Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Твой час наступает, Германия!

газета «Известия», 1 февраля 1945 годаЕ.Кригер || «Известия» №26, 1 февраля 1945 года

Героические полки Красной Армии ведут наступление на немецкой земле. Бои идут в Восточной Пруссии, в Силезии, в Померании. Вчера советские войска пересекли германскую границу и вторглись в пределы Бранденбургской провинции.

Слава доблестным советским воинам, штурмующим логово фашистского зверя!



# Все статьи за 1 февраля 1945 года.



(От специального военного корреспондента «Известий»)

«Известия», 1 февраля 1945 года

В снежных буранах советский боец идёт через Восточную Пруссию, по холмам Силезии, по болотам Померании, по изрытой каналами земле Бранденбурга. Позади остались пограничные столбы и надписи — «Германия». Позади остались районы оборонительных сооружений — линии траншей, дотов и дзотов — надежда Германии. Советская артиллерия похоронила эту надежду. Нескончаемые могилы тянутся теперь через район вражеской обороны. В них лежат немцы — рядами, шеренгами. Они не успели подняться, выскочить, убежать. Они не успели даже испугаться. Советская артиллерия дала им время только на то, чтобы умереть. И они умирали целыми траншеями сразу.

Страшно выглядит земля, вздыбленная десятками тысяч советских снарядов. Земля нашего мщения, нашего великого гнева. Ночью артиллеристы выкатили орудия почти вплотную к немецким позициям. Это делалось в тишине с затаенным дыханием, и немцы не услышали, как надвинулась на них смерть в пушечных жерлах. Пришел рассвет. Многие немцы так и не увидели солнца в то утро. Рассвет вставал для них, как обычно, с востока, но не в солнечных лучах, а в пламени канонады, небывалой, неслыханной, затмившей всё, что делалось до сих пор силами артиллерии. На советских часах был ранний утренний час, но для немцев началась черная ночь поражения.

Приятно видеть мертвого пруссака на его собственной земле — за Тильзитом и Гумбинненом, невдалеке от Кенигсберга, на дороге, ведущей к Берлину. Война вернулась на землю, ее породившую. Тесно теперь мертвому пруссаку, тесно в немецкой траншее: труп стынет на трупе. Черный снег. Пепел. И на западе — багровый край неба, огненная линия нашего наступления. Туда уходит война.

На сердце у нас — июньское воскресенье сорок первого года, пылающий Минск, кровь детей на дорожной пыли. Немецкие бомбы над толпами беженцев. Теперь мы загнали порожденную немцами войну в их же собственное логово. Горит Инстербург, подожженный германскими зажигательными снарядами. Пух из немецких перин носится в воздухе. В перины с головой зарывались оставшиеся немецкие автоматчики. Их добывали оттуда штыками. Перинная пуховая пурга шумит в пустом Инстербурге. Пусть пламя возмездия гложет его, — мы помним о Минске, Киеве, о Смоленске, о Вязьме! Немец сжигает теперь свои города.

Дорога на Кенигсберг. Немцы гордились своими дорогами. Для нас они оказались узки. Советское наступление идет густыми потоками войск. Дороги Пруссии, на которых с трудом разойдутся две встречные машины, не вмещают бесконечных колонн нашей техники. Автомобили, орудия, самоходные пушки, транспортеры движутся в два-три ряда, колесами выглаживая себе путь за обочинами немецких дорог. Вслед за войсками идут восстановительные отряды железнодорожников. Поезд, вышедший из Москвы, скоро придёт в Кенигсберг.

Так начинается год. На пути немецкого отступления наши солдаты находят брошенные штабами противника папки с приказами, воззваниями. Как месяц назад пруссаки представляли себе начало нового года? Тогда они сидели еще в траншеях и укреплениях. В своем обращении к солдатам центральной группы германских армий генерал-полковник Рейнгардт восклицал:

— Врагу пришлось похоронить свои надежды на возможность подавить и победить нас в этом году. Мы еще живы, и сегодня, на границах империи наш фронт прочнее, чем в любую другую зиму на Восточном фронте.

Немцы помнят все прошлые зимы войны. Зима сорок первого года — удар под Москвой. Зима сорок второго года — удар Сталинграда. Зима сорок третьего года — удар за ударом за Днепром, за Киевом, за Житомиром, за Ровно, за Луцком. В зимний день тридцать первого декабря сорок четвертого года генерал-полковник Рейнгардт прорицал за сорока пятью линиями германских траншей:

— Имеется достаточно признаков того, что кризис преодолен. Теперь наш час снова настал. Наши товарищи на западе снова перешли в наступление. Весь мир поражен, а враг с ужасом и растерянностью наблюдает новый расцвет нашей силы.

О том, что час для немцев снова настал, лучше Рейнгардта знал советский боец, который в тишине подкатывал орудия к переднему краю в те самые минуты, когда командующий центральной группой германских армий продолжал вещать:

— Солдатам Восточного фронта фюрер также в нужный момент бросит лозунг — вперед! С горячим желанием мы ожидаем этого великого часа. Солдаты! Мы можем с гордо поднятой головой, с полной и твердой уверенностью в победе вступить в новый год борьбы — 1945. Для нас существует лишь одна заповедь: «победа или смерть».

Из этого лозунга советские бойцы оставили для немцев только последнюю часть его — смерть!

Победу они взяли себе.

Роскошные новогодние прорицания командующего центральной группой германских армий хорошо дополняет перехваченный на-днях разговор по радио между командиром 13-го германского мотополка и командиром 5-й германской дивизии генерал-лейтенантом Деккером. Привожу его полностью:

Полк: Советы успокоились. Линия фронта ровная.

Через час.

Полк: Солдаты бегут.

Дивизия: Держитесь до конца!

Полк: Солдаты бегут. Удержаться не могу.

Дивизия: Выбирайте лучший рубеж и постепенно отходите.

Полк: Отошел на четыреста метров.

Дивизия: Передайте солдатам, что на нас напали со всех сторон. Не отходить ни на шаг. Стоять до последнего солдата. Посылаю три группы подкреплений, двенадцать танков наготове, помогаю авиацией.

Полк: Посылайте их слева. Солдаты самовольно отходят. Не могу их удержать.

Дивизия: Снимаю с командования полком. Доставить его ко мне под оружием. Назначаю Фридриха Вергард. Передайте ему, чтобы воевал так, как Вильгельм.

Полк: Мотополк уничтожен. Остались единицы. Убитых увозят автомашины, и всю технику тянут назад.

Рядовой немецкий солдат из 11-й роты 1-го пехотного полка 1-й пехотной дивизии Эрнст Джубиль еще более трезво смотрит на вещи, чем его командиры.

— Я не успел надеть ботинки, как все кругом задрожало от взрывов. Это был настоящий ад. От страха я стал молиться. Я прочитал несколько раз «Отче наш». Огонь русских не утихал. Казалось, что небо обрушилось на землю. Я спрятался в яме, где меня и взяли в плен.

Когда-то немцы писали подробные инструкции о том, какое добро следует в первую очередь тащить из России в Германию. Теперь они пишут другие инструкции: что в первую очередь нужно спасать при бегстве. Указаны пишущие машинки, радиоприемники, электроустановки и т.д. и т.п. Нехватает, кажется, только ночных горшков. В Тильзите и в Рагните наши бойцы находили возле обывательских домов снятые и приготовленные для отправки газовые счетчики. Все счетчики лежали у каждого дома на одном и том же месте — с левой стороны крыльца. Немцы всегда остаются немцами. Все было предусмотрено для методической, по-немецки аккуратной эвакуации. Дело стало за малым: нехватило времени. Русский солдат не дал времени аккуратному немцу. Что там газовые счетчики, — многие немецкие города пришлось оставить. На дорогах, ведущих в Берлин, тесно от беженцев. Вот письмо одной немки: «Спальня фрау теперь рядом с нами. Живут они в столовой и гостиной, а в прежней их спальне живут беженцы. Их более трехсот в этом доме. К сожалению, так много жалоб на кражи! У этой молодой женщины и у ее родителей украли швейную машину, новую кровать и кожаное пальто. Фрау Мюллер слышала в городе, что солдаты присылали из Восточной Пруссии много посылок в империю. Увы, дорогой. Ты представляешь, что это значит?! Впрочем, ты ведь помнишь, что творилось у нас во время воздушного налета. Как низко пали люди. Порядочных и честных людей очень мало на свете. Когда мы получаем от тебя посылку с табаком и сигаретами, то это нас радует. Но от чужого добра мы отказываемся. Мы хотим спать спокойно».

Немецкая фрау почуяла, что дело дошло до расправы с гитлеровским вором. Теперь, когда советские армии схватили вора за шиворот в его собственном логове, она готова отказаться от чужого добра. Она хочет спать спокойно.

Поздно!

В свалке повального отступления, в ямах, куда загоняет немцев советский снаряд, они крадут последний кусок друг у друга и гложут друг друга, как загнанные в клетку шакалы.

Теперь наш час снова настал! — вопили недавно германские генералы. Верно! Пришел час расплаты с Германией. В снежных буранах русский солдат идет через Восточную Пруссию, Силезию, Померанию, Бранденбург, — впереди Берлин. //Евгений Кригер. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.


*********************************************************************************************************************
«Блуждающие котлы»

В своем обращении к солдатам Восточного фронта начальник генерального штаба немецкой армии генерал-полковник Гудериан заявил: «От берегов Вислы в ее среднем течении наши «блуждающие котлы» движутся на запад».

☆ ☆ ☆

Пришлося миру увидать
Шедевр немецкого «парада»:
Котлы!.. Котлы!.. Котлы «блуждать»
Пустилися со Сталинграда.

С тех пор усиленно росло
«Котлов блуждающих» число.
От их «блужданий» много-ль толка?
Попавши в сети — не из шёлка! —
В них застревал весь наш «улов».
Из всех разгромленных котлов
Не уцелело и осколка!

Теперь котлов уже не счесть.
Их ждёт такая ж точно честь.
Их список длинный исполинским
Котлом закончится — «берлинским»!

Ему — мы можем утверждать —
Уж будет некуда «блуждать»,
Придется приговора ждать.
В тот час — сомнений нет — в Берлине
Не станет Гитлера в помине:

Конца страшася своего,
Он, потемнее выбрав ночку,
«Блуждать» умчится в одиночку, —
Но и «блужданию» его
Сумеем мы поставить точку!

Его подручных палачей
Не защитит покров ничей.
Фашизм — чума, наш долг (врачей!)
Навек убить его живучесть,
Хотя бы тысячи плачей
Его оплакивали участь!

Д.Боевой.

___________________________________
М.Мержанов: Торжество победы ("Правда", СССР)
Раздавить фашистскую гадину! ("Красная звезда", СССР)
Пламя войны бушует на немецкой земле ("Правда", СССР)
Красная Армия в немецкой Померании! ("Известия", СССР)
Красная Армия штурмует фашистское логово ("Известия", СССР)

Газета «Известия» №26 (8636), 1 февраля 1945 года
Tags: 1945, Германия в ВОВ, Евгений Кригер, газета «Известия», зима 1945, февраль 1945
Subscribe

Posts from This Journal “февраль 1945” Tag

  • Илья Эренбург. В Германии**

    И.Эренбург || « Красная звезда» №47, 25 февраля 1945 года На четвертом году войны Красная Армия стала крепче и сильнее, чем когда бы то ни…

  • Илья Эренбург. В Германии*

    И.Эренбург || « Красная звезда» №45, 23 февраля 1945 года Да здравствует победоносная Красная Армия! Под знаменем Ленина, под водительством…

  • В Германии

    Б.Горбатов, О.Курганов || « Правда» №46, 23 февраля 1945 года В великих битвах Отечественной войны против немецкого нашествия Красная Армия…

  • «Известия» 1-28 февраля 1945 года

    « Красная звезда», СССР. « Известия», СССР. « Правда», СССР. « Time», США. « The Times», Великобритания. « The New York Times», США.…

  • «Красная звезда» 1-28 февраля 1945 года

    « Красная звезда», СССР. « Известия», СССР. « Правда», СССР. « Time», США. « The Times», Великобритания. « The New York Times», США.…

  • Илья Эренбург. В Германии

    И.Эренбург || « Красная звезда» №44, 22 февраля 1945 года Слава советским войскам, разбившим вражеские армии в Восточной Пруссии и громящим…

  • В.Гроссман. Дорога на Берлин

    В.Гроссман || « Красная звезда» №49, 28 февраля 1945 года Войска 2-го Белорусского фронта сломили сопротивление противника западнее города…

  • Рейд танков к морю

    Н.Шванков || « Красная звезда» №49, 28 февраля 1945 года Войска 2-го Белорусского фронта сломили сопротивление противника западнее города…

  • В.Гроссман. Дорога на Берлин

    В.Гроссман || « Красная звезда» №38, 15 февраля 1945 года Войска 1-го Украинского фронта с боем овладели городами немецкой Силезии…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments