Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Отбить наступление немцев на Сталинград!

«Красная звезда» №208, 4 сентября 1942 года

Защитники Сталинграда! Напрягайте все силы, чтобы отбить натиск врага. Беспощадно истребляйте гитлеровцев, рвущихся к волжской твердыне. До последней капли крови деритесь за наш Сталинград!



# Все статьи за 4 сентября 1942 года.



«Красная звезда», 4 сентября 1942 года

Обстановка под Сталинградом остается напряженной. Бои, разыгравшиеся северо-западнее и юго-западнее Сталинграда, не имеют себе равных по количеству введенных в действие сил с обеих сторон и по ожесточению.

Немцы еще в начале своего наступления на Юге поставили себе целью захват Сталинграда. Поэтому они с такой настойчивостью бросали крупные силы к излучине Дона, стремясь вырваться на подступы к городу. К этому же был направлен нажим со стороны Котельниково.

Больше месяца шли упорные бои в излучине Дона. Стойкость советских войск, их сильные контрудары разбили первоначальные планы немцев. Немецко-фашистские войска несли огромные потери. Как стало известно из захваченных нашими частями приказов, Гитлер выражал недовольство провалом плана операций и требовал любой ценой взять Сталинград.

Сосредоточив на этом участке фронта около 25 дивизий, из них много танковых, немцы, не считаясь с потерями, усилили свои атаки. Им удалось форсировать Дон. Продвинувшись от реки на северо-восток, немцы повернули затем в район северо-западнее Сталинграда. Создав сильные очаги обороны, сопротивляющиеся фланговым ударам наших частей, немцы в то же время продолжают свои атаки.

Значительно более серьезное положение создалось к юго-западу от Сталинграда. Крупными силами танков и мотопехоты немцам удалось прорваться в глубь нашей обороны. Стойкое, самоотверженное сопротивление наших частей наносит огромный урон врагу. Но немецкое командование бросает на сталинградский участок фронта все новые и новые силы. Стремясь во что бы то ни стало овладеть Сталинградом, немцы ввели в бой около тысячи самолетов, в том числе переброшенных с Запада, массу танков, стягивают отовсюду свежие дивизии для пополнения своих изрядно потрепанных ударных группировок. Установлено, что под Сталинградом дерутся летчики, переброшенные из Египта, войска, прибывшие из Франции.

Значение Сталинграда, как города, стоящего на стыке Юга и Востока, на перекрестке важнейших водных и железнодорожных путей, — огромно. Сталинград — это сердце волжского бассейна, ворота к Каспию. Здесь проходят на север караваны судов с нефтью и хлебом. Сталинград — это твердыня на великой водной магистрали, связывающей страну с Кавказом и Закавказьем.

Нельзя позволить врагу перерезать жизненную артерию страны, оторвать от тела родины богатейшие области юго-востока, утвердиться на Волге! Священная тревога за Сталинград должна поднять ярость наших воинов для беззаветной борьбы с врагом. Долгие дни и недели сдерживали наши герои движение немцев к Волге. Лучшие сыны родины отдали свои жизни, чтобы остановить врага. Сотнями сожженных и изуродованных немецких танков, трупами десятков тысяч гитлеровцев усеяны приволжские степи. Значит немцев остановить можно, значит можно отстоять Сталинград, значит можно отбросить и разбить немецко-фашистские орды!

Там, где создана несокрушимая оборона, где защитники боевого рубежа полны решимости умереть, но не пропустить врага, — никакое преимущество в танках, никакое воздействие с воздуха не помогает немцам. В боях за Сталинград многие части Красной Армии проявляют выдающийся героизм и стойкость. Примером могут служить гвардейская дивизия, которой командует генерал-майор Глазков, и стрелковая дивизия под командованием полковника Людникова. Упорно защищая подступы к Сталинграду, мужественные воины этих дивизий беспощадно уничтожают немцев и уничтожают их технику. Мы сообщали вчера о замечательном подвиге 33 бойцов, командиров и политработников, отразивших атаку 70 немецких танков. Младший политрук Евстифеев, лейтенант Стрелков, заместитель политрука Ковалев и старшина Пуказов возглавили героев, которые пехотным оружием уничтожили 27 вражеских машин, остальные обратили в бегство. У этих защитников Сталинграда не было страха перед закованным в броню врагом и они победили его своей смелостью и отвагой. В руках храбрецов все превратилось в смертоносное оружие против танков. Младший сержант Пасхальный бутылками с горючей смесью сжег 3 танка, младший политрук Евстифеев шестью выстрелами из противотанкового ружья подбил 4 машины, сержант Хомичев подорвал один танк гранатой. Если так будет драться под Сталинградом каждый советский воин — не видать немцам города, как своих ушей!

С именем Сталинграда-Царицына связана одна из самых блестящих и героических страниц гражданской войны. Его прошлое должно вдохновить наших бойцов на борьбу с немцами до последней капли крови. Из глубины десятилетий встает перед нашими глазами суровый образ Красного Вердена, волжской твердыни, о которую разбились один за другим грозные валы вражеских штурмов. Героическая эпопея сталинской обороны Царицына в 1918 году являет пример стойкости и решимости, развеявшей в прах все посягательства врагов. И тогда, 24 года тому назад, германские империалисты зарились на славный город. В июле 1918 года заграничные газеты писали: «В настоящий момент немцы оккупировали всю Донскую область до Воронежа, где они находятся вблизи Волги с ее богатыми запасами зерна и других продуктов. Повидимому, в данный момент об’ектом Германии является Царицын — продовольственный центр этой части России». Снабженные немецким оружием, белогвардейские банды Краснова двинулись на Царицын. Положение защитников города было отчаянное. Тогда весь Урал, Сибирь, Средняя Азия были в руках врагов. Но Сталин спаял советские войска в железные когорты, и один за другим вражеские штурмы были отбиты.

Как ни тяжело приходилось, как ни близок был враг к городу, герои Царицына не помышляли об отступлении. Когда 15 октября 1918 года белогвардейцы прорвались уже к станции Садовая, под самым городом, — отдельные паникеры заговорили об отходе. Сталин вызвал к себе командующего северным и южным участками фронта и, выслушав его сообщение, сказал:

Поезжай и ни на шаг не отступай. Лучше умереть, чем отступать.

Руководимые сталинской волей, вдохновленные железной решимостью вождя, бойцы отстояли город и отбросили врага за Дон.

Сыны и братья защитников Царицына обороняют советский Сталинград. Они должны проникнуться одной мыслью — отступать некуда! Нельзя отдать в руки немецким захватчикам важный центр на пути к нашей нефти и хлебу, к богатствам, добытым нашим трудовым потом, к землям, где живут наши жены и дети, наши отцы и матери. Вспомним еще раз слова великого Ленина: «Удержать Царицын необходимо… Напрягайте все силы».

Напрягайте все силы, защитники Сталинграда! Истребляйте немцев на подступах к городу Сталина! Родина требует: отбить наступление немцев на Сталинград!
_________________________________________
Русский бой* ("Известия", СССР)**
Е.Кригер: Стойкость русских ("Известия", СССР)**


**************************************************************************************************************************************************
В РАЙОНЕ НОВОРОССИЙСКА. Расчет зенитного пулемета изготовился для отражения налета вражеской авиации.


Снимок нашего спец. фотокорр. В.Темина. (Доставлено на самолете летчиком Т.Рычевым)
«Красная звезда», 4 сентября 1942 года


**************************************************************************************************************************************************
Перехитрить противника, обмануть его, напугать решительностью и быстротой действий, уничтожить его живую силу — вот суворовский путь к победе над врагом

☆ ☆ ☆

Горение

Я уже слышал о капитане Дымченко. Но, встретив, не сразу признал в бравом командире с хорошей выправкой того «дядьку орла» (на земле — дядько, в воздухе — орел), о котором многие говорили, как об увальне и неисправимо штатском человеке.

Первое впечатление было, наоборот, таким, что предо мною исключительно сухой, насквозь проникнутый духом строжайшей внешней дисциплины служака. Сказать правду, это первое впечатление было и наиболее коротким из всех остальных: едва капитан, поздоровавшись, сел на траву, как от служаки не осталось и следа, точно командирское обличье держалось на нем лишь в положении стоя.

Девятка пикирующих бомбардировщиков только что стартовала с аэродрома. Через час сорок ее следовало ожидать обратно. Радио связывало нас с ушедшими; было уже известно, что девятка прошла линию фронта и ведет бой с немецкими истребителями. Лежа у полевого телефона, мы разговаривали шепотом, словно боялись заглушить голосами общение с боем.

— Дымченко вчера дрался девяткой ПЕ-2 против двенадцати Хейнкелей, — сказал один из командиров, кивая на капитана.

Тот сбил на затылок пилотку и махнул от плеча рукой, будто вонзил в землю нож.

— То позавчера. А вчера — с шестнадцатью.

— Ходили с прикрытием? — поинтересовался я.

Он ответил с некоторой обидой:

— Не добиваемся. С какой стати! Такие «сачки» другой раз попадутся, так и покрыл бы их с пулемета. Выписывают вокруг тебя вензеля, душа радуется, а в трудный момент, — того и гляди, им самим помогать надо. Мы не добиваемся. Ходи плотнее — и все. У нас строй гавриловский, крыло в крыло. И ни один чорт не возьмет.

У меня было записано, что капитану Василию Ивановичу Дымченко 34 года; но тот, кто сидел предо мною, казался старше лет на шесть. Лицо и руки — было записано у меня — получили ожоги второй степени, но сидевший передо мною Дымченко не сохранил на лице ни одного пятна или шрама, которые бы намекали на тяжелые повреждения. Этот Дымченко был до черноты загорелый, с крепкими блестящими зубами, широкой деревенской улыбкой и быстрой речью, такой быстрой, что слово наезжало на слово, или они неслись в два ряда, как подводы с ярмарки. Прирожденный украинец, он говорил к тому же не только словами, но и жестами. Его руки были хорошими рассказчиками, талантливыми актерами. Если капитан рассказывал, что плотный строй бомбардировщиков гарантирует их от атак истребителей, то руки его уже показывали и строй, и опасность отрыва от строя, и как атакует немец.

— Вы горели, капитан?

— У меня в сумме четыре горения, — беззаботно сказал он. — Два тяжелых, два так себе.

Он сказал «горения», как говорят у нас, — не рана, а ранение, с уважением к тому, что случилось с ним.

Вот горение, сделавшее его любимцем полка.

Звено наших бомбардировщиков было атаковано четверкою Мессершмиттов, приняло бой, вышло на цель, отбомбилось и уже возвращалось обратно, когда во второй схватке с Мессерами был пробит и загорелся центральный бак в машине Дымченко.

Внизу мчались немецкие танки, в воздухе, вокруг звена, вертелись фашистские истребители. Видя, что одна машина повреждена, они усилили нападение.

— Пикируй! — то и дело сигналил штурман. — Нас атакует Мессер. Пикируй.

Дымченко благополучно ушел от преследования, но свое звено осталось далеко позади.

Моторы еще тянули, и можно было спрятаться в облака, но он не стал этого делать. Звено его было молодым, не очень уж опытным и могло в облаках рассыпаться, а он, хоть и был подбит, помнил, что командир, и ни за что не хотел усложнять обстановки для своей молодежи.

Решил он также не прыгать и с парашютом, потому что моторы еще тянули.

Машина пылала, как хороший костер. Высота 150. На всякий случай штурман Хрустков стал открывать колпак — вместе с воздухом пламя ворвалось в кабину и ожгло лицо пилота. Было не особенно больно. Было только страшно за глаза. И тут же — земля. Толчок. Смерть, что ли? Все спуталось. Очнулся — машина в огне и земля вокруг нее тоже в огне. Стал вылезать — парашют не пускает. Хрустков протолкнул его, но уж и прыгать-то некуда, кругом горит, и реглан на самом горит, и парашют загорается. А штурман еще в кабине, и у него на голове трещат и искрятся волосы.

Вдвоем с подбежавшим стрелком-радистом Колиным стали вытаскивать и раздевать горящего штурмана, и кое-как выбрались из пламени в лес. Капитан оставил Колина наблюдать, не подойдет ли кто к горящей машине, а сам с Хрустковым взял направление на деревню, которую заметили еще в воздухе.

— Если подойдут к самолету немцы, дашь один выстрел — и к нам. Своих увидишь — три выстрела. Наш сигнал тебе тот же.

И пошли с Хрустковым, подняв вверх обгоревшие руки, чтобы они не касалась кустов.

— А ты обгорел! — сказал штурман капитану.

— Ну? Да и ты, знаешь. Маленько.

— Верно? А что-то не больно.

И капитан увидел, как Хрустков поднес к лицу кроваво-черную руку без куска кожи. Он невольно взглянул на свои руки — и у него они были такие же, рыхлые, будто из кровавого войлока. Они шли, подняв вверх руки, как пленные немцы. Такими они и показались трем колхозным ребятам, шедшим навстречу.

По просьбе капитана старший из ребят вынул из кобуры револьвер и сделал три выстрела. Послав Хрусткова с ребятами в деревню, Дымченко вернулся за Колиным к догорающему самолету.

Вокруг пожарища уже стояло человек двадцать колхозников.

Обступив Дымченко, колхозники стали расспрашивать его, кто он, проверили документы и повели вместе с радистом в деревню.

Немцев в ней еще не было, но вблизи они уже появились. Уходить следовало этой же ночью.

Между тем Хрустков лежал без сознания, а у Дымченко распухли прожженные ноги, итти они не могли.

Ночью колхозники доставили всех троих на подводе в ближайшую часть Красной Армий.

На этом глава о горении Дымченко могла бы закончиться, но она продолжалась…

Горение, теперь уже не физическое, а душевное, еще продолжалось, все более озаряя капитана той настоящей славой, которой удивляешься, видя ее воочию. Мы глядели на Дымченко с недоверчивым уважением. Точно ли увалень этот воинственный, по крови украинец, по месту жизни — горец, из станицы Дундуковской, что в Адыгее, на юге Краснодарского края? Точно ли неисправимо штатский он, каким рисуется многим товарищам, или мешковатость его — от избытка сил, оттого, что вся эта война нисколько не тяжела ему? Может быть, дать ему больше простора и вместе с ним больше ответственности, и перестанет шутить чрезмерно и превратится в того, кем должен быть? Или больше не надо ему ничего, кроме того, что есть в нем, и пусть остается он любимцем молодых летчиков, такой, как есть, с грыжей, полученной из-за радиста, которого пятеро суток, нес он на себе по лесу, — дядьковатый, простой, смешливый и удивительный во всех своих маленьких недостатках?

Кто скажет, из каких черт и достоинств слагается хороший командир! Впрочем, сколько б их ни было, но горение, воспламененность, азарт, вдохновение, неиссякаемый жар души всегда будет важнейшей чертой из всех остальных.

…Из клиники на Большой Калужской Дымченко отправили в Новосибирск, дав на дорогу бутылку с мазью, которая быстро затягивала его раны.

— А чи не все одно, где мне мазаться? — хитро поинтересовался Дымченко. — Чи она тилько в одном городе помогает? — и тотчас же решил ни в какой Новосибирск не ехать, а вернуться в свой полк и там домазываться в полное свое удовольствие.

Первый шаг удалось сделать в Шуе. Сошел он с санитарного поезда с растопыренными, забинтованными руками. Какой-то танкист набросил на него одеяло. У вокзала стоял санитарный автобус. Капитан сел в него и сказал коротко:

— Я летчик. Горел, брат. Вези в госпиталь. Рано я вышел, — и потерял последние силы.

Отлежавшись в Шуе, хотел было возвращаться прямо в полк, но пришлось потерпеть до Горького, где опять стали пугать Новосибирском и осложнениями и тем, что он вообще без всяких документов.

Но огонь, опалив лицо и руки его, зажёг другое пламя, и это второе было сильнее, — оно звало к товарищам, рождало боль за беды родины, за свое вынужденное бездействие.

В Горьком он снова покинул госпиталь, зашел в первый попавшийся штаб воинской части, прочел на дверях надпись: «генерал Н.» и постучался к нему, холодея от смелости. («Воевать не боялся, так генерала, авось, не испугаюсь»). Генерал оказался замечательный.

— Такого, как ты, не удержишь, — сказал он. — Все равно, ведь, убежишь.

— Все равно, — сказал Дымченко.

— Я б тоже так сделал, — сказал генерал. — Чем бегать из госпиталя в госпиталь, поезжай лучше в полк. — И помог Дымченко вернуться к своим.

…Дежурный сообщил, что девятка идет на аэродром.

Прищурясь, Дымченко шарил глазами по горизонту.

— Вот она!

Над лесом показывается машина командира полка майора Гаврилова. Она садится сдержанно-элегантно, сухо и точно.

— Воюет, матушка! А как ее телом своим тушил! Ого! — и спешит поближе к садящимся товарищам, чтоб быстрым взглядом окинуть машины и сразу ж узнать, целы ль, побиты ль они.

— Положено до трех раз смерть испытывать, я эту норму прошел. Так что теперь уж убить не убьют, а попугать могут.

И так ему, видимо, самому смешно при мысли, что его можно чем-нибудь напугать, что он еще раз с озорным удовольствием повторяет:

— А напугать могут!..

Связные и дежурные, благоговейно слушавшие капитана, тоже смеются. Им-то уж ясно, что это острота, за которой нет ничего, кроме нарочито-смешного. // П.Павленко.


**************************************************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 3 сентября

В течение ночи на 3 сентября наши войска вели ожесточенные бои с противником северо-западнее и юго-западнее Сталинграда, а также в районе северо-западнее Новороссийска. На других фронтах существенных изменений не произошло.



Северо-западнее Сталинграда бойцы Н-ского соединения в ожесточенном бою с противником уничтожили 11 немецких танков, самоходное орудие и 8 пулеметов.

В районе Клетской полк немецкой пехоты при поддержке 38 танков перешел в наступление на участок, который обороняла одна наша часть. Атака немцев была отбита с большими для противника потерями. Подбито 6 танков, истреблено свыше 200 немецких солдат и офицеров. Взяты пленные. На другом участке наши части уничтожили 8 немецких танков и более роты пехоты противника. Нашими бойцами огнем пехотного оружия сбито 2 немецких самолета.



Юго-западнее Сталинграда наши войска вели напряженные оборонительные бои с крупными силами противника, вклинившимися в нашу оборону. Н-ская часть в течение дня сдерживала немецкие танки и пехоту, наступавшие на один населенный пункт. Гитлеровцы предприняли четыре атаки, но каждый раз, встреченные мощным огнем артиллерии и минометов, откатывались обратно. В результате боя уничтожено 14 немецких танков и до батальона пехоты противника. На другом участке наши войска отошли на новые позиции.



Северо-западнее Новороссийска наши части вели оборонительные бои с противником. Минометчики лейтенанта Пятигорского уничтожили два взвода немецкой пехоты. Бойцы Н-ской части, отбивая атаку противника, истребили до роты гитлеровцев. В этом бою красноармейцы Бутенко, Статов, Зорин и Бурсаков штыком и гранатами уничтожили до 50 немецких солдат и офицеров.

В районе Моздок наши части вели упорные бои за переправы через водный рубеж.



На Ленинградском фронте за два дня боевых действий разведывательными группами, снайперами, а также артиллерийско-минометным огнем уничтожено 3 противотанковых орудия и 120 солдат и офицеров противника.

Наши летчики в воздушных боях сбили 18 и повредили 3 немецких самолета. Кроме того огнем нашей зенитной артиллерии сбито 3 самолета противника.



Ниже публикуется запись о деятельности отряда смоленских партизан, где командиром тов. Г., за последние дни августа месяца:

«Группой подрывников тов. П. взорвано 40 метров железнодорожного полотна. Уничтожено 80 метров линии связи.

Партизаны под командованием тов. Ш. уничтожили 4 автомашины. Убито 30 немцев.

Партизаны взорвали железнодорожный эшелон. Разбит паровоз и пять вагонов.

Группа партизан под командованием тов. М. на большаке обстреляла автомашины с пехотой. Убито до 50 гитлеровцев».



Пленный командир сбитого южнее Краснодара немецкого самолета «Хейнкель-111» обер-лейтенант Фридрих Фогель сообщил: «В офицерских кругах не верят сообщениям германского командования и германского информационного бюро о потерях нашей авиации на Восточном фронте. Эти сведения не имеют ничего общего с действительностью. Кому, кому, а нам-то хорошо известно, что германская авиация несет небывалые потери. Многие эскадры потеряли в боях против русских летчиков и от огня зенитной артиллерии 75 процентов своих самолетов. Мы несем много и небоевых потерь. Личный состав германских воздушных флотов истекает кровью. За время войны он потерял по меньшей мере 60.000 человек. Среди летчиков-истребителей широко распространен сговор. Одни летчики подтверждают несуществующие успехи других. Они выпускают патроны в воздух, а затем, возвращаясь на аэродром, хвастают своими воздушными победами».



У убитого немецкого солдата Вильгельма Бока найдено письмо от матери из Хемница. В нем говорится: «Много русских женщин и девушек работают на фабриках «Астра Верке». Их заставляют работать по 14 и более часов в день. Заработной платы они никакой, конечно, не получают. На работу и с работы они ходят под конвоем. Русские настолько переутомлены, что буквально валятся с ног. Им часто попадает от охраны плетьми. Но жаловаться на побои и скверную пищу они не имеют права. Моя соседка на-днях приобрела себе работницу. Она внесла в кассу деньги и ей предоставили возможность выбрать по вкусу любую из только что пригнанных сюда женщин из России».



На острове Крит греческие патриоты совершили смелое нападение на немецкий аэродром, расположенный на побережье залива Армиру. Уничтожены 2 самолета и цистерна с горючим. В августе во время десантных учений немецких войск бесследно исчезла группа парашютистов численностью в 26 человек. Через восемь дней в горах были найдены трупы семнадцати немецких солдат из состава этой группы.


Вечернее сообщение 3 сентября

В течение 3 сентября наши войска вели ожесточенные бои с противником северо-западнее и юго-западнее Сталинграда, а также северо-западнее Новороссийска. На других фронтах существенных изменений не произошло.



За 2 сентября частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено до 15 немецких танков и бронемашин, свыше 100 автомашин с войсками и грузами, подавлен огонь 10 батарей полевой и зенитной артиллерии, взорвано 6 складов боеприпасов, рассеяно и частью уничтожено до двух рот пехоты противника.



Северо-западнее Сталинграда продолжались упорные бои. На участке, который обороняет Н-ское соединение, гитлеровцы предприняли атаку. Наступающие танки и пехота противника были встречены огнем советской артиллерии и бронебойщиков. Затем в бой вступили наши танки и оттеснили немцев на исходные позиции. На поле боя осталось 9 подбитых и сожженных танков и до 400 убитых солдат и офицеров противника. Через два часа противник предпринял новые атаки на наши позиции и потеснил наши части. На другом участке неприятель, готовясь к атаке, сосредоточил в балке значительное количество танков и пехоты. Наши части упредили немцев. По скоплению противника было проведено несколько огневых налетов нашей артиллерии, в результате которых немцы понесли большие потери.

В районе Клетской наши части отбили несколько контратак противника.



Юго-западнее Сталинграда в течение всего дня наши войска вели напряженные бои с танками и пехотой противника, прорвавшимися в глубину нашей обороны. На одном из участков бойцы Н-ской части отбили три танковых атаки неприятеля. Артиллеристы и бронебойщики подбили 8 и сожгли 5 немецких танков.



Северо-западнее Новороссийска наши войска вели оборонительные бои. Около населенного пункта Н., после бомбежки с воздуха и артиллерийского обстрела, танкам и мотопехоте противника удалось вклиниться в нашу оборону. После упорного боя наша часть отошла на новые позиции. На других участках все атаки противника были отбиты с большими для него потерями. Уничтожено 11 немецких танков, 9 орудий, 25 автомашин и до батальона пехоты противника.



В районе Моздок продолжались ожесточенные бои за переправы.

Наши истребители встретили в воздухе 12 «Мессершмиттов». В завязавшемся бою советские летчики сбили 10 немецких самолетов.



Пленный солдат 234 полка 56 немецкой пехотной дивизии Вальтер Герлах сообщил: «В июле этого года я был в лагере для военнопленных в гор. Карачеве. Мы сопровождали туда партию пленных. Лагерь расположен в овраге. За колючей проволокой находится несколько сот русских пленных красноармейцев и гражданских лиц, в том числе женщин. Заключенные строят дороги. Не знаю, что им дают на питание, но большинство заключенных едва волокут ноги». Далее пленный рассказал о ряде случаев расстрела немцами пленных красноармейцев. «Недавно наш полк взял в плен 20 русских. На допросе они были избиты, а затем расстреляны. Бывший командир нашего полка полковник Кизиг однажды допрашивал пленных и, не удовлетворившись ответами, пристрелил шесть пленных красноармейцев».



В деревне Дарьевка, Ворошиловградской области, немецкий карательный отряд схватил 13-летнего мальчика Колю Никифоренко. Немецкий офицер потребовал от него указать местонахождение партизан. Мальчик ответил, что он ничего не знает. Гитлеровцы зверски избили ребенка, ломали ему пальцы и отрезали ухо. Не добившись от Коли Никифоренко ни единого слова, фашистские звери расстреляли его. // Совинформбюро.

________________________________________________
62 армия || «Красная звезда» №282, 1 декабря 1942 года
Герои Сталинграда* || «Красная звезда» №231, 1 октября 1942 года
И.Эренбург: Сталинград* || «Красная звезда» №26, 2 февраля 1943 года
И.Эренбург: Бить и бить! || «Красная звезда» №213, 10 сентября 1942 года
И.Эренбург: Русский Антей || «Красная звезда» №222, 20 сентября 1942 года

Газета «Красная Звезда» №208 (5272), 4 сентября 1942 года
Tags: 1942, П.Павленко, Совинформбюро, битва за Сталинград, газета «Красная звезда», осень 1942, сентябрь 1942
Subscribe

Posts from This Journal “1942” Tag

  • Евгений Петров. В марте

    Е.Петров || « Правда» №88, 29 марта 1942 года Страна награждает сегодня за образцовую работу славный отряд строителей оборонных заводов.…

  • Е.Габрилович. По смоленским дорогам

    Е.Габрилович || « Красная звезда» №63, 17 марта 1942 года «Кровавые фашисты хотели сломить наш дух, нашу волю. Они забыли, что имеют дело с…

  • Илья Эренбург. Перед весной

    И.Эренбург || « Красная звезда» №58, 11 марта 1942 года Семь патриотов-летчиков, верных сынов нашей Родины своим умением, мужеством и отвагой…

  • Советские женщины — большая сила

    « Правда» №62, 3 марта 1942 года Доблестные бойцы Красной Армии продолжают вести наступательные бои, нанося немецко-фашистским оккупантам удар…

  • Подвиг командира орудия Витлосемина

    « Красная звезда» №18, 22 января 1942 года Умножим наши усилия в борьбе с немецкими захватчиками! Все для войны! Все для фронта! Все для победы!…

  • Смерть фашистским людоедам!

    « Комсомольская правда» №13, 16 января 1942 года РОДИНА ПРИКАЗЫВАЕТ: ВПЕРЕД, НА ЗАПАД! СЫНЫ ОТЧИЗНЫ! УПОРНО И НАСТОЙЧИВО ОЧИЩАЙТЕ РОДНУЮ ЗЕМЛЮ…

  • Показания мертвых

    Л.Ганичев || « Правда» №12, 12 января 1942 года Президиум Верховного Совета СССР наградил орденами и медалями славных танкистов Красной Армии.…

  • Стальная гвардия

    « Правда» №12, 12 января 1942 года Президиум Верховного Совета СССР наградил орденами и медалями славных танкистов Красной Армии. Советские…

  • Е.Кригер. В Сталинграде

    Е.Кригер || « Литература и искусство» №46, 14 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Ответы тов. И.В.Сталина на вопросы корреспондента…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments