Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Что творится в оккупированных областях Украины

«Красная звезда», 17 декабря 1941 года, смерть немецким оккупантамС.Галаджев || «Красная звезда» №296, 17 декабря 1941 года

16 декабря после ожесточенных боев наши войска овладели городом Калинин. Честь и слава доблестным бойцам, командирам и политработникам Калининского фронта! Вперед на врага, товарищи! Уничтожим всех до единого немецких оккупантов!



# Все статьи за 17 декабря 1941 года.



Ворвавшись на Украину, германские фашисты рассчитывали, что им удастся сравнительно скоро колонизировать этот богатый край, выкачать отсюда любое количество хлеба, сала, мяса, масла и других сельскохозяйственных продуктов. Хвастливые и наглые гитлеровцы думали единым махом перечеркнуть все прошлое свободолюбивого украинского народа, оборвать все его связи с остальными народами Советского Союза и превратить его в покорного раба немецких капиталистов и помещиков.

«Красная звезда», 17 декабря 1941 года, немецкая оккупация, оккупация 1941, оккупация СССР

Действительность, однако, быстро опрокинула все эти расчеты врага. Самоотверженно помогая Красной Армии, героически боровшейся за каждую пядь украинской земли, трудящиеся ничего не оставляли врагу. Из колхозов и совхозов угоняли скот, увозили тракторы и комбайны, сжигали хлеб. С фабрик и заводов эвакуировали оборудование. Когда это стало нужным, народ взорвал Днепрогэс, Николаевские верфи. Криворожские шахты. Поднявшись на великую отечественную войну, народ ничего не щадил, чтобы нанести вред врагу, сорвать его злодейские планы.

Между тем, желая во что бы то ни стало осуществить свою бредовую идею закабаления Украины, немецкие оккупанты распускали колхозы и насаждали единоличные хозяйства. Они считали, что это лучший способ подорвать устои советской власти. Эта тактика врага не дала, однако, никаких результатов. На полях гнил хлеб. Убирать и молотить его было нечем. Мужчины ушли в Красную Армию, и рабочей силы не было. Имеющиеся запасы зерна народ закапывал в землю, помогая этим своей родине в отечественной войне.

Заигрывание с украинским населением, понимающим гнусные цели врага, не удалось. Фашисты скинули маску.

Оккупанты скоро перестали говорить о том, что дадут землю крестьянам, а прямо об'явили: «Колхозная земля, колхозное имущество переходят в собственность германской армии». Общий приказ №1 от 9 июля по гарнизону Козьмень в числе имущества, переходящего в собственность оккупационной армии, называет и колхозные огороды, и колхозный скот, и колхозные сельскохозяйственные машины, и пахотную колхозную землю. Далее приказ говорит: «В течение 48 часов после опубликования настоящего приказа все бывшее колхозное имущество, находящееся у селян, должно быть сдано соответствующим управляющим. За невыполнение — расстрел».

В селе Ольшанка, Черниговской области немцы забрали все до зерна. Это сразу вызвало массовый саботаж и в других селах. Два бригадира — Степан Щербань и Никита Петрученко — исчезли из села в неизвестном направлении. Крестьяне стали жаловаться на одолевавшие их болезни и не выходили в поле. Полил дождь, и оставшийся недоубранным хлеб погиб в копнах.

В селе Никитовка немцы перебили из пулеметов и автоматов всех кур и гусей колхозников, работавших в это время на поле. В селе Соломенном угнали личный скот колхозников. В Усовке, Ярешках, Яковлеве, Староверовке и сотнях других сел Украины оккупанты до ниточки ограбили население. Лицо германского фашизма стало ясно даже самым отсталым крестьянам.

В селе Борисовке колхозница Гаркавая как-то не вышла на работу, несмотря на приказ немецкого старосты. Соседка стала убеждать ее: «Погибнешь с голоду, если не будешь работать. Чорт с ними, с немцами, дадим им немного хлеба, зато и у нас останется». Все же Гаркавая не вышла на работу. А через несколько дней немецкие солдаты забрали все обмолоченное зерно, птицу, скот, овощи.

Та же соседка прибежала к Гаркавой:

— Ты, говорит, была права. Работай или не работай, все равно все заберет. Таких разбойников мир не видел. Жить с ними не будем. Одна дорога нашим мужикам — в лес, в партизаны. А я для немца теперь пальцем не шевельну.

Не сумев обмануть украинский народ лживыми посулами, немцы перешли к тактике устрашения, запугивания, стали облагать крестьянство немыслимыми налогами. Село Тростинское, Васильковского района, Киевской области, имея до войны тракторы и комбайны, снимая колоссальные урожаи, сдавало государству 300 центнеров всех культур хлеба. Немцы же, несмотря на то, что в этом году снято меньше 10 процентов прошлогоднего урожая, установили селу налог в 600 центнеров. Семья Петра Кушныря, состоящая из 5 человек, собрала около 64 пудов зерна всех культур, а налог наложили на нее через Васильковское районное управление и сельскую управу в размере 51 пуда хлеба и 249 рублей наличными деньгами. К тому же немцы сожрали все, что было у Кушныря на личном огороде, забрали всех кур и гусей, яйца и свинью. У него осталась пока одна корова, но он обязан сдавать немцам два литра молока в день и 4 килограмма масла в месяц. Не только до будущего урожая, но и до ближайшего месяца семья его дотянуть не сможет.



Обездолив крестьян, гитлеровцы уже торопятся посадить им на шею новоиспеченных помещиков-немцев. Во многих районах лучшие земельные участки, размером от 100 до 250 га, уже распределены среди офицеров немецкой грабительской армии. В Олевский и Эмильчинский районы, в села Чмель и Янча-Рудня приехали в сопровождении солдат родственники немецких офицеров с доверенностями на получение земли. В Янча-Рудне это вызвало открытый бунт населения. Немцы, испуганные народной яростью, бежали. Какой-то отставной немецкий генерал, родственник гитлеровского ублюдка, сражающегося на фронте, выступил здесь перед крестьянами с такой речью:

— Я — ваш пан. Отныне вся обрабатываемая вами земля — моя. Все движимое и недвижимое имущество — мое. Как будете для меня работать, так и будете жить.

Известным образом сложив пальцы, украинский крестьянин сказал:

— На тоби дулю!

И «помещик» исчез.

Политические порядки, установленные во временно оккупированных советских районах Украины, не менее ярко разоблачают немцев, как угнетателей и поработителей.

На второй или третий день после захвата села оккупанты производят обычно выборы сельских старост. Но эти выборы — бесстыдная комедия, гнусное издевательство над людьми. Солдаты сгоняют на площадь мужскую часть населения, затем появляется офицер с каким-нибудь замызганным, жуликоватым субчиком, угодливо изгибающимся перед ним, и об'являет жителям, указывая на этого субчика:

— Это — ваш староста. Предлагаю выбрать его.

Обязанности старосты, как говорит инструкция, заключаются в том, чтобы «не допускать манифестаций, поддерживать полный порядок в селе, следить за сохранением колхозного имущества, амбаров с хлебом, а также следить за тем, чтобы в селе не было неизвестных людей и партизан. Староста работает под руководством немецкого коменданта и выполняет его указания». Короче говоря, староста — цепной пес немецких господ.

Население полностью лишено каких-либо прав. «Староста, — говорит инструкция, — имеет право стегать непокорных резиновой нагайкой». Дикий произвол возведен в высший закон. Каждый немец может избить любого неприглянувшегося ему человека, а если и расстреляет его, — с него за это никто не спросит. Каждый немец может увести с собой и изнасиловать любую девушку, женщину. Каждый немец может забрать у любого человека все его личные вещи, и тот не смеет даже пикнуть, а должен улыбаться, снимая шапку.

Так выглядит «новый порядок», который несут с собой немцы.

Ограбленная, оскверненная, залитая кровью своих лучших сынов, Украина отброшена немецкими захватчиками на сотни лет назад. Вместо тракторов и комбайнов орудиями сельскохозяйственного производства стали цепы, сохи, лопаты, палки и другие самые примитивные средства обработки земли. Почти весь урожай этого года сгнил. Озимые нигде не засеяны. Крестьянство, верное своему союзу с рабочим классом, верное своей советской родине, саботирует мероприятия фашистской сволочи.

Немцы восстановили рабский труд — из-под плетки, в принудительном порядке, за нищенскую оплату, которой нехватает даже для питания. Они ввели на Украине обязательную рабочую повинность для всего сельского населения от 11 до 60 лет. По всей Полтавской и Черниговской областям развешаны приказы главнокомандующего германской армии: «Не должно быть ни одного крестьянина, болтающегося без дела. Не работающие на поле будут рассматриваться, как саботажники мероприятий германского командования, и расстреливаться на месте. Для выполнения назначенных германскими властями работ все мужчины и женщины подлежат всеобщей рабочей повинности».

В селе Короп немцы собрали всех мужчин от 11 до 60 лет и увели их на работу в другой район. В городе Путивль и многих других, во всех селах производятся облавы на мужчин, которых насильно угоняют на полевые работы. Это еще больше обостряет взаимоотношения между оккупантами и населением. Население прячется, уходит в партизанские отряды.

Не лучше обстоят дела фашистов и в выжженных городах, где нет ни воды, ни света, где не работает ни один завод, ни одна фабрика. В Полтаве во время боев были испорчены электростанция и водопровод. До сих пор здесь не приступила к работе ни одна пекарня. Никакой ценой в городе нельзя достать ни грамма хлеба. Население пухнет с голоду, уходит с мешками на село, но, так как и здесь нет хлеба, оно вынуждено питаться исключительно бураками и капустой. Только в последние дни, чтобы город окончательно не омертвел, немцы открыли две столовые, в которых выдается без хлеба вонючая водичка, именуемая супом. Чтобы с’есть это варево, надо становиться за сутки в очередь. Мешочничество стало единственной профессией жителей Полтавы.

В Харькове висит немецкое воззвание, призывающее к работе всех пекарей. Но пекаря на работу не выходят, да и муки нет. Водопровод не работает. Жители Холодной горы, Сумской улицы, улицы Чернышевского носят воду в ведрах за полтора-два километра. Больше десяти дней не убирали немцы с Пролетарской площади трупы застреленных ими партизан, пыталось запугать город. В ответ на это зверство взлетела в воздух гостиница «Красная», где помещался штаб крупного немецкого соединения. Продолжает борьбу Киев. Не сдается сожженный негодяями Чернигов. В развалинах его домов прячутся люди, пользующиеся всеми средствами для истребления немцев.

По-варварски поступают немцы с украинской культурой, школами, библиотеками, музеями, театрами. Как правило, во всех занимаемых районах они разоряют все культурные учреждения: школы, клубы, театры. В школах обычно ставят на постой лошадей. Во многих селах на берегу реки Сулы полностью уничтожены парты, учебные принадлежности, сожжены книги. Когда крестьяне спросили здесь: «А где же дети будут учиться?» — последовал ответ: «Нам ученых украинцев не нужно». Точно такое же положение в местечке Малин, селах Повачиха и Петровцы, в Миргороде, в сотнях других сел и городов. В Чернигове враг разграбил музеи. Нигде не работают театры.

Нам известно только одно село, где фашисты разрешили возобновить учебу в школе. Что здесь, однако, преподают? Немецкий и украинский языки. Даже арифметика оказалась крамольной наукой.

Немцы рассчитывали на непрочность советского строя. Жизнь опрокинула эти расчеты. Никогда еще людям не были так ясны огромные преимущества советского строя, его справедливость, его величие, как сейчас, когда они отведали фашистского террора, фашистской нагайки.

Первое время оккупанты писали в своих листовках, обращаясь к населению: «Мы передадим вам наши социальные приобретения». «Немцы помогут русским лучше использовать огромные богатства России». Но все видят, что использовать по-немецки означает прикарманить. Весь народ видит в оккупантах банду грабителей.

Теперь, убедившись в провале своей демагогической болтовни, оккупанты начали применять новые методы пропаганды. Немцы прибегают к чудовищным провокациям. Они выпускают массу листовок, скопированных с наших «Боевых листков», с листков «Вести с родины» и т.д. Наполняя эти, якобы советские издания всякой лживой брехней, немцы надеются таким путем обмануть народ. Но из всех этих грязных листков так и вылезают ослиные уши гитлеровских брехунов, и им никто, конечно, не верит.

Народ верит в грядущий полный разгром фашистской нечисти. Народ знает, что Красная Армия еще вернется во временно захваченные врагом города и села, народ ждет свою армию и помогает ей, чем может, не щадя себя.

Настроение украинского крестьянства достаточно характеризуется следующим рассуждением, переданным нам вернувшимися из немецкого тыла товарищами. Один колхозник с горестью заявил соседям.

— Скоро мы не увидим ни одной коровы. Найдет ребенок рог и спросит: «Что это?» Я об'яснять начну, что была корова, животина такая. Ребенок будет слушать и не поймет. Он будет представлять корову также по рассказам, как в школе ему рассказывали о львах из жарких стран. Нужно всем подыматься против немцев.

В народе, в самой его толще, все нарастает гневный протест против фашистского гнета и насилия. Партизанское движение растет не по дням, а по часам.

* * *

Пять месяцев войны не дали немцам на Украине ничего: ни хлеба, ни мяса, ни сала, ни молока, ни сахара. Они не нашли на Украине и промышленных предприятий, которые были вывезены в тыл. Гитлер несколько раз менял тактику ограбления Украины, и превращения ее в колонию, но успеха не добился. Наоборот, противопоставляемые ему силы за это время возросли и усилились. Политика разбоя, какими бы масками она ни прикрывалась, не могла не вызвать яростного противодействия всего украинского народа. Немцы старались отколоть украинский народ от СССР — они получили борьбу всего украинского народа против себя. Эта борьба приобретает с каждым днем все более широкий размах, все более острый и ожесточенный характер. Украина будет не колонией, а могилой немецких оккупантов. // Дивизионный комиссар С.Галаджев. Начальник политуправления Юго-Западного фронта.

______________________________________________
Б.Ямпольский: Чужеземец ("Красная звезда", СССР)**
Украинский националист Петлюра ("The New York Times", США)
А.Корнейчук: Гитлер – лютый враг украинского народа* ("Правда", СССР)
Зверства фашистских палачей в украинских селах** ("Красная звезда", СССР)
М.Бажан: Никогда не будет Украина рабой германского фашизма ("Правда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №296 (5051), 17 декабря 1941 года
Tags: 1941, Украина в ВОВ, газета «Красная звезда», декабрь 1941, зима 1941, оккупация Украины
Subscribe

Posts from This Journal “декабрь 1941” Tag

  • Выращивать своих автоматчиков, истреблять автоматчиков врага

    « Правда» №341, 9 декабря 1941 года Немецко-фашистские захватчики залезли в глубь нашей страны. Отсюда они живыми не уйдут! Воины Красной Армии,…

  • Воздушная гвардия советского народа

    « Правда» №339, 7 декабря 1941 года Ставкой Верховного Главнокомандования шесть авиационных полков преобразованы в Гвардейские полки Красной…

  • Как они отступают

    Л.Высокоостровский || « Красная звезда» №291, 11 декабря 1941 года Вслед за Ростовом и Тихвином войска Красной армии отбили у фашистов гор.…

  • Руки Ганса Шуммера

    Н.Богданов || «Вечерняя Москва» №306, 27 декабря 1941 года Войска Западного фронта освободили от немецких захватчиков города Наро-Фоминск и…

  • Эрзац-валенки

    Л.Митницкий || " Правда" №358, 26 декабря 1941 года За период с 21 по 25 декабря доблестными войсками Западного фронта захвачены большие…

  • Евгений Петров. Ответ огнем

    Е.Петров || « Известия» №309, 30 декабря 1941 года На Черном, на Балтийском, на Баренцовом морях в битвах с немецкими оккупантами продолжают…

  • Борис Полевой. Предатели

    Б.Полевой || « Правда» №358, 26 декабря 1941 года За период с 21 по 25 декабря доблестными войсками Западного фронта захвачены большие трофеи,…

  • Овладеть искусством боя на лыжах

    « Красная звезда» №308, 30 декабря 1941 года Не дадим врагу выиграть время, не позволим гитлеровским бандам ускользать от ударов и закрепляться.…

  • Советский Союз и Великобритания в борьбе против общего врага

    « Известия» №308, 29 декабря 1941 года Удар за ударом наносит славная Красная Армия полчищам Гитлера, На многих участках фашистские разбойники…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment