Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Немцам пощады не будет || «Красная звезда» 18.11.1942

«Красная звезда», 18 ноября 1942 года, смерть немецким оккупантам«Красная звезда» №271, 18 ноября 1942 года

Рабочие и крестьяне, вся интеллигенция нашей страны, весь наш тыл честно и самоотверженно работают на удовлетворение нужд нашего фронта. И.СТАЛИН.



# Все статьи за 18 ноября 1942 года.



ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 17 ноября. (Спецкорр. ТАСС). На подступах к селу, недавно освобожденному от фашистских оккупантов, мы встретили следы грабежей и зверств, чинимых немцами.

«Красная звезда», 18 ноября 1942 года, военнопленные ВОВ, пленные румыны, пленные итальянцы

В блиндажах мы находили подушки и матрацы, отобранные у жителей. То там, то здесь валялась забитая, но еще не ощипанная птица. В одном блиндаже лежал подготовленный для посылки в Германию сверток детского и дамского белья. В женский чулок были завернуты ручные часы советского производства.

Жители села рассказывают, что гитлеровцы угоняли со двора скотину, лазили по чуланам и погребам, забирая все продовольствие.

— Зашел к нам один немец, — рассказывал нам мальчик Степа Куранов, — наставил на маму автомат и спрашивает: «Русс зольдат есть?» — «Нет», — говорим. Тогда немец начал обшаривать углы, сундук, шкаф. Завернул в простыню все белье и унес с собой.

В одном дворе был брошен грузовик, доверху наполненный свертками с награбленными у населения вещами. Здесь были меховые вещи, детские пальто, платья, валенки, отрезы сукна, шелка и много других вещей. На каждом свертке была по-немецки написана фамилия солдата, которому он принадлежит. Немецкое командование идет, повидимому, навстречу грабительским действиям своих солдат, предоставляет им машины для награбленного добра.

То, что мы увидели на огородах северной окраины села, никогда не забудется. Мы нашли здесь шесть трупов красноармейцев. Один из них был повешен на кусте, другой подвешен за левую руку на дереве. Остальные лежали на земле с выкрученными, изрезанными руками, со свернутыми челюстями. На лицах были ножевые раны.

В другом огороде мы нашли еще двух замученных. На шее у них веревка с небольшими концами. Изверги тянули веревку, пока жертвы не задохлись.

Увидев своими глазами следы этих зверств, мы поклялись друг другу отомстить немецким извергам за все их злодеяния. От нас немцам пощады не будет. // Лейтенант Николай МЕНЬШИКОВ, красноармейцы Сергей АРХИПОВ, Иван ЮРКО, Иван ОРЕШИН, Виталий СИЗОВ, Александр САВИЦКИЙ, Утеп БАУБЕКОВ.
________________________________________________
Истребляй гитлеровцев!* ("Известия", СССР)***
И.Эренбург: Говорят судьи ("Красная звезда", СССР)**


************************************************************************************************************
Немецкие коменданты и подкоменданты


Больше года хозяйничает немец на исконной русской Приильменской земле. Больше года немецкие губернаторы, коменданты, подкоменданты строят здесь фашистский «новый порядок». Уже лежат в развалинах Новгород и Старая Русса. Исходят стоном залитые кровью русских людей города Остров и Пушкин, Луга и Дно.

Вслед за немецкими автоматчиками приехал в этот край главный комендант — немецкий генерал-полковник Шпейхман — начальник тыла в оккупированных районах Ленинградской области, мародер, вешатель и насильник. Со своей личной охраной в три сотни фашистских головорезов Шпейхман разместился в совхозе Валошево. С утра до ночи жители окрестных сел работают теперь на новоявленного барина, немецкого коменданта, получая в день 60 копеек обесцененных денег, ломоть хлеба и пустую похлебку. Плоды труда сотен людей, превращенных в подневольных рабов, становятся личной собственностью разбойничьего гитлеровского коменданта.

«Красная звезда», 18 ноября 1942 года

Фашистский начальник тыла рассудил, что местному населению не нужны ни лошади, ни коровы. Начался массовый неприкрытый грабеж. В деревнях Оредежского района осталось лишь по нескольку лошадей. В деревне Кудрово Тосненского района осталось всего навсего три коровы, а в деревне Гутчево — лишь одна коза. Весь скот и даже домашняя птица из'яты немцами.

Лишенные рабочего скота, крестьяне многих оккупированных районов засеяли тридцать-сорок процентов посевной площади. Немецкие коменданты понукали и обещали: урожай будет ваш. Потом комендатуры об'явили: крестьянин должен сдать германской армии пять центнеров зерна с гектара. Позже последовал новый приказ о сдаче картофеля, овощей с приусадебных участков. В ряде селений весь урожай под метелку забран гитлеровскими комендантами и их головорезами.

Бременем, тяжелее татарской дани, легли на советских людей поборы немецких комендантов. Каждый взрослый человек обязан платить немцам денежный налог за то, что он только дышит воздухом. На овец, коз, свиней — особый налог. Владелец собаки платит немцам 100 рублей налога, владелец кошки — 50 рублей. В Порхово немцы взыскивают денежный штраф с любого горожанина, чья несознательная собака или кошка осмелилась перебежать улицу.

Все, что награблено, что отобрано у советских людей, генерал Шпейхман эшелонами увозит в Германию. Идут на запад составы, груженные нашим лесом, нашим хлебом. Уходят вагоны с колхозными коровами, овцами. Чтобы заставить советских людей грузить эшелоны, строить укрепления, немецкие коменданты ввели так называемые «рабочие паспорта». Это паспорт раба. Любого человека, в паспорте которого нет отметки, что он вчера работал на немцев, первый встречный фашист имеет право немедленно «устроить» на любую работу. Сбежавших разыскивают, как разыскивали когда-то крепостных.

Во всех оккупированных районах Ленинградской области фашистские строители «нового порядка» закрыли библиотеки, под угрозой расстрела из'яли книги у населения, отняли патефонные пластинки. Они расстреляли учителя Дмитрия Иванова и многих других педагогов. В кое-где функционирующих начальных школах детей учат только считать и говорить по-немецки.

Немецкие людоеды — генерал-губернаторы, коменданты и подкоменданты со звериной жестокостью проводят политику физического истребления советских людей. Они лишили население медицинской помощи. В ряде районов распространилась эпидемия тифа. Из тридцати пяти тысяч жителей города Луги теперь осталось в живых девять тысяч. Изможденные голодом, доведенные до отчаяния, горожане ночью шли на скотное кладбище и отрывали туши павших от ящура животных. В темноте люди дрались за полуразложившееся мясо, а немцы стреляли в них из автоматов. В деревне Вдицко Новгородского района насчитывается 81 дом, а жителей осталось 25 человек. В Вороньем Острове Тосненского района теперь живет лишь тридцать пять женщин и детей. Остальные частично расстреляны немцами за «нарушение порядка», частично увезены на военную каторгу в Германию.

Кровью советских людей залиты оккупированные города и села Ленинградской области. В деревне Ложок Лужского района фашистские звери расстреляли шестидесятилетнего старика Маркова, его жену, невестку и трехлетнюю внучку. В деревне Озерешно Оредежского района немцы растерзали десять семей — стариков, женщин и грудных детей, обвинив их в связях с партизанами.

Лагери для советских военнопленных немецкие коменданты превратили в застенки. По словам красноармейцев Барынина и Рукова, сбежавших из островского лагеря, изможденных, обессиленных людей фашисты каждый день заставляют работать от темна до темна, избивают до полусмерти за все — за медленную ходьбу, за нетвердый шаг в строю. Выбившихся из сил пристреливают. Триста военнопленных немцы погнали на торфоразработки у города Остров. За месяц шестьдесят человек умерло от голода и побоев.

Недавно во многие оккупированные районы Ленинградской области фашисты направили отряды четвертой карательной экспедиции. Заревами пожарищ и окровавленными трупами замученных советских людей отмечен путь этих диких фашистских зверей. Только груды обуглившихся бревен остались на тех местах, где недавно стояли милые сердцу русские деревни Каменка, Заречье, Сосновка, Краснодубье, Залужье, Семеновщина, Беселки, Лебяжье и многие другие.

Жители трех сел — Каменка, Гнилицы и Сосновка — укрылись в лесном лагере. В сентябре фашисты окружили их новое жилье и открыли огонь из автоматов. Партизаны-разведчики, через несколько дней набредшие на это место, не нашли в лагере ни одной живой души. Кругом лежали трупы стариков и женщин с грудными младенцами. Следы страшных нечеловеческих мук сохраняли еще их окаменелые лица. Жителей деревни Алексино немцы угнали поголовно в неизвестном направлении. Партизанская разведка натолкнулась у деревни Гривки на ров, битком набитый трупами расстрелянных жителей села.

Немецкие коменданты и подкоменданты упиваются муками советских людей. Крестьянина Егорова из деревня Заречье немцы шесть раз вешали на дерево, потом вынимали из петли, давали своей жертве притти в себя и снова тащили на виселицу. Заподозренного в связях с партизанами подростка Мишу Виноградова немцы связали колючей проволокой и бросили в холодный сарай. Они охотно допустили к Мише его мать и разрешили даже принести арестованному кусок хлеба. Хлеб немцы привязали к запястьям скрученных рук юноши, а руки — к поясному ремню. Голодный мальчик чувствовал в руках кусок желанного хлеба и не мог поднести его ко рту. Немецкие садисты наслаждались муками Миши Виноградова и его матери. Натешившись вдоволь, немцы расстреляли Мишу.

Девушки Евдокия Семенова и Акулина Васильева боялись показаться на глаза немцам и все лето жили в лесу. Холода поздней осени заставили их вернуться в деревню Гривки Ашевского района. Немецкие палачи всенародно выпороли девушек розгами, потом скрутили им руки колючей проволокой и длинной веревкой привязали к седлу. Немец гнал коня к Старой Руссе, не останавливаясь, не давая отдыха. Обе девушки скоро свалились с ног. Их окровавленные трупы немец долго тащил по дорожной пыли на страх жителям придорожных селений.

В сентябре фашистские коменданты схватили председателя колхоза «Новый труд» Ашевского района Емельяна Алексеева и его жену и учинили над ними неслыханную по своей жестокости расправу. Фашисты вначале отрубили Алексеевым руки, потом ноги, затем выкололи глаза. В деревне Соболево немцы выкололи глаза трем жителям, вывернули ноги и руки и оставили умирать в лютых муках. Пятерых жителей деревни Глотова немцы днем восьмого октября сожгли в пекарне.

Советские жители, недавно прибывшие из-за линии фронта, рассказывают о невиданно кровавом разгуле немецких палачей и комендантов. На берегу реки Полисть наши партизаны нашли труп сожженного живым человека. Вся спина его была в глубоких рваных ранах, изуродовано до неузнаваемости лицо. В уцелевшей от огня бане в деревне Краснодубье Белебелковского района найдены трупы двух женщин и мужчины. Их тела в ножевых ранах. Руки вывернуты, выколоты глаза.

У деревни Митина Гора неизвестно от чего сгорел дровяной склад. В отместку немцы шестого октября зажгли избу сторожа Петра Маширина и бросили в огонь его жену и двоих детей.

Таков «новый порядок», который больше года возводится немецкими комендантами в оккупированных районах Ленинградской области. Древняя русская земля, которую немцы залили кровью тысяч невинных людей, вопиет о мщении. // Н.Шванков.
____________________________________________
М.Рыльский: Это сделали немцы ("Известия ", СССР)**
Следы фашистского зверя** ("Известия", СССР)**


************************************************************************************************************
ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ. Казачий раз'езд направляется для выполнения боевого задания.


Снимок А.Грибовского (ТАСС)
«Красная звезда», 18 ноября 1942 года, конница


************************************************************************************************************
ТЫЛ И ФРОНТ*


Единый боевой лагерь... Когда мы слышим эти памятные ленинские слова, через двадцать с лишним лет снова прозвучавшие боевым призывом в устах Сталина, перед нашим глазами возникает грандиозная панорама Родины в дни войны. Народ сражается и трудится, добывая из недр тягчайших испытаний драгоценную руду победы. Багровый отблеск доменной плавки на далеком Урале сливается с пламенем орудийного выстрела на фронте в студеной ночи ноября. Бессонный сталевар, несущий вахту у мартеновской печи, как бы перекликается с бессонным наводчиком, прильнувшим к изрыгающему смертоносный огонь орудию. Великий народ в великом единении ведет страшный бой со злобным врагом за свою жизнь, за свое будущее, за жизнь и будущее всего человечества.

Вероломно напав на Советский Союз, немецкие захватчики думали, что за четверть века наш народ ничему не научился, ничего не успел. Они думали, что им противостоит разношерстный табор, который разбредется под первыми ударами гитлеровских полчищ, а встретили — единый боевой лагерь, час от часу крепнущий в суровой борьбе. Наши тыл и фронт — это две грани одного монолита, обоюдоострое лезвие могучего разящего меча. И когда стахановец оборонного завода, подсчитывая число собранных автоматов, говорит: — Я бью врага трудом! — это не фраза, это звучит так же грозно, как и слова снайпера: — Я бью немца меткой пулей! Самоотверженный труд в цехе, на колхозном поле, в научной лаборатории и самоотверженная работа на поле боя движимы одним чувством долга перед Родиной, над которой нависла смертельная опасность.

«Красная звезда», 18 ноября 1942 года

За 17 месяцев войны фронт и тыл выдержали тяжелые испытания. В докладе о 25-й годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революция товарищ Сталин дал высокую оценку результатам труднейшей и сложнейшей работы по организации крепкого тыла для нашего фронта. Мы выиграли беспримерный в истории бой — перебазировали промышленность в восточные районы страны, расширили посевные площади и озимый клин на востоке, улучшили работу предприятий, снабжающих фронт, укрепили трудовую дисциплину на заводах, в колхозах и совхозах. Все это вынес на своих плечах труженик тыла — верный помощник воина Красной Армии.

Суровые лишения принесла война советскому народу. Миллионы людей вынуждены были покинуть родные насиженные места. Чтобы удовлетворить неотложные нужды фронта, людям в тылу приходится отказываться подчас от самого необходимого. В необжитых краях, в лютые стужи и морозы они воздвигали цехи новых заводов, пускали в ход кузницы грозного оружия. Трудовые победы, питающие фронт, не приходят сами, не даются легко, — их завоевывают своей кровью и потом бойцы советского тыла. Самоотверженный труд, не знающий предела и требующий напряжения всех сил, энергии и воли, — вот святая жертва наших братьев и сестер, отцов и матерей на алтарь великой борьбы!

Война не только раскрыла миру героический образ советских бойцов, она преобразила людей тыла, выковала тысячи и тысячи новых героев на фронте труда. «Люди стали более подтянутыми, менее расхлябанными, более дисциплинированными, научились работать по-военному, стали сознавать свой долг перед Родиной и перед ее защитниками на фронте — перед Красной Армией. Ротозеев и разгильдяев, лишенных чувства гражданского долга, становится в тылу все меньше и меньше. Организованных и дисциплинированных людей, исполненных чувства гражданского долга, становится все больше и больше» (Сталин).

Угроза Родине отодвигает на задний план все личное, мелкое, вытравляет расхлябанность, медлительность, подчиняет все интересы людей единой благородной цели — разгрому ненавистных захватчиков. Сознание долга перед Родиной, перед Красной Армией стало источником новой, крепчайшей дисциплины военного времени. Вот что рождает трудовые подвиги в тылу, множит успехи соревнования танкостроителей, оружейников, самолетостроителей, текстильщиков, хлеборобов! Ротозеи, разгильдяи, лишенные чувства гражданского долга, не только несут всю полноту ответственности по закону — их с негодованием осуждают товарищи по работе. Нерадивость, недисциплинированность, шкурничество справедливо расцениваются как предательство по отношению к советским воинам, проливающим кровь в ожесточенных схватках с немецкими фашистами. Враг еще силен, борьба с ним требует огромного напряжения и воли, больших жертв и лишений. Только железная дисциплина и порядок на фронте и в тылу могут дать и дадут нам силу с честью нести до конца тяжелое бремя, выпавшее на нашу долю.

Если гражданский долг, дисциплина труда являются нерушимым законом жизни в тылу, то воинская обязанность — это высшее выражение ответственности советского человека за судьбу Родины. Наш тыл стал организованнее, дисциплинированнее, достойно выполняет свой долг перед Красной Армией, — тем более образцовыми должны быть дисциплина бойцов и командиров Красной Армии, воинский порядок в частях и подразделениях!

В кровопролитных сражениях за отчизну сыны советского народа показали непревзойденные образцы беззаветного выполнения священного долга перед Родиной. Их подвиг вдохновляет на самоотверженный труд людей нашего тыла. Работница, стоя за станком, думает о муже, брате или сыне, который за сотни километров на линии огня, в опасности и лишениях, ценою жизни твоей отстаивает боевой рубеж. И она еще строже спрашивает себя — все ли она сделала для фронта, подтянулась ли она, как это подобает матери, жене, сестре бойца?!

Воин Красной Армии! Пусть и перед твоим взором всегда стоит образ твоих близких, ставших примером дисциплины и организованности в далеком тылу, где день и ночь куется для тебя оружие. Выполняя боевой приказ, вспомни, как выполняют приказ Родины твои отец и мать, жена и сестра. Они отдают все, чтобы ты сражался достойно, защитил их от угрозы порабощения немецкими захватчиками, очистил родную землю от гитлеровской нечисти.

Будем всемерно укреплять железную дисциплину, строжайший порядок и единоначалие в Красной Армии! К этому зовет нас сознание нашего священного долга перед Родиной. Этому учит трудовой героизм советского тыла.


************************************************************************************************************
ЗИМА


Собрав в кулак все ветры полевые,
Войдет в права январская пурга,
Тяжелое проклятие России
Сугробами навалит на врага.

Над ним зима опустит тучи низко,
Под ним навек окаменеет лед,
Его от нашей ярости сибирской
Немецкая фуфайка не спасет.

Ни Гамбурга, ни Штеттина, ни Кельна
Он не увидит, только смерть в упор.
Вперед — нельзя итти, борьба — бесцельна,
Огонь и снег — таков наш приговор.

На беззащитных вымещал ты злобу,
Детей расстреливал «отважно», трус!
А ну-ка, вьюга какова на пробу?
А ну-ка, пуля какова на вкус?

Не залечить тогда смертельной раны,
Нигде тогда спасенья не ищи,
Когда возьмут российские бураны
Немецкие дивизии в клещи —

Встает рассвет, расколотый снарядом,
Уходит в белой изморози тьма…
Идут бойцы, идет с бойцами рядом
Великая союзница — Зима.

М.СВЕТЛОВ, Северо-Западный фронт.

________________________________________________
Что происходит в Орле || «Красная звезда» №67, 21 марта 1942 года
И.Эренбург: Великое одичание || «Известия» №23, 29 января 1942 года
И.Эренбург: Орда на Дону* || «Красная звезда» №162, 12 июля 1942 года
Е.Габрилович: На смоленской земле || «Красная звезда» №44, 22 февраля 1942 года
Зверства и насилия в оккупированных районах || «Красная звезда» №99, 28 апреля 1942 года

Газета «Красная Звезда» №271 (5335), 18 ноября 1942 года
Tags: 1942, Михаил Светлов, газета «Красная звезда», зверства фашистов, немецкая оккупация, ноябрь 1942, осень 1942, убей немца
Subscribe

Posts from This Journal “зверства фашистов” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments