Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Признания немецкого палача

«Красная звезда», 24 марта 1944 года, смерть немецким оккупантамН.Богомягков || «Красная звезда» №71, 24 марта 1944 года

СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. — Оперативная сводка за 23 марта (1 стр.). Указы Президиума Верховного Совета, СССР (1-2 стр.). Письмо трудящихся Башкирской Автономной Советской Социалистической Республики товарищу Сталину (2 стр.). Старший лейтенант В.Курбатов. — Через лиман (3 стр.). Натан Рыбак. — В Киеве (3 стр.). Майор П.Слесарев. — Действия мелких танковых групп в преследовании (3 стр.). Капитан А.Беляев. — Прорыв немецкой обороны на участке Тарнополь—Проскуров (3 стр.). Старший лейтенант юстиции Н.Богомягков. — Признания немецкого палача (3 стр.). К.Гофман. — Значение событий в Венгрии (4 стр.). Американская газета о наступлении Красной Армии (4 стр.).



# Все статьи за 24 марта 1944 года.



«Красная звезда», 24 марта 1944 года

На одном из участков фронта советские разведчики, проникшие глубоко в тыл врага, захватили в плен немецкого унтер-офицера Петера Майгуарта — командира 6 отделения 1 роты 1 батальона 536 полка 384 пехотной дивизии. В процессе допроса выяснилось, что этот фашистский бандит принимал активное участие в многочисленных грабежах, расстрелах и убийствах населения оккупированной Украины. Прижатый к стене свидетельскими показаниями, Петер Майгуарт рассказал о том, как он отбирал последний скот и продовольствие у советских крестьян в деревнях между Ровно и Житомиром, как избивал женщин, сопротивлявшихся грабежу. С бесстрастием профессионального палача повествует Петер Майгуарт о своем участии в массовом убийстве советских людей на Полтавщине.

Вот его показания:

«Осенью 1941 года мы прибыли в город Гадяч, Полтавской области. В то время я служил солдатом второго отделения второй роты второго батальона 376 полка 171 пехотной дивизии.

Однажды, в 7 часов утра, обер-фельдфебель Хозгребе приказал мне немедленно подготовиться к выполнению задания, получить боевые патроны. Я собрался и вышел из помещения. На улице около комендатуры меня уже ждали еще четверо солдат, в том числе Герхард Бунзе и Фриц Хартманн. Фамилий остальных я не знаю.

Хозгребе построил нас и обратился к нам с речью, в которой сказал: «Господин майор (комендант города) поручил нам ответственную работу. Вы уже показали себя хорошими солдатами, и я не случайно остановил на вас свой выбор.

Считаю, что вы вполне оправдаете наше доверие».

Под командой обер-фельдфебеля мы пошли по шоссе Гадяч—Лохвица. Примерно в полукилометре от города был устроен лагерь для советских людей. В лагере находилось около 200 человек — это были мужчины и женщины до 70 лет и дети, начиная с 5—6-летнего возраста.

В 8.00 мы прибыли в лагерь. Напротив лагеря, находившегося по правой стороне дороги, был лесок, перед которым заранее была вырыта яма, примерно, 7 метров длиной, 7 метров шириной и 3 метра в глубину. Поперек дороги в два ряда стояла полиция, образуя коридор от лагеря к яме. Полицейские стали выводить людей из лагеря и по этому коридору подводить к яме.

Я вместе с четырьмя другими солдатами под руководством Хозгребе принялся за расстрел. Жертвы ставили лицом к яме так, что мы имели возможность стрелять в упор. Срез стволов винтовок иногда почти прикасался к затылкам расстреливаемых. Были женщины, которые вели за руки детей, и дети становились рядом с матерью. Тогда на каждого из нас приходилось не по одному человеку, а по два. Сначала мы расстреливали ребенка на глазах у матери, а потом приканчивали и ее. Стариков подводили к яме, поддерживая под руки, а когда их ставили к яме — поддерживать не давали. Шествие двигалось очень медленно, так как мы пропускали только по 6 человек за раз. У ямы был неистовый истерический крик. Весь район вокруг места расстрела был оцеплен полицией и никто туда не допускался.

Помню такой эпизод: обер-фельдфебель Хозгребе выстрелил в первого подошедшего к яме, но не убил его, а только ранил. Это был мальчик лет 10, который упал не в яму, а около нее. Тогда Хозгребе вторым выстрелом пристрелил его и ногой столкнул в яму.

Мне пришлось расстреливать девушку лет 17, которая, обернувшись ко мне, спросила по-немецки: «Как вы можете убивать людей?»

Я ответил: «Приказ!» и произвел в нее выстрел.

Всего я расстрелял в тот день примерно человек 25, а может и больше. Точно сказать не могу. Однако, я расстрелял меньше, чей остальные мои товарищи участвовавшие в этом деле».

С болью, гневом и отвращением читаешь эту исповедь палача. Петер Майгуарт не случайный уголовник — он кадровый солдат Гитлера и, несмотря на свою молодость (ему еще нет 24 лет), участник всех разбойничьих походов немецко-фашистской армии. Цирковой артист-акробат из Саарбрюккена, он девятнадцати лет в августе 1939 г. был призван в германскую армию. Он участвовал в походе во Францию, нес оккупационную службу в Польше, перешел русскую границу 22 июня 1941 года и с тех пор почти беспрерывно находился на советско-германском фронте. Майгуарт дрался под Луцком и Ровно, Великими Луками, Ржевом, Харьковом. В Сталинграде он участвовал в штурмовых пехотных атаках, был ранен и на одном из последних немецких транспортных самолетов вывезен из сталинградского «котла». Вся его юность прошла в немецкой армии, которая вырастила из циркового акробата опытного убийцу, насильника и грабителя.

К характеристике унтер-офицера Петера Майгуарта остается добавить, что за свои кровавые «подвиги» на советской земле он награжден железными крестами 1 и 2 степеней, двумя медалями и двумя значками.

Откровенные признания унтер-офицера Майгуарта документально разоблачают истинное лицо гитлеровских войск и еще раз напоминают советским бойцам и офицерам о святом долге мести за муки и горе наших людей. // Старший лейтенант юстиции Н.Богомягков. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.


**************************************************************************************************************************************************
РАЙОН ВИННИЦЫ. Командиры Красной Армии беседуют с жителями в освобожденном от немцев селе.


Снимок нашего спец. фотокорр. старшего лейтенанта Г.Хомзора
«Красная звезда», 24 марта 1944 года


**************************************************************************************************************************************************
В Киеве


Днепровский ветер колышет над городом знамена. Легкая дымка пыли пролетает над развалинами Крещатика. Горячее солнце золотит верхушки тополей, утро Киева дышит бодростью и силой. Развалины домов на Крещатике — неслыханное зло, содеянное немецкими фашистами — зовут к мщению. Одним видом своим они уводят нас в минувшие кошмарные дни оккупации. Немцы нанесли городу много ран и увечий. Сегодня, как и вчера, киевляне дружно и споро залечивают раны родного города. Десятки тысяч киевлян расчищают развалины, восстанавливают дома, фабрики и заводы. Веселый звон рассыпают на улицах трамваи, по-особому тепло звучат слова знакомых песен. Со стен руин зовут к труду, подвигу и мщению горячие, страстные призывы.

Старик-арсеналец, показывая катакомбы гигантского дома, обращает внимание на надпись на стене. Выведенные химическим карандашом буквы восстанавливают страшную картину, происшедшую тут, в этом доме, осенью 1941 года. Вот эти слова: «Завтра нас замучают, но наши все равно придут — сорок советских патриотов». И ниже этой надписи вторая: «Маша, ты вернешься, знай, я был стойким до конца. Остап». А справа длинный перечень имен отважных и храбрых, не склонивших голову перед подлым врагом, заканчивающийся призывом «Отомстите за нас немцам!». Мы не забудем имен героев, боровшихся за Родину, за светлый советский Киев. Вера не покидала их в самую трудную минуту, в самое страшное время — в осень сорок первого года...

Будет день — из руин и пепла встанет новый Крещатик. Гордость Киева — улица прекрасных домов, опоясанных деревьями и цветами. Изумительный вид на Днепр, на просторы безграничных полей Украины откроется взору. Расчищая развалины, киевляне спорят о будущем виде главной улицы города. О том, каким будет Крещатик, каким он должен быть, пишут свои пожелания домохозяйки, рабочие, инженеры, врачи, архитекторы, бойцы и офицеры. Боец-сибиряк, уроженец Омска, летчик-грузин из селения Мцване и казах из Алма-Аты, сражающиеся в рядах дивизии, носящей наименование Киевской, спрашивали меня под Волочиском:

— Как Киев восстанавливается? Расчищен ли Крещатик? Работает ли завод «Большевик»? Открыты ли музеи? Восстановлено ли автобусное движение?

Они говорят о себе: «Мы киевляне. Мы должны знать, что происходит в нашем городе-красавце». На пороге хаты вырастает из темноты фигура офицера:

— Киевские, выходи строиться!

Так прерывается наша беседа. Бойцы поспешно поднимаются на зов офицера Один за другим выходят они из хаты, держа навесу автоматы. Они растаяли в темени мартовской ночи, унося с собой в поход память о славной украинской столице, за освобождение которой они яростно и самоотверженно сражались.

Четыре месяца прошло с тех пор, как Киев освобожден от немецкой погани. Томившиеся в неволе киевляне, люди, которым удалось избежать плена и смерти, с содроганием вспоминают черные дни оккупации. Это стало прошлым, но это не предано забвению. Разве забудет Евгения Чумаченко, учительница украинской литературы, своих двух дочерей, угнанных в немецкое рабство, и сына, повешенного гитлеровцами на Владимирской Горке. Разве сможет предать забвению день 2 ноября 1943 года Панас Неруда, старый рабочий, на глазах у которого кровавые мясники зарезали дочь и внучку! Не смогут никогда простить фашистским изуверам старики Орловы, потомственные арсенальцы, издевательств и мученической смерти своих двух сыновей комсомольцев.

Это было в прошлом. Но это живет в памяти, в сердце, и это никогда не забудется...

Из пепла и развалин воссоздается красавец Киев. В родной город возвращаются тысячи тех, кто ушел из него в лето 1941 года вместе с заводскими станками, вместе с лабораториями и в глубоком тылу ковал оружие для победу. Люди плачут от радости и волнения. Они склоняют колени на родной земле и прикасаются к ней губами. Они смотрят вокруг, охваченные трепетною радостью возвращения.

А посреди Крещатика, среди развалин, высится небольшой холмик, убранный свежими цветами, со скромной дощечкой над ним, на которой написано:

«Старший лейтенант Шалуденко Никифор Никитич 1919—1943. Член ВКП(б), 5/Х1—43 г.».

Это он, молодой двадцатичетырехлетний офицер, верный сын Украины, в грозное утро ноября прошлого года первый ворвался в свою столицу, увлекая своим примером бойцов. Он первый появился на Крещатике и, храбро сражаясь, пал смертью героя в жестоком и славном бою. И каждый, проходя возле могилы на Крещатике, замедляет шаги, снимает шапку, чтя память славного офицера Красной Армии.

...Колонна пленных немцев идет по Брест-Литовскому шоссе. Пять автоматчиков-красноармейцев ведут более пятисот немцев. Низко опустив головы, бандиты идут вдоль развалин и обгоревших скелетов домов. Это дело их рук. Они боятся глядеть по сторонам.

Днем и ночью по улицам Киева тянутся колонны пленных. Многие из пленных хорошо знают эти улицы. Они считали киевские дома своей собственностью. В карманах мундиров они хранят купчие на дома, на заводы, на землю и на сады, Они не успели удрать от возмездия.

Всё дальше и дальше гонят немцев войска украинских фронтов. Столица Украины становится тылом. Но чувство переднего края живет в сердцах патриотов-киевлян. Они обрели высшее счастье, о котором так долго мечтали, — трудиться для фронта, для скорейшего изгнания немцев из пределов родной земли.

Много еще горестного и трагического на улицах и в домах. У развалин дома на улице Саксаганского стоит подполковник Сидоренко.

— Тут я жил, — горестно говорит он, — под этими развалинами похоронены моя жена, моя дочь и сын. — Он стоит, обнажив голову. Он молчит. Ветер шевелит поседевшие волосы. «Вилис» ждет подполковника у тротуара. Через минуту «Вилис» уже мчит его по Житомирскому шоссе. Подполковник едет на фронт, в бой.

В сорок второй квартире в доме номер восемь по Горьковской улице сидит на стуле посреди комнаты летчик Семен Вайнтрауб. В комнате тесно. Не все жильцы коридора смогли зайти и пожать руку летчику. Они хорошо знают его. Они провожали его на войну 22 июня в сорок первом году. Старуха Калитина — подруга его матери — в третий раз, сквозь слезы глядя на него затуманенным взором, всхлипывая говорит:

— И когда уже подходили мы к Бабьему Яру, она, сердечная, сказала мне: вертайся, Мотря, не надо тебе дальше итти, переживешь всё это, сына моего может увидишь, скажешь ему...

И больше ничего не может сказать старуха. Слезы текут из глаз. Дрожащими руками она обнимает плечи летчика. И он сухими глазами смотрит в окно и молчит. Ветвистый каштан приветливо покачивается на ветру. Он напоминает о многом. Тут прошли детство, юность. Тут, под этой крышей, были мать и сестра. Их нет. Они там, в яру.

На рассвете летчик улетает из Киева на фронт. Он не забудет и не простит.

...Сергей Мирошниченко держит в руках письмо. На нем нет почтового штемпеля и почтовой марки. Узкий длинный блокнотный листок исписан с одной стороны. Он сложен аккуратно вчетверо, и странный адрес, пожалуй, стал бы неразрешимой загадкой для самой сметливой почты в мире, будь письмо это опущено в почтовый ящик. «Моему брату» — таков адрес. Письмо найдено в стенке под электрическим проводом в здании, где находилась немецкая полиция. Вот содержание письма, «Сергей, я верю, что когда-нибудь ты прочтешь эти строки. Меня мучили, мне вырывали ногти и жгли каленым железом тело. Фашисты не добились от меня ничего. Я, как настоящий большевик, выдержал все пытки. Завтра меня повесят. Мы победим, я знаю. Я верю. Ты теперь далеко и вернешься в Киев после войны с нашим заводом, я завидую тебе. Эх, хорошо будет жить, когда мы разгромим проклятых немцев. Я верю в победу. Вернешься, найдешь это письмо, поймешь меня. Прощай. Анатолий».

Сергей Мирошниченко — электромонтер. Он пришел проверить проводку в порядке оказания шефской помощи учреждению, которое размещается в этом доме. Вместе со своим заводом он возвратился в родной Киев. Его мучили мысли о судьбе брата. Случай об'яснил ему всё. Он прочитал письмо. Он долго стоял, прислонившись к стене. Он починил провод и ушел к себе на завод. Письмо читали все. Анатолия знали и помнили. Сергей стоял у станка. Он нажимал контрольную ручку станка словно курок. Он думал о возмездии немецким палачам. // Натан Рыбак. г. Киев. Март.
_________________________________________________________________________
М.Рыльский: Это сделали немцы ("Известия", СССР)**
Что происходит в оккупированных областях Украины ("Красная звезда", СССР)


**************************************************************************************************************************************************
Американская газета о наступлении Красной Армии


НЬЮ-ЙОРК, 23 марта. (ТАСС). Газета «Нью-Йорк геральд трибюн» пишет в передовой статье, что нынешнее поражение немцев на Украине можно по справедливости считать возмездием за преступное нападение Германии на Советский Союз. «Нацистская Германия со своими союзниками и сателлитами, — пишет газета, — предприняла варварское нападение на Советский Союз и нанесла ему ужасные раны. Немцы убили сотни тысяч невинных советских людей, они грабили, жгли, порабощали и разрушали. Но в то же время Германия погубила на безграничных просторах Советского Союза целое поколение немцев. Германские планы завоеваний провалились. Пройдя с кровопролитными боями 900 миль, Красная Армия перешла Днестр и почти достигла Карпат. Возмездие, которого нельзя избегнуть, наконец, осуществляется. В условиях украинской распутицы кладется конец огромному преступлению».

Газета подчеркивает, что сателлиты Германии, которые надеялись поживиться на преступлениях нацистов, теперь понимают неизбежность возмездия. «Финны изолированы и беспомощны, — пишет газета. — Румыны, которые гордо следовали за Гитлером, теперь покидают Бессарабию в качестве беженцев. Германские войска полностью оккупировали Венгрию. Весь фронт, на который в 1941 г. Гитлер бросил свои варварские орды, теперь расшатан». Германия, пишет в заключение газета, должна испытать все последствия своего преступления.

☆ ☆ ☆

ЗАЯВЛЕНИЕ ГЕНЕРАЛА МАРШАЛЛА

ЛОНДОН, 23 марта. (ТАСС). По сообщению вашингтонского корреспондента агентства Рейтер, начальник штаба американской армии генерал Маршалл заявил, что американские военно-воздушные силы в настоящее время «приближаются к полному господству в воздухе почти на всех театрах, на которых они действуют, причем этот процесс происходит значительно быстрее, чем американская армия рассчитывала».

☆ ☆ ☆

СЛУХИ О КАЗНИ НЕМЕЦКИХ ГЕНЕРАЛОВ

НЬЮ-ЙОРК, 23 марта. (ТАСС). Агентство Ассошиэйтед Пресс передает из Стокгольма: «Ходят слухи, что по приказу Гитлера 3 немецких генерала, в том числе Кухс и Гейсингер казнены, а генерал военно-воздушных сил Гопфнер отстранен от своей должности за отказ произвести наступление в районе днепровской дуги, мотивированный недостатком орудий и боеприпасов.

☆ ☆ ☆

РУМЫНСКИЕ ЗАХВАТЧИКИ В ПАНИКЕ БЕГУТ ИЗ БЕССАРАБИИ

ЖЕНЕВА, 23 марта. (ТАСС). Лондонское радио сообщает, что румынское правительство уже окончательно отказалось от всяких попыток приостановить паническое бегство румынских чиновников из Бессарабии. Лицам, проживающим там и стремящимся покинуть Бессарабию, разрешено выезжать без пропусков, которые раньше выдавались полицией.

☆ ☆ ☆

ГИТЛЕР ВЫЗЫВАЕТ К СЕБЕ СВОИХ БАЛКАНСКИХ МАРИОНЕТОК

СТОКГОЛЬМ, 23 марта. (ТАСС). Цюрихский корреспондент газеты «Дагенс нюхетер» пишет, что, согласно сообщениям из хорошо информированных иностранных кругов, в ближайшее время ожидается приезд президента Словакии Тисо в главную ставку Гитлера. Возможно, что его будет сопровождать премьер-министр Тука. На следующей неделе ожидается приезд в ставку Гитлера болгарских государственных деятелей. Наконец, в главную ставку Гитлера приедет Недич.

ЛОНДОН, 23 марта. (ТАСС). Агентство Рейтер передает сообщение радио Виши о том, что премьер-министр Румынии маршал Антонеску и заместитель премьер-министра Михаил Антонеску выехали в ставку Гитлера на важное совещание.

________________________________________________
Армия палачей* ("Красная звезда", СССР)*
А.Толстой: Подлость палачей* ("Красная звезда", СССР)***
Кровавые преступления гитлеровских палачей** ("Красная звезда", СССР)
Смерть подлым немецко-фашистским палачам!* ("Красная звезда", СССР)*

Газета «Красная Звезда» №71 (5751), 24 марта 1944 года
Tags: 1944, Совинформбюро, Украина в ВОВ, газета «Красная звезда», март 1944
Subscribe

Posts from This Journal “1944” Tag

  • Б.Горбатов. Лагерь на Майданеке*

    Б.Горбатов || « Правда» №193, 12 августа 1944 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 11 августа (1 стр.).…

  • Вс.Вишневский. Ленинград—Койвисто

    Вс.Вишневский || « Правда» №147, 19 июня 1944 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении генералу армии…

  • Передовая роль коммуниста на фронте

    « Красная звезда» №137, 10 июня 1944 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. — Оперативная сводка за 9 июня (1 стр.). Герой, повторивший…

  • Илья Эренбург. Два мая

    И.Эренбург || « Красная звезда» №111, 11 мая 1944 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Указы Президиума Верховного Совета СССР (1 стр.). Вручение английских…

  • Илья Эренбург. От Сены до Ловати

    И.Эренбург || « Красная звезда» №95, 21 апреля 1944 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. — Оперативная сводка за 20 апреля (1…

  • В Тарнополе

    А.Шаров, А.Устинов || « Правда» №93, 17 апреля 1944 года Войска Отдельной Приморской Армии овладели городом и портом на Черном море Ялта, а…

  • Илья Эренбург. Мы идем!

    И.Эренбург || « Красная звезда» №86, 11 апреля 1944 года Войска 3-го Украинского фронта овладели важным хозяйственно-политическим центром…

  • Под конвоем автоматчиков

    З.Абрамов || « Красная звезда» №85, 9 апреля 1944 года Войска 1-го Украинского фронта, нанеся поражение противнику в предгорьях Карпат, вышли…

  • Слава победоносной Красной Армии!

    « Красная звезда» №85, 9 апреля 1944 года Войска 1-го Украинского фронта, нанеся поражение противнику в предгорьях Карпат, вышли на нашу…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments