыполнении самых элементарных обязанностей.

Мы, польский народ, можем действительно гордиться тем, что у нас, в Польше, нет Квислинга и Гахи, что в нашей стране не удалось Гитлеру создать марионеточного правительства. Польский народ в своей ненависти к оккупанту сплочен и един, как никогда.

Приближается 23-я годовщина возрождения Польши. Через страну идут беспрерывно эшелоны раненых с Восточного фронта. Народ убеждается в том, что немецкий чорт не так страшен, как он сам себя малюет. И все чаще вспоминаем мы памятный ноябрь 1918 года, когда в Варшаве, Кракове, Лодзи и в других городах мы разоружали «швабов», которые удирали так, что пятки сверкали. Эти воспоминания теперь нам ближе, чем когда-либо. Мы боремся и знаем, что день этот наступит снова. // Ян Бернацкий. ВАРШАВА, октябрь.

___________________________________________
Нас не согнешь! ("Красная звезда", СССР)
Г.Александров: Москва ("Известия", СССР)
Ленин и его Москва ("The New York Times", США)
Если падет Москва ("The New York Times", США)
Значение боев за Москву ("Красная звезда", СССР)
Не бывать в Москве фашистским людоедам! ("Правда", СССР)
Битва за Москву – переломный момент в войне ("The New York Times", США)
Вл.Ставский: Усилим отпор, измотаем врага под Москвой!* ("Правда", СССР)

Газета «Известия» №263 (7639), 6 ноября 1941 года
Tags: 1941, Польша в ВОВ, битва за Москву, газета «Известия», ненависть к немцам, ноябрь 1941, осень 1941, пленные немцы
Subscribe

Posts from This Journal “1941” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment