?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Константин Симонов. Поезда рабов
0gnev
«Красная звезда», 14 февраля 1943 года, смерть немецким оккупантамК.Симонов || "Красная звезда" №37, 14 февраля 1943 года

Вчера наши войска заняли города Новочеркасск, Лихая, Зверево, Новошахтинск, Золочев и ряд крупных населенных пунктов. Доблестные воины Красной Армии! Еще сильнее удары по врагу. Освобождайте родную землю от немецко-фашистских захватчиков!



# Все статьи за 14 февраля 1943 года.



ПИСЬМА С ЮГА

Это было пятого ноября. Первый поезд Гулькевичи—Берлин стоял на рельсах, готовый к отбытию. Правда, для прямого беспересадочного поезда он имел несколько странный вид: два десятка запломбированных товарных вагонов, десяток цистерн и полдюжины старых, разбитых теплушек — вот и всё. Но нынешние немцы давно уже перестали заботиться о каком бы то ни было правдоподобии своей лжи. Они приказали квартальным и жандармам говорить, что будет прямой поезд Гулькевичи—Берлин. Все квартальные и жандармы с тупостью наймитов повторяли это всем и каждому в течение целого месяца.

фашистская каторга, письма с фашистской каторги

— Вы будете там работать, вам там будет хорошо, — утверждали они, не стараясь даже придать своим словам особой выразительности, потому что кулаки, которые они при этой фразе с треском опускали на стол, казались им единственной и лучшей формой убеждения. Уходя, они клали на стол продолговатый лист бумаги, где наверху был изображен черный германский орел, а внизу стояла подпись — главнокомандующий германскими войсками на Кавказе.

Об’явление кратко и по-своему убедительно той циничной убедительностью, которая несомненно есть в словах убийцы, говорящего своей жертве: отдай мне всё, что у тебя есть, или я убью тебя. Ты живешь в стране, которую мы опустошили, но мы готовы взять тебя в рабы. Ты будешь мыть полы в наших домах и выносить наши ночные горшки. Тебе не уйти от нас, уже тысячи таких, как ты, мы заставили делать это.

Проклятая бумага лежала на столе в хате, там, где ее положил жандарм. И словно она была заражена проказой, никто не дотрагивался до нее руками. Но вечером, при свете масляного ночника, ее в десятый и в двадцатый раз перечитывали опухшими от слез глазами, безнадежно ища лазейки из этого, пока еще смирно лежащего на столе, но уже готового с хрустом захлопнуться немецкого капкана. Ночью, когда все, наконец, засыпали, хата вдруг освещалась. Ручной прожектор, прильнув снаружи к стеклу, обшаривал стены, взбирался на печку, на кровать, как чужая, скользкая рука, полз по лицам спящих. Потом раздавался стук. Комендант и жандарм входили, усаживались за стол. Молча, скрестив руки, спросонья дрожа от ночного холода, стояли перед ними русские люди, те самые, которых «звала Германия».

Главнокомандующий германскими силами на Кавказе приказал вербовать «добровольно», но в кармане у коменданта, как и у сотен других комендантов, лежала разверстка с точными цифрами и сроком вербовки. На коменданте лежала несвойственная его профессии вешателя обязанность «убеждать».

Он говорил, что русских войск уже нет, что Сталинград уже взят и по Волге плывут только мертвецы. Он говорил, что до 10 января всё равно будет всеобщая мобилизация русских от 14 до 45 лет, и, если они не пойдут добровольно сейчас, то тогда он заставит их ехать. Да, заставит, и не кажется ли им, что это будет гораздо хуже? Он говорил, что скоро здесь, среди этих развалин, им будет нечего есть и не во что одеваться. А если они поедут в Германию и будут трудиться верно и старательно, то часть того, что они произведут, попадет сюда, в их нищую страну. Он говорил, заглядывая в лицо молчаливой девушке, что будущее родителей зависит от нее и ее брата. Если они поедут Германию, то старикам здесь будет лучше жить, об этом позаботится он, комендант. Но если они не поедут... Комендант останавливался и, выдержав долгую, угрожающую паузу, вставал.

Желтое пятно прожектора, выскочив из ворот, медленно ползло дальше вдоль улицы. А в хате всё еще сидели безмолвно и неподвижно, словно завороженные. Только потом начинали плакать и шептаться усталые, замученные, замордованные немцами люди. А на следующий вечер всё повторялось сызнова.

Мне рассказали всё это в кубанской станице Гулькевичи, когда я вечером шел по длинной станичной улице и, не выбирая, заходил то в одну, то в другую хату. Два эшелона все-таки ушли из Гулькевичей в Германию: один пятого ноября, другой пятого января, уже в последнюю минуту, в дни нашего наступления на Северном Кавказе. Немцам не удалось никого убедить, но многих они сумели заставить. Я шел из дома в дом, и через два в третьем пустовала кровать, и лишившиеся своих детей матери с сухими, давно уже выплакавшими все слезы глазами рассказывали мне каждый раз историю об уводе в рабство своих детей.

Когда убеждения не помогли, детей стали вызывать в комендатуру и бить. Когда ее помогло и это, им пригрозили расстрелом родителей. Некоторые сдались, остальных, всё еще не желавших добровольно ехать в Германию, мобилизовали работать на железную дорогу. Они грузили снаряды, ворочали шпалы, таскали кирпич. И когда подошел день, намеченный для отправки эшелона, им сказали, что они переводятся на другую работу — в Германию. Нет, их не насилуют, не заставляют уезжать, их просто переводят па другую работу.

Ужасный плач стоял в этот день в станице. Дети не смели бежать, боясь, что убьют их родителей. Родители молчали, боясь, что убьют их детей. Я сижу в осиротевшей семье Казаковых. Единственная оставшаяся в семье дочь, совсем еще девочка, дрожащим голосом рассказывает мне об этом дне. Ее приемная сестра Маруся уехала еще в ноябре, она не хотела ехать, но ее взяли на железную дорогу таскать шпалы. Это была от природы слабенькая девочка, в последнее время совсем ослабевшая от голода, а немцы заставляли ее таскать шпалы. Когда она, обессилев, падала, ее били, когда она вставала и снова падала, ее снова били. Боясь умереть от побоев, она не выдержала и в ноябре «добровольно» согласилась уехать.

В январе наступила очередь брата Егора. Ему даже не дали зайти домой. Он только успел передать через проходившего мимо соседа, что утром его увозят в Германию, его и двоих его товарищей — Володю Пугачева и Ваню Купченко. Ночью, по приказу коменданта, из станицы привезли к поезду несколько саней с сеном и накрыли им пол в четырех разбитых, без печей товарных вагонах. Утром, спрятав под платком несколько домашних пышек, испеченных из последней муки, младшая сестра пришла провожать брата. К поезду прицепили паровоз. Она шла вдоль состава, ища брата. У каждого вагона стояло по трое немецких солдат с примкнутыми штыками. Наконец, она увидела брата. Они обнялись, он плакал и сквозь слезы шептал ей, что убежит еще до Ростова. Но пусть его не ждут дома, он не вернется, чтобы не погубить мать.

— Шнель, шнель, — ворчливо заторопил немец.

Брат влез в вагон, состав тронулся, и вдруг откуда-то изнутри поезда надрывающий душу заунывный девичий голос запел песню, которую в станице стали петь только недавно, при немцах, когда девушек начали угонять на чужбину:

Здравствуй, мать,
Прими привет от дочки.
Пишет дочь тебе издалека.
Я живу, но жизнь моя разбита,
Одинока, нищенски горька.


Поезд ускорял ход, но начатую одним голосом песню подхватило сразу еще несколько:

Завезли меня в страну чужую
С одинокой бедной головой
И разбили жизнь мне молодую,
Разлучили, маменька, с тобой.


Поезд удалялся. Площадка последнего вагона со стоящими на ней двумя немецкими солдатами становилась все меньше и меньше, пока совсем не скрылась за поворотом.

Поезда рабов... Но уже идет грозная расплата за детей России, украденных злобными чужеземцами. Идет на Запад Красная Армия. Она спасет наших людей от рабства и вымирания, вернет им свободу и родину. // Константин Симонов. СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФРОНТ.
______________________________________
Русская девушка в Кельне* ("Красная звезда", СССР)**
И.Эренбург: Горе невольниц* ("Красная звезда", СССР)**


**************************************************************************************************************************************************
В Белгороде
(От специального корреспондента «Красной звезды»)


С воздуха картины разгрома немецких войск представляются еще более отчетливо, чем обычно. Мы летим в Белгород и сверху видим на дорогах к городу сотни недвижно стоящих брошенных немцами автомашин, пушек, танков. На полевых аэродромах около населенных пунктов громоздятся остовы сожженных немецких самолетов. Мы идем бреющим полетом и можем явственно разглядеть валяющиеся на снегу трупы немцев в зеленых шинелях и касках.

Кружимся над городом. Видим сгоревшее здание вокзала, взорванное депо. Пролетаем над меловыми разработками. Когда-то здесь кипела работа, но теперь следы запустения видны даже с воздуха. Выбираем площадку, где можно сесть. Жители, увидев красные звезды на крыльях, машут с земли руками... Толпа народа бежит нам навстречу. Первый вопрос: «Не привезли ли газет?». Несколько номеров тут же пошли по рукам. Люди читают их вслух, группами, плачут от радости и счастья.

В городе дымятся развалины зданий, подожженных немцами при отходе. Около тротуара лежат несколько трупов мирных граждан, застреленных немцами. За что они были убиты? Никто не знает. Отступавшие гитлеровцы вымещали злобу на ни в чем неповинных людях.

освобождение Белгорода

Через город двигаются наши войска, продолжая наступление. Идут танки, артиллерия. В белых халатах с автоматами на груди проходят пехотинцы.

Группа жителей снимает с домов немецкие вывески. Вот одна из немецких казарм. На-днях, когда несколько десятков офицеров играли там в карты, в казарму попала бомба, сброшенная с нашего ночного бомбардировщика.

Жители наперебой рассказывают о своих мучениях под немецким игом. На каждом шагу мы видим страшные факты, подтверждающие эти рассказы. На базарной площади стоит постоянно действовавшая, хорошо оборудованная, покрашенная в черный цвет виселица. На ней почти ежедневно публично вешали по нескольку человек белгородцев.

Из города и прилегающих к нему сёл немцы каждый день угоняли людей в Германию на каторжные работы. Жертвам рассылались повестки бюро труда с приказанием явиться на сборный пункт. Тех, кто не являлся, расстреливали.

Партию обреченных на каторгу запихивали в товарные вагоны, наглухо заколачивали снаружи двери, и поезда уходили на запад. Запертые в вагонах люди кричали, стучали в двери, но конвойные, сопровождавшие поезде, быстро «наводили порядок». Иногда от уехавших приходили из Германии письма. Вот одно из них. Оно написано в «русском лагере» близ Лейпцига и адресовано Вере Кононенко, живущей в Белгороде. Это письмо прошло через руки немецких цензоров, но дышит ужасом и горем:

«Живу в лагере Таухе на окраине Лейпцига. Нас осталось несколько человек грейворонцев, а девочек со своей улицы и Кати А. нет между нами...».

В городе издавалась газета на русском языке «Восход». Лживый листок до самых последних дней сообщал о... «победах» германской армии. Население узнавало иногда о действительном положении вещей из листовок, сбрасываемых нашими самолетами, а большинство жило в полном неведении. Но советские люди ждали своих и твердо верили, что скоро наступит конец хозяйничанью гитлеровцев. Когда немцы, в панике отступая, бежали по улицам города, многие жители взялись за оружие и стреляли в солдат и офицеров из окон домов, с крыш.

В первый же день после освобождения Белгорода в городе начала налаживаться жизнь. Люди вышли на улицы и потянулись к начальнику гарнизона, чтобы узнать, чем нужно сейчас заниматься. Орудийная канонада становилась всё тише и тише. Фронт уходил на запад. // Капитан О.Киселев.
____________________________________________
Орел и Белгород** ("Красная звезда", СССР)**
А.Толстой: САЛЮТ ПОБЕДЕ** ("Красная звезда", СССР)**


**************************************************************************************************************************************************
В Изюме
(От специального корреспондента «Красной звезды»)


Немецкая пропаганда всеми силами старается скрыть положение на фронтах не только от населения Германии, но и от своих солдат и офицеров, находящихся в тылу. Изюмские жители рассказывают, что до последних дней вражеский гарнизон города ничего не знал о сокрушительных ударах, нанесенных советскими войсками немецкой армии. Накануне боев в городе из села Красный Оскол, расположенного недалеко от Изюма, прибежали несколько полицейских и в панике заявили изюмскому бургомистру:

— В Красном Осколе красноармейцы перебили немецкий гарнизон и полицейских, мы едва спаслись.

Бургомистр и немецкие офицеры успокаивали полицейских:

— Не может этого быть. Никаких красноармейцев не должно быть, всё в порядке. Идите обратно.

Но полицейские, знавшие, что порядок в Красном Осколе наводят советские войска, заявили, что ни в коем случае не пойдут обратно. А через несколько часов всё громче и громче стали слышны раскаты орудийных выстрелов, и к вечеру завязался бой в городе. Застигнутые врасплох немцы были выбиты из Изюма внезапным ударом наших частей.

Город разрушен немцами. На центральной улице, где стояли многоэтажные доме, теперь две линии развалин. Немцы разрушили вокзал, паровозный завод, все общественные здания, учебные заведения, новый кинотеатр, многие жилые дома. Всё, что было создано советской властью, они хотели уничтожить, чтобы вернуть советский город к мраку средневековья, превратить цветущий город в захолустную крепостную деревню.

Немцы отнимали у населения окрестных деревень и у городских жителей, имевших свои усадьбы, хлеб и скот. Во многих домах мы видели такую картину: на полу сидели женщины и дети и в ручных мельницах мололи макуху. Из нее пекли лепешки. Мяса никто уже не видел полгода. Люди забыли вкус сахара. Электричества не было, в домах мерцали крошечные коптилки.

Все культурные учреждения города были закрыты. Во всем Изюме уцелела только одна школа, но и там немцы пытались нанести травму душе советских людей. Половина занятий посвящалась изучению языка ненавистных поработителей. В учебниках русского языка и арифметики немцы заставили зачеркнуть тушью все слова о Красной Армии, о колхозах, о советской власти. Фашистские подлецы заставили вычеркнуть в учебнике для первого класса из фразы «Мы не рабы» слово «не». Учеников принуждали громко декламировать: «Мы рабы». Но дети не покорялись врагу, они и сквозь черную тушь читали родные и близкие слова о Ленине и Сталине, о свободной советской жизни и о любимой Красной Армии, прихода которой изюмцы ждали, как восхода солнца.

Немцы отправляли в Германию эшелоны с женщинами и мужчинами, девушками и юношами на каторжные работы. Перед уходом они сумели захватить только тех, кто не успел спрятаться — около 60 человек мужчин и женщин. Они их привели на окраины Изюма, на хутор Гнидовка и в бешеной злобе за свое поражение расстреляли 60 невинных жертв, а хутор сожгли.

В Изюме сейчас устанавливается нормальная жизнь. Партизаны, помогавшие Красной Армии выбивать немцев из сёл и городов, поставлены во главе городских организаций. Секретарем горсовета назначен партизан Журба, которого немцы в своей грязной газетке дважды об’являли расстрелянным. В течение нескольких дней удалось восстановить хлебопекарню, колбасную фабрику, маслозавод, мельницу, и сейчас эти предприятия работают полным ходом, снабжая население и Красную Армию. Сотни жителей толпятся в местной комендатуре и горсовете: их направляют на работу во вновь восстанавливаемые учреждения. У военкомата собралось около 800 мужчин; они идут на фронт, чтобы в рядах Красной Армии уничтожать проклятую немчуру. // Майор А.Петров.


**************************************************************************************************************************************************
Геббельс в окружении фактов


Фашистская пропаганда пыталась скрыть от немецкого народа разгром германской армии под Сталинградом, на Кавказе, в районе Воронежа. Она сначала замалчивала факты, убийственные для Гитлера и его банды, потом стала извращать факты. Но фактов слишком много, они возникают ежедневно в сводках Совинформбюро, обходящих весь мир. Факты просачиваются сквозь фашистскую цензуру и становятся известными немецкому населению. Факты обступают со всех сторон Геббельса и его свору. Они отрезают ему путь к отступлению. Они разоблачают всю его прежнюю ложь.

Геббельс мечется среди этих фактов, пытаясь прорвать их. С прежних позиций бахвальства, прямого вранья о «выпрямлении фронта», об «эластической обороне» он сбит. Ему нужно укрепиться на новой позиции. Он пытается играть в откровенность. Он делает вид, что всё признает. Он готов даже признать, что лгал. Он говорит в последней своей статье в газете «Дас рейх»: «Сейчас истина раскрылась перед нами во всей наготе».

Он думает, что это признание прежней лжи откроет ему щель среди неумолимых фактов. Он изображает кающегося грешника и сам изобличает себя: «На восточном фронте мы пережили неудачу». Почему «пережили» — в прошедшем времени? Разве Красная Армия перестала громить немцев? Промолчав об этом, Геббельс продолжает: «В этом виноваты отчасти мы сами, и мы не хотим этого оспаривать или сваливать вину на кого-либо. Мы сами немного недооценили силы врага... Враг имеет некоторое превосходство в людях и материалах... Мы не стесняемся сознаться, что наши первоначальные установки были недостаточны...».

Старый, испытанный прием засыпавшихся жуликов! Бессмысленно отрицать факты, подступившие плотно со всех сторон. Нельзя же кричать, что Красная Армия уничтожена, когда Красная Армия уничтожила и уничтожает одну германскую армию за другой. Жулик теперь всё «признает». Он принимает на себя вину с тем, чтобы отвести вину от своего сообщника. Геббельс кричит о своих ошибках, о своей лжи, чтобы не дать немецкому народу возможности говорить о лжи, ошибках и провалах Гитлера.

Немцы говорят об этом. Это тоже факт, который стоит в тылу у Геббельса. Он пытается уйти от него. «Не нужно бояться народа», — говорит он, выдавая свой страх. Он придает себе храбрый вид. «Нельзя, чтобы за каждым немцем стоял сзади полицейский». Но тут же голос его срывается от страха и злобы. Он угрожает тем, кто ищет виновников поражения германской армии, он истерически кричит о «драконовых мерах», о суровой расправе с теми немцами, которые сомневаются в стратегических талантах Гитлера. Он обещает «вести тотальную войну с еще большей ожесточенностью». Новыми зверствами против населения оккупированных советских районов он призывает немцев восполнить их поражение!

пропаганда Геббельса, идеология фашизма, цитаты Геббельса

Изо дня в день в течение войны Геббельс громоздил ложь на ложь. Он построил из лжи огромную крепость, в которой сидели немцы. Он отгородил стеной этой крепости Германию от всего мира. Факты, рождаемые Красной Армией, пробивали бреши в стенах этой призрачной крепости. Геббельсу удавалось до поры до времени закрывать бреши новыми измышлениями. Но факты надвигаются сплошной стеной. Факты идут с Волги и Дона, с Невы, с Терека, с Кубани, факты обступают Германию со всех сторон, и крепость Геббельса рушится, как карточный домик.

«Истина раскрылась перед нами во всей наготе», — кричит Геббельс своим фальшивым голосом. Снова лжет! Частицей правды он пытается скрыть всю правду. Нет, еще не во всей наготе раскрылась истина перед немецким народом. Но раскрывается всё больше. Факты Красной Армии гонят перед собой гитлеровскую ложь. Молва опережает отступающие под ударами Красной Армии немецкие части. Лживая «откровенность» поможет Геббельсу не больше, чем откровенная ложь. Из окружения фактов не вырваться немецко-фашистской пропаганде. // Д.Заславский.


**************************************************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 13 февраля

В течение ночи на 13 февраля наши войска вели наступательные бои на прежних направлениях.

* * *

Северо-восточнее Новочеркасска наши войска продолжали успешное наступление и заняли ряд населенных пунктов. Немцы, выбитые из укреплений на берегу Северного Донца, пытались удержаться на промежуточных рубежах. Стремительными ударами наши бойцы опрокинули гитлеровцев и отбросили их на запад. Н-ская часть в ожесточенных боях с противником истребила до 400 гитлеровцев. Захвачено 8 орудий, 3 миномета, 19 пулеметов и другие трофеи. На другом участке окружены и истреблены две роты немецкой пехоты. Взяты пленные.

* * *

В районе Красноармейское наши войска вели наступательные бои. Н-ская часть в бою за один населенный пункт уничтожила до батальона немецкой пехоты и подбила 12 танков противника. На другом участке наши бойцы захватили укрепленные позиции гитлеровцев. Противник несколько раз переходил в контратаки, но успеха не добился. На поле боя осталось более 300 вражеских трупов и 3 сгоревших немецких танка.

* * *

В районе Чугуев наши войска продолжали наступление. Н-ское танковое подразделение, сломив оборону противника, овладело двумя крупными населенными пунктами. На другом участке окружена и в результате двухдневных боев истреблена одна немецкая часть. На поле боя осталось до 800 вражеских трупов. Взяты пленные. Захвачены трофеи, в том числе 17 орудий, много пулеметов, автоматов и винтовок.

* * *

Севернее Курска бойцы Н-ской части отбили несколько контратак немецкой пехоты и нанесли противнику большие потери. На другом участке наши подразделения разгромили крупный отряд гитлеровцев и, преследуя их, заняли населенный пункт. Захвачены склады с продовольствием и обмундированием.

* * *

Партизанский отряд, действующий в одном из районов Витебской области, в начале февраля месяца вел ожесточенные бои с крупным карательным отрядом немецко-фашистских захватчиков. Советские патриоты истребили более 200 гитлеровцев. Группа партизан другого отряда, действующего в Вилейской области, пустила под откос железнодорожный эшелон противника. Разбит паровоз и 8 вагонов. При крушении убито 33 гитлеровца. Движение поездов на этом участке было приостановлено на несколько дней.

* * *

Недавно захвачена в плен группа офицеров 82 немецкой пехотной дивизии. Пленный обер-лейтенант Людвиг Мюллер, начальник разведывательного отдела 82 дивизии, сообщил: «Поражение немецких войск под Сталинградом и на других участках фронта произвело ошеломляющее впечатление. В газетах сейчас стали писать о выравнивании и сокращении линии фронта. Но мы-то знаем, что значит «сокращение линии фронта». Наша дивизия была разбита буквально за два дня. На третий день боев во всей дивизии осталось не больше 1.000 солдат. Русские прорвали нашу линию обороны и двинулись вперед с такой быстротой, что мы даже опомниться не успели. Командир дивизии убежал на машине, и я его больше не видел».

* * *

Немецко-венгерские мерзавцы устроили в селе Марки, Воронежской области, кровавое побоище. Гитлеровцы хватали советских граждан и после долгих издевательств убивали их. Всего гитлеровские изверги замучили и расстреляли в этом селе больше 100 мирных жителей.


Вечернее сообщение 13 февраля

13 февраля наши войска в результате решительной атаки овладели городом Новочеркасск.

Наши войска, продолжая развивать наступление, овладели городом и крупным железнодорожным узлом Лихая, городом и железнодорожной станцией Зверево.

Наши войска заняли также город Новошахтинск.

На Украине наши войска в результате упорного боя овладели городом и железнодорожной станцией Золочев, а также заняли районный центр Липцы, крупные населенные пункты Казачья Лопань, Рогань, Каменная Яруга, Тарановка.

На других участках фронта наши войска вели бои на прежних направлениях.

* * *

12 февраля частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено до 300 автомашин с войсками и грузами, подавлен огонь 4 артиллерийских батарей, взорваны склад боеприпасов и склад горючего, рассеяно и частью уничтожено до двух батальонов пехоты противника.

* * *

В районе Шахты наши войска развивали успешное наступление. Немцы, отступив из города, пытались на другом рубеже организовать оборону. Наши части сломили сопротивление пехоты противника и овладели многими крупными населенными пунктами. Захвачены большие трофеи, которые подсчитываются. Наши зенитчики сбили 4 немецких самолета.

* * *

В районе Ворошиловска наши части, преодолевая сопротивление противника, продвигались вперед. По неполным данным, уничтожено свыше 1.200 немецких солдат и офицеров. Захвачено 5 танков, 2 бронемашины, 19 орудий, 5 противотанковых ружей, 70 автомашин, 80 повозок, 200 лошадей с упряжью, 7 паровозов, 2 железнодорожных состава с заводским оборудованием и другие трофеи.

* * *

В районе Красноармейское наши войска вели ожесточенные бои с упорно сопротивляющимися частями противника. Немцы силами пехоты и танков предприняли ряд контратак, пытаясь вернуть потерянные позиции. Все контратаки гитлеровцев отбиты с большими для них потерями. Бойцы Н-ской части в боях за одну железнодорожную станцию уничтожили 15 немецких танков, 6 бронемашин и захватили 8 паровозов и 2 бронемашины. На другом участке отряд противника численностью до 500 человек при поддержке 14 танков, атаковал Н-ское подразделение. Наши артиллеристы и бронебойщики с открытых позиций сожгли и подбили 5 вражеских танков. Истреблено до 300 гитлеровцев. Противник предпринял еще несколько безуспешных контратак и, оставив на поле боя много трупов, а также 6 подбитых танков, беспорядочно отступил.

* * *

На станции Лозовая нашими частями, по предварительным данным, захвачены склады с инженерным имуществом, склад с боеприпасами, склад с продовольствием, склад с мукой и зерном, 9 паровозов, 120 автомашин, 300 мотоциклов и другие трофеи, которые подсчитываются.

* * *

В районе Чугуева наши войска продолжали наступление и овладели рядом населенных пунктов. Разгромлена 320 немецкая пехотная дивизия. Только за последние два дня части этой дивизии потеряли убитыми 3.500 солдат и офицеров. Захвачено 20 орудий, 200 автомашин и до 500 подвод с грузами.

* * *

Партизаны отряда, действующего в одном из районов Могилевской области, совершили несколько налетов на немецкие гарнизоны. Истреблено. 150 гитлеровцев. Партизаны этого отряда в январе месяце пустили под откос 7 железнодорожных эшелонов противника.

Партизанский отряд, действующий в одном из районов Полесской области, в январе месяце пустил под откос 11 вражеских эшелонов.

* * *

На Волховском фронте захвачена в плен большая группа солдат 227 немецкой гренадерской дивизии. Пленные солдаты 366 полка этой дивизии Иоганн Гоннер, Бернгард Дикман, ефрейтор Эрнст Фиц, обер-ефрейтор Вилли Бранд и другие рассказали: «Артиллерийский огонь русских опустошил многие наши подразделения. Командиры батальонов передавали по радио один за другим приказы — удерживать позиции во что бы то ни стало. Однако русские танки прорвали линию обороны. За ними пошла пехота. Русские ворвались в наши траншеи, и все находившиеся в них немецкие солдаты без предварительного сговора, как по команде, подняли руки».

* * *

В хуторе Старая Станица, Ростовской области, гитлеровские мерзавцы сожгли живьем 18 пленных красноармейцев, колхозницу Прасковью Шинкареву и ее двух детей. За день до прихода частей Красной Армии немцы подожгли хутор. Огнем уничтожено 147 домов колхозников, школа, клуб, амбары и все другие хозяйственные постройки. // Совинформбюро.

________________________________________________
И.Эренбург: Рабы под номерами* ("Красная звезда", СССР)
В доме рабовладельца ("Красная звезда", СССР)**
Н.Тихонов. Рынок невольников* ("Красная звезда", СССР)**
В.Молотов: Нечеловеческие мучения советских граждан в немецко-фашистской неволе* ("Красная звезда", СССР)**

Газета "Красная Звезда" №37 (5408), 14 февраля 1943 года

Posts from This Journal by “1943” Tag

  • «Лавочкин-5» ведет бой

    А.Пахомов || " Красная звезда" №132, 6 июня 1943 года Миллионы советских патриотов с воодушевлением подписываются на Второй Государственный…

  • Л.Никулин. Времена года

    Л.Никулин || " Красная звезда" №132, 6 июня 1943 года Миллионы советских патриотов с воодушевлением подписываются на Второй Государственный…

  • «Петляков-2»

    С.Рыбаков || " Красная звезда" №131, 5 июня 1943 года Второй Государственный Военный Заем — это новые танки, самолеты, орудия, это — новый…

  • Сердце героя

    Вл.Лидин || " Известия" №86, 13 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Утренние и вечерние сообщения 11 и 12 апреля. (1…

  • Болгарские лакеи Гитлера

    " Известия" №86, 13 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Утренние и вечерние сообщения 11 и 12 апреля. (1 и 2 стр.).…

  • Рассказы медицинской сестры

    Е.Ратманова || " Красная звезда" №131, 5 июня 1943 года Второй Государственный Военный Заем — это новые танки, самолеты, орудия, это — новый…

  • На Кенигсберг

    С.Красильщик || " Известия" №87, 14 апреля 1943 года Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) утвердили государственный план развития животноводства на 1943…

  • Патриотический призыв ярославских колхозников

    " Красная звезда" №95, 23 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщения Советского Информбюро (1 стр.). Обращение колхозников и колхозниц…

  • «Известия» 17 апреля 1943 года

    "Известия": Статьи 1943 год. "Известия": Статьи 1942 год. "Известия": Статьи 1941 год. СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: От Советского Информбюро.…


  • 1
Рабство в Германии
Истребляй немецких зверей!


1942 год
фашистская каторга, письма с фашистской каторги
05.08.42: «Кто бы подумал, Вилли, что такое животное, наша украинка, умеет прекрасно шить. Это очень приятно. Да и француз наш, как ты сам понимаешь, без дела не сидит. Вчера он подбил подметки к моим и папиным ботинкам, а сегодня починил лестницу. Папа говорит, что их нужно почаще наказывать, иначе будут лениться...» (Из письма унтер-офицеру Вилли Менцель от невесты Рут Кречмер из Бейтана, Бреслау-Лисса).

«...К 1 марта нам дадут трех украинских девок для работы на огороде и двух девок для работы по дому. Будь спокоен, они уже поработают. К тому же нам дадут еще 2 пленных: надеюсь, что тогда в нашем хозяйстве дело пойдет на лад. Все, у кого уже работают русские, говорят, что в общем это недорогое удовольствие». (Из письма ефрейтору Гансу Пассман от Анны-Лизы Гайе из Райсдорфа).

«...Из Штерингена удрали 3 литовца, но заменены уже белоруссами. Это даже дешевле. Мы ничего не потеряли. Прокормить этих белоруссов можно очень дешево. Русские получают только хлеб из свеклы...» (Из письма солдату Шредеру от семейства фон Альтенштадт, Гроссмедиен, округ Агнерапп, Вост. Пруссия). ("Красная звезда", СССР)

Edited at 2016-06-14 04:06 pm (UTC)

Советские люди на каторге в Германии.

Снимок У.Литцман / U.Litzmann. Вернигероде, 1943 год
остарбайтеры, немецкая каторга

Edited at 2018-07-06 08:30 am (UTC)

  • 1