Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Илья Эренбург. Армия смерти

«Красная звезда», 25 мая 1944 года, смерть немецким оккупантамИ.Эренбург || «Красная звезда» №123, 25 мая 1944 года

СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. — Оперативная сводка за 24 мая (1 стр.). Письма трудящихся товарищу Сталину и ответы товарища Сталина (1 стр.). Письмо трудящихся города Симферополя товарищу Сталину (2 стр.). Майор Б.Глебов. — Обстановка и решение командира (2 стр.). Капитан С.Кудрин. — Ночная стрельба по танкам противника (2 стр.). Капитан М.Ярустовский. Пропагандисты гвардейского опыта (3 стр.). Бор. Горбатов. — «Поединок» (3 стр.). Илья Эренбург. — Армия смерти (3 стр.). Речь Черчилля в палате общин о внешней политике Англии (4 стр.). Военные действия в Италии. — Войска союзников заняли Террачину (4 стр.). С.Маршак. — Новая басня про старого лжеца (4 стр.).



# Все статьи за 25 мая 1944 года.



«Красная звезда», 25 мая 1944 года

«Националь цейтунг» сообщает, что в германской армии отныне будут «офицеры по руководству войсками в национал-социалистском духе». Гитлеру теперь не до педагогики. Новые офицеры, сокращенно именуемые НСФО, на самом деле должны стать фашистскими педелями. С их помощью Гитлер хочет оживить труп.

Я не думаю, чтобы мир немецкого офицера и солдата изменился. Даже смертельная опасность не может сделать из гитлеровца человека. Если просветить голову фрица, всё окажется на месте: и спесь, и несколько цитат из «Майн кампф», и жадность, и страшная испепеляющая злоба. Дело не в идеях, а в животном страхе. Некогда люди верили, что смерть ходит по миру в саване, с косой, и были такие, что встречали «белую даму». Они продолжали работать или воевать, но делали они это машинально, повинуясь инерции; про них говорили: «Он увидел смерть». Германская армия заглянула в глаза смерти. Ничто больше ее не спасет: ни радиомины, ни НСФО.

Что сыграло решающую роль в этом смертельном недуге? Березовые кресты. Не потерянная территория, даже не потерянный престиж, а навязчивая мысль о личной гибели каждого участника похода, зияние, пустота. Дело решили не листовки, но наши орудия, минометы, танки, «илы» — металл и снова металл.

Я приведу биографии нескольких немецких дивизий. В них как бы выражена судьба всей германской армии. Это рядовые дивизии, не побывавшие в «котле». Вот 211 пд. формировалась она в Кельне. Три года тому назад солдаты 211-й жадно лакали французское вино. Похмелье они пережили у Сухиничей. Выжили счастливцы. Кельн (тогда еще живой) дал пополнение. Дивизию снова разбили у Жиздры, и снова пришло пополнение. Летом 1943 года 211-я сражалась северо-восточнее Орла. Там погиб ее командир, генерал-лейтенант Мюллер. Там погибла и дивизия: осталось 600 штыков. Кельн не прислал пополнения: он был выкачен до дна. Привезли из Эссена. 211-ю направили к Витебску. Там ее разгромили.

83 пд некогда пировала в Шербурге. Волны Ламанша мало беспокоили немцев, загоравших на пляже. Купальный сезон был прерван: 83-я оказалась в Велиже. Там она вскоре перестала существовать: 15.000 офицеров и солдат остались в земле. Дивизия была сформирована заново из десяти маршевых батальонов. Эта вторая 83-я тоже была уничтожена. Около 3 000 были убиты, столько же сдались, среди них командир 277 пп подполковник фон Засс. Третья 83-я сражалась в Новосокольниках. Ей придали 547 пп. Третью ждала участь первых двух: в районе Маево ее разгромили.

61 пд лихо маршировала по Бельгии. Только у Тихвина она поняла, что такое война. Ее неоднократно пополняли. Летом 1943 года она была разбита у Синявина, а в январе 1944 года под Ленинградом. В 162 пп осталось 150 солдат, в 76 пп — 80.

28 пд впервые была разбита под Вязьмой. Ее остатки отправили во Францию, пополнили. Потом 28-ю уничтожили в Крыму. Снова пополнили. Новая 28-я. Эта погибла у Новгорода. Ее остатки слили с другой разбитой дивизией и отвели на отдых. Но отдыха не получилось — в районе Пустошки 28-я нашла свою могилу.

Я рассказал о дивизиях-ветеранах. Посмотрим на новые дивизии. 214 пд до марта 1944 г. не нюхала пороха: она находилась в резерве главного командования. Солдаты 214-й в Норвегии пили аквавиту. В марте генерал-лейтенант Хори об'явил офицерам: «Нас отправляют в Россию на самый спокойный участок. Мы сможем постепенно освоиться с военной обстановкой...» Судьба или точнее Красная Армия решила иначе. Пленный майор Гункель рассказывает: «Мне пришлось с пистолетом в руках гнаться за моими подчиненными, которые удирали. Создалась воистину чудовищная обстановка...» Так кончилась в районе Нарвы 214-я.

Танково-гренадерская дивизия «Фельдхеррнхалле» («Зал полководца») была сформирована летом 1942 г. В августе 1943 г. ее отправили на север Италии. Усмирять безоружное население было легко. И вдруг дивизия попала под Витебск. Там ее разгромили. Командир одного полка был убит, другого — тяжело ранен. В апреле «Фельдхеррнхалле» пыталась наступать в районе Нарвы. Ее ждала гибель.

Иностранные обозреватели любят подсчитывать число немецких дивизий. Но дивизия дивизии рознь. Сражаются не номера, а люди. Германская дивизия в 1941—42 гг. состояла из молодых солдат, достаточно воевавших, чтобы называться обстрелянными, но еще не узнавших надлома. Тех солдат больше нет. А «тотальники» начинают военную карьеру с плача, а кончают ее воем. Капитан Зельта отмечает: «Солдат 1944 года его четверть, а может быть и восьмушка солдата...» А наши бойцы говорят с усмешкой: «Фриц не тот...»

Я не преувеличивал и не преувеличиваю умственных способностей немецкого солдата, но какие-то азы начинают доходить до сознания этих тупоголовых существ. Так, Франц Фуснер говорит: «Только абсолютный идиот еще может верить в победу Германии», а Губерт Ганс деловито осведомляется: «Скажите, что будут делать русские, когда Красная Армия войдет в Берлин?» Дошло…

убей немца, смерть немецким оккупантам

Недавно капитал Эккерман, командир батальона, аккуратно передал русскому офицеру и двум красноармейцам 229 немецких солдат и офицеров. Он заявил: «Ничего не поделаешь — я убежден в разгроме Германии». Эккерман — цветок 1944 года, в прежние весны мы не видели таких капитанов.

Дело не в перемене мировоззрения, не в понимании стратегии, дипломатии, экономики. Дело в том запахе смерти, которым пропитана немецкая армия. Из тыла офицерам и солдатам пишут об одном: о разрушенных городах, убитых родственниках. А то и вовсе нет писем, и немец на фронте хорошо понимает, что значит молчание Берлина или Лейпцига. За один только день офицеры и солдаты 211 пд получили из Эссена свыше тысячи сообщений о гибели родных. Берлинцы из 189 пд говорят: «За что нам воевать? От наших домов остался мусор...»

Я приведу рассказ Альфреда Ионса из 83 пд. Он получил так называемый «бомбардировочный отпуск» и направился в свой Ганновер: «Главный вокзал разрушен. Я спросил полицейского, где комендатура. Он не знал, махнул рукой. Все кругом разрушено. Утром я увидел, что стало с городом: развалины. Только к вечеру я разыскал комендатуру, там я ничего не добился. Послали в полицию — и полиция в убежище. Там ничего не знали. Я искал братьев, сестер в южном районе города. Повсюду развалины и обезумевшие люди. На одиннадцатый день я случайно увидел мою тещу. Она не знала, где жена. Вот что я узнал потом. Когда бомбили, все пошли в убежище, там был кокс. От нагревания он стал выделять газы. Вдруг раздались выстрелы. Один фельдфебель, который с другими солдатами тщетно пытался завести кислородный прибор, застрелил свою мать, жену и себя. Мой сын задохся...». Я не знаю, что будет делать «офицер по руководству войсками в национал-социалистском духе», когда солдаты, услышав рассказ Альфреда Ионса, спросят: «Зачем мы сидим в Пскове?» Ведь из Германии доходят не мятежные идеи, не сомнения, а гарь и трупный смрад. Германия горит. Убийцы хрипят в агонии. И, прислушиваясь к хрипу Берлина или Ганновера, армия цепенеет.

Одно отвлекает немецкого офицера или солдата от мыслей о горящей Германии: ужас перед смертью. Еще год тому назад немецкий солдат думал о посылках, о военных крестах, о званиях. Огромные потери его опустошили. Война, казавшаяся лотереей — можно выиграть, или орлянкой — можно выиграть или проиграть, теперь обернулась одним — могилой.

Для офицеров это связано с ощущением силы Красной Армии. Комендант штаба 61 пд оказал офицерам: «Положение очень серьезное. Русские появляются совсем не тогда и не там, где их ждут». Майор Гункель говорит: «Русские прячутся на флангах, подстерегают нас в тылу. Мы никогда не знаем, откуда следует ожидать удара». А майор Ункрон писал в дневнике: «Наши отступают и на тех участках, где русские даже не думают наступать».

Что касается солдат, то они одержимы ужасом перед развязкой. Командир 385 пп полковник Фишер пишет в приказе: «Необходимо преодолеть так называемый «русский ужас». Наивные мечты — этот ужас растет в сознании немцев, как трава весной.

Передо мной любопытный документ. Это дневник артиллериста Густава Гафнера, в прошлом студента из Маннгейма. Он воевал с 1939 года, знал опьянение победы, кричал «Зиг Гейль». В дневнике его поражает одно: неотвязное ощущение смерти. Не нужно думать, что Густав Гафнер овечка. Он описывает те идиллические воспоминания, которым предаются немецкие артиллеристы.

«Гербель рассказывает. Помнишь Гренцгаузен? Как мы танцовали в замке? А девушек из керамической школы? Помнишь похождения покойного Пифке? Школу кухарок, учительницу и учениц? Напомню — была такая и недурная... Вот это была жизнь! И помнишь Брассье во Франции, испанку, дочь сторожа в замке Шамбор? Ох, и божественная была женщина! Но и в России — помнишь Хреновку, где Людт и Момме зашли в колхоз, сожгли его для того, чтобы выгнать старуху, а потом забраться к дочери?..»

Что и говорить — буколика: сожгли колхоз, чтобы забрать девушку... Однако это — воспоминания. Густав Гафнер живет другим: «У шоссе высокий березовый крест: кладбище нашего 256 полка. Он стоит, как живое существо.

что творили гитлеровцы с русскими прежде чем расстрелять, что творили гитлеровцы с русскими женщинами, зверства фашистов над женщинами, зверства фашистов над детьми, издевательства фашистов над мирным населением

Праздник кончается общим воем. Артиллеристы озверели. Дошло дело до драки… Бесконечно много крестов. Кресты превращаются в людей. Предостерегают, заклинают, приводят в отчаянье. Все мертвые явились. И Людвиг Фишер, окоченелый, с кровавой повязкой. И стрелок, который постоянно пел: «Теперь ...русских с громким «ура» и всё и всё минует тогда...». Боже мой, сколько мертвых! И лейтенант Вирт, и Циммер, и Гетц, и Рупп. Их тысячи, этих могил. Холодные, глубоко под снегом.

Обер-лейтенант Бургер заявил: «Если русские прорвутся, ни один из вас не уйдет от меня живым — всех пристрелю».

Опять сильный мороз. Смотрим: русские. Лучше замерзнуть... яркий лунный свет только усиливает эту ледяную тоску.

258 полк хоронит своих убитых. Изредка раздается залп.

Огонь захватил нас врасплох. Все окопы разрушены. Стоило начать немецкому пулемету стрелять, как через несколько секунд его подавляли противотанковые орудия и минометы... Очень большие потери...

Тешен умер в госпитале. Он мечтал получить легкое ранение, чтобы попасть домой. Связист 5-й батареи погиб, когда шел за супом. 110 пд хоронит своих. Они потеряли здесь 700 человек. Мне хочется кричать — это сумасшествие! Неужели Тешен мертв? Этот маленький, юркий, нахальный паренек? Звезды на небе. А Тешена больше нет. Он всегда был голодный. Варнка из Штеттина арестовали за кражу посылок. Солдаты никак не могут наесться досыта.

Раабе отправили в госпиталь. Его тело опять покрылось нарывами. Ну, и нестерпимая была вонь. Как от трупа... Маленький грязный жучок — Раабе. Повар из 11 батареи надувает нас. Кислая капуста и больше ничего. Нас тошнит.

Обер-лейтенант жутко издевается над вахтмейстером Губером. А унтер-офицер Гейне слюнтяй и подхалим. О, немецкая военщина, лучше помолчи о чувстве товарищества!

Россия чересчур велика. Чуда больше никто не ожидает...

Что еще осталось от моего Маннгейма?.. Россия, безграничная страна, когда же ты нас отсюда выпустишь?..

Письма. Вилли Зейберт угодил на тот свет в день своей свадьбы. Эрнсту Думмелю хорошо: попал в английский плен. Эрнст Кнехт погиб на востоке. Вот и все товарищи, с которыми я вырос. Когда мама мне писала, сидя в убежище, над Карл-Рейссплатцем был сбит американский бомбардировщик. У Губера всё уничтожено... Нам дали по бутылке водки. Она подействовала ужасно. Весь штаб валяется пьяный. Циммермон, все унтер-офицеры — в доску, даже часовые и офицеры тоже. Ночью без конца слышно, как всех рвет. Пол в блевотине. Одеяла, вещи, всё замызгано. Ужасная вонь.

Лоштиак рассказывает, как он возле Барановичей приказал повесить 11 русских, в том числе одну женщину. Это дело его маршевого батальона. Ужас и ужас! Белыми призраками стоят кресты нашего кладбища...

Ласточки над могилами немецких солдат. Надпись: «Здесь покоится неизвестный немецкий солдат». На самом деле здесь их пятьдесят неизвестных в одной могиле.

Русские девушки должны работать на укреплениях. Некоторые злобно смотрят на нас. Радио передает: «Сутки с тобой и с любовью».

Ураганный огонь русских. Господи боже, ужасный страх смерти! Пять дней ада. Дрожим и глубже зарываемся. Все черны, как негры. Тяжело раненые валяются, стонут, потом замолкают. Грязь, смешанная с кровью. Некоторые трупы стоят. Капитан Массерт тяжело ранен гранатой. Кульман, наш радист — прямое попадание. От него ничего не осталось. Клейн ранен. У Бауера, который сменил меня, оторвало обе руки. Некоторые умирают без ног. Ров наполнен неописуемым чадом смерти. Русский без перерыва атакует. Снаряды воют. Нет больше мира, только дыра. Гранаты и кровь. Вой, испуг, стон, дым, грязь. Всё черно. Трупы мякнут. Мухам и мышам раздолье. Мы прячемся среди мертвых, чтобы жить. Но смрад убивает. Мы залезаем еще глубже, мы сами воняем. Когда прыгаешь на мертвых, они пружинят. У одного видна только задница, она становится всё более выпуклой. И опять атакуют русские. О, если бы не дышать этим смрадом! Если мы выберемся живыми, ничто нас в жизни больше не тронет...»

На этом кончается дневник Густава Гафнера: он не выбрался. Не выберутся и другие. Они мертвы уже до смерти. Есть в строках этого дневника нечто более страшное, чем огонь артиллерии: душевная мертвечина автора. Он хорошо ее передал. Одиннадцать повешенных, женщины, холод, колхоз, сожженный факельщиком дон жуаном, шнапс, блевотина, ужас в кресты, кресты. Я недавно писал об альбоме фотографий: его владелец кончил тем, что снимал только кресты. Так и Густав Гафнер неизменно возвращался к смерти. Он не мог от нее уйти. Не было в нем любви к товарищам. Один из них, распухший, уже смердел, как труп. Ни одного просвета, никакой облагораживающей мысли. Зачем он пришел к нам, он и его соотечественники? Он ведь тупо спрашивал, когда его отпустит Россия. Он пришел, как муха, как мышь — грызть, сосать, жить жизнью паразита. Настала расплата. Не угрызения совести мучают немцев: страх. Выслушав рассказ об одиннадцати повешенных, Густав Гафнер приписал: «Ужас и ужас». Он не был пристыжен, он был испуган: он понял, что петля ждет висельника.

Я не случайно начал с сухого описания дивизий и кончил животным воем Густава Гафнера. Это — о том же: об омертвении немецкой армии. Мы теперь видим, что сделали наши войска в самые трудные дни 1941—1942 года. Часто говорят: мы тогда выстояли. Да. Но мы не только выстояли: мы подготовили теперешнюю слабость германской армии. Мы ее начали расшатывать 22 июня 1941 года. Каждый немец, убитый в те годы, как трупный яд, отравлял сердца своих живых товарищей. Мы не разбудили совести немцев. Мы не открыли им глаз. Мы их заворожили смертью, которая пряталась за каждым кустом, за каждой избой, за каждым поворотом дороги.

Армия смерти — вот немецкая армия. Прежде она несла миру смерть, теперь смерть в ней самой. Они неслучайно любят черепа, как эмблему. Они думали превратить мир в кладбище, а самим резвиться, пить шнапс, блевать. Конец иной: Германия стала кладбищем, а кресты на русской земле — это тени мертвой Германии. Конечно, и в Корсуни и в Тарнополе немцы отчаянно оборонялись: зверь не хочет умереть. Конечно, есть у них и хорошая техника, и командиры, и дисциплина. Конечно, еще сильна боеспособность германской армии. Но душа этой армии мертва. Мы расчистили нашим союзникам дорогу: германскую армию, еще недавно победоносную, мы превратила в армию отчаянья. Мы приняли удар сильных завоевателей. Мы предоставляем нашим союзникам немецкие дивизии, составленные из воюющих смертников.

Эта поздняя весна насыщена электричеством. В мае 1943 года люди еще спрашивали друг друга: «Что будут делать немцы?» Это кажется далекой историей. Теперь люди спрашивают другое: что будут делать с немцами? Пора освободить мир от этой армии живых мертвецов, еще жестоких и бездушных, но уже подавленных и сломленных! Пора очистить мир! Пусть это услышат все. А Красная Армия, армия жизни выполнит свой долг. // Илья Эренбург.
______________________________________________
И.Эренбург: Немцы 1944 ("Красная звезда", СССР)**
К.Симонов: Немец с «Фердинанда»* ("Красная звезда", СССР)*


************************************************************************************************************
В ДРЕВНЕМ НОВГОРОДЕ


НОВГОРОД, 24 мая. (ТАСС). Более 70 историко-художественных архитектурных памятников древнего Новгорода пострадало от немецких оккупантов. 10 мая начались работы по предохранению этих памятников от дальнейшего разрушения. Крыша Софийского собора, заваленная кирпичом и камнем разрушенных глав, очищена. Восстанавливается крыша над пробитыми сводами. Такие же работы ведутся в церкви Спаса Преображения, знаменитой своими фресками XIV века. Очищен от мусора Николо-Дворищенский собор постройки XII века. В церкви Спаса-Нередицы погибло 90 процентов стенной живописи. На остатках стен сохранились лишь отдельные фрагменты фресок XII века. Для них сделаны сейчас временные укрытия. В ближайшее время начнутся работы в соборах Антониева и Юрьева монастырей, церкви Федора Стратилата и др.

По решению исполкома Ленинградского областного Совета депутатов трудящихся в нынешнем году будет восстановлен памятник тысячелетия России.


************************************************************************************************************
Новая басня про старого лжеца


... Какой-то дворянин (а может быть, и князь), с приятелем своим пешком гуляя в поле, расхвастался о том, где он бывал, и к былям небылиц без счету прилыгал. (И.А.Крылов. «Лжец»).

«Во время одной из поездок к генералу Роммелю он и корреспондент подошли якобы к небольшой полянке, усеянной цветами. Корреспондент воскликнул: «Чудесно!».. Роммель на это возразил: «Чудесно, и особенно, если подумать, что под этими цветами заложено 50 тысяч мин!». (Из газет).

Фон Роммель, старый лжец,
Который некогда грозился взять Суэц,
С корреспондентами гуляя в чистом поле,
Рассказывал про европейский вал
И к былям небылиц без счету прилыгал:
— Вы видите, друзья, цветут здесь каприфоли,
Ромашки, ландыши и тмин, и бальзамин.
А под корнями их — два миллиарда мин!

— Смотрите, на лугу траву жует корова.
Даю вам слово,
Что минами она у нас начинена.
И, если ток включить, взрывается она.

Мы всё минируем — от хлева до овина.
Вот немка к нам идет. — Как ваше имя?
— Минна!..
Услышав сей ответ, пугливый журналист
От Минны бросился бежать, дрожа, как лист,
И больше к Роммелю не ходит на беседы,
Боясь коровьих мин и женщины-торпеды.

* * *

У басенки моей простейшая мораль:
Границы должен знать и самый пылкий враль.
Пускай припомнит он один закон старинный, —
Что при плохой игре не помогают мины.

С.МАРШАК.


************************************************************************************************************
ПОДВИГ САПЕРА ПАВЛА ФУРМАНОВА


ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 24 мая. (По телеграфу от наш. корр.). Это произошло так. Группа сапер под командой старшего сержанта Сергеева ночью сделала проходы в минном поле противника и подкралась к его проволочному заграждению. Однако неоднократные попытки подготовить проходы оказались безуспешными. Немцы держались настороженно и на малейший шум открывали по саперам сильный пулеметный огонь, заставляя их залечь.

Положение создалось тяжелое, напряженное. Возникала угроза, что саперам не удастся в срок сделать проходы. В эти минуты бесстрашие, презрение к смерти проявил красноармеец Павел Фурманов. Он решил отвлечь огонь немцев на себя.

Красноармеец Фурманов быстро отполз на несколько десятков метров в сторону, по еще не разминированному участку минного поля и стал громко лязгать ножницами проволоку. Замысел отважного воина удался. Услышав шум, немцы перенесли весь огонь сюда. Саперы тотчас использовали благоприятный момент и быстро проложили проходы в проволочном заграждении.

Комсомолец Павел Фурманов партизан, а затем боец, награжденный медалью «За отвагу», погиб, настигнутый вражеской пулей. Он отдал свою жизнь во имя победы над врагом. На рассвете советские пехотинцы, поддержанные танками, ринулись в сделанные саперами проходы и выбили врага из его траншей.

☆ ☆ ☆

ИЗУЧЕНИЕ ОПЫТА ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

1-й ПРИБАЛТИЙСКИЙ ФРОНТ, 24 мая (По телеграфу от наш. корр.). В N соединении состоялось совещание офицеров, работающих по изучению, обобщению и использованию опыта Отечественной войны.

Доклады с мест, многочисленные факты, приведенные офицерами, показывают, что постановка работы по обобщению опыта войны значительно улучшилась. Накопленный опыт изучается теперь более тщательно и глубоко, тема избирается наиболее поучительная и важная. С целью популяризации передового опыта практикуется выпуск информационных бюллетеней, которые заполняются в значительной степени статьями офицеров, руководивших боями.

На совещании приводились также примеры формальной работы. В Н-ском соединении, например, майор Фельдман и руководимые им офицеры прошли мимо ряда интересных операций, не обобщили их, не передали боевой опыт войскам.

Подводя итог выступлениям с мест, подполковник Крылов справедливо обратил внимание на то, что в ряде случаев операцию начинают изучать с большим опозданием, процесс изучения длится слишком долго, и это приводит к тому, что ценный сам по себе материал теряет свою актуальность.

Участники совещания не только обменялись опытом работы, но и заслушали ряд докладов по различным вопросам боевых действий наших войск и тактики войск противника.

☆ ☆ ☆

ДЛЯ СЕМЕЙ ФРОНТОВИКОВ

АКТЮБИНСК, 24 мая. (От наш. корр.). С большим успехом в Актюбинской области прошел месячник помощи семьям фронтовиков. От местной промышленности поступило за время месячника в фонд помощи семьям фронтовиков на 310 тысяч рублей трикотажных изделий, сотни пар обуви, тысяча килограммов мыла. Для семей фронтовиков собрано 450 центнеров хлебопродуктов, 1.120 центнеров мяса, 215 тысяч литров молока, много рыбы и дичи.

В настоящее время в районах области работает около четырехсот столовых, которые обслуживают несколько тысяч семей фронтовиков и инвалидов Отечественной войны.

☆ ☆ ☆

НАГРАЖДЕНИЕ ЗА ОБРАЗЦОВОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ПАССАЖИРОВ

На станции Ташкент образцово поставлено культурно-бытовое обслуживание проезжающих бойцов и офицеров. Здесь хорошо работают военно-продовольственный и агитационный пункты. Исключительная забота проявляется о раненых бойцах Красной Армии.

Начальник тыла Красной Армии генерал армии А.Хрулев издал специальный приказ об организации питания и обслуживания военнослужащих военно-продовольственным и агитационным пунктами станции Ташкент. За успешную деятельность генерал армии А.Хрулев наградил ценными подарками начальника передвижения войск по Ташкентской железной дороги полковника Литвинова, его заместителя, майора Халяпина, военного коменданта железнодорожного участка инженер-капитана Никитина, начальника агитпункта станции Ташкент майора Алешкина и заместителя начальника военпродпункта станции Ташкент старшего лейтенанта Винокурова.

Кроме того группа офицеров, рядовых и вольнонаемных работников станции Ташкент награждена денежными премиями.

☆ ☆ ☆

НАУЧНОЕ СОВЕЩАНИЕ ВОЕННЫХ ВРАЧЕЙ

КАРЕЛЬСКИЙ ФРОНТ, 24 мая. (По телеграфу от наш. корр.). Состоялось фронтовое научное совещание военных врачей. Задача совещания — обобщить опыт медицинского обслуживания раненых и санитарного обеспечения войск в наступательной операции. С большим интересом участники совещания заслушали доклады: полковника медицинской службы Скрылева — «Об основных задачах лечебно-эвакуационного обеспечения войск наступления», профессора полковника медицинской службы Д.Вишневского — «О некоторых вопросах организации хирургической работы на этапах санитарной эвакуации» и профессора полковника медицинской службы Н.Молчанова — «Об организации терапевтической помощи в период наступления».

В конце совещания полковник медицинской службы А.Вишневский продемонстрировал хирургам применение метода местной анестезии при сложной и опасной операции. На операционном столе лежал раненый боец, у которого пуля застряла в средостении между сердцем и пищеводом. При движении и поворотах больного пуля, находившаяся рядом с сердцем, вызывала сильные боли. С большим искусством полковник медицинской службы А.Вишневский извлек пулю. Опасная и сложная операция увенчалась успехом, жизнь бойца была спасена. По общему мнению специалистов эта операция является весьма редкой.

Полковник медицинской службы Н.Молчанов в своем докладе отметил необходимость более активного участия врачей-терапевтов в лечении раненых, так как обычно тяжелые ранения, особенно в условиях Севера, приводят к тем или иным сопутствующим им заболеваниям внутренних органов. Как показывает опыт, согласованная работа хирурга и терапевта приводит к быстрому выздоровлению раненых и ускоряет возвращение их в строй.

Фронтовое совещание военных врачей прошло на высоком научном уровне. В заключение совещания выступил командующий, поставивший перед медицинскими работниками ряд практических задач.


************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Оперативная сводка за 24 мая

В течение 24 мая на фронтах существенных изменений не произошло.

За 23 мая наши войска подбили и уничтожили 27 немецких танков и самоходных орудий. В воздушных боях и огнем зенитной артиллерии сбито 9 самолетов противника.

* * *

Северо-западнее города Тирасполь противник утром атаковал позиции гвардейской части. Советские бойцы встретили немцев артиллерийско-минометным и пулеметным огнем и вынудили их поспешно отойти. В течение дня немцы предприняли еще четыре атаки, но успеха не добились. На поле боя осталось до 400 вражеских трупов. Подбито и сожжено 20 немецких танков и 4 самоходных орудия. Уничтожены 3 бронемашины, 40 автомашин и 15 повозок. Взяты пленные.

* * *

На одном участке 2-го Украинского фронта немецкая артиллерийская батарея обстреливала наши позиции. Старший сержант Сахаров с группой бойцов пробрался в тыл противника и внезапно напал на гитлеровцев. В короткой схватке наши бойцы уничтожили немецких артиллеристов и взорвали орудия противника. На другом участке гвардии рядовой Федор Залеский с группой разведчиков ворвался в село, занятое противником. Разведчики уничтожили 6 немцев и, захватив двух пленных, благополучно вернулись в свою часть.

* * *

Юго-восточнее города Станислав противник на отдельных участках пытался вести разведку боем. Вражеские подразделения были рассеяны раньше, чем они достигли переднего края нашей обороны.

* * *

Западнее города Мозырь снайперы младший лейтенант Чикаш и ефрейтор Самохин ночью вышли на нейтральную зону и залегли недалеко от немецких позиций. Утром на дороге в тылу у врага показалась походная кухня. Одним выстрелом Самохин убил немца, сидевшего на передке кухни. Через некоторое время Чикаш убил подбегавшего к кухне гитлеровца, а Самохин уничтожил двух немцев, шедших по дороге с котелками в руках. Всего в течение дня два снайпера уничтожили 19 гитлеровцев.

* * *

23 мая кораблями Черноморского флота потоплена немецкая подводная лодка.

* * *

Партизанский отряд, действующий в Витебской области, напал на немецкий гарнизон в одном населенном пункте. Советские патриоты уничтожили более 100 немецких оккупантов и взорвали три военных склада. Другой партизанский отряд за последние дни пустил под откос 6 воинских эшелонов противника. Кроме того, партизаны этого отряда взорвали на шоссейных и грунтовых дорогах 27 грузовых и 5 легковых автомашин, 14 повозок и вырезали несколько километров телеграфно-телефонной линии связи противника.

* * *

На сторону Красной Армии перешла группа артиллеристов 1 венгерской горно-стрелковой бригады. Перебежчики сообщили следующее: «Наш отряд, в количестве 50 человек, охранял склад боеприпасов. Русские автоматчики приблизились к складу. Сержант Имре Бор запретил нам стрелять в русских и предложил организованно сдаться в плен. Все солдаты с радостью поддержали сержанта. До от’езда на фронт мы видели, как немцы оккупировали и грабили Венгрию. Никто из нас не хотел сложить свою голову за Гитлера».

Пленный лейтенант 2 венгерской дивизии Пал Малейтер сообщил: «Нашей дивизией фактически командуют немцы. Венгерские офицеры находятся на побегушках у немцев и без позволения немецких контролеров ничего не могут делать».

* * *

В сводке немецкого командования, опубликованной 23 мая, говорится, что южнее Дубоссары немецкие войска будто бы уничтожили «несколько советских стрелковых дивизий и одну танковую бригаду».

В этом немецком сообщении нет ни слова правды. Уже больше месяца на участке фронта южнее Дубоссары не было ни одного крупного сражения, и только на отдельных участках происходили бои местного значения. С советской стороны в этих боях участвовали незначительные силы. Стало быть, немцы никак не могли уничтожить и, разумеется, не уничтожили «несколько стрелковых дивизий и одну танковую бригаду». Таким образом, это сообщение является плодом больного воображения брехунов из ставки Гитлера. Вот уже более полутора лет гитлеровцы не могут похвастаться ни одной победой, добытой ими на поле боя. С тех пор они сочиняют всевозможные небылицы об успехах немецких войск, пытаясь тем самым хоть немного приободрить своих упавших духом солдат и население Германии. О вралях из ставки Гитлера можно сказать: «Пустая мельница и без ветру мелет». // Совинформбюро.

________________________________________________
Учиться у русских ("Известия", СССР)**
И.Эренбург: Армия жизни ("Красная звезда", СССР)
Отчет о России и русских ("The New York Times", США)
Боевой дух Красной Армии ("The New York Times", США)
Солдат, который не сдается ("The New York Times", США) **
Сергей – боец Красной Армии ("The New York Times", США)
Человек, который остановил Гитлера ("The New York Times", США)
Й.Геббельс: О так называемой русской душе ("Das Reich", Германия)

Газета «Красная Звезда» №123 (5803), 25 мая 1944 года
Tags: 1944, Илья Эренбург, С.Маршак, Совинформбюро, весна 1944, газета «Красная звезда», май 1944
Subscribe

Posts from This Journal “1944” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments