Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

В Кракове

«Правда», 23 января 1945 года, смерть немецким оккупантамБ.Полевой || «Правда» №20, 23 января 1945 года

Вчера столица нашей Родины Москва пять раз салютовала доблестным воинам Красной Армии. Советские войска, развивая стремительное наступление, одержали новые блестящие победы. В Восточной Пруссии заняты города Инстербург, Алленштайн, Остероде и Дойтш-Айлау. В Западной Польше наши части овладели городами Хоэнзальца (Иновроцлав), Александров, Аргенау, Лабишин и Гнезен (Гнезно).

Слава Красной Армии — армии-освободительнице!



# Все статьи за 23 января 1945 года.



(От военного корреспондента «Правды»)

«Правда», 23 января 1945 годае

Внизу серебристая, слегка припорошенная снегом земля. И первое, что бросается в глаза, когда поднимаешься на самолете, — это пыль над дорогами, настоящая бурая пыль, которая пышным хвостом вьется за машинами и высоким облаком стоит над колоннами танков, пушек, броневиков, непрерывными лентами тянущихся по дорогам наступления на запад, север, юг.

Пролетаем над чертой наших недавних укреплений — знаменитого отныне Завислянского плацдарма — и перед нами открывается картина, которая настолько поражает даже опытный глаз, — что летчик не может удержаться, чтобы на миг не выключить мотор и не крикнуть восхищенно в неожиданно наступившей тишине:

— Видали работку?

Работа, действительно, первоклассная. На припудренной снегом равнине четко видны бесконечные зигзаги немецких укреплений, и все это поле, до самого далеко видного в прозрачном морозном воздухе горизонта, густо покрыто темными рябинами разрывов. Окидывая вот так с самолета, район прорыва, можно с уверенностью сказать, что на всей этой огромной площади не было местечка, над которым не просвистало бы несколько смертоносных осколков. Но дальше, за этой зоной горячей схватки, всё цело. Жителям края повезло. Красная Армия наступала с такой стремительностью, что немцы, откатываясь, не успевали разрушить и разграбить города и сёла.

Мелькают голые, обдутые ветром холмы, а между ними — бесконечная россыпь хуторов и хуторков, маленьких деревянных костелов. На скованных морозом и пыльных дорогах — бесконечные потоки наших войск, растянувшиеся на десятки километров.

Местность становится все более и более всхолмленной, потом открываются седые извилины не замерзшей еще Вислы, на горизонте показываются легкие, как облако, очертания далеких пологих гор. И вот перед нами облитые солнцем, затянутые серой дымкой пожара башни и шпили великолепного огромного города, широко раскинувшегося по обе стороны реки.

Древний замок Вавель, высоко вознесенный крутым, обрывистым берегом Вислы и точно парящий над ней со своими зубчатыми стенами, своими массивными башнями, стрельчатым ажуром своих костелов, стоит видением далекого прошлого среди вполне современного, отлично распланированного города.

Покружившись над Краковом, летчик посадил свой неприхотливый самолет прямо на поле городского ипподрома. Мы в Кракове, в этой колыбели польской государственности, в древнем польском городе, который немцы с наглым тупоумием об’являли исконным немецким городом.

На ипподроме, где мы сели, недавно стояла на отдыхе какая-то немецкая часть. В красивом гимнастическом зале под трибунами немецкие господа офицеры держали своих коней. Офицеры бежали в пешем строю, позабыв о своих конях. Берейтор Казимир Буталовский с готовностью закладывает одного из коней в беговую двуколку, и на этом, несколько странном, экипаже он везет меня осматривать город, вырванный Красной Армией из лап немецких захватчиков и возвращенный польскому народу.

По пустынной Университетской улице., по которой холодный ветер гоняет бумаги, растерянные каким-то бежавшим немецким учреждением, мы направляемся к центру. Широкие улицы полны шумной, ликующей толпой. Над городом плывет густой торжественный звон. И вся эта пестрая краковская толпа, в которой можно увидеть и железнодорожника, с головы до ног украшенного блестящими пуговицами, и старика в котелке и в штанах гольф, и бледных девушек с заплатанными локтями и высокой прической, и монаха-капуцина в желтой перевязанной веревкой сутане, и даму с древним пенсне на шнурочке, и худых, оборванных рабочих с бледными, но радостными лицами. Вся эта масса людей, высыпавшая на тротуары, радостно шумит, ликует, рукоплещет двигающейся по улицам батарее сверхтяжелых орудий, кричит «привет!» проезжающему на машине генералу, машет шляпами, котелками, платками.

— Такого праздника, как сегодня, у нас еще не было, — говорит мой возница, искусно направляя наш экипаж среди бесконечного потока идущей через город советской техники и ликующей толпы.

По широкому кольцу бульваров под’езжаем мы к древним стенам Вавеля. На самом высоком его шпиле какой-то смельчак укрепил два флага — наш, советский, красный, в честь героев—освободителей Кракова, и польский, красно-белый, впервые взреявший над этим городом за шесть последних лет. Эти два флага полощутся высоко в голубом холодном небе, как символ тесного союза и дружбы советского и польского народов.

Через тяжелые сводчатые ворота в’езжаем во двор крепости. Здесь, где веками польский народ хранил свои национальные реликвии и святыни, была резиденция одного из самых кровавых гитлеровских сатрапов — Франка и его заместителя, так называемого «доктора» Зейс Инкварта. этих кровавых палачей, на счету которых миллионы загубленных жизней.

По гулким сводчатым коридорам, пахнущим вековой плесенью, по мрачной череде покоев со стенами двухметровой толщины обходим мы замок. Всё здесь носит следы поспешного бегства. Перед под’ездом жилища генерал-губернатора — растерзанные корзины и тючки. Лестницы и переходы усыпаны бумагами, камины полны бумажного пепла. Воры и убийцы перед побегом старалась ликвидировать улики и замести следы преступлений. В кабинете Франка все перевернуто, вырваны ящики стола, на окне валяется форменная фашистская куртка с какой-то бляхой в петлице.

Удирая, Зейс Инкварт и его сообщники по кровавой шайке приказали взорвать святыню польского народа и ценнейший памятник архитектуры. Были заминированы и дворец, и старинный собор, и усыпальница королей польских, и башни, свидетели многих столетий. Но грохот советской артиллерии под стенами города захватил палачей врасплох. У них нехватило времени зажечь запалы фугасов. Красная Армия вернула польскому народу ценнейший памятник его национальной культуры.

Из Вавеля едем в центр города. На улицах стало еще людней. Теперь на тротуары высыпали стар и мал, — женщины с грудными младенцами, древние старики, опирающиеся на палки. Толпа срывает бланки с немецкими названиями улиц, разбивает немецкие вывески на большой площади, которую немцы назвали площадью Адольфа Гитлера. Шесть лет этот прекрасный польский город должен был терпеть эмалевые дощечки с надписями «только для немцев» и «полякам запрещено»: они висели на дверях магазинов, на колоннах театра, у входа в кафе и бары, на калитке общественного сада, даже на дверях уличной уборной. И вот сейчас жители освобожденного города, срывая со стен остатки немецких плакатов и приказов, стремятся поскорей изжить память об оскорбительных годах немецкого господства, выкурить дух пребывания немцев.

Я видел, как на окраине на стене небольшого каменного домика встал на табуретку какой-то старец в золотом пенсне, с виду учитель или врач, и писал разведенной синькой, путая русские и польские буквы: «Да здравствуют братья-освободители! Привет великой армии российской!». И сколько таких надписей на стенах домов, на тротуарах, на заборах, — надписей простых и искренних появилось сейчас в Кракове!

В заключение отыскиваем на Почтовой улице редакцию фашистского листка отвратительной газетёнки, которую поляки называли не иначе, как гадиной. Сотрудники гадины удрали столь же стремительно, как и их начальство из Вавеля. На столе — оттиск номера, который должен был выйти 16 января. Через всю первую полосу заголовок: «Спокойствие! Советские армии остановлены» и статья под заглавием: «Большевикам не быть в Кракове». Этот номер, помеченный 16 января, так и не увидел света по независящим от редакции причинам.

Мы уже в Кракове, не за горами тот день, когда будем и в Берлине. // Б.Полевой. Гор. Краков. (По телеграфу).


************************************************************************************************************
С нами правда Ленина


Всё грозней возмездия раскаты.
Скоро — в том порукой красный стяг —
Под Берлином жидкие закаты
На медалях наших заблестят.

Мы недаром столько мерзли, мокли,
Столько перешли хребтов, долин —
Скоро в стеклах полевых биноклей
Покачнется сумрачный Берлин.

Каждый день, нет, каждый час нам дорог.
Мы идем, и в грохоте побед —
С нами правда Ленина, которой
Нет светлее, выше в мире нет.

С.Щипачев.

☆ ☆ ☆

Врага пощадить — в беду угодить
БАСНЯ

В пастуший, в золотой, как говорится, век
Жил-был пастух, добрейший человек.
По доброте своей безмерной,
Когда в степи он стадо пас,
Он даже как-то волка спас
От смерти верной.
Надёжным псам, точней сказать,
Он не дал волка растерзать:
— Острастку сделали, — сказал он, — и прекрасно! —
Волк, дескать, тоже божья тварь
(Пословица была такая встарь!).
Так что ж губить его напрасно?
Он волка пожалел. Но не прошло трёх дней,
Как вышла пастуху за доброту награда:
Волк выбрал ночку потемней
И вырезал у пастуха полстада.

Пастух, конечно, был классический дурак.
Мы скажем так,
Судя по скорбным результатам.
Фашистским прихвостням и всем их адвокатам
Из басни вывод мы подносим, он таков:
Уничтожение волков
Должно законом быть в обычае пастушьем.
Мы за друзей стоим горой. Спокон веков
Известны мы своим радушьем,
Но, скажем господам иным за рубежом,
Врага, что сердце нам хотел пронзить ножом.
Не склонны мы дивить своим великодушьем.
Мы перед Р о д и н о й ответственны во всём
И пред п о т о м к а м и. Пусть знают «адвокаты»:
Фашизму не избыть расплаты,
Ему мы голову снесём!

Демьян Бедный.


**************************************************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Оперативная сводка за 22 января

Войска 3-го БЕЛОРУССКОГО фронта 22 января штурмом овладели в Восточной Пруссии городом ИНСТЕРБУРГ — важным узлом коммуникаций и мощным укреплённым районом обороны немцев на путях к КЕНИГСБЕРГУ, а также с боями заняли более 200 других населённых пунктов, в том числе НЕМОНИН, КАРЛЬСРОДЕ, АГИЛЛА, МИНХЕНВАЛЬДЕ, ЖАРГИЛЛЕН, АУГСТАГИРРЕН, АЛЬТ ГЕРТЛАУКЕН, АЖЛАКЕН, КЕЛЛМИШ ДЕМЕРАУ, ВИЛЬКЕНДОРФ, ПЕТЕРСДОРФ, ТАПЛАККЕН, ЗААЛАУ, ВИРТКАЛЛЕН, ГЕОРГЕНТАЛЬ, КАРТЕНИНГКЕН, ЖАМАЙТШЕН, ЙЕБЛОНСКЕН, КОВАЛЕН, МИРУНСКЕН.

Войска 2-го БЕЛОРУССКОГО фронта, развивая стремительное наступление в глубь Восточной Пруссии, 22 января овладели городами АЛЛЕНШТАЙН, ОСТЕРОДЕ и ДОЙТШ-АЙЛАУ — важными узлами железных и шоссейных дорог и сильно укреплёнными опорными пунктами обороны немцев, прикрывающими с юга центральные районы Восточной Пруссии, а также с боями заняли более 100 других населённых пунктов. Одновременно войска фронта овладели на территории Польши важным узлом шоссейных дорог — городом РЫПИН и с боями заняли более 250 других населённых пунктов, среди которых РАДОМНО, НОВЫ ДВУР, СУГАЕНКО, СВЕРЧИНЫ, СКРВИЛЬНО, БЛИННО, СКЕМПЕ, ПАВЛОВО, МАЛЯНОВО-СТАРЕ, МОХОВО, ТЛУХУЗКО, ВЕЛЬКА-ТУЖА, ДОБЖИН НАД ВИСЛОМ.

Войска 1-го БЕЛОРУССКОГО фронта, продолжая наступление, 22 января с боем овладели городами ХОЭНЗАЛЬЦА (ИНОВРОЦЛАВ), АЛЕКСАНДРОВ, АРГЕНАУ И ЛАБИШИН — важными узлами коммуникаций и опорными пунктами обороны немцев на подступах к городу БРОМБЕРГ (БЫДГОЩ). К исходу дня войска фронта, в результате стремительного наступления танковых соединений и пехоты, овладели городом ГНЕЗЕН (ГНЕЗНО) — важным узлом железных и шоссейных дорог и мощным опорным пунктом обороны немцев на путях к городу ПОЗНАНЬ. В ходе наступательных боёв за 22 января войска фронта овладели также городами КРУШВИТЦ, ПЕТРКУВ-КУЯВСКИ, ПОВИДЗ, КЛЕЧЕВ, ВЛАДЫСЛАВУВ, ВАРТО, СТАВ и заняли более 1.000 других населённых пунктов.

Войска 1-го УКРАИНСКОГО фронта западнее ЧЕНСТОХОВА овладели на территории Германии важными узлами шоссейных дорог — городами КОНШТАДТ и ГРОСС СТРЕЛИТЦ, а также с боями заняли более 150 других немецких населённых пунктов, среди которых крупные населённые пункты ГЛАУШЕ, КАУЛЬВИТЦ, БУХЕЛЬСДОРФ, ХЕЙНЕРСДОРФ, НОЛЬДАУ, КАРЛСРУЕ, ГЕРМАНСТАЛЬ, ЗАЛЬЦБРУНН, БРЮННЕ, ЛУГЕНДОРФ, ИЛЬНАУ, ФИХТЕК, ФРИДРИХСГРЕТЦ, ГРАФЕНВЕЙЛЕР, ЗАНДОВИТЦ, ХОРНЕКК и железнодорожные станции НОЛЬДАУ, ОБЕРВАЙДЕН, ШМАРДТ, КИФЕРНВАЛЬДЕ, ГЕРМАНСТАЛЬ.

За десять дней наступательных боев — с 12 по 21 января — войска 1-го УКРАИНСКОГО фронта нанесли противнику следующие потери в живой силе и технике: уничтожено — танков и самоходных орудий — 480, орудий — более 900, бронетранспортёров — 420, автомашин — свыше 15.000. Противник потерял только убитыми свыше 60.000 солдат и офицеров.

За это же время войска фронта захватили следующие трофеи: танков и самоходных орудий — 254, орудий — 1.580, миномётов — свыше 2.500, бронетранспортёров — 244, автомашин — 6.500, паровозов — 22, железнодорожных вагонов — 1.200 и большое количество разных складов с продовольствием и военным имуществом и крупные артиллерийские склады. ВЗЯТО В ПЛЕН более 21.000 немецких солдат и офицеров.

Южнее и юго-восточнее КРАКОВА наши войска, продолжая наступление, овладели на территории Польши городом ВЕЛИЧКА, а также с боями заняли более 50 других населённых пунктов и среди них — КОЗЬМИЦЕ, ГДУВ, ВИНЯРЫ, БЖОНЧОВИЦЕ, ДОБЧИЦЕ, МЫСЬЛЕНИЦЕ, КАСИНКА, МШАНА ДОЛЬНА, БЕГОНИЦЕ, ГОМЖИСКА, УГРЫНЬ, МУШИНА.

Северо-западнее города КОШИЦЕ наши войска, действуя в трудных условиях горно-лесистой местности в полосе Карпат, с боями заняли на территории Чехословакии населённые пункты КАМЕНИЦА, КРИВЬЯНЫ, РОШКОВЯНЫ, РЕНЦИШОВ, КЛУКНАВА, ГЕЛЬНИЦА, ЗЛАТА ИДКА.

В БУДАПЕШТЕ наши войска, продолжая бои по уничтожению окружённого гарнизона противника, заняли в западной части города (БУДА) 20 кварталов.

В районе города СЕКЕШФЕХЕРВАР наши войска продолжали отбивать атаки крупных сил пехоты и танков противника. Ценою больших потерь в живой силе и технике противнику удалось занять несколько населённых пунктов.

За 21 января наши войска на всех фронтах подбили и уничтожили 125 немецких танков. В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 33 самолёта противника.

☆ ☆ ☆

Войска 3-го Белорусского фронта продолжали успешное наступление. Противник, опираясь на мощные оборонительные сооружения, оказывал упорное сопротивление и часто переходил в контратаки. Советские пехотинцы и танкисты, совершив обходный маневр, с севера прорвали оборонительные рубежи Инстербургского укреплённого района и вышли к реке Прегель. Не давая врагу опомниться и привести себя в порядок, наши части с хода переправились через реку и сегодня рано утром штурмом овладели городом Инстербург — узлом шоссейных и семи железных дорог. Таким образом, наши войска разгромили ещё один важнейший узел сопротивления немцев в Восточной Пруссии, состоявший из многоэтажных железобетонных дотов, усовершенствованных траншей, противотанковых рвов и других укреплений. В боях за Инстербург немцы потеряли убитыми до двух тысяч своих солдат и офицеров. По неполным данным, наши части захватили 9 танков, 46 полевых орудий и более 500 пленных.



Войска 2-го Белорусского фронта продвигались в глубь Восточной Пруссии. Советские части, действующие в трудных условиях лесисто-болотистой местности, с боями вышли на подступы к городу Алленштайн. Гитлеровцы упорно обороняли этот важнейший узел коммуникаций, расположенный на железнодорожной магистрали Инстербург—Познань. Многочисленные доты и дзоты прикрывали город со всех сторон. В ожесточённом бою наши войска разгромили крупные силы врага и овладели городом Алленштайн. Другие советские соединения заняли города Остероде и Дойтш-Айлау — сильно укреплённые пункты обороны немцев в Восточной Пруссии. Взято в плен свыше 600 солдат и офицеров противника.



Войска 1-го Белорусского фронта продолжали стремительное наступление. На Бромбергском направлении противник, обескровленный в последних боях, усилил свои потрепанные дивизии охранными и сапёрными батальонами, полком связи и другими тыловыми и специальными подразделениями. Немцы, опираясь на заранее подготовленные рубежи, пытались организовать оборону. Однако под ударами наших войск все эти попытки гитлеровцев закончились неудачей. Советские части разгромили вражеские гарнизоны в ряде опорных пунктов. Преследуя немцев, наши войска ворвались в город Хоэнзальца (Иновроцлав) и к исходу дня овладели им. Занят также город Лабишин, находящийся в 18 километрах южнее города Бромберг. Другие наши части, преодолев обширный район, изобилующий озерами, сегодня к исходу дня овладели городом Гнезен (Гнезно). Этот город является крупным узлом железных и шоссейных дорог и находится в 50 километрах восточнее города Познань.

Очищая леса восточнее и западнее города Лодзь, наши части взяли в плен 1.720 немцев. Захвачено у противника 50 танков и самоходных орудий, 250 автомашин и много других трофеев.



Войска 1-го Украинского фронта развивали наступление на территории немецкой Силезии. Противник непрерывно подводит свежие части и с хода бросает их в бой. Особенно ожесточённые бои произошли на подступах к городу Гросс Стрелитц. На восточных подступах к городу немцы построили доты с бронированными куполами. Наши танкисты и пехотинцы умелым маневром обошли основные опорные пункты вражеской обороны и стремительным ударом овладели городом. Занят также населённый пункт Брюнне, расположенный в 14 километрах севернее города Оппельн.

В одном районе в лесах ликвидирована окружённая группировка противника. В течение дня уничтожено до четырех тысяч гитлеровцев. На поле боя обнаружен труп командира 56 немецкого танкового корпуса генерал-лейтенанта фон Блок. Среди пленных — командир и начальник штаба 10 немецкой моторизованной дивизии. // Совинформбюро.

________________________________________________
Б.Полевой: Битва за Краков || «Правда» №17, 20 января 1945 года
И.Эренбург: Варшава || «Красная звезда» №15, 18 января 1945 года
Я.Макаренко: Пепел Варшавы || «Правда» №16, 19 января 1945 года
Под знаменем Ленина, под водительством Сталина — к полной победе над врагом! ("Правда", СССР)

Газета «Правда» №20 (9791), 23 января 1945 года
Tags: 1945, Борис Полевой, Демьян Бедный, Польша в ВОВ, Степан Щипачев, газета «Правда», зима 1945, январь 1945
Subscribe

Posts from This Journal “январь 1945” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments