Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Советские военнопленные на каторге в Германии

«Красная звезда», 14 марта 1943 года, смерть немецким оккупантамВ.Семенов || «Красная звезда» №61, 14 марта 1943 года

Советские воины! Стойко обороняя каждый рубеж, преграждайте путь немецким оккупантам, отражайте все их контратаки! Стремительно наступайте, крепче бейте ненавистных гитлеровцев!



# Все статьи за 14 марта 1943 года.



Корреспондент «Красной звезды» майор В.Семенов на Южном фронте беседовал с лейтенантом Ф.Г.Кожущенко и военврачом 3 ранга К.П.Бурыкиной, которым удалось бежать из немецкого плена. Они были увезены в Германию — один в Мюнхен, другая — в гор. Пелле-Мелис. Попирая всякие нормы международного права, фашистские мерзавцы создали сущую каторгу для военнопленных, зверски избивают их, морят голодом, изнуряют непосильным трудом, убивают. Ниже мы печатаем их рассказы.

1. ЛАГЕРЬ В МЮНХЕНЕ

В мае 1942 года я был ранен и в бессознательном состоянии попал в руки немцев. Мне удалось бежать. Колхозники в одном селе спрятали меня, вылечили, поставили на ноги. Я стал пробираться к своим, но в начале июля был задержан немцами неподалеку от линии фронта. Меня направили в город Кременчуг, а оттуда в группе военнопленных из 1000 человек — в Германию, в мюнхенский лагерь военнопленных.

фашистская каторга, письма с фашистской каторги, советские военнопленные, русские пленные, русские в плену

13 июля нас усадили в товарные вагоны, закрыли, повезли. В первый день нам выдали по 18 сухарей, и все остальные 15 дней пути больше не давали ни крошки. Воду подавали через окно раз в три дня по одной кружке на трех человек. В дороге многие заболели, а четверо военнопленных из 42, находившихся в нашем вагоне, умерли. Немцы забрали трупы лишь когда мы приехали на место...

28 июля эшелон прибыл в Мюнхен. Нас высадили возле разрушенной текстильной фабрики на окраине города. Всех построили и под охраной повели в лагерь, который состоял из 4 сараев. В каждом сарае разместили свыше 200 человек. На следующий день началась проверка. Впоследствии ее производили два раза в день — утром и вечером. Каждого из нас занумеровали, и комендант вызывал не по фамилиям, а по номерам.

Один сарай от другого отделены проволочными заграждениями — говорить или встречаться с товарищами из других бараков запрещено. Кроме того, лагерь огражден 8—10 рядами колючей проволоки, со всех четырех сторон устроены вышки с прожекторами. За каждым нашим шагом следила внутренняя охрана лагеря.

На работу выгнали на второй же день после прибытия. На разрушенной фабрике, которая находилась вблизи лагеря, мы копали землю, таскали кирпичи, строили погреба с 5 часов утра до 5 часов вечера. Ежедневно подвергали унизительному осмотру. Иметь какие бы то ни было личные вещи строго запрещалось. У одного товарища нашли расческу, которую он не хотел отдавать. За это полицейский застрелил его.

Кормили впроголодь. Утром — стакан эрзац-кофе без сахара и без хлеба, на обед — пол-литра просяного супа без хлеба, вечером после работы — 100 граммов хлеба и снова та же бурда без сахара. Вследствие истощения начались массовые болезни. Медицинской помощи не оказывали никакой, врачи же, которые были среди военнопленных, ничем помочь нам не могли, так как медикаментов им не выдавали. За первые же двадцать дней — с 28 июля 1942 года по 17 августа 1942 года — из 1000 человек, которые выехали вместе со мной из Кременчуга, 304 умерли от голода и болезней. Хоронили их сами военнопленные в яме, неподалеку от лагеря.

Режим в лагере хуже каторжного. За малейший проступок били смертным боем. В 4 часа утра начинался под'ем, потом сразу проверка, и если кто-нибудь хоть на несколько секунд опаздывал, начальник барака бил всех поочередно плеткой. На работе отвернешься на секунду — опять побои. Полицейские охранники держали в одной руке плетку, в другой винтовку и били чем попало.

Начальник нашего барака Дитрих убил трех моих товарищей за то, что они, будучи больными, не могли выйти на работу. Мерзавец колотил больных людей ногами, плеткой, прикладом винтовки, пока они не скончались.

Каждый военнопленный считает себя обреченным и ждет дня своей смерти, ибо долго выжить на этой каторге невозможно. Только счастливый случай спас меня от верной гибели. Нас направили на фронт на сооружение оборонительных укреплений. Пользуясь близостью фронта, мне удалось вместе с несколькими товарищами бежать. // Лейтенант Федор Герасимович Кожущенко.

☆☆☆

2. В РАБСТВЕ У ФАБРИКАНТА

Немцы заточили меня в курский лагерь для военнопленных 6 июня 1942 года. В тот же день ночью нас всех посадили в эшелон и отправили в Германию.

Дорога длилась 11 суток. Приехали на какую-то станцию. Здесь нас, нескольких женщин-военнослужащих, отделили и направили в лагерь, где находились советские граждане, угнанные на работу в Германию.

Здесь всё происходило, как на рынке невольников. К лагерю беспрерывно под'езжали одна за другой автомашины. Многие немцы приезжали с женами. Доверенный администрации водил их по территории лагеря. Покупатель подходил то к одной женщине, то к другой, ощупывал ее мышцы, осматривал руки. После этого рабовладелец указывал пальцем на тех, кого хотел бы взять к себе.

Меня и еще одну женщину выбрал какой-то толстый немец, владелец фабрики. В тот же день мы выехали поездом в маленький городок Пелле-Мелис, примерно в 450 километрах от Берлина. На фабрике нас поместили в крохотной коморке в подвале.

Потянулись мрачные дни каторжной жизни. В 7 часов утра начиналась работа на фабрике, в 9 давали чашку эрзац-кофе без сахара и без хлеба, в час дня тарелку супа и 100 граммов хлеба. Рабочий день длился 14 часов. Но после окончания работы мы обязаны были убирать фабричное помещение, что занимало еще полтора-два часа.

Жестокие и грубые надсмотрщики обращались с нами, как со скотом. Минутное опоздание на работу — плеть. Недостаточно четкая, по мнению хозяина, работа — опять удары; если русский не понимает, что ему говорит немец, — снова пинки и зуботычины.

Кроме военнопленных на фабрике работали и советские граждане, насильно увезенные с родины. Условия их содержания ничем не отличались от наших. Так же, как и мы, они ходили на фабрику в строю, под охраной полиции. Заболевших отправляли обратно в Россию, не оказывая им никакой медицинской помощи.

Бежать из этого ада — вот единственное желание измученных людей!. Для этого есть одно средство — нанести себе какое-либо увечье. И многие прибегают к нему. На нашей фабрике один 16-летний парнишка отрубил себе все пальцы на правой ноге. Одна моя знакомая положила в барабан машины пальцы правой руки. Я принимала усиленные дозы кофеина, вызвала расстройство нормальной сердечной деятельности, полное нервное истощение. Хозяин заявил, что я симулянтка, и пригласил врача, который подтвердил его мнение. Меня избили. Это совсем свалило меня с ног, и через несколько дней вместе с другими больными русскими женщинами меня отправили назад.

Не стану описывать муки обратного пути — достаточно сказать, что по дороге четверо женщин умерли. Нас высадили в Сталино, отсюда я сумела бежать к своим… // Военврач 3 ранга Ксения Петровна Бурыкина.
_______________________________
Рынок рабов* ("Красная звезда", СССР)**
Н.Тихонов. Рынок невольников* ("Красная звезда", СССР)**


**************************************************************************************************************
Разгром итальянской армии на советско-германском фронте


Подводя итоги трехмесячным наступательным боям Красной Армии, товарищ Сталин отметил, что брошенная на советско-германский фронт итальянская армия полностью разгромлена, как и румынская, и венгерская.

После вероломного нападения гитлеровской Германии на Советский Союз Муссолини отправил свой экспедиционный корпус в разбойничий поход против Красной Армии. В состав этого корпуса были включены три лучшие дивизии итальянской армии, «отличившиеся» в греческой кампании. Но уже через две-три недели боев на советско-германском фронте две из этих «лучших» дивизий потеряли более 50 процентов солдат и офицеров. К зиме 1941 года и третья «прославленная» дивизия «Челере» была разгромлена частями Красной Армии и потеряла почти весь свой личный состав. В последующих боях убыль была так велика, что в течение года войны на советско-германском фронте все три дивизии итальянского экспедиционного корпуса пополнялись по 3—4 раза, каждый раз до 60—70 процентов своего состава. Всего за этот период итальянцы потеряли около 50.000 своих солдат и офицеров.

В августе 1942 года, т.е. ровно через год после прибытия экспедиционного корпуса, на советско-германский фронт было переброшено еще шесть итальянских дивизий. Все итальянские войска были об'единены в 8-ю армию под командованием генерала Гарибальди. В первые же дни после прибытия на фронт 2-я пехотная дивизия «Сфорцеска» была разгромлена частями Красной Армии, потеряв одними пленными более 2.500 человек. Почти такая же участь постигла 3-ю, 5-ю, 9-ю и 52-ю пехотные и 3-ю подвижную итальянские дивизии. К октябрю—ноябрю 1942 года все эти дивизии были вновь пополнены, получив по 4—5 тысяч солдат каждая. В итоге к концу первой половины декабря месяца потери итальянских войск на советско-германском фронте возросли до 80.000 человек, в том числе безвозвратные — убитыми и пленными — около 35.000 человек.

Во второй половине декабря прошлого года наши войска перешли в наступление в районе среднего течения Дона. В ходе этого наступления части Красной Армии разгромили в районе Мешкова 35-й итальянский армейский корпус в составе 2-й и 9-й пехотных и 3-й подвижной дивизий и 2-й армейский корпус в составе 3-й, 5-й и 52-й пехотных дивизий. За несколько дней боев эти корпуса потеряли 10.000 пленными, 22.000 убитыми и около 12.000 ранеными. Таким образом, к началу января 1943 года в составе 8-й итальянской армии остался только один альпийский корпус в составе трех альпийских дивизий и находившаяся в резерве армии 156-я пехотная дивизия «Виченца», прибывшая на советско-германский фронт в ноябре 1942 года.

Следующий удар Красной Армии обрушился на итальянский альпийский корпус. За период с 14 по 23 января этого года на Валуйском направлении части Воронежского фронта окружили и разгромили остатки итальянских войск, еще находившиеся на советско-германском фронте.

Пленные итальянские солдаты в Сталинграде

После этих боев количество итальянских потерь возросло: пленными на 33 тысячи, убитыми на 6 тысяч и ранеными на 12 тысяч человек. В числе пленных были захвачены командир 3-й горнострелковой дивизии «Юлия» генерал Умберто Реганья, командир 4-й горнострелковой дивизии «Кунеэнзе» генерал Эмилио Баттисти и командир 156-й пехотной дивизии генерал Этельвольде Паскалини и несколько сот итальянских офицеров. Таким образом, в результате наступления частей Красной Армии к концу января все итальянские войска, находившиеся на советско-германском фронте, были полностью разгромлены.

Общие потери итальянских войск за эти шесть недель составили 28 тысяч убитыми, около 24 тысяч ранеными и 43 тысяч пленными, а всего около 95 тысяч солдат и офицеров. За всё время войны на советско-германском фронте итальянцы потеряли до 60 тысяч убитыми, около 69 тысяч ранеными и 46 тысяч пленными. Всего же общие потери итальянских войск достигли 175 тысяч.

На советско-германский фронт Муссолини направил свои самые отборные войска, считавшиеся в итальянской армии наиболее стойкими и боеспособными. Это был цвет вооруженных сил Италии. Однако стремительность и мощь наступления советских войск были так велики, что лучшие итальянские соединения вскоре превратились в панически разбегающуюся толпу. Командиры потеряли управление войсками и заботились более о своем личном спасении, чем об организации отступления. Попытки немцев приостановить бегство итальянских войск также не увенчались успехом.



Захваченный в плен командир 38-го пехотного полка 3-й пехотной дивизии «Равенна» показал: «Немецкие офицеры, являющиеся представителями немецкого командования в итальянских войсках, расстреливали итальянских офицеров за отступление. Немецкий офицер при 38-м пехотном полку приставил к моему виску пистолет и требовал остановить бегущих солдат полка, — но поздно, всякое управление было потеряно. Меня спасла случайность. Снарядом русских немецкий офицер был убит. Через несколько часов я вместе с полком был окружен русскими и захвачен в плен».

Немецкое командование жестоко расправилось со своими «союзниками». По сведениям иностранной прессы, итальянских солдат и офицеров, которым удалось бегством спастись от гибели, немцы заключили в концлагери. Позже жалкие остатки итальянских войск, действовавших на советско-германском фронте, были отправлены обратно в Италию. Таков бесславный путь итальянских экспедиционных войск, которые должны были «завоевать Россию».

С момента вступления в войну Италия потеряла на всех фронтах свыше 850.000 убитыми и, главным образом, пленными, до 300.000 ранеными. В настоящее время оставшиеся наличные силы Италии разбросаны по нескольким фронтам и большая часть войск находится вне страны. Около 40 итальянских дивизий обеспечивают оккупационный режим на Балканском полуострове, до 10 дивизий переброшено во Францию в район Ниццы и Савойи и на остров Корсика. Часть итальянских сил действует в Тунисе. Таким образом, в самой Италии осталось не более 20 дивизий. При этом больше половины этого количества войск находится на севере Италии, так как при наличии притязаний Гитлера на Южный Тироль и провинцию Венеция с Триестом Муссолини опасается лишиться этих областей.

Самые от'явленные прогитлеровцы начинают теперь сознавать, что в случае возникновения какой-либо угрозы Италии Германия не собирается ее защищать. Производящиеся немцами укрепления не идут южнее линии Лигурия, долина реки По и побережье Венеции и призваны обеспечить оборону самой Германии с юга. Между тем ни морская, ни береговая оборона Италии не в состоянии гарантировать Италию от перенесения войны на ее территорию.

Муссолини в свое время хвастливо заявлял, что он может создать восьмимиллионную армию. Американская пресса справедливо заметила тогда, что создать-то такую армию Муссолини возможно сумеет, но сможет ли он прокормить ее больше трех месяцев — мало вероятно. Действительно, даже при существующей численности армии страна сидит на полуголодном пайке. В итальянских частях отданы десятки приказов, в которых налагаются взыскания на солдат за попрошайничанье и обмен вещей на продукты питания у гражданского населения. По оснащению боевой техникой итальянская армия намного беднее даже таких армий, как финская или венгерская. Танковая промышленность из-за недостатка сырья не успевает пополнять потери имеющихся четырех танковых дивизий. Не в лучшем положении находится и авиапромышленность.

В связи с понесенными огромными потерями обостряется и вопрос с людскими ресурсами. До 300.000 человек, могущих быть призванными в армию, находятся в кабале в Германии. Из оставшихся людских резервов возрастных групп от 17 до 19 лет и от 45 до 55 лет Муссолини еще сможет сформировать 3—4 десятка новых дивизий, но вооружить их является для Италии почти неразрешимой задачей. При этом нужно иметь в виду, что за последние два года итальянская промышленность не справляется с восполнением потерь боевой техники. В настоящее же время перспективы на улучшение работы итальянской промышленности явно неудовлетворительные.

Фашистская Италия, находящаяся в тисках гитлеровского режима, и ее мало боеспособная армия — наиболее уязвимое звено в немецко-итальянской коалиции. Разгром итальянской армии на советско-германском фронте несомненно будет содействовать еще большему ослаблению гитлеровского блока. // Майор А.Мушинский.
_____________________________________
И.Эренбург: Петушиные перья* ("Красная звезда", СССР)*
И.Эренбург: Центурионы и валюта* ("Красная звезда", СССР)


*****************************************************************************************************************
ГИТЛЕРОВСКАЯ ПЕЧАТЬ О БОМБАРДИРОВКАХ ГЕРМАНСКИХ ГОРОДОВ


ЛОНДОН, 13 марта. (ТАСС). Как указывает стокгольмский корреспондент агентства АФИ, после бомбардировок Нюрнберга и Мюнхена немецкие газеты подняли вой по поводу того, что «англичане и американцы проявляют теперь серьезные намерения систематически бомбардировать каждую ночь немецкие города». Берлинский корреспондент шведской газеты «Стокгольмс тиднинген» пишет, что немецкие газеты задают вполне естественный вопрос: «Какой следующий город подвергнется бомбардировке?» Гитлеровская газета «Мюнхенер нейесте нахрихтен» пишет: «Всякий немецкий город может пережить такую же бомбардировку, как Мюнхен. Теперь война несет опасность всякому городу и всякому пункту, где находятся немцы. Сопротивление германского народа должно быть тем более действенным, что немцы не могут бомбардировать английские города, так как германская авиация занята на других фронтах».

☆☆☆

АМЕРИКАНСКИЕ ПОСТАВКИ В ПЕРВОМ КВАРТАЛЕ 1943 ГОДА

ВАШИНГТОН, 12 марта. (ТАСС). Уполномоченный по проведению в жизнь закона о передаче в аренду или взаймы вооружения Стеттиниус в опубликованном им отчете заявляет, что Соединенные Штаты выделили на 1-й квартал 1943 года для отправки в другие страны на основе этого закона различные материалы на сумму в 1.977 млн. долларов. 60 процентов этой суммы падает на различного рода вооружения, 16 процентов на сельскохозяйственные продукты и 24 процента на промышленные материалы.

Стеттиниус отмечает, что с марта прошлого года в Англию было поставлено 38 процентов всех материалов, направленных Соединенными Штатами в другие страны на основе закона о передаче в аренду или взаймы вооружения, в Советский Союз — 29 процентов, на Ближний Восток и в Африку — 15 процентов, в Австралию, Новую Зеландию, Китай и Индию — 14 процентов и в остальные страны — 4 процента.


********************************************************************************************************************
Гор. Вязьма, разрушенный немцами.


Снимок сделан с самолета нашим спец. фотокорр. майором С.Лоскутовым
«Красная звезда», 14 марта 1943 года, оккупация Вязьмы, освобождение Вязьмы, немецкая оккупация


*******************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 13 марта

В течение ночи на 13 марта наши войска вели бои на прежних направлениях.



Западнее Вязьмы наши войска продолжали наступление и заняли ряд населенных пунктов. На одном участке противник, опираясь на сильно укрепленные опорные пункты, пытался задержать продвижение советских частей. Наши бойцы обошли линию немецкой обороны, и под угрозой окружения гитлеровцы беспорядочно отступили. На поле боя осталось до 400 вражеских трупов и много вооружения, брошенного противником.

В селе Каменке рота наших автоматчиков под командованием старшего лейтенанта Тесля освободила 1.500 советских граждан, согнанных немцами из окрестных деревень. Гитлеровцы пытались уничтожить мирных людей и уже приступили к их расстрелу. Внезапно атаковав немецких бандитов, советские автоматчики вызволили колхозников от неминуемой смерти.



Южнее гор. Белого наши войска, преодолевая сопротивление немцев, продвигались вперед и заняли несколько населенных пунктов. Отряд наших разведчиков под командованием лейтенанта Петрова захватил склад противника, в котором находилось 6 тяжелых орудий, несколько десятков пулеметов, большие запасы снарядов, патронов и различного военного имущества.



Западнее Харькова наши войска вели ожесточенные бои, отбивая атаки противника. Гитлеровцы, не считаясь с огромными потерями в людях и технике, продолжают рваться к городу. Части Н-ского соединения за два дня боев уничтожили 46 немецких танков, свыше сотни автомашин и несколько тысяч гитлеровцев. Южнее Харькова бойцы Н-ского соединения подбили и сожгли 11 немецких танков и истребили до 300 немецких солдат и офицеров.



Партизанский отряд, действующий в одном из районов Орловской области, из засад уничтожил до 50 немецких солдат и организовал крушение немецкого воинского эшелона. Партизаны другого отряда пустили под откос вражеский поезд, следовавший к линии фронта, в результате крушения убито и ранено много гитлеровцев.



После ожесточенных боев наши войска вчера овладели городом Вязьма. За время оккупации и перед отступлением немцы опустошили и уничтожили город. Во всех советских селах и городах гитлеровцы производили и производят открытый разбой и грабеж. В Вязьме они свирепствовали больше, чем где-либо. Немецкие бандиты разграбили и уничтожили все культурные учреждения и исторические памятники города. Фашистские варвары разгромили и разрушили Вяземский драматический театр, городской кинотеатр, Вяземский музей, Учительский институт, Дом культуры, Клуб железнодорожников, Дом пионеров, городскую больницу. Старинные здания, построенные в первой половине XVIII века, превращены в развалины. Немецко-фашистские захватчики разрушили также вяземский кафедральный собор.



Югославские партизаны нанесли немцам большой урон в районе Млиниште. За последнее время в боях с оккупантами в этом районе югославские патриоты истребили до 200 гитлеровцев. Возле Седло и Мали Лог уничтожено 138 итальянских солдат и офицеров. Партизаны захватили у итальянских оккупантов 40 пулеметов и много боеприпасов.


Вечернее сообщение 13 марта

В течение 13 марта наши войска вели бои на прежних направлениях.



12 марта частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено не менее 10 немецких танков и бронемашин, до 100 автомашин с войсками и грузами, подавлен огонь 6 батарей полевой и зенитной артиллерии, взорваны два склада с горючим и склад противника с боеприпасами.



Западнее и южнее Вязьмы наши войска продолжали успешное наступление, заняли целый ряд населенных пунктов, в том числе железнодорожную станцию Угра. Противник оказывает упорное сопротивление, но решительными ударами наших частей отбрасывается с созданных им оборонительных рубежей. В районе одного из населенных пунктов разбит батальон немецкой пехоты. На поле боя осталось до 400 вражеских трупов. Захвачено 6 орудий, 27 пулеметов, 9 минометов и большое количество боеприпасов. Взяты пленные.



В районе Харькова продолжались ожесточенные бои. Западнее города крупным силам танков и пехоты противника после многократных атак ценою тяжелых потерь удалось потеснить наши части. Наши войска, заняв новые рубежи, выдерживали натиск численно превосходящих сил противника, отбивали атаки гитлеровцев и нанесли им огромные потери. Крупными силами танков и мотопехоты немцы вели также атаки севернее города. На этом участке продолжаются ожесточенные бои. Южнее Харькова полк пехоты и несколько десятков танков противника неоднократно переходили в наступление. Потеряв 11 танков и до 500 солдат и офицеров, гитлеровцы отошли на исходные позиции.



В районе Изюма наши части отбили несколько атак противника и уничтожили 6 немецких танков и свыше 200 гитлеровцев. На одном участке группа вражеских автоматчиков просочилась в расположение наших войск. Бойцы Н-ской части окружили и уничтожили эту группу немецких автоматчиков.

Нашими летчиками в воздушных боях сбито 9 самолетов противника.



Партизанский отряд «За Родину», действующий в одном из районов Украины, истребил более 100 гитлеровцев. Партизаны отряда им. Щорса заминировали железнодорожный путь. На минах, установленных партизанами, подорвались два паровоза и 19 вагонов с боеприпасами противника. Движение поездов на этом участке железной дороги было приостановлено. Группа партизан этого же отряда совершила внезапный налет на железнодорожную станцию. Советские патриоты сняли часовых и ворвались в немецкую казарму. Солдаты из охраны, пытавшиеся оказать сопротивление, были убиты. Остальные гитлеровцы в количестве 25 солдат и 1 офицера сдались в плен. Захвачено оружие и боеприпасы.



Пленный солдат 529 полка 299 немецкой пехотной дивизии Эрих Грунек рассказал: «По состоянию здоровья меня признали негодным к строевой службе и направили в команду, сопровождавшую маршевые батальоны на фронт. За последнее время ни один маршевый батальон не прибывал к месту назначения в полном составе. В дороге из каждого эшелона дезертировали десятки солдат. В январе жандармерия устроила несколько облав в Киеве и его окрестностях. За один только месяц было задержано и отдано под суд больше тысячи дезертиров».



Жители освобожденной от немцев деревни Линея, Калининской области, составили следующий акт: «До вторжения гитлеровских разбойников все крестьяне нашей деревни жили зажиточно. Каждый колхозник имел корову, овец и домашнюю птицу. Сейчас в деревне нет ни одной коровы, ни одной овцы, ни одного поросенка, ни одной курицы. Всё разграбили немецкие бандиты. Они отобрали у жителей всё продовольствие и обрекли население на голодную смерть. Немецкие солдаты избили нашего односельчанина Александра Цветкова. Он пожаловался на них немецкому коменданту. Фашистский зверь выслушал жалобу и приказал немедленно расстрелять Цветкова. В соседней деревне Громовка фашистские изверги замучили и расстреляли свыше 200 мирных жителей, в том числе женщин и детей». Акт подписали Мария Попова, Михаил Шевельков, Александр Попов и другие. // Совинформбюро.


***********************************************************************************************************************
Паровозы, захваченные нашими войсками на станции Вязьма-Брянская.


Снимок нашего спец. фотокорр. майора С.Лоcкутова.
«Красная звезда», 14 марта 1943 года, оккупация Вязьмы, освобождение Вязьмы, немецкая оккупация

______________________________________________
Стон во мгле* ("Известия", СССР)
Фашистский ад ("Известия", СССР)*
Киркенесская каторга ("Красная звезда", СССР)
Русские люди не покорятся!* ("Известия", СССР)
К.Симонов: Поезда рабов ("Красная звезда", СССР)**
А.Толстой: Русские люди и немецкая неволя* ("Красная звезда", СССР)**

Газета «Красная Звезда» №61 (5432), 14 марта 1943 года
Tags: 1943, Италия в ВОВ, Совинформбюро, весна 1943, газета «Красная звезда», март 1943, немецкая каторга, советские военнопленные
Subscribe

Posts from This Journal “советские военнопленные” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments