Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Фашисты убивают раненых немцев

газета «Известия», 15 февраля 1942 года«Известия» №38, 15 февраля 1942 года

Самоотверженный труд всех граждан нашего государства — одно из главных условий победы над врагом. Товарищи рабочие и работницы, колхозники и колхозницы, советская интеллигенция! Подымайте производительность вашей работы, изо дня в день повышайте выпуск продукции! Дадим Красной Армии и стране все необходимое для разгрома гитлеровской Германии!



# Все статьи за 15 февраля 1942 года.



Сообщения швейцарских врачей о дезорганизации германской военно-санитарной службы и о расправах с ранеными

СТАМБУЛ, 14 февраля. (ТАСС). Как здесь стало известно, первая швейцарская медицинская делегация Красного Креста, отправившаяся осенью на советско-германский фронт в составе пятидесяти врачей и медицинских сестер, в январе обратилась к своему правительству с телеграммой, в которой просила срочно отозвать ее с фронта, так как она не может больше там оставаться. Ее просьба была удовлетворена, и делегация вернулась в Берн. По сведениям из серьезных иностранных источников, делегация представила швейцарскому правительству итоговый доклад о своей поездке об'емом в девятьсот шесть страниц. В докладе описывается дезорганизация германской военно-санитарной службы в результате огромного потока раненых. Швейцарские врачи работали в ряде госпиталей как на фронте, так и в самой Германии и в Польше. Доктор Рошер из Монтре пишет: «Только в декабре мне пришлось ампутировать конечности у трехсот обмороженных. Морозы сделали невозможным переливание крови, в результате чего смертность среди раненых повысилась еще на двадцать процентов». Доктор Эдвард Гримм сообщает в своем докладе: «Имеется столько обмороженных, что пришлось создавать специальные госпитали для них».

как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, русская зима

Профессор Андре Бальцер в своем докладе рассказывает о варварских расправах гитлеровцев с тяжело ранеными германскими же солдатами. «Один из служащих германского военного госпиталя в Брест-Литовске сообщил мне, что во время его последней поездки в санитарном поезде, переполненном тяжело ранеными, поезд остановился перед одним тоннелем. Начальник поезда, носивший свастику, собрал весь обслуживающий персонал поезда и предложил всем надеть газовые маски и не снимать их до его распоряжения. Когда один из санитаров спросил его, а что же делать с ранеными, начальник поезда ответил ему: оставьте их в их купе, а сами выйдите в коридор вагона. После этого поезд вошел в тоннель, где он оставался полчаса. Когда поезд, наконец, вышел оттуда, все раненые были мертвы».

Все виденное заставило швейцарских врачей поставить перед своим правительством вопрос о скорейшем отзыве их из германской санитарной службы.


************************************************************************************************************
С ТЕЛЕГРАФНОЙ ЛЕНТЫ
Пушечное мясо и лавровые венки


Как известно, в Испании была сформирована и отправлена на советско-германский фронт специальная часть под высокопарным названием «Голубая дивизия». Известно также, что под ударами Красной Армии от этой самой «Голубой дивизии» остались рожки да ножки. После такого печального опыта едва ли в Испании найдется много охотников последовать примеру «добровольцев» из «Голубой дивизии». Но Гитлеру нужны солдаты, — какие угодно и во что бы то ни стало. И поэтому ведомству Геббельса дано специальное задание: не жалея красок, расточать похвалы «союзникам», петь им радиодифирамбы на всех языках. Похвалы удостоились и бездарные вояки из «Голубой дивизии», разгромленные советскими войсками.

12 февраля германское информационное бюро передало очерк военного корреспондента, некоего Ульриха Малецкого, превозносящего до небес испанских солдат. Рота лыжников, — сочиняет Малецкий, — отправилась в поход. «Идя по грудь в воде, рота переходила проруби. Термометр между тем показывал 52 градуса ниже нуля, и одежда заледенела. Ориентироваться было трудно. Компасы не действовали при сильном морозе». Но мифическим испанским лыжникам на это наплевать. Волею бравого корреспондента они двигаются вперед, совершают один подвиг за другим. Взяв с собой продовольствия на три дня, рота провела в боях... 8 дней, заняла ряд населенных пунктов, уничтожала танки на ближней дистанции. Неожиданно «в роте лыжников осталось только 34 человека». Но «рота продолжала продвигаться... Еще две деревни занято. После того, как ожесточенное сопротивление противника было сломлено, испанский командир насчитывает только 12 человек, оставшихся в его роте».

Итак, от роты (как и от всей, впрочем, «Голубой дивизии») ничего не осталось. Тем не менее командир роты капитан О. «награжден медалью, а все солдаты его храброй роты лыжников, как это принято в Испании, носят этот же знак на левой руке». Солдаты роты лежат в земле и носить «знак на левой руке», естественно, не могут. Но это не смущает фашистского корреспондента. Не смущает это и командующего немецкой армией, который выразил испанцам «свою особую признательность и величайшую похвалу». Германский генерал пожелал перебитым и замерзшим испанским солдатам «счастья и новых побед».

Такие же лавровые венки гитлеровцы раздают сейчас румынским, итальянским, финским и другим наемникам. Генералы «союзников» получают ордена и похвалы, но вслед за этим идет строгое требование: побольше пушечного мяса!

Туго приходится гитлеровцам под ударами Красной Армии. Не случайно геббельсовские молодчики курят фимиам тем, кого они вчера еще, как солдат, не ставили и в грош. Но пусть в Испании, Румынии, Финляндии, Венгрии знают, что всех, кто отправится на советско-германский фронт, ждет участь солдат «Голубой дивизии» — бесславная гибель.
____________________________________
Испанские «лыжники»* ("Красная звезда", СССР)
Л.Дубровицкий: Испанские дневники* ("Известия", СССР)**


************************************************************************************************************
"Зимний баланс"


Луна делается в Гамбурге. А весна, повидимому, высиживается в Берлине. На этом основании немецкие газеты решили, что весна уже наступила, и поспешили разделаться с зимой. 8 февраля фашистские листки стали подводить зимние «итоги». Итоги получаются неважные, приходится виться вьюном, чтобы ничего толком не сказать. Глядя па карту попятного движения немецких войск, «Берлинер берзенцейтунг» глубокомысленно установила, что «зима дала врагу известные преимущества». Газета сокрушается, что «зима нейтрализует подвижность германских войск, являющуюся их главным преимуществом». Выходит так, будто немецкие войска всю зиму простояли неподвижно. Следовало бы утешить фашистскую газету: «Главное преимущество» германских войск сохранилось и зимой, они были вполне подвижны и двигались непрерывно, отступая под ударами Красной Армии.

«Подвижность» эту заметил даже главный фашистский орган «Фелькишер беобахтер», который принялся ее специально об'яснять. Оказывается, видите ли, что «в восточных равнинах зимой почти нет природных препятствий, могущих служить опорой для обороны». Поэтому «германская оборона не может выбирать определенные участки, защищенные естественными преградами, и должна отражать наступление противника по всему гигантскому фронту».

Если один фашистский листок все еще продолжает по старой шпаргалке винить в неудачах германских войск русскую зиму, то другой уже прямо признается, что дело не в одной зиме, а в наступлении советских войск. Зима же виновата, мол, в том, что немцы не могут «выбрать место» для обороны. В результате гитлеровские дивизии отступают под натиском Красной Армии, так и не зная, где они сумеют остановиться.

Правда, на этот счет Гитлер давал какие-то обещания, указывал на карте какую-то линию обороны, но мало ли что обещал Гитлер, мало ли что он указывал на карте! Вот третья фашистская газета «Гамбургер фремденблатт» в статье, озаглавленной «Зимний баланс», совершенно бестактно напоминает о том, что Гитлер обещал еще до наступления зимы захватить Москву. Гитлеровские подручные положили столько труда, чтобы убедить всех, что немцы даже смотреть на Москву не хотели, что они сами повернулись к ней спиной и пошли планомерно искать удобные зимние квартиры, — а тут свой же собственный фашистский листок вдруг выпаливает: «Зима, наступившая ранее обычного, помешала увенчанию победоносной кампании завоеванием Москвы». Была «победоносная кампания», а сейчас, пишет та же газета, зимняя кампания оказалась «весьма переменчивой». Хотели захватить Москву, да помешали... Кто? Зима? Со вздохом газета должна сознаться, что не только зима и не столько зима. Довольно долго, по цирковому балансируя в своем «Зимнем балансе», фашистская газета под-конец приходит к грустному заключению: «Даже если бы мы не воевали одновременно с США и Англией, то победа над СССР явилась бы исключительно трудной военной задачей»...

Трудная задача для немцев — подводить зимние итоги войны на советско-германском фронте. Печальный для гитлеровцев получается «зимний баланс» и сейчас, когда зима далеко не кончилась. Еще более печальным будет для них этот баланс к концу зимы, не говоря уже о конечном балансе войны...


************************************************************************************************************
Немцы требуют от Румынии нефти и пушечного мяса


ЖЕНЕВА, 14 февраля. (ТАСС). Германское информационное бюро сообщило, что 11 февраля румынский премьер-министр Ион Антонеску был вызван к Гитлеру в ставку.

Как здесь стало известно, «приглашение» Антонеску к Гитлеру было вызвано сообщением германского посла в Румынии Киллингера, жаловавшегося на то, что румынское правительство, опасаясь волнений в стране, тормозит поставку румынских подкреплений на советско-германский фронт. Во время бесед в ставке Гитлер обязал Антонеску послать на фронт румынские резервные дивизии, состоящие из недавно призванных и необученных резервистов пожилых возрастов. В случае невыполнения приказа Гитлер угрожал Антонеску смещением и дальнейшим расчленением страны.

В ставке Гитлера обратили внимание Антонеску на систематическое снижение нефтедобычи в Румынии и нефтепоставок германской армии. Антонеску пригрозили полным из'ятием всех румынских нефтепромыслов из ведения румынского правительства и оккупацией нефтяных районов германской армией.

☆ ☆ ☆

Голос с холма

Ворчанье орудий стелется над вечереющей снежной землей. Холодное пламя заката, догорая в небе, розовыми отблесками играет на сугробе, который вовсе не сугроб, а замаскированная землянка. Из сугроба вылезает человек в шапке-ушанке, в овчинном тулупе.

— Пора, — говорит он, посматривая на редкие звезды, выступившие в холодном небе, и еще несколько человек, согнувшись, вслед за ним выбираются из землянки.

У холма, поросшего лесом, вьется тропинка, утоптанная в сугробах. Людей на тропинке ждут лыжи, попарно скрепленные между собой. На этих лыжах — груз. Люди натягивают лямки и с поклажей трогаются в путь. Впереди позиции белофиннов. Тихо шуршат лыжи. И вдруг небо загорается мертвым голубым светом. Он долго трепещет, точно северное сияние, освещает кустарники, лес, поляны и медленно меркнет. Финны нервничают. Ракетчики в белых халатах сидят на деревьях. Ракетчики укрываются за буграми. И все же неспокойны финские ночи.

Люди, тянущие по лесной тропе лыжи с поклажей, идут в ночном молчании до тех пор, пока тропа не подымается по склону холма, поросшего лесом. Здесь, на холме, они остановились, здесь начали хлопотать у своих лыж. На одной паре стоял движек, на другой — усилитель, на третьей — окрашенные под белизну снега рупора. Захватив с собой провода, один из этих людей пополз по снегу вперед. Через некоторое время на снегу показалась его фигура в белом халате с капюшоном. «Теперь пусть слушают нашу музыку!» И все отползают с холма и скрываются в зимней ночи. А утром, когда опять запламенело небо и выкатилось из-за косогора багровое солнце, освещая заснеженный холм, поросший редким кустарником, с его вершины раздается громкий голос: «Внимание, внимание...», и начинается радиопередача для финских солдат.

Наш наблюдатель, незаметно притаившийся в кустарнике, видел в бинокль — на берегу озера сбились в кучу солдаты. Они прислушивались к голосу, раздававшемуся с русской стороны. К ним прошел офицер в короткой шинели. Он размахивал руками, сердито кричал. Из толпы выступил финский солдат, ответил что-то и опять затесался в толпе. Офицер выхватил револьвер. На помощь к офицеру бежало еще несколько человек. Слышались крики и ругань, кто-то выстрелил в воздух. Потом солдаты медленно разошлись.

Ни один выстрел не раздался на этой участке с финской стороны в нашу сторону, пока звучал голос с холма… // Д.Славентатор, спец. корреспондент «Известий». ЛЕНИНГРАДСКИЙ ФРОНТ, 14 февраля.

________________________________________________________
Л.Леонов: Ярость* ("Известия", СССР)*
Бешеные волки ("Красная звезда", СССР)**
К ответу немецких убийц! ("Красная звезда", СССР)**
И.Эренбург: Стандартные убийцы ("Красная звезда", СССР)*

Газета «Известия» №38 (7724), 15 февраля 1942 года
Tags: 1942, газета «Известия», февраль 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments