Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Лев Славин. «Кригскорреспондент»

газета «Известия», 30 апреля 1943 годаЛ.Славин || «Известия» №101, 30 апреля 1943 года

Да здравствует свобода и независимость нашей славной Советской Родины! Да здравствует нерушимая дружба народов нашей страны! Да здравствует Всесоюзная Коммунистическая партия большевиков, партия Ленина-Сталина — вдохновитель и организатор борьбы за победу над немецко-фашистскими захватчиками! (Из призывов ЦК ВКП(б) к 1 Мая 1943 года)



# Все статьи за 30 апреля 1943 года.



«Известия», 30 апреля 1943 года

Привелось мне увидеть на фронте редкую птицу — немецкого военного корреспондента.

Было это в деревне Телебеево. На закате хорошего летнего дня наши танки ворвались в неё с боем. Они мчались сквозь солнечную пыль и поливали по сторонам. Немцы отстреливались из блиндажей, устроенных посреди огородных грядок, либо из окон, забранных белыми занавесками, позади которых торчали тёмные стволы противотанковых пушек. Снаряды их бились о толстую броню наших славных «KB» и ничего не могли с ней сделать. Автоматчики, спрыгнув с танков, пробирались в деревню задами.

Немцы разбегались кто куда. Многие бросались в пруд и прятались с головой в воду. Бойцы, рассыпавшись по дворам, пронзали штыками навозные кучи. Оттуда выползали немцы — смрадные, дымящиеся, протирая залепленные глаза.

В суматохе боя из одного дома выбежал немец. За спиной у него висел ящик. Левая рука пониже плеча казалась окровавленной. Под каской блестели очки. Он встал посреди улицы и высоко задрал руки. Видя перед собой человека, сдающегося в плен, танки обегали немца, не трогая его. Так он стоял посреди грохочущего потока танков и помахивал белым флажком, наскоро сооруженным из пустых ножен от тесака и полотенца. При этом он широко разевал рот, видимо, изо всех сил кричал что-то. Но ничего не было слышно в адском шуме боя.

Скоро всё было кончено. Над Телебеевым взвился красный флаг. Боевое охранение пошло вперёд. Остальные расположились на краткий отдых. Задымили уцелевшие трубы. Связисты потянули провода сквозь дворы. Где-то заиграла гармошка. Люди чистили оружие, мылись, другие пошли по деревне осматривать следы пребывания немцев. Мы вспомнили о фрице с белым флажком и пошли к нему. Низкое солнце сверкало на его очках и каске. У него было маленькое бледное лицо, тоненькие усики фата, он с тревогой смотрел на нас и старался выкроить на кислом своём лице любезную улыбку. То, что мы принимали за кровь на его руке, оказалось красной повязкой. На ней была надпись печатными буквами

Лейтенант Колесников из морской пехоты, низкорослый богатырь, прочёл вслух:

— «Kriegskorrespondent».

— Да, да, господин офицер! — обрадованно и хрипло закричал фриц по-немецки, — я военный корреспондент!

И, не переводя дыханья, он выпалил:

— Согласно параграфу 24-му Гаагской конвенции 1907 года о законах и обычаях сухопутной войны между цивилизованными нациями я есть лицо неприкосновенное!

— О чём он толкует? — спросили в толпе.

Колесников перевёл. Кто-то невесело засмеялся.

— Законник...

Немец снял со спины ящик. В нём оказалась маленькая рация.

Потом, опасливо поглядывая на нас, он принялся вытаскивать из карманов свои документы. Их было много, этих пропусков, удостоверений, мандатов, справок на все случаи жизни. Наконец, как жемчужину этого архива, он извлёк нечто в роде длинного свитка, украшенного печатями, и не без торжественности протянул его Колесникову. Это была всё та же знаменитая конвенция.

При этом немец не переставал говорить:

— Вы извините, я охрип, я всё кричал вашим солдатам, кто я. Я, знаете, никогда не приближаюсь к бою. Сегодня это вышло случайно. Здесь было так спокойно. Никто не думал, что вы на нас нападёте. Вы сделали это совсем неожиданно.

— Да? — сказал Колесников, смотря на немца, с любопытством. — Может быть, это недопустимо по конвенции?

Немец не понял юмора.

— Нет, почему же, это допустимо, — поспешно сказал он со своей нелепой любезной гримасой.

— Идёмте, — коротко приказал Колесников.

— Куда вы меня ведёте? — закричал фриц. — Будьте так добры, я вам напоминаю, что согласно параграфу 24-му Гаагской конвенции 1907 года...

— Мы пришли, — сказал Колесников.

Он втолкнул немца в сарай. Мы все вошли вслед за ними.

Вы! Кригскорреспондент! Любитель законов и обычаев! — загремел Колесников своим мощным басом. — Смотрите на ваши немецкие законы и обычаи.

В сарае было полутемно. В воздухе плавал сладковатый тошнотворный запах смерти. Вскоре глаза наши привыкли к мраку и мы увидели внизу на соломе людей. Ближе всех лежала обнажённая пожилая крестьянка. Она была покрыта неописуемыми ранами. Потом мы увидели тельце засечённой девочки, и нет слов изобразить силу страдания, запечатлевшегося на мертвом детском лице. Был здесь труп пленного бойца. Он лежал, раскинув беспалые руки. Орудие пыток, окровавленный немецкий тесак валялся рядом.

Немец не смел отвести глаз от трупов. Субтильное тело его трепетало. На лице застыла нелепая и отвратительная маска любезности, которую он забыл сдёрнуть. Мы, молча, смотрели перед собой. Слышно было тяжёлое дыханье бойцов.

— Мать моя родная, — прошептал Колесников, — чем вы заплатите за всё это нам?.. Да вы не дрожите. Мы не немцы. Мы люди.

Немец со страхом посмотрел на моряка. Мы вышли на улицу. Гармошка где-то за домами рассыпалась трелью и умолкла. Люди закусывали, рассевшись прямо на земле среди обломков зарядных ящиков, расстрелянных гильз, обугленного рванья, брошенных немецких писем и прочего сора войны. Горнист протрубил сбор. Бойцы побежали к танкам. Всё было жёлтым от низкого солнца, и в воздухе стояла золотая летняя пыль. Загудели моторы. Надо было отправляться дальше, вперёд.

Кригскорреспондент вскарабкался в грузовик с немецкими пленными, которых отправляли в тыл. Он, видимо, оправился от страха, и на маленькое бледное лицо его вернулось природное выражение самодовольства. Он отыскал глазами могучую квадратную фигуру Колесникова и отвесил ему прелюбезный поклон. Колесников пробормотал сквозь зубы некое изречение, невоспроизводимое в печати, и пошёл к своему танку.

А окончательно успокоившийся кригскорреспондент уселся в углу грузовика, посмотрел с некоторым превосходством на соседей, вынул из кармана аккуратный целлулоидовый конвертик и принялся бережно укладывать в него Гаагскую конвенцию 1907 года о законах и обычаях сухопутной войны, принятых между цивилизованными нациями. // Л.Славин. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.


**************************************************************************************************************************************************
ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ. Автоматчики гвардейцы выходят на боевую операцию.


Фото Л.Великжанина. (ТАСС)
«Известия», 30 апреля 1943 года, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, красноармеец ВОВ, Красная Армия, смерть немецким оккупантам


**************************************************************************************************************************************************
Письмо Марии Мевжа


Колхоз «XII лет Октября» Городецкого района Горьковской области. Н-ская часть с боем ворвалась на хутор. Он был безлюден, будто вымер. Потом несколько старух осторожно выглянули из развалин и, увидев, что это пришли свои, советские воины, бросились к ним со слезами радости на глазах. Среди старух была Дарья Мевжа. Она бережно достала спрятанный на груди листок и передала его командиру подразделения.

— Дочку мою немцы вчера угнали, — сказала женщина. — Вот письмецо оставила моя девочка.

На страничке из ученической тетради было торопливо написано карандашом:

«Милые братья! Мы, советские девушки, мечтали встретиться с вами, но эти чёрные твари, немцы, хотят нас уничтожить и уводят с собой. Плачет вся Кубань от этой чёрной хмары. Дорогие наши братья, вы знаете, какие мы муки переносили от них! Бейте их, освобождайте нас! Мы вам поможем. Защитите сирот и старух, оставленных нами, не дайте им умереть голодной смертью. Милые мои, все ли вы знаете, что местность здесь минирована? Остерегайтесь!.. Этим паразитам, немцам, известно, что мы будем драться с ними до последней капли крови. Дорогие братья, освобождайте нас, освобождайте! Мария Мевжа».

Шестнадцатилетняя комсомолка Мария Мевжа оказалась достойной дочерью своего отца — сержанта Николая Мевжа, сражающегося сейчас на одном из фронтов Отечественной войны.

Мария и её подруги, хуторские девушки, всеми силами боролись с немецкими захватчиками, поддерживая среди хуторян дух сопротивления и веру в скорое освобождение.

— Придут наши, мама, отдай им эту записочку, — сказала Мария, когда немецкий патруль явился за ней.

Письмо Марии Мевжа и страшная картина разорённого, разграбленного немцами хутора произвели на красноармейцев неизгладимое впечатление. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, корр. «Известий».
__________________________________________
В немецкой кабале ("Красная звезда", СССР)*
К.Симонов: Поезда рабов ("Красная звезда", СССР)**


**************************************************************************************************************************************************
ЗВЕРСКОЕ ОБРАЩЕНИЕ С СОВЕТСКИМИ РАБОЧИМИ НА ГИТЛЕРОВСКОЙ КАТОРГЕ


СТОКГОЛЬМ, 29 апреля. (ТАСС). В Швеции вышла книга «Германия изнутри». Автор ее швед Эста Блок в 1942 году работал в качестве диктора на одной из гитлеровских радиостанций в Германии. В сентябре он вернулся в Швецию и решил не возвращаться в Германию, так как считал больше невозможным для себя агитировать по радио за гитлеровские «идеи».

В одной из глав этой книги автор описывает зверское обращение немцев с иностранными рабочими, которое он наблюдал при посещении заводов Юнкерса в Дессау. К иностранным рабочим в Германии, пишет Эста Блок, относятся, как к каторжникам. В одном из цехов автор видел русских женщин, угнанных гитлеровцами из оккупированных районов на работу в Германию. Все они были одеты в одинаковую арестантскую одежду с клеймом «ОСТ». Подавляющее большинство их ходило босиком по цементному полу, так как свою собственную обувь они износили, а никакой новой обуви иностранным, особенно русским, рабочим в Германии не выдают. В разговоре через переводчика русские работницы поголовно выражали свое возмущение тем, что их заставляют жить впроголодь и обращаются с ними по-зверски. Автор сам видел, что русских работниц кормили отбросами из помойных ведер. Многие из них до того изголодались, что подбирали остатки пищи с тарелок других рабочих. «Я, — пишет автор, — видел синяки и другие следы побоев на телах женщин и мужчин. Я сам видел, как заводская охрана на улице истязала одного иностранного рабочего».

Автор указывает, что администрация завода зверски обращается с иностранными рабочими для того, чтобы выслужиться перед высшими гитлеровскими органами. Эта администрация дрожит от страха при одной мысли, что её обращение с иностранными рабочими может быть сочтено слишком мягким, за что её ожидала бы отправка на фронт. Отношение немцев к иностранным рабочим, особенно к русским, заключает автор, можно характеризовать только двумя словами: садизм и зверство.


**************************************************************************************************************************************************
НЕВЕЖЕСТВО И УМСТВЕННОЕ ОСКУДЕНИЕ НЕМЕЦКОЙ МОЛОДЕЖИ


СТОКГОЛЬМ, 29 апреля. (ТАСС). Гитлеровская газета «Кёльнише цейтунг» вынуждена признать резкое снижение культурного уровня немецкой молодежи. «Нынешнее поколение, — пишет газета, — не обогащает свое сознание опытом и традициями старого поколения. Результатом этого является сужение умственного горизонта молодежи, душевное очерствение, обеднение языка, сводящегося к небольшому числу штампованных фраз».

Немецкий военный журнал «Милитер вохенблат» жалуется на низкий культурный уровень молодых немецких офицеров. «Просто поражаешься, — пишет журнал, — как получившие аттестат зрелости юнкера не умеют логически мыслить. У большинства из них в голове такой туман, что они если пишут что-нибудь, то, не задумываясь, отрицают в конце то, что утверждали в начале. Обращает на себя внимание, — заявляет далее журнал, — пристрастие молодых офицеров последних выпусков к бессодержательным трескучим фразам. Они могут исписать массу бумаги, не высказав ни одной сколько-нибудь содержательной мысли».

Газета «Гамбургер тагеблат» также признает вопиющую безграмотность и умственное оскудение немецкой молодежи. Газета сообщает, что на одном экзамене половина всех экзаменующихся не сумела правильно написать фамилию крупнейшего немецкого поэта Гете.


**************************************************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 29 апреля

В течение ночи на 29 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

* * *

На Западном фронте наш разведывательный отряд проник в тыл противника и атаковал колонну гитлеровцев, направлявшуюся к линии фронта. Советские бойцы истребили 60 немецких солдат и офицеров и захватили пленных.

* * *

Западнее Ростова на Дону происходила артиллерийская перестрелка с противником. Огнём нашей артиллерии разрушено 4 дзота, подавлен огонь артиллерийской и двух миномётных батарей, рассеяно и частью уничтожено до батальона немецкой пехоты.

Нашими лётчиками в воздушных боях сбито 3 немецких самолёта.

* * *

Южнее Балаклеи разведчики Н-ской части пробрались в тыл противника и истребили 50 немецких солдат и двух офицеров.

Наши бомбардировщики ночью совершили налёт на аэродром противника. В результате бомбардировки на аэродроме возникло 6 очагов пожара.

* * *

На одном участке Северо-Западного фронта немецкая пехота под прикрытием дымовой завесы пыталась вести разведку нашей обороны. Миномётным и ружейно-пулемётным огнём гитлеровцы были рассеяны и отошли, оставив перед нашими позициями 40 трупов. Снайперами Н-ской части в течение дня и ночи уничтожено до 70 немецких солдат и офицеров.

* * *

В одном из районов Киевской области гитлеровцы пытались окружить и уничтожить труппу партизан, возвращавшуюся на свою базу. Партизан Андрей продвинулся вперёд и из ручного пулемёта уничтожил свыше 30 немцев. Воспользовавшись замешательством среди гитлеровцев, партизаны прорвали кольцо окружения. Партизанский отряд, действующий в Черниговской области, взорвал немецкий эшелон. Разбит паровоз и сгорело 58 цистерн с бензином. Партизаны отряда, действующего в Волынской области, с 22 по 24 апреля пустили под откос 3 воинских эшелона противника. Уничтожено 35 вагонов и 17 платформ. Убито большое число немецких солдат и офицеров.

* * *

Среди немецких солдат Минского гарнизона вспыхнули волнения. Один полк отказался выехать на фронт. К нему присоединился и штрафной батальон, расположенный в соседних казармах. Многие солдаты этих частей разбежались раньше, чем прибывшие эсэсовцы успели оцепить казармы. Немецкие военные власти произвели массовые аресты.

* * *

Борьба французских патриотов против немецких захватчиков принимает всё больший размах. Близ Мервилля французские железнодорожники организовали столкновение двух воинских поездов немецких оккупантов. На участке Бетюн—Лилль пущен под откос эшелон с коксом. Разбито 50 вагонов. Движение на этом участке было прервано на трое суток. В департаменте Севера только за две недели патриоты уничтожили свыше 3 тысяч тонн военных грузов. B Марселе молодые французы совершили нападение на группу немецких морских офицеров. B завязавшейся схватке уничтожено 6 гитлеровцев. В Париже, на бульваре Сен-Мишель, вольные стрелки бросили несколько гранат в немецкую казарму.


Вечернее сообщение 29 апреля

В течение 29 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

* * *

28 апреля частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено не менее 20 немецких автомашин с войсками и грузами, разбит железнодорожный эшелон, подавлен огонь 5 артиллерийских батарей противника.

* * *

На Западном фронте наши части артиллерийским и ружейно-пулемётным огнём уничтожали технику и живую силу противника. В течение дня истреблено не менее 200 немецких солдат и офицеров. Снайперы тт. Назаров и Макаревич, уничтожили 10 гитлеровцев, снайперы тт. Шевинский и Шестаков убили 6 немцев. Группа разведчиков во главе с сержантом т. Глазыриным проникла в расположение противника. Разведчики уничтожили гарнизон вражеского дзота и, захватив пулемёт и личное оружие убитых немецких солдат, вернулись в свою часть.

* * *

Севернее Чугуева передовые подразделения Н-ской части огнём из всех видов оружия отбили попытку немецкой пехоты переправиться через водный рубеж. На поле боя остались десятки вражеских трупов. Красноармеец тов. Невегель из противотанкового ружья сбил самолёт противника.

* * *

Западнее Ростова на Дону гитлеровцы неоднократно пытались овладеть высотой, имеющей важное значение. Бойцы Н-ского подразделения миномётным и ружейно-пулемётным огнём отбили все атаки противника. К исходу дня наши бойцы контратаковали немцев и значительно улучшили свои позиции. На поле боя осталось много вражеских трупов.

* * *

На Волховском фронте огнём нашей артиллерии уничтожены 3 артиллерийские батареи, 3 противотанковых орудия, разрушено 4 дзота и потоплено на переправе 4 лодки с немецкими солдатами.

* * *

Партизанский отряд, действующий в одном из районов Каменец-Подольской области, заминировал железнодорожные пути. 8 апреля на рассвете немецкий эшелон наскочил на мины. В результате крушения уничтожены 15 вагонов с боеприпасами. Семь платформ с автомашинами и 8 платформ с танками свалились под откос. Автомашины и танки партизаны сожгли. К месту крушения гитлеровцы направили несколько воинских подразделений. Ружейно-пулемётным огнём советские патриоты уничтожили 60 немецко-фашистских оккупантов. На-днях этот же отряд партизан уничтожил нефтебазу противника. Сожжено более 50 тонн горючего.

* * *

Перешедший на сторону Красной Армии солдат 38 немецкой пехотной дивизии поляк Ян Плотка рассказал: «Наша дивизия прибыла на фронт в первой половине апреля из гор. Нанта (Франция). В дивизии много поляков из Поморья, Верхней Силезии и Познанского воеводства. До войны я жил в Польше, в Картузском уезде, и работал в хозяйстве отца. Когда гитлеровцы захватили Польшу, к нам приехал немецкий помещик Гензер. Он забрал наше хозяйство и землю, а меня и отца превратил в своих батраков. Такая же участь постигла многих моих односельчан. Провожая в армию, родные сказали мне: «Если попадёшь на фронт, сразу переходи к русским». Я так и сделал. Улучив удобный момент, я вместе с Болеславом Пилат переплыл Донец и сдался в плен».

* * *

Югославские партизаны в районе гор. Фоча разгромили итальянский отряд и уничтожили 80 солдат противника. В районе Чадежа партизаны отразили атаку численно превосходящих сил оккупантов и уничтожили более 100 итальянских солдат и офицеров. // Совинформбюро.

________________________________________________________
Виселица в Старой Руссе* || «Известия» №82, 8 апреля 1943 года
Л.Славин: "Стерилизованный гренадер" || «Известия» №239, 9 октября 1943 года
К.Симонов: Немец с «Фердинанда»* || «Красная звезда» №164, 14 июля 1943 года
Я.Милецкий: "Весенние" солдаты Гитлера || «Красная звезда» №60, 13 марта 1942 года
"Черные мысли" солдат немецкой армии* || «Красная звезда» №174, 25 июля 1943 года

Газета «Известия» №101 (8094), 30 апреля 1943 года
Tags: 1943, Германия в ВОВ, Лев Славин, Совинформбюро, Украина в ВОВ, апрель 1943, весна 1943, газета «Известия», немецкая каторга
Subscribe

Posts from This Journal “Совинформбюро” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments