Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Фибровый чемодан немецкого лейтенанта

газета «Известия», 22 апреля 1943 годаА.Софронов || «Известия» №94, 22 апреля 1943 года

СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: О присвоении воинских званий высшему начальствующему составу Красной Армии. — Постановление Совета Народных Комиссаров Союза ССР. (1 стр.). Налёт наших самолётов на г. Тильзит. (3 стр.). Воздушные бои западнее Краснодара. (3 стр.). Антифашистский митинг представителей эстонского народа. (2 стр.). П.Юдин. — Ленин живёт в делах и подвигах советского народа. (2 стр.). П.Никитин. — Земля донская (2 стр.). П.Белявский. — Корень жизни (3 стр.). Л.Никулин. — Достойные потомки (4 стр.). Награждение английских моряков советскими орденами. Выступление тов. Майского. (4 стр.). Налёт английских бомбардировщиков на Штеттин, Росток и Берлин (4 стр.). Военные действия в Тунисе (4 стр.). Прибытие в США делегации СССР на конференцию об'единённых наций по послевоенным продовольственным вопросам (4 стр.). Иранская общественность с возмущением опровергает фашистскую клевету (4 стр.).



# Все статьи за 22 апреля 1943 года.



«Известия», 22 апреля 1943 года

О том, как попал фибровый коричневый чемодан лейтенанта немецкой армии Вильгельма Цейца в расположение наших войск, рассказал нам разведчик ефрейтор Константин Зотов.

Группа наших разведчиков отправилась на добычу «языка». Скрытно подобравшись к дзоту, разведчики убрали часового так, что тот и не пикнул. В дзоте было всего четверо немцев. Трое из них пытались было сопротивляться и были убиты, а четвертого разведчики захватили живьём и привели в часть. Взят был и его чемодан.

В штабе части допросили Вильгельма Цейца и осмотрели чемодан.

Сверху лежала небольшая книжечка. Это был «Словарь картинок для обоюдного понимания, без знания языка».

Издан сей словарь в Бреслау. На обложке точный адрес: Бреслау 10, Матиасплац 2. Напечатанное над адресом рекламное об'явление гласит о том, что «такой словарь выпущен также для Франции, Англии, Италии, Польши, Украины, Сербии, Турции, Аравии и Египта».

«Словарь картинок» не отличается многословностью: картинка, подпись по-немецки, подпись по-русски и подпись на немецком языке с русским произношением.

Вот первый отдел: «На постое». Что же там написано?

— Принесите мне свежую сорочку!

— Постирайте это белье!

— Заштопайте эти чулки-носки!

— Выгладите эти брюки!

— Почистите сапоги!

Всё с восклицательными знаками, в категорической, безотказной форме.

Переворачиваем страницу. Отдел: «Завтрак».

— Принесите свежее молоко, сливки!

— Принесите масло, сыр, яйца, булки, сахар!

— Принесите колбасу, вилку, ножик и ложку!

— Принесите сладкое (полусладкое) варенье!

Переворачиваем ещё страницу. Может, завтрак кончился? Нет, аппетит приходит во время еды.

— Дайте мне два-три-четыре сваренных яйца, пять сваренных яиц!

— Дайте мне белый хлеб!

— Дайте сахар (опять сахар!), лимон, ром, арак!

— Принесите пиво, водку, сигары и папиросы!

А рядом для возбуждения аппетита картинки. Нарисованы лимон, сахар, сыр… Чтобы, не дай бог, фриц не перепутал и вместо лимона не положил в кофе кусок тыквы.

Следующий отдел: «В квартире». Здесь одни рисунки и подписи. В предыдущих отделах фриц уже приучился говорить по-русски: дай, принеси. Здесь можно не повторяться. Под рисунком значатся: «часы», а нарисован будильник. Это понятно — стенные часы в чемодан не уложишь, громоздко. К ручным часам фриц привык, он их и без самоучителя ворует: А словарь напоминает: «не брезгуй и будильником».

Такой русский будильник в числе других русских вещей мы обнаружили в чемодане Вильгельма Цейца. Когда мы спросили, где он взял его, то получили краткий ответ:

— Ифановка.

По такому же принципу составлены и последующие главы этой грабительской книжки с наглядными пособиями. Где, что и как воровать: в кухне, в ресторане, в кафе, в пекарне...

В отделе «В мясной» нарисованы колбасы и подписано: «Московская колбаса». Московской колбасы Вильгельму Цейцу попробовать не пришлось, но московского свинца попробовал. В декабре 1941 года он был ранен под Москвой...

Всякие картинки мелькают в этой занятной книжонке. И вот, наконец, раздел: «Размещение по квартирам». Здесь фразы печатаются стыдливым петитом:

— Покажите добровольно все ваше имущество!

И рядом:

— Отоприте эту комнату! (Этот шкаф!)

— Говорите правду или вас расстреляют!

После такого заявления можно говорить уже совсем лаконично. И вот появляется предпоследний отдел: «Требования».

— Дайте мне!

— Достаньте мне!

— Покажите мне!

— Проводите меня!

— Ведите меня!

На последней странице вопрос:

— Как поживаете?

Можно представить, как «поживает» человек, на котором использовали «Словарь картинок»!

В чемодане у Вильгельма Цейца мы нашли следы практического применения «Словаря картинок». Кроме будильника, там были женские чулки, пудреницы, кружева, два портсигара, две пары добротных подошв и много всякой всячины.

В словаре время от времени мелькают пугливые вопросы:

— Занята ли эта местность красноармейцами?

— Не видали ли вы красноармейцев?

— Это была пехота, артиллерия, конница?»

На последний вопрос лейтенант Вильгельм Цейц мог бы совершенно точно ответить, что это не была ни пехота, ни артиллерия, ни конница, а просто группа советских разведчиков под командованием ефрейтора Константина Зотова. // А.Софронов. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.
____________________________________________
И.Эренбург: Исповедь врага ("Красная звезда", СССР)
Л.Копелев: Немецкие офицеры в плену* ("Красная звезда", СССР)


***********************************************************************************************
ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ. Встреча населения освобождённой от фашистов деревни с бойцами Красной Армии.


Фото Б.Ярославцева.
«Известия», 22 апреля 1943 года, красноармеец ВОВ, Красная Армия, смерть немецким оккупантам


***********************************************************************************************
Корень жизни


Хата стояла на краю станицы, у дороги. Стены её были насквозь прошиты осколками снарядов, а камышевая крыша растрёпана, как грачиное гнездо. Один снаряд попал прямо в окопчик, в котором укрывалась обычно во время обстрела хозяйка с двумя дочерьми и сыном. По счастью, на тот раз они не успели выбежать из хаты. Но в другой раз снаряд разорвался прямо у стены, и осколками его поранило обеих девочек, спрятавшихся под кроватью. Тогда они решили, что всё равно никуда не денешься от этой слепой смерти, которая со свистом и грохотом носится вокруг, и ими овладело безразличие.

Девочки были уже большими: Клаве шёл четырнадцатый год, Лизе исполнилось шестнадцать. Таких немцы забирали и угоняли куда-то в тыл на работы или в Германию. Но Лиза была ранена в обе ноги, а у Клавы осколок раздробил нижнюю челюсть, и они лежали в бинтах и повязках, и мать проводила дни и ночи у их постели. Она потеряла счёт времени, окончательно забросила хозяйство и даже перестала топить печь и подметать полы. Только десятилетний Шурик вносил некоторое оживление в этот дом с угасшим очагом, в этот скорбный женский мирок, в котором физические страдания двух подростков только обостряли сердечную боль матери, а её судорожные ласки, удвоенные отчаянием, вызывали у дочерей слёзы вместо желанного облегчения. Безликая смерть, склонившаяся над их изголовьем, всё явственнее приобретала черты немца с оттопыренными ушами и дымящимся автоматом в руках.

«Известия», 22 апреля 1943 года

Изредка в сумерках к ним забегали соседки. От них мать узнавала станичные новости. Были они одна другой ужаснее. Немецкий офицер застрелил Веру Полторабогатько, сверстницу и подружку Лизы. Это была рослая смуглая девушка, настоящая кубанская казачка. Она находилась в том возрасте, который хорошо назван весной жизни. Смутное предчувствие чего-то светлого и радостного, что неминуемо должно быль притти к ней завтра, бродило в ней. Её не покидало праздничное состояние духа, знакомое молодым людям нашей страны, перед которыми советский строй открыл совершенно неограниченные жизненные перспективы. Она заканчивала десятилетку и могла выбрать любой путь, стоило ей захотеть. Как все девушки в её годы, она любила помечтать вслух. Перед ней, как на экране, рисовались яркие и увлекательные картины будущего создаваемые игрой её воображения. И вдруг всё это было смято и осквернено грубой рукой долговязого хлыща в мундире немецкого офицера. Однажды, когда она оставалась дома одна, он ворвался в горницу и посягнул на её девичью честь. Оскорблённая гордость, непреодолимое отвращение, жгучая ненависть к врагу придали ей силы. Она плюнула ему в лицо и отшвырнула за порог. И, подымаясь с земли, он выстрелил в неё и убил наповал.

У входа в станицу немцы задержали двух подростков — Нину Заверюху и Сару Лузанову. Этим не было и по шестнадцати лет. Они возвращались домой с хутора. Немцы трое суток допрашивали и истязали девушек, обвиняя их в содействии партизанам. «Мы отводили корову»,— отвечали они. Тогда немцы повесили им на спины доски с надписью: «Сегодня будет расстрелян за принадлежность к партизанам», и водили по улицам, и привели к столбу, на котором висело об'явление: «Выход за станицу запрещён, пойманный будет расстрелян, как партизан», и тут застрелили, а матерям запрещено было взять и похоронить их тела.

Мужчины станицы были на войне. Фашисты «воевали» с нашими женщинами. Унтер-офицер выбил ударом приклада зубы и переломил руку пожилой казачке Елене Жигалко, — он хотел отнять у неё последний килограмм кукурузы, она сопротивлялась. Болезнь не вызывала у них сострадания, а старость — уважения. Семидесятипятилетняя Матрёна Диброва одиноко доживала свой век. Отёки ног не позволяли ей вставать с постели. Бобылка собралась в последний путь. Под её подушкой лежала чистая, приготовленная на случай смерти холщёвая рубаха. Ночью в её хату вломились немцы. Они обшарили все углы и ничего не нашли. Тогда они взяли старуху за голову и за ноги и сбросили её на пол, переворошили её постель и забрали смертное её одеяние. Со страха и от ушибов Матрёна Диброва скончалась в ту же ночь...

В хату на краю станицы немцы заглядывали, но реже, чем в другие, и обычно днём, — быть может, их пугало загадочное безмолвие широкой степи, открывавшейся сразу же за усадьбой. Вид полуразрушенного нетопленного жилья не сулил им поживы. Простоволосая, изнурённая бессонными ночами женщина смотрела куда-то вдаль, сквозь тех, кто стоял на пороге, и это действовало на них сильнее, чем спёртый воздух давно непроветриваемого помещения, чем вид окровавленных повязок, чем стоны больных, и они спешили уйти. Но однажды они пришли и стали железными щупами ковырять земляной пол в хате и нашли крынку масла и банку варенья, которые она зарыла перед самым их приходом. Они визжали от восторга и, бросив щупы, стали рыть пол в хате и двор сапёрными лопатками и нашли ещё мешок картошки и десятка два яиц. «Брешешь, матка!» — кричали они, потрясая своими «трофеями», хотя она за всё время не проронила ни слова, и фельдфебель стал тыкать щупом по усадьбе. Он, видимо, наткнулся на что-то многообещающее, потому что сделал вдруг хитрое лицо, У него был такой вид, точно он хотел сказать: «Вот где собака зарыта!» Растопырив победоносно ноги и поставив руки фертом, он крикнул что-то своей банде, и все они принялись копать в этом месте. Мать наблюдала эту сцену в раскрытую дверь. Плечи её содрогались. Она долго крепилась и, наконец, не выдержала и разразилась смехом. Немцы переглянулись в недоумении, видимо, они решили, что она сошла с ума. Лопаты дошли до какого-то массивного свёртка. Они торжественно извлекли нечто завёрнутое в рогожку. Это, действительно, была собака. Одна из тех, которых, походя, стреляли немцы. Её зарыл на усадьбе Шурик. Мать тут же поняла, что допустила оплошность, и усилием воли погасила огонь, вспыхнувший в её глазах. Раз'яренный фельдфебель полоснул её щупом по лицу, но взор её попрежнему был безучастным...

Жизнь угасала в станице. За одинокой хатой у края дороги, во рву нашли смерть сотни женщин, стариков, детей. В центре станицы в общественном саду и на двух её древних кладбищах, оскверненных и сравненных с землей немцами, возникли чужие могилы с низкими равноконечными крестами и чёрными касками, нахлобученными на кресты, как мишени в тире. Даже коровы перестали мычать в этой ободранной и обобранной станице, — их осталось три из 3.165. Даже собаки не лаяли на её широких улицах, — их осталось пять.

Как-то пролетели советские самолёты и оставшиеся в станице люди впервые за долгое время увидели красные звёзды над своими хатами, и луч надежды проник в их сердца. «Соколики наши! — молитвенно говорили они, запрокинув головы в небо. — Хорошенько их!» Они давно уже перестали чувствовать и считать себя мирными жителями. Они были русскими людьми, им была об'явлена война, и они приняли вызов. Те из них, кто способен был двигаться и носить оружие, были по ту сторону фронта, в Красной Армии, или ушли в горы и плавни к партизанам. Оставшиеся зарыли в ямы своё добро и продовольствие, — пусть оно сгниёт, пусть сами они будут голодать, лишь бы все это не попало в ненасытную утробу врага. Их 10—12-летние сыновья протыкали покрышки и камеры немецких машин гвоздями, перерезали телефонные провода и шнуры, по которым огонь уже бежал к взрывчатке, готовой поднять на воздух колхозный клуб или станичную больницу. Немцы арестовывали в качестве «заложников», неделями держали в подвалах, морили голодом и допрашивали этих вихрастых, веснущатых хлопцев, но те держали себя настоящими мужчинами, лелея гордую мечту: быть во всем похожими на своих отцов и дедов — казаков легендарной Таманской армии, рыцарей «Железного потока»...

Вскоре война снова приблизилась к их станице. Теснимые гвардейцами, немцы отступали на запад, к морю, расстреливая, предавая огню и взрывая все, что не успели или не могли взять с собой. С ними уходили три предателя — вражеские наймиты, лизавшие сапог захватчика, попиравший землю отцов, — и старики плевались и кричали им вслед:

— Далеко не уйдете!

Шли бесконечные дожди. Степь превратилась в непроходимое болото, а отвердевшее было полотно грунтовых дорог стало вязким и непроезжим. Весенняя распутица затруднила наступательное движение наших войск, но не могла сковать его вовсе, равно как не смогло остановить его и ожесточённое сопротивление немцев. Жители освобождённых станиц, через которые шли наступающие, подтаскивали снаряды и патроны прямо к орудиям и окопам. Батальоном, на который выпала честь взять станицу, командовал гвардии капитан Яков Тищенко. Он был родом из этой станицы, и бойцы батальона знали это и, говорили о станице — «наша». И она стала ихней. Но раньше, чем им удалось выбить немцев из неё, в одной из горячих схваток на подступах к ней был смертельно ранен Тищенко. Падая, он сказал: «Не оставляйте меня здесь, похороните в станице». Тогда они подняли его и бросились снова в атаку и первыми ворвались на улицу станицы. Они несли тело своего командира, как знамя, мимо старых казачьих хат, в одной из которых была его мать. Кто знает, когда, и как, но она узнала все и выбежала, и упала на холодное тело сына, и вся станица узнала, и они похоронили его в центре села под молодыми деревьями, которые когда-то посадили на площади школьники. Бойцы дали три залпа и поспешили дальше, а жители взяли снаряды у тех, кто нес их до станицы, и понесли к следующему рубежу, как эстафету народной мести.

Через несколько дней после того я побывал в этой станице. Дождь кончился, но с дороги ещё нельзя было с’ехать, и я зашёл в хату у дороги. Обильно омытая, согретая солнцем земля курилась. Испарения подымались сизыми струйками, и сквозь них мы впервые увидели веселые острые язычки зеленей на полях. Птичий гомон стоял в синем воздухе над станицей. На крыльце хаты, опираясь на перила, стояла девушка и говорила, подавая усатому автоматчику напиться:

— Ось, бачте, як весной пахне!

И он, не отрываясь от кружки, отозвался:

— Вышня уже почку дала. Раз такое тепло настало — корень ожил и даст своё богатство!

Потом он вытер усы, поблагодарил девушку и стал расспрашивать её, как им жилось при немце. Ему хотелось поговорить с этой девушкой с ласковыми глазами. Она спросила его:

— А вы Тищенку знаете?

— Мы в его батальоне! — ответил он с гордостью.

— Мы тоже из его семьи, — о той же гордостью сказала она. // П.Белявский, спец. корреспондент «Известий». КУБАНЬ, апрель.


***********************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 21 апреля

В течение ночи на 21 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

* * *

На Кубани части Н-ского соединения вели ожесточённые бои с противником. К утру все атаки немецкой пехоты были отбиты. Тяжёлые потери нанесены противнику огнём нашей артиллерии и миномётов. По неполным данным, артиллеристами подбито 6 танков и уничтожено до батальона немецкой пехоты. Кроме того, подавлен огонь артиллерийской батареи и потоплены два торпедных катера противника.

* * *

Севернее Чугуева наши разведчики проникли в тыл противника, взорвали склад боеприпасов и сожгли бензохранилище.

* * *

В районе Севска наши части вели огневой бой. Советские артиллеристы уничтожили немецкий танк, 4 орудия, 30 повозок с боеприпасами, разрушили 5 блиндажей и 2 наблюдательных пункта противника. Огнём зенитной артиллерии сбит немецкий самолёт-корректировщик.

* * *

Западнее Ростова на Дону в результате обстрела вражеских позиций разбито 7 дзотов блиндажей и уничтожена артиллерийская батарея противника. Группа разведчиков под командованием гвардии лейтенанта Шахова ночью проникла в расположение противника и разгромила командный пункт 5 роты 513 немецкого пехотного полка. Разведчики истребили до 40 гитлеровцев, уничтожили автоматическую пушку и, захватив пленных и трофеи, вернулись в свою часть.

* * *

На Волховском фронте наши артиллеристы подавили огонь 10 артиллерийских и 6 миномётных батарей, взорвали 2 склада боеприпасов и истребили до роты немецкой пехоты.

* * *

Подразделение гитлеровцев, переодетых в красноармейскую форму, 8 апреля пыталось проникнуть на базу отряда витебских партизан и уничтожить их. Однако немецко-фашистским оккупантам не удалось обмануть партизан и усыпить их бдительность. Советские патриоты своевременно разгадали подлый приём врага и полностью уничтожили переодевшихся немцев.

* * *

Пленный солдат 7 роты 111 полка 35 немецкой пехотной дивизии поляк Август Годзинский заявил: «Немцы заливают кровью польские города и сёла. Меня гитлеровцы бросили в концентрационный лагерь за то, что я не хотел пойти работать к немецкому помещику. Восемь месяцев просидел я в концентрационном лагере в городе Зольдау. Здесь находилось свыше 3.000 поляков. За 8 месяцев гитлеровцы замучили насмерть более 2.000 человек. На моих глазах гестаповцы выводили из лагеря целые семьи и расстреливали их. В лагере немцы убили моего товарища — 26-летнего учителя поляка Цедлерского. Трупы замученных и расстрелянных закопаны в лесу возле Зольдау. Особенно свирепствовали в лагере палачи — штурм-фюрер Краузе, эсэсовец Вагнер — владелец галантерейного магазина в Зольдау, Скуза — агент гестапо, впоследствии ставший надсмотрщиком в лагере русских военнопленных, Курмский — агент гестапо и провокатор, Шмогилевский — поляк, предатель, продавшийся немецким оккупантам».

* * *

Жители деревни Горки, Ленинградской области, Мария Самодурова, Мария Семенова и Анна Озерова, рассказали: «Когда немцы заняли нашу деревню, в ней проживало 137 человек. За полтора года фашистские убийцы разорили деревню. За это время 29 человек умерло с голоду. 96 человек гитлеровцы угнали на каторгу в Германию. Сейчас во всей деревне осталось только 6 женщин и четверо ребят от 7 до 12 лет. Отступая, немецкие душегубы подожгли все дома. Во время пожара сгорели две больные колхозницы, которые не могли выбежать из дома».


Вечернее сообщение 21 апреля

В течение 21 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

* * *

20 апреля частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено не менее 20 немецких автомашин с войсками и грузами, взорвано 3 склада боеприпасов, подавлен огонь 6 артиллерийских батарей, потоплены сторожевой корабль, транспорт и два десантных судна противника.

* * *

На Кубани части Н-ского соединения отражали ожесточенные атаки значительных сил противника. Гитлеровцы непрерывно штурмовали советские позиции, стремясь любой ценой добиться успеха. В наиболее напряжённый момент боя советские самолёты нанесли мощный удар по боевым порядкам наступающих частей противника и произвели в его рядах опустошительные потери. В результате упорного боя все атаки немцев были отбиты.

* * *

На Западном фронте велась редкая артиллерийско-миномётная перестрелка. Наши части уничтожили 3 немецких миномёта и подавили огонь 2 артиллерийских батарей противника. На некоторых участках немцы пытались вести разведку боем. Огнём наших подразделений разведывательные отряды гитлеровцев были рассеяны и частью уничтожены.

* * *

Севернее Чугуева огнём советской артиллерии подбит немецкий танк и подожжены несколько складов противника с боеприпасами.

* * *

Западнее Ростова на Дону артиллеристы и миномётчики Н-ской части уничтожили артиллерийскую батарею и разрушили 6 блиндажей противника. Ружейно-пулемётным огнём сбит немецкий самолёт «Мессершмитт-109».

* * *

На Волховском фронте две группы разведчиков под командованием старшего лейтенанта Мальцева и лейтенанта Степанова совершили вылазку в расположение противника. Под прикрытием артиллерийского огня наши бойцы с двух сторон ворвались в немецкие траншеи и истребили 60 гитлеровцев. Снайперы Н-ской части за последние дни уничтожили 108 гитлеровцев. Снайпер т. Блинов за день убил 9 немцев.

* * *

Партизаны украинского отряда атаковали немцев, охранявших крупный железнодорожный мост. Нападение было настолько внезапным, что гитлеровцы не успели оказать серьёзного сопротивления. Партизаны истребили 40 вражеских солдат, а остальные разбежались. Специальные подрывники заминировали мост и взорвали его. Движение поездов на этом крайне важном для противника, участке железной дороги прервано.

* * *

Югославские партизаны заняли несколько городов. В Оточац и Бринье патриоты захватили полтора миллиона патронов, два вагона снарядов, 13 тысяч литров бензина и много оружия. Партизаны разгромили сильную вражескую колонну, прорвавшуюся в город Невесине. Город полностью очищен от гитлеровцев. Противник потерял только убитыми более 100 солдат и офицеров. В Словенском Приморье партизаны совершили успешный налёт на итальянские укрепления. Истреблено 80 итальянцев. Захвачено в плен 69 солдат противника. Взяты трофеи — 14 пулемётов, 100 винтовок и много патронов. // Совинформбюро.


***********************************************************************************************
Налёт наших самолётов на г. Тильзит


В ночь на 21 апреля наши самолёты произвели массированный налёт на г. Тильзит и подвергли разрушительной бомбардировке военно-промышленные об'екты этого города. В результате бомбардировки в городе возникло много пожаров, которые затем слились в сплошной очаг огня. Зарево огня было видно с расстояния до 150 километров. Наблюдались также взрывы большой силы, особенно многочисленные в районе расположения складов боеприпасов, на территории железнодорожного узла, в расположении речного порта и аэропорта.

Все наши самолёты вернулись на свои базы.

☆ ☆ ☆

Советские учёные — почётные члены зарубежных научных обществ

Президиум Академии наук СССР получил сообщение об избрании виднейших советских учёных почётными членами зарубежных научных учреждений. Королевский колледж хирургов в Англии избрал своими почётными членами главного хирурга Красной Армии генерал-лейтенанта медицинской службы академика Н.Н.Бурденко и лауреата Сталинской премии проф. С.С.Юдина.

Почётными членами английского общества химической промышленности избраны академики А.Н.Бах, Н.Д.Зелинский и А.Н.Фрумкин. Лондонское геологическое общество избрало почётным членом и наградило медалью общества академика А.Е.Ферсмана.

Шотландское общество археологов уведомило об избрании почётным членом проф. М.И.Артамонова — директора Института истории материальной культуры Академии наук СССР.

☆ ☆ ☆

Встреча писателей и актеров Ленинграда

ЛЕНИНГРАД, 21 апреля. (ТАСС). В Доме писателя имени Маяковского состоялась встреча ленинградских писателей с артистами вернувшегося из Кирова Большого драматического театра имени Горького. Вера Инбер и Ольга Бергольц прочли свои новые произведения о героическом городе. Заслуженные артисты Казико, Грановская, Жуков, Полицеймако читали рассказы, стихи, отрывки из драматических произведений.

Артистические бригады театра за время войны побывали на Центральном, Западном, Волховском фронтах, в Северном Флоте и дали 800 концертов в госпиталях. Сейчас театральные бригады выступают в частях Ленинградского фронта и на кораблях Балтики.

☆ ☆ ☆

30.000 индивидуальных огородов

КАЛИНИН, 21 апреля. (ТАСС). На коллективных и индивидуальных огородах предприятий и учреждений начались полевые работы. В этом году количество индивидуальных огородников в Калинине значительно возрастает. Уже выделены участки для 30 тысяч семей. Заявления об отводе земли продолжают поступать.

В совхозах «Боломутово», «15 лет Октября», «Пролетарка» выращивается рассада капусты, которой будут полностью обеспечены все индивидуальные огородники.

Началось массовое выращивание картофельной рассады из глазков. Огородники получат 5 миллионов ростков картофеля.

________________________________________________________
Н.Тихонов: Матерый волк** || «Красная звезда» №187, 11 августа 1942 года
Г.Рыклин: Психология болвана || «Правда» №288, 15 октября 1942 года
Л.Славин: "Кригскорреспондент" || «Известия» №101, 30 апреля 1943 года
Р.Пересветов: Юноша из Люксембурга* || «Известия» №111, 13 мая 1943 года
П.Белявский: Автопортрет немецкого офицера || «Известия» №110, 13 мая 1942 года

Газета «Известия» №94 (8087), 22 апреля 1943 года
Tags: 1943, А.Софронов, Совинформбюро, апрель 1943, весна 1943, газета «Известия», немецкая оккупация, немецкий офицер
Subscribe

Posts from This Journal “апрель 1943” Tag

  • Вл.Лидин. Лебяжье

    Вл.Лидин || « Известия» №78, 3 апреля 1943 года Советские войска за время зимней кампании нанесли вражеским армиям тяжелые военные поражения.…

  • 6 апреля 1943 года

    И.Эренбург || «Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 228-236. # Все статьи за 6…

  • 2 апреля 1943 года

    И.Эренбург || «Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 222-228. # Все статьи за 2…

  • Яркая демонстрация советского патриотизма

    А.Зверев || « Известия» №81, 7 апреля 1943 года Ширится фронт полевых работ, в весенний сев вступают всё новые и новые районы. Выше качество…

  • «Известия» 8 апреля 1943 года

    «Известия»: Статьи 1943 год. «Известия»: Статьи 1942 год. «Известия»: Статьи 1941 год. # Все статьи за 8 апреля 1943 года. Казнь…

  • Офицерский такт

    « Красная звезда» №135, 10 июня 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщения Советского Информбюро (1 стр.). Указ Президиума Верховного Совета СССР (1…

  • Кавалерийская слава

    Бр.Тур || « Известия» №83, 9 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: От Советского Информбюро. Утреннее и вечернее сообщения 8 апреля. (1 стр.).…

  • Крылатые гвардейцы

    Л.Попова || « Известия» №84, 10 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: От Советского Информбюро. Утреннее и вечернее сообщения 9 апреля. (1 стр.).…

  • Композиторы Ленинграда

    В.Богданов-Березовский || « Известия» №84, 10 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: От Советского Информбюро. Утреннее и вечернее сообщения 9…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments