Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Как фашисты обращаются с пленными красноармейцами

газета «Известия», 31 октября 1941 годаЛ.Дубровицкий || «Известия» №258, 31 октября 1941 года

Долой немецко-фашистских грабителей-захватчиков, угнетающих и разоряющих народы Европы и угрожающих свободолюбивым народам всего мира! Смерть гитлеровским кровавым собакам, стремящимся поработить и ограбить народы Советского Союза! (Из лозунгов ЦК ВКП(б) к XXIV годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции).



# Все статьи за 31 октября 1941 года.



«Известия», 31 октября 1941 года

Все растущее сопротивление Красной Армии, большие потери, понесенные германской армией, приводят в бешенство гитлеровское командование. Свою злость фашистско-немецкие изверги вымещают прежде всего на военнопленных.

Бежавший в начале октября из Шитьковского лагеря военнопленных красноармеец Андриан Геннадиевич Денисов рассказал о пребывании в плену следующее:

«Нас, 20 человек, заперли в амбар. Там было низко и душно. Стало очень тяжело дышать, мы задыхались. На утро нас погнали работать: таскать из реки бревна и устилать ими дорогу. Есть нам ничего не давали. Вечером позволили накопать немного картошки и сварить ее в консервных банках. На следующий день нас повели в деревню Мануйлово, раненых мы несли с собой. Стоявшему на дороге офицеру понравились сапоги одного бойца, и он приказал ему разуться. Забрал сапоги, а боец так и пошел босиком. В Мануйлове всех выстроили и стали опрашивать. Артиллеристов сразу же начали избивать и потом били больше, чем всех остальных. Нас гоняли на работу каждое утро. Первую неделю есть ничего не давали, только позволяли накопать в огороде немного картошки; потом стали давать с утра 150 граммов гнилого хлеба и стакан кипятку, а вечером похлебку из конины. Немец, который разливал похлебку, всегда старался плеснуть горячим на руку, а другие немцы стояли и смеялись. Били больше всего на работе. Несут трое или четверо бревно, а конвоир сзади палкой подгоняет».

В Порховском лагере пленные постоянно находятся под открытым небом. Спят они (в октябре!) на земле. Рано утром их поднимают ударами палок и дубинок и выгоняют на работу — ремонт дорог или копка картофеля. Заболевших или ослабевших забивают палками до смерти. Кормят пленных утром и вечером какой-то зеленой бурдой, называемой «супом». Хлеба и соли не дают. Как только наступает темнота, раздается предупредительный выстрел. Если костры немедленно не погашены, охрана стреляет по сидящим у костров. Во время работы охрана, состоящая из финских и немецких солдат, непрерывно подгоняет пленных плетью, не давая ни минуты передышки.

В Демянском лагере на обед дают суп из конины, а на ужин 6—7 картофелин. Если кто-либо из гражданского населения пытается подать пленным кусок хлеба — его избивают палками.

Лишенные какой бы то ни было медицинской помощи, пленные умирают от тифа, дизентерии, воспаления легких и других болезней. Конвойный может безнаказанно не только избить, но и убить любого пленного.

Бежавший из плена красноармеец Самолетов рассказал такой случай. Один пленный заболел, его знобило, и он хотел перебежать из одного конца лагеря в другой под навес возле кухни, чтобы там согреться. Как только раненый побежал по лагерю, в него выстрелили и убили наповал, двое других были при этом ранены.

Жестокое обращение с военнопленными возмущает тех немногих немецких солдат, которые еще не потеряли остатков совести.

«Однажды, — рассказывает т. Денисов, — конвоир, молодой парень, бросил пленному окурок. Это видел комендант; он вызвал сейчас же к себе конвоира, и тот вышел обратно красный-красный. После этого нам запретили даже окурки подбирать на дороге.

Как-то мы таскали бревна; один пленный татарин присел отдохнуть и стал есть картошку. Тут конвоир схватил его за бороду, стал бить, а потом заставил делать разные упражнения с лопатой, ходить по-журавлиному, прыгать вприсядку, бегать и ложиться. Тут к нам подошел один немецкий сапер, который работал поблизости. Он дал мне и еще товарищу по сигаретке и стал с нами об'ясняться при помощи жестов. Я понимаю немножко по-немецки. Он сказал, что он не немец, а австриец, показал карточку жены и детей. Потом спросил, много ли у нас немецких пленных. Я сказал, что очень много. Тогда он спросил, как с ними обращаются, и тогда я показал ему жестами, что их никто не бьет так, как нас. Тогда австриец покраснел, а потом огляделся по сторонам, вытащил из кармана нашу листовку с пропуском, показал мне, дал еще сигаретку и ушел».

Большинство немецких и финских солдат держатся с пленными жестоко. Это настоящие палачи. // Батальонный комиссар Л.Дубровицкий. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 30 октября
______________________________________________
Что я пережил в плену у немцев* ("Красная звезда", СССР)
Фашистский лагерь смерти в Бергене ("Красная звезда", СССР)*


************************************************************************************************************
На крыше одного из домов в деревне П. (Северо-Западное направление) засели фашистские «кукушки», своим огнем срывавшие продвижение наших бойцов. На помощь пришли артиллеристы: первый же снаряд разворотил дом и сбросил с крыши трупы немецких снайперов. Вслед за тем деревня вновь перешла в наши руки.


Фото специального военного корреспондента «Известий» А.Бродского.
как русские немцев били, артиллерия Второй мировой, советская артиллерия


************************************************************************************************************
Бойцы, командиры и политработники Красной Армии и Военно-Морского Флота! Стойко и мужественно защищайте наши города и села от немецко-фашистских захватчиков! Громите и уничтожайте врага! (Из лозунгов ЦК ВКП(б) к XXIV годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции).

☆ ☆ ☆

Во вражеском стане

Армия генерала Маннергейма была посажена на голодный паек с первых же дней войны. Солдатам привозили в окопы ржавые сухари из отрубей и мутную воду вместо супа. Офицеры гнали в атаки голодных людей. Солдаты, сдавшиеся и взятые нашими бойцами в плен, прежде всего просили пищи. Они выворачивали свои пустые ранцы и хлопали себя руками по животам.

Это значило: кушать.

Мы видели одного пленного капрала. Ему принесли из походной кухни обычный обед: котелок шей, макароны и полкаравая хлеба.

Увидев обед, капрал побледнел, опустил голову. Его спросили:

— Что с вами?

— Это конец.

— Какой конец?

— У нас так кормят перед расстрелом.

Красноармеец, ехавший с нами на одном грузовике на Ухтинский участок Северного фронта, рассказал о таком случае: группа белофиннов прорвалась в наш тыл и напала на кухню одного подразделения. В котле варилась каша. Хорошая гречневая, заправленная коровьим маслом. Услыхав перестрелку в тылу, бойцы поспешили на помощь повару и его подручным. Кухню отбили. Но котел был почти пуст. Финские солдаты наполнили кашей свои котелки.

Так было в начале войны. Теперь в двери стучится зама. Голод хватает Маннергейма и его банду за горло.

«Утром, — читаем мы в дневнике, найденном в ранце убитого минометчика Киносма, — нам опять не дали хлеба. Лежим и размышляем об окончании войны. В нашей роте много раненых, уход за ними плохой. Значит, наша жизнь ничего не стоит».

«... Раутеа, — записывает минометчик дальше, — пошел на передовую и в пути прострелил себе руку. Я отвел «раненого» на медицинский пункт».

Это — путь многих. Солдаты идут в разведку и не возвращаются, идут в атаку и разбегаются по лесу.

Вот отрывок из дневника майора Техтунен: «Byоко (командир части), продвигаясь вперед, растерял 300 человек. Из них 100 убито. Многие побросали оружие в воду и разбежались».

— Нет хлеба!

Этот вопль слышится в письмах финских солдат домой и друзьям. Об этом говорят пленные. Солдат погранроты Ансель Соломойнен говорит: «Кормят нас плохо. На два дня мы получаем банку испорченных консервов».

То же подтверждает пленный Ойкинус Кале.

«Наши солдаты, — говорит он, — очень недовольны питанием. Пища отвратительная. Многие мечтают о плене. Не случайно офицеры усилили агитацию об ужасах русского плена. Но этим россказням мало кто верит».

«Голодно на фронте, голодно и в тылу, дома, — говорит пленный младший сержант Вейко Лукконен. — Крохи хлеба дают только утром, в обед — ржаная каша. Жена пишет, что магазины пусты, с питанием тяжело».

«Конца войны не видно. Повидимому, наши господа при составлении плана просчитались, — пишет старший сержант резерва Сювяус своему другу. — Подтверждение этому — огромное количество могил наших солдат».

«Жизнь наша роскошная, — пишет солдат Рикка с фронта своему другу. — Прямо в могилу ложись».

Тысячи финских солдат уже нашли себе могилу в карельских лесах. // Н.Коновалов, спец. корреспондент «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 30 октября
_____________________________________________________
Кровавые злодеяния финских извергов ("Красная звезда", СССР)**
П.Милованов: Драки между финнами и немцами ("Красная звезда", СССР)*


************************************************************************************************************
Рабочие и работницы, инженеры и техники! Работайте, не покладая рук, на поддержку фронта! Давайте побольше танков, противотанковых ружей и орудий, самолетов, пушек, минометов, снарядов, мин, пулеметов, винтовок! Все для фронта!

☆ ☆ ☆

Гитлеровцы грабят население

Заняв некоторые районы Тульской области, фашистские бандиты учиняют дикий грабеж. Как взбесившиеся волки, немцы набрасываются на мирных жителей, забирая хлеб, масло, яйца, птицу, мед и другие продукты Скот убивают, а мясо отправляют в тыл.

В последнее время немцы устраивают повальный грабеж в селах, забирают все теплые вещи. В селах, окружающих город Б., фашисты забрали у крестьян все овчины, мех, шерсть и др. Все это отправляется в Германию. Таким путем Гитлер думает одеть и обуть своих солдат и спасти их от надвигающихся холодов.

В одном из сел крестьяне попрятали все зимние праздничные платья. Обыски и налеты на крестьянские избы немцам ничего не дали. Тогда они переменили тактику.

— Сегодня вечером будем показывать интересный фильм, — говорил офицер, заходя в избы. — Приходите все. Кто не придет — тот большевик. И мы его расстреляем. Приедет наш большой начальник и будет выступать перед началом картины. Оденьтесь получше.

Вечером в большом сарае собралось почти все село. Фашистские мародеры вывели всех на плац, начали раздевать крестьян, забрали у них полушубки, шапки и валенки. Затем всех крестьян погнали расчищать дороги.

В селе П. взвод солдат стал угонять крестьянское стадо. Женщины плакали, умоляя солдат оставить коров хотя бы тем, у кого есть дети. Но солдаты грубо отталкивали женщин. Тогда колхозницы схватили вилы и бросились на фашистов. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 30 октября. (От спец. корр. «Известий»).


************************************************************************************************************
В ДЕЙСТВУЮЩЕЙ КРАСНОЙ АРМИИ (Малоярославецкое направление). Зенитная батарея лейтенанта Фадина ведет огонь по самолетам противника.


Фото специального военного корреспондента «Известий» Д.Бальтерманца.
«Известия», 31 октября 1941 года


************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 30 октября

В течение ночи на 30 октября наши войска продолжали вести бои с противником на Волоколамском, Можайском и Малоярославецком направлениях.



Сдерживая наступление противника, одна наша часть, оперирующая на Волоколамском направлении, за четыре дня боев уничтожила 27 немецких танков, 18 бронемашин, 120 автомашин с военными грузами и свыше 900 вражеских солдат.



Группа самолетов одного нашего авиасоединения, действующего на Южном фронте, успешно атаковала крупную мотоколонну противника. Бомбами и пулеметным огнем уничтожено 120 немецких автомашин и до двух батальонов вражеской пехоты.



Не щадя своей жизни, ведут борьбу с фашистскими захватчиками советские партизаны в районах Гомельской области. Недавно к коменданту города Речица явился неизвестный, назвавшийся Яриковым, и заявил, что он знает месторасположение крупного партизанского отряда. На следующий день подразделение немцев отправилось в карательную экспедицию. Неизвестный, оказавшийся участником партизанского отряда под командованием председателя Горсовета товарища Г., долго водил фашистов по лесу и завел их в болото. Дальше можно было двигаться только по узкой тропинке колонной по одному. Немецкий офицер приказал оставить на лесной поляне три бронемашины и станковые пулеметы, а солдатам итти дальше. В лесной чаще колонна немцев подверглась обстрелу из винтовок и автоматов. В фашистов полетели гранаты. Около ста врагов были убиты. Остальные погибли в болоте. Партизан-проводник пал смертью храбрых. Другая группа партизан произвела нападение на группу фашистов, охраняющую бронемашины. В короткой схватке была уничтожена охрана, бронемашины сожжены, а пулеметы поступили на вооружение отряда. Другой отряд под командованием председателя колхоза товарища 3. напал на вражескую автоколонну с продовольствием. Головные машины были разбиты взрывами гранат. В завязавшемся бою партизаны убили 16 немцев и сожгли 9 автомобилей.



В боях в районе г. Калинина наши части захватили в плен большую группу немецких солдат. Обширная переписка, найденная у пленных, говорит о все возрастающем недовольстве народных масс Германии войной против Советского Союза. Ефрейтор Людвиг Цикмунд получил недавно письмо от матери из Лейпцига. Вот что она пишет: «Стряслось великое несчастье. Я потеряла старшего сына, а ты брата. Целый месяц от него не было писем, а три дня назад получено официальное уведомление, что наш Генрих убит под Петербургом. Какое страшное горе. Эта ужасная война изломала, исковеркала всю нашу жизнь... Люди, у которых вместо сердца камень, лицемеры пытаются утешить нас, матерей, потерявших своих детей. Нам говорят: «Радио сообщает о новой победе, германская армия захватила еще один город». Тошно слушать такие речи. На что нам чужие, неизвестные города? Теперь ты у меня остался один, и я больше всего боюсь тебя потерять. Пошлют тебя занимать еще какой-нибудь город, и ты погибнешь, как Генрих, как многие другие». Жена солдата Гельмута Фишера из Ганновера пишет: «В городе появилось очень много калек. Везде встречаются безногие и безрукие. Это инвалиды войны. Представь себе, что им даже завидуют. Они потеряли руку или ногу, а другие отдали жизнь. В городе стало очень много вдов и сирот. Все мы против войны. Может быть найдется несколько десятков болванов, желающих воевать. Таким нечего сидеть в Ганновере. Пусть себе идут воевать, лишь бы нас оставили в покое». Отец ефрейтора Теодора Лоренца жалуется на трудность с продовольствием и заключает: «Теперь никто уже не радуется победам. Люди гибнут без конца. За что? Во имя чего? Туманные ответы на эти жгучие вопросы уже никого не удовлетворяют».


Вечернее сообщение 30 октября

В течение 30 октября наши войска вели ожесточенные бои с противником на Волоколамском, Можайском, Малоярославецком и Тульском направлениях. Все атаки немецко-фашистских войск на наши позиции были отбиты с большими для врага потерями.

По уточненным данным за 29 октября под Москвой сбито не 39 немецких самолетов, как сообщалось ранее, а 47 немецких самолетов.



Наше авиасоединение, действующее на Западном фронте, за 29 октября уничтожило 55 танков противника, 340 автомашин с военным снаряжением, 21 цистерну с горючим, 20 орудий разного калибра, склад с боеприпасами, железнодорожный эшелон со снарядами, более 20 штабных фургонов, рассеяло и частично уничтожило до 2 полков вражеской пехоты.



Авиачасть тов. Топоркова, действующая на Ленинградском фронте, в течение месяца в воздушных боях сбила 164 немецких самолета, уничтожила 140 танков, 30 автомашин, 150 мотоциклов, 5 зенитных артиллерийских батарей, много цистерн с горючим и несколько железнодорожных составов с вражеской пехотой.



Бесстрашно действуют в тылу врага бойцы-партизаны Ленинградской области. Партизанский отряд тов. С. прислал сообщение о боевых операциях отряда за первую половину октября. Приводим отдельные выдержки из этого сообщения.

«2 октября. Группа бойцов отряда, находясь в засаде на дороге между деревнями Г. и 3., обстреляла легковую машину, в которой находились 3 германских офицера и отряд мотоциклистов, охранявший их. В результате перестрелки было убито несколько немецких офицеров и солдат. Нами захвачены легкий пулемет, много патронов, 3 автомата, пистолеты и винтовки.

4 октября. Сегодня ночью, наконец, удалось уничтожить мост через реку К. Два дня немцы не давали нам близко подойти к мосту, ведя непрерывный пулеметный огонь при первом же подозрительном шуме. Разделив отряд на три группы, подошли к мосту. Во время перестрелки группа тов. Г., отступая, увлекла большую часть солдат к лесу. В это время группа тов. И. бросилась с другой стороны к мосту и перебила оставшихся солдат. Группа тов. Д. во время боя минировала мост и взорвала его.

7 октября. Сегодня утром уничтожили конную разведку противника в составе 7 солдат и одного унтер-офицера. Вечером наша разведка столкнулась с большим немецким отрядом велосипедистов. Во время перестрелки уничтожили 9 фашистских солдат.

13 октября. Ночью обстреляли колонну автомашин с немецкими солдатами. Фашисты, боясь наскочить на засаду, боя не приняли и на полном ходу умчались. На дороге осталось два грузовика и 15 трупов солдат.

14 октября. Разобрали полотно железной дороги недалеко от разъезда Ч. С рельсов сошли паровоз и три вагона. Убито 7 немецких офицеров и 20 солдат».



Югославские партизаны совершили недавно большой налет на итальянский гарнизон в районе г. Плевле. В завязавшейся перестрелке убито и ранено до сорока солдат. Партизаны захватили одно орудие, боеприпасы и много винтовок.

Сербские патриоты продолжают удерживать в своих руках ряд занятых городов и сел. Все попытки итальянских и немецких частей выбить сербские войска из сел около Вальево потерпели неудачу. Сербы прочно удерживают свои рубежи и отбивают атаки неприятеля. За десять дней октября немецко-итальянские части, действующие против югославских партизан, потеряли убитыми и ранеными около 300 солдат и офицеров. Партизанам достались богатые трофеи. // Совинформбюро.

___________________________________________
К.Тараданкин: Пять дней в фашистском застенке ("Известия", СССР)**
Гитлеровские подлецы || «Красная звезда» №219, 17 сентября 1941 года
Фашистская расправа с пленными красноармейцами* ("Красная звезда", СССР)**
Кровавые преступления гитлеровских палачей** ("Красная звезда", СССР)**
Немецко-фашистские зверства в Бресте и Минске* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Известия» №258 (7634), 31 октября 1941 года
Tags: 1941, Совинформбюро, Финляндия в ВОВ, газета «Известия», оборона Тулы, октябрь 1941, советские военнопленные
Subscribe

Posts from This Journal “октябрь 1941” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments