Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

На границе

газета «Известия», 16 февраля 1945 годаТ.Тэсс || «Известия» №39, 16 февраля 1945 года

В Западной Польше, в немецкой Силезии, в Бранденбурге советские войска наносят все новые и новые удары по гитлеровским разбойникам. Воины Красной Армии неудержимо идут к жизненным центрам Германии.

Слава доблестным воинам нашей великой Родины!



# Все статьи за 16 февраля 1945 года.



(От специального корреспондента «Известий»)

«Известия», 16 февраля 1945 года


После разлива реки вокруг стволов деревьев остались ледяные уступы, толстые скаты изо льда, сложные постройки, сделанные водой и морозом. Сейчас все это сверкало под солнцем. Неясный шорох, скрип веток, звякание сталкивающихся льдинок наполнили лес. Между узкой дорогой и рекой лежала полоса чистого снега. Изредка на снегу можно было видеть след зверя или собаки. Охотник легко мог прочесть эти следы и узнать, где прошла лисица, где пробежал заяц, где большая птица сидела на снегу. А дальше оставили свои отпечатки толстые собачьи лапы.

Дорога свернула вправо, — Дунай открылся во всей своей широте. Колючие рваные льдины лежали на нём, между льдинами поблескивали светлые окна воды. В чистом воздухе отчетливо и ясно был виден противоположный берег, запорошенный снегом. Виден весь: с лужайками, деревьями и кустарниками, с белым домиком пикета. Берег чужой страны.

Вот она, граница советской земли. Есть особое, новое чувство, с которым человек глядит сейчас на рубеж, отделяющий родину от чужой страны, на деревья, кусты, воду реки, — все то, где проходит линия, обозначенная на карте мира широкой, плотной чертой. Сколько раз каждый из нас думал о минуте, когда снова сможет увидеть этот рубеж. Здесь началась война, пограничные столбы были свалены, подлый враг ворвался в нашу страну. Кровь и горе вошли через этот порог в дом нашей родины.

Тишина стоит в лесу. С реки доносятся хруст и шипение — это льдины толкают друг друга. По дозорной тропе шагает пограничный наряд, часовой в тулупе стоит на сторожевой вышке. Всё, как было раньше.

Вновь собрались под старые знамена пограничники. Двигались с разных концов страны, с разных фронтов, из других частей. Они шли домой — в свои отряды, на свои заставы. Только павшие, в боях тихо лежали в могилах, не слыша походного марша. Ветер шумел над землей, где истлели залитые кровью пограничные фуражки.

В конце пустынной косы находится застава. Путь туда идет через большие чистые озера, покрытые нестойким льдом, потрескивающим под копытами лошади. И вот, наконец, из-за деревьев показывается дом. Виден двор — индюк, распустив хвост, ходит по двору мычит корова, из трубы вьется дым. Ветер доносит запах сена, печеного хлеба — запах дома. Лошадь, увидев двор, прибавляет шаг, боец, сидящий на козлах, поворачивает обветренное лицо и говорит сокрушенно:

— Гуску у нас вчера овца задавила. Такая разумная была гуска, сама в комнату кушать приходила, такая добрая была гуска... — Он огорченно чмокает, дергает вожжи, сани под’езжают к дому. Мирный очаг среди труда и тревог границы. И думается, что, видимо, такой и должна быть застава, ибо это, действительно, родной дом для бойцов и командиров, дом на переднем крае страны, дом, куда приходят к людям сон и отдых, где вспоминает каждый о своем собственном родном гнезде.

Земля, прилегающая к границе, еще полна следов войны. Зорким здесь должен быть глаз. Куст может ожить, у щебечущей птицы может оказаться и человеческий голос. Кое-кто пытается тайком приоткрыть эту громадную дверь, которая всегда должна быть на замке, подбирают к ней отмычки, пробуют ее, крепость, стремятся найти в ней узкую щель и пробежать там мышью или проползти ужом. Для пограничника наблюдательность — это не личное качество, а органическое свойство. Люди, выходящие в очередной наряд на границу, вооружены не только оружием, но зоркостью, тонким слухом, умением следопытов, напряженной внимательностью ко всему тому миру, что лежит в поле их зрения. Этот мир лесной природы, пересвиста птиц и шороха зверей таит в себе вторую, тайную жизнь. Раскрыть ее не так просто, ибо те, что задумали пробраться через границу, наделены и хитростью, и умением. Сражение может быть бесшумным, оно длится в лесной тишине, в нем участвуют проницательность, хитрость, выдержка, бесстрашие. И вот нарушитель пойман, он найден в лесу или захвачен в тот час, когда он причалил на плоту к нашему берегу, или выслежен по приметам, по следам, по знакам, оставленным им на пути, когда он пробирался к границе.

Я видела, как начальник заставы Николай Молодька дает задание бойцам, идущим в наряд. Они стоят перед начальником, два молодых парня с простыми крестьянскими лицами, и повторяют слова боевой задачи сосредоточенно и торжественно, как клятву. Через несколько часов их сменит другой наряд, затем они снова выйдут на границу, это их повседневный труд, их быт. И все же каждый раз весь обряд, сопровождающий выход наряда, полон новизны и торжественности. Это — минута большой внутренней сосредоточенности, когда человек как бы концентрирует в себе все, чем богата его душа, прежде чем приступить к выполнению приказа.

Среди бойцов заставы много новичков. Можно наблюдать сейчас, как бывалые пограничники воспитывают у этой молодежи не только боевое умение, не только те качества, которые необходимы для работы на границе, но и уважение к традициям пограничников, понимание этих традиций. Люди, пришедшие недавно, еще не знают по-настоящему, что такое зеленая фуражка. Они не пережили той тоски, какую узнал каждый пограничник, которому пришлось побывать какое-то время в других, непограничных местах, — сердечной тоски при виде зеленого канта. Они не слыхали, как стонал боец-пограничник, которого ранило в ногу. Он лежал в луже крови, еще не сознавая всей тяжести своего ранения, стонал и просил командира только об одном: «Когда я поправлюсь, возьмите меня обратно в отряд... Товарищ лейтенант, отвечайте, что вы возьмете меня в отряд...» Молодые, мало видавшие в жизни, они перенимают сейчас у старых солдат границы ту великую любовь, верность своему делу, какая является душой настоящего пограничника.

На одной из застав мне довелось встретиться с ефрейтором Широбоковым. Это молодой парень, удмурт по национальности, рыжий, как огонь. Мне было известно, что Широбоков — один из самых умелых и опытных пограничников заставы. О своих делах он рассказывал коротко, неохотно: пограничники немногословны, они привыкли спрашивать, а не рассказывать. Ефрейтора от напряжения бросало в краску, в пот; после каждого рассказа он подымал рыжие свои брови и спрашивал: «Еще?»

Можно было бы уже закончить разговор, но было нечто, заставлявшее медлить. В этом краснеющем молодом парне ощущалась необычайная внутренняя уверенность, глубокое чувство достоинства. Он смущался от неумения рассказывать — не больше. В нем была некая прочная основа, рождающая чувство достоинства. Что же придавало ему такую уверенность? Хотелось узнать это, раскрыть. Но ефрейтор краснел, мялся, отвечал все короче. Наконец, речь зашла о том, почему он принял очень оригинальное и смелое решение в одном случае, происшедшем на границе.

И вдруг глаза ефрейтора блеснули, он приосанился, смущение его пропало. Он снисходительно посмотрел на меня и сказал:

— А как же! Если я на границе, нахожусь, я — хозяин границы! То моя земля, я тут хозяин...

Мне довелось сейчас побывать на многих пограничных заставах. Я видела заставы на Черном море и Дунае, заставы расположенные в лесу, на окраине города, у берега реки, на полуострове. Я видела, как по дорогам мимо застав гонят домой скот, возвращенный из Румынии, как идут эшелоны, груженные нашим добром — всем тем, что было вывезено из нашей страны, что сейчас мы заставили вернуть. В вагонах стоят станки, детские кровати, пианино, плуги, ящики с оперными партитурами, мебель, бороны, сундуки с книгами, машины. Все это движется через границу назад, домой. Пограничник вдруг примечает на площадке товарного вагона станок с маркой того завода, где он работал когда-то, и узнает этот станок в лицо, как узнают товарища.

На Черном море расположены заставы Н-ского пограничного отряда. У этого отряда особая история. Его люди сражались в боях за Одессу, они защищали Севастополь, они дрались под Керчью. Эти же люди были участниками наступательных боёв при прорыве немецкой «голубой линии» на Кубани. В апреле 1944 года отряд вернулся в Одессу и стал на страже у прежних рубежей. В штабе можно видеть знамя отряда, увенчанное боевым орденом. Есть особое чувство, с которым глядишь на это знамя, прошедшее столько боёв и столько дорог и снова вернувшееся в свой дом.

Люди отряда много пережили за эти годы. Они изменились, они стали другими. На одной из застав мне привелось встретиться с начальником заставы Борисом Мельковым. Он начал войну рядовым, — вот здесь, на берегах Черного моря, он проделал с отрядом весь его трудный и доблестный путь. Рядовой Мельков вернулся на заставу капитаном. На его груди три боевых ордена и две медали. Это — уже другой человек, он вырос, внутренне окреп, в нем оформились и ум, и душа.

Ветер доносил с Черного моря запах соли и каната. Пусть вспомнит этот запах каждый, кто жил здесь, — его нельзя забыть. Застава стоит над самым морем.

В маленьком доме слышен грохот волн. Как дорого счастье возвращения, счастье встречи с родным домом! Это счастье добыто в бою, оно оплачено кровью.

Шума моря не услышат те, кто пал в бою. Слава мертвым героям, слава тем, кто похоронен у стен Одессы, кто лежит сейчас в земле Крыма. Мертвые, стали частью земли, но земля наша бессмертна.

Линия границы попрежнему нерушимо опоясывает нашу страну. На страже границы снова стоят люди, первыми принявшие на себя когда-то удар врага… //Т.Тэсс

________________________________
Наше мщение ("Красная звезда", СССР)**
Великая мощь Советского государства ("Известия", СССР)
Кровавые следы немецких зверств ("Красная звезда", СССР)
Неиссякаемая мощь нашей Советской Родины ("Красная звезда", СССР)
Под знаменем Ленина, под водительством Сталина — к полной победе над врагом! ("Правда", СССР)

Газета «Известия» №39 (8649), 16 февраля 1945 года
Tags: Татьяна Тэсс, газета «Известия», зима 1945, февраль 1945
Subscribe

Posts from This Journal “газета «Известия»” Tag

  • Танкист Николай Белогуб

    Л.Ганичев || « Правда» №98, 15 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: В Совете Народных Комиссаров СССР: Итоги Всесоюзного социалистического…

  • «Честь имеем вас поздравить...». Именинный пирог с начинкой

    Б.Ефимов || « Известия» №88, 14 апреля 1945 года Новую блестящую победу одержала Красная Армия. Советские войска после упорных уличных боев…

  • Николай Тихонов. Мы — русские!

    Н.Тихонов || « Известия» №87, 14 апреля 1943 года Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) утвердили государственный план развития животноводства на 1943…

  • Слава великих побед

    « Известия» №86, 11 апреля 1944 года Каждый день приносит вести о новых крупных победах Красной Армии. Вчера войска 3-го Украинского фронта…

  • Школа мужества

    Е.Кригер || « Известия» №86, 12 апреля 1942 года Слава лауреатам Сталинской премии — передовым бойцам советского искусства, вдохновляющего…

  • Западный фронт. Расчёт ефрейтора Н.Петрова ведёт огонь по фашистам

    Д.Чернов || « Известия» №83, 9 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: От Советского Информбюро. Утреннее и вечернее сообщения 8 апреля. (1 стр.).…

  • М.Матусовский. Весна

    М.Матусовский || « Известия» №83, 8 апреля 1945 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Указы Президиума Верховного Совета СССР. (1 и 2 стр.). Всеволод Иванов.…

  • Перед окончательной развязкой

    А.Леонтьев || « Известия» №83, 8 апреля 1945 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Указы Президиума Верховного Совета СССР. (1 и 2 стр.). Всеволод Иванов.…

  • В разоренном немцами Краматорске

    В.Полторацкий || « Известия» №82, 8 апреля 1942 года Изо дня в день будем множить ряды стахановцев, делая опыт передовиков производства…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments