?

Log in

No account? Create an account

0gnev


Ярослав Огнев

«Красная звезда», «Известия», «Правда», «Комсомольская правда» 1941-1945


Previous Entry Share Next Entry
Илья Эренбург. Последняя ночь
0gnev
«Красная звезда», 10 марта 1943 года, смерть немецким оккупантамИ.Эренбург || «Красная звезда» №57, 10 марта 1943 года

Доблестные воины! Закалившись в огне наступательных боев, стойко отражайте контратаки немцев, настойчиво боритесь за каждую пядь отвоеванной земли, еще крепче бейте ненавистных захватчиков.



# Все статьи за 10 марта 1943 года.



«Красная звезда», 10 марта 1943 года

Я получил письмо, на которое не могу ответить: его автора нет больше в живых. Он не успел отправить письмо, и товарищи приписали: «Найдено у сержанта Мальцева Якова Ильича, убитого под Сталинградом».

Яков Мальцев писал мне: «Убедительно прошу Вас обработать мое корявое послание и напечатать в газете. Старшина Лычкин Иван Георгиевич жив. Его хотели представить к высокой награде, но батальон, в котором мы находились, погиб. Завтра или послезавтра я иду в бой. Может быть придется погибнуть. В последние минуты до боли в душе хочется, чтобы народ узнал о геройском подвиге старшины Лычкина».

Я исполняю последнее желание погибшего сержанта. Вот его рассказ о старшине Иване Лычкине:

«Это было на Северо-Западном фронте в августе 1941 года, в самые тяжкие дни отступления. Немцы превосходящими силами зашли в тыл. Впереди оказался наш батальон. Двое суток они отбивали атаки немцев. Положение было серьезным — у них нехватало снарядов, патронов, гранат. Старшине Лычкину и пяти бойцам поручили доставить боеприпасы батальону.

Мы погрузили всё на пять повозок и двинулись лесом. На дороге стояли немцы, мы слышали их крики. Свернули вправо, проехали часа три, не знали, правильное ли направление, но старшина был спокоен. Спрашиваем: «Туда ли?» Он вместо ответа приказал приготовить пулемет, винтовки, гранаты. Еще час прошел — никого. Мы хотели кормить лошадей, но старшина не разрешил: «Сейчас встретим немцев. Может быть придется здесь погибнуть, но есть задание — доставить боеприпасы. Патронов и гранат не жалеть. Если окажемся в безвыходном положении, взорвать повозки».

Шоссе, а на нем немецкий патруль. Старшина, маскируясь за кустарником, добрался до немца и бесшумно «снял» его. Мы пересекли шоссе. Снова лес, но здесь ни дорожки, ни тропинки. Пришлось прорубать кусты. Так доехали до опушки. Остановились. Недалеко была деревня Бойцово. Нам предстояло проехать триста или четыреста метров открытым полем, а там дальше снова лес. Старшина сел с пулеметом на первую повозку, и мы понеслись галопом. Казалось, в поле никого, а тут сразу — пулеметы, автоматы. Немцы стреляли со всех сторон. Мы попали в ловушку. Это было наше боевое крещение.

На полпути остановились в овраге. Заняли круговую оборону. От деревни отделились семь немцев. Старшина пустил первую очередь. Немцы упали. Из деревни открыли бешеный огонь. Мы не отвечаем. Потом всё замолкло. Мы хотели было двигаться дальше, но немцы нас опередили, они поднялись и, сжимая кольцо, стали продвигаться к нашим повозкам. Старшина приказал: «Без команды огонь не открывать». Немцы в 400 метрах. Мы молчим. Вот уже только 200 метров отделяют нас от подлецов. Мы волнуемся. Наконец, слышим команду: «По собакам огонь!» Немцы не ожидали такой встречи, дрогнули, залегли. Так повторялось три раза.

Наступила ночь. Старшина дважды ходил в разведку — искал лазейку, но ничего не нашел. А утром немцы снова пошли в атаку. В тот день они нас четыре раза атаковали, но каждый раз мы отбивали их. Ночью немцы попытались нас взять врасплох, но старшина их перестрелял из пулемета.

Третий день. Взбешенные нашим сопротивлением, немцы открыли ураганный огонь — пулеметы и минометы. Убиты две лошади. Разбили одну повозку. Мы отодвинулись по лощине вниз. Миной был тяжело ранен красноармеец Купряжкин, он вскоре скончался. Немцы пошли в восьмую атаку. От сильного перегрева у старшины отказал наш единственный пулемет. Атаку мы отбили винтовочным огнем и гранатами. Глядим — в лощине три немца. Они были шагах в двадцати от нас. Старшина заколол двоих, третьего задушил руками.

Кольцо вокруг нас сжималось. Положение казалось безвыходным. Очень мучила жажда. Мы взяли немецкие автоматы. Отбиваем атаку. И вот в самую трудную минуту Васильев и Хромов отделяются от нас и с поднятыми руками идут к немцам. Две коротких очереди из автомата — старшина убил предателей. Осталось трое — старшина, Плешивцев, я.

Немцы снова открыли губительный огонь. Старшина тяжело ранен в руку, но он не двинулся с места. Правая рука цела, и старшина стреляет, приговаривая «161... 163...». От большой потери крови он потерял сознание, но быстро пришел в себя. Он приказал Плешивцеву перегрузить всё с разбитых повозок. Третьи сутки без пищи и без воды. Есть не хотелось, но вот пить — всё пересохло во рту. Было тяжело, зачем скрывать, но воодушевленные нашим старшиной, мы думали об одном: как бы доставить батальону боеприпасы.

Стемнело. Старшина снова пошел в разведку. Он долго пропадал, казалось, уж не вернется. Вдруг, видим, пришел, улыбается — доволен. Мы тронулись по лощине, незаметно добрались до опушки леса, а немцы открыли огонь в противоположном направлении. Что случилось? Старшина, оказывается, нашел провод — примерно триста метров, привязал пустой ящик — со стрелянными гильзами, зацепил за дерево и за повозку. Только мы тронулись, ящик покатился в другом направлении. Это обмануло немцев, они туда начали стрелять. А мы вышли из кольца.

Мы доехали до разобранного железнодорожного полотна. Тут нам преградил дорогу немецкий легкий танк. Мы остановились, ползком подошли к машине на пять метров, встали и с криком «ура» бросились вперед. Мы захватили двух немцев, исправный танк. Водить танк никто из нас не умел, но общими усилиями завели, и двинулись. Так мы благополучно довели танк до расположения батальона, доставили боеприпасы. Старшина имел на своем счету исправный танк, свыше двухсот убитых немцев, двух пленных, три автомата.

Старшина Лычкин остался в части, несмотря на тяжелое ранение. Только по настоятельному требованию Героя Советского Союза майора Зайюльева он направился в госпиталь».

Это было полтора года тому назад. В горькие дни отступления такие люди, как старшина Иван Лычкин, закладывали фундамент победы. На пути германской армии встали смельчаки. Трое вышли победителями из неравного боя.

Но думая о подвиге старшины Ивана Лычкина, я неизменно возвращаюсь мыслями к погибшему под Сталинградом сержанту Якову Мальцеву. Он молчал о себе: как будто он ничего и не сделал. Всех убитых немцев он занес на счет своего боевого друга. Но рассказ о подвиге Лычкина озаряет бледное лицо Мальцева. Я не знаю, как ему было суждено умереть, но я знаю, что он погиб смертью героя. Он погиб под Сталинградом, когда на востоке едва проступала заря нашей победы. Друг Ивана Лычкина не мог погибнуть иначе.

Я думаю о том, как Мальцев писал свое письмо. Это было перед боем. Товарищи молчали, курили, каждый о чем-то напряженно думал среди предгрозовой тишины. Что томило Мальцева? Не страх, не тоска, даже не думы о близких, а наверно были у него и дом и родные. Мальцев болел одним: вот он умрет и никто не узнает о подвиге Ивана Лычкина. Высокое чувство — дружба воодушевляла Мальцева в последнюю ночь перед боем, в последнюю его ночь. Много в войне жестокого, темного, злого, но есть в ней такое горение духа, такое самозабвение, какого не увидишь среди мира и счастья. // Илья Эренбург.


***********************************************************************************************
ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ. Артиллеристы, освещая местность ракетами, ведут огонь из противотанковой пушки.


Снимок нашего спец. фотокорр. О.Кнорринга.
«Красная звезда», 10 марта 1943 года, как русские немцев били, артиллерия Второй мировой, советская артиллерия


***********************************************************************************************
На смоленской земле


(От специального корреспондента «Красной звезды»)

После освобождения Ржева, Гжатска и выхода наших войск к верховьям Днепра наступающие части всюду вступили на смоленскую землю, свыше года стонавшую под игом гитлеровских грабителей и убийц.

Всюду, где хозяйничал враг, у жителей отбирался последний скот, птица, хлеб — всё вплоть до мякины. Население буквально голодало. Жители деревни Жабино, Гжатского района, в последний месяц питались травой, листьями, отбросами. К приходу Красной Армии из 150 жителей в этой деревне осталось только 25 человек. Лишь за последние дни перед наступлением наших частей здесь умерло от голода 10 стариков и детей.

Не в силах справиться с растущим партизанским движением, немцы жестоко расправлялись с мирными жителями. Так, в деревне Афанасово однажды был обнаружен за околицей труп немецкого солдата. Немцы решили наказать население этой деревни. Они выгнали из домов на улицу население — около ста человек. Долгое время держали полураздетых людей на морозе, избивали прикладами и плетками, а после всяческих надругательств вывели всех за деревню и расстреляли в ближайшем перелеске.

Части Красной Армии, занявшие деревню Афанасово, не нашли в ней ни одного человека. Лишь спустя некоторое время из окрестных лесов пришло в деревню несколько жителей, которые рассказали о совершившейся трагедии. Немецкие солдаты после массового расстрела снова возвратились в деревню и устроили вечером облаву на оставшихся в живых жителей. Те вынуждены были бежать в лес. Тогда немецкие лыжники устроили форменную охоту за ними, как на диких зверей, с собаками.

Велик список немецких зверств на смоленской земле. Перед отступлением из деревни Куликово, Гжатского района, немцы собрали почти всех женщин, стариков и детей и заперли их в холодном помещении. После насилий, учиненных над женщинами, и зверского расстрела многих детей, немцы подожгли дом. Двери были заперты. Пытавшихся выскочить из пламени садисты-немцы расстреливали из автоматов, забрасывали гранатами, догоняли и добивали прикладами. В огне погибло 36 человек, среди них 12 детей, 5 грудных младенцев.

Такими преступлениями отмечен весь путь отступающих немецких войск. В занятой на-днях деревне Большая Васильевка, Сычевского района, немцы из 62 домов сожгли 28, уничтожили все хозяйственные постройки, школу, маслобойку, сараи и даже баню. Уходя, они угнали с собой для публичных домов 12 девушек.

В деревне Святителево немцы собрали всё ее население в количестве 450 мужчин и женщин и под конвоем угнали на каторгу в Германию. Перед этим в деревне можно было наблюдать тяжелые сцены, когда изверги-гитлеровцы били женщин и стариков, не желавших уходить, пристреливали их на месте. В дороге, когда выбились из сил лошади, немцы заставили людей тащить груженые сани, а падающих от усталости безжалостно избивали. От этого каторжного труда не освобождались даже матери с грудными детьми на руках.

Нашими войсками занят крупный населенный пункт Царево-Займище на дороге Гжатск—Вязьма. Бойцы N части, умелым маневром окружившие этот пункт, разгромив вражеский гарнизон, обнаружили здесь 1.500 крестьян, согнанных немцами из ближайших деревень. Эти люди находились здесь около суток в холодных сараях. Только своевременный приход Красной Армии помог им избежать гитлеровской каторги.

Бойцы Красной Армии видят разоренные русские сёла, видят растерзанные трупы мирных жителей, и жаждой мщения переполняется сердце каждого воина. Район за районом освобождается на Смоленщине от фашистского гнета, и ее истомившееся население радостно встречает своих освободителей. // Майор П.Слесарев. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ. (По телеграфу).

________________________________________________
И.Эренбург: Смоленск* ("Красная звезда", СССР)**
Е.Габрилович: На смоленской земле ("Красная звезда", СССР)
Е.Габрилович: По смоленским дорогам ("Красная звезда", СССР)
К.Симонов: На старой смоленской дороге ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №57 (5428), 10 марта 1943 года

Posts from This Journal by “1943” Tag

  • Николай Тихонов. Ленинград в октябре

    Н.Тихонов || « Красная звезда» №258, 31 октября 1943 года За советскую отчизну идут в бой сыны всех народов Советского Союза, Да здравствует…

  • Герои боев за Украину

    « Правда» №258, 18 октября 1943 года Юго-восточнее Кременчуга наши войска на правом берегу Днепра прорвали сильно укрепленную оборону противника…

  • Через Днепр

    Л.Огнев || « Правда» №249, 8 октября 1943 года Наши доблестные войска вновь развернули наступательные бои по всему фронту — от Витебска до…

  • Демьян Бедный. Наши дети

    Д.Бедный || « Правда» №228, 13 сентября 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 12 сентября (1 стр.).…

  • Яркая демонстрация советского патриотизма

    А.Зверев || « Известия» №81, 7 апреля 1943 года Ширится фронт полевых работ, в весенний сев вступают всё новые и новые районы. Выше качество…

  • Н.Тихонов. Ленинград в августе

    Н.Тихонов || « Красная звезда» №205, 31 августа 1943 года Войска Южного фронта в результате ожесточенных боев разгромили Таганрогскую…

  • Салют столицы

    И.Бачелис || « Известия» №184, 6 августа 1943 года Наши героические войска после ожесточённых сражений овладели городами Орёл и Белгород.…

  • О чем вопиют орловские камни

    Б.Полевой || « Правда» №196, 7 августа 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Теперь окончательно рухнули надежды немцев и их прихвостней на…

  • Они шли на Курск...

    Л.Огнев || « Правда» №198, 9 августа 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 8 августа (1 стр.). Указы…



  • 1
Мирные жители на митинге в освобожденном от немецких войск Смоленске

Сентябрь 1943 года
освобождение Смоленска, немецкая оккупация

Edited at 2017-11-15 08:03 am (UTC)

Смерть немецким оккупантам!


«Красная звезда» №57, 10 марта 1943 года, среда
«Красная звезда», 10 марта 1943 года

Edited at 2018-01-20 11:44 am (UTC)

  • 1