Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Перец Маркиш. Стихи о войне

Красная звезда, смерть немецким оккупантам

«Красная звезда», СССР.
«Известия», СССР.
«Правда», СССР.
«Time», США.
«The Times», Великобритания.
«The New York Times», США.



идеология фашизма, что творили гитлеровцы с русскими прежде чем расстрелять, что творили гитлеровцы с русскими женщинами, зверства фашистов над женщинами, зверства фашистов над детьми, издевательства фашистов над мирным населением

Возмездие

Плачьте, матери, кровью Германии,
Ваших чад не вернется орда, —
На полях Сталинграда, в тумане
Растоптала их смерть навсегда.
К вам отчаянье в двери стучится,
Утешенью — забыть ваш порог;
О, не с вами ли детоубийцы
За добычею шли на восток?
Может быть, вам приснятся их тени
В исступленьи бессонных ночей;
Иль не с вашего благословенья
Убивали они матерей?
Не для вас материнства томленье,
Скорбь слезы не для хищных очей,
Вы священную тайну рожденья
Осквернили, вскормив палачей!

* * *

Наряжайтесь, германские жены,
В черный траур печали своей, —
Может, явятся вам из-за Дона
Привиденья убитых мужей!
Нибелунги кровавого Рейна
Леденеют в приволжских снегах;
Слава каждого — саван трофейный
И березовый крест в головах.
Под ветрами кресты не качнутся,
Где заржавленных касок гряда, —
Никогда палачи не вернутся,
Не вернутся они никогда.
Плачьте, жены, в тоске по убийцам!
В ваших темных, пустынных домах
Навсегда печаль поселится,
Траур — тенью застынет в дверях.

* * *

По притонам, невесты Германии!
Не дождетесь своих женихов!
Разве нужен любимый избранник
Вам для таинств публичных домов?
Вы приданого ждали большого,
Вы считали и ночи и дни,
Дожидаясь дождя золотого
Из сожженных казацких станиц, —
И колец обручальных в обильи,
Кровоточащих стоном глухим,
Но со смертью вам изменили
В сталинградских степях женихи.
Как на брачное ложе вместе
Возлегли с награбленным в ров;
Белокурые, плачьте, невесты,
Не дождавшись свадебных пиров.

* * *

Плачьте, немецкие вдовы,
Утешая бездомных сирот,
Крест могильный империя крови
За родного отца им вернет.
Нет кормильца — нужда лишь и холод.
Вместо крова — кладбищ пустота;
Вас на улицу выгонит голод
За гробами в очередь встать.
О награбленном сладко мечталось
В одиноких постелях зарей;
Не прогулкой война оказалась,
А в могилу — дорогой прямой.
Смерть обходит убийц поголовье,
Роковой отмечая черед;
Плачьте, германские вдовы,
Не вернется разбойничий сброд!

Перец Маркиш. Перевел С.Олендер.
7 февраля 1943 года, "Красная звезда", СССР.

* * *

Убей убийцу!

Отец твой угнан в плен с веревкою на шее,
Печально клонится вослед ему полынь.
Убей врага! Срази его, красноармеец,
В упор проткни его штыком и опрокинь!

Ребенка твоего настиг и заколол он,
Порог твоей избы запятнан кровью весь;
Убей убийцу — ненависти полон,
Пусть пламенем в него твоя ворвется месть.

Живьем он мать твою зарыл, красноармеец,
И осквернил ее могилу хохоча;
Как же глаза держать раскрытыми он смеет,
Глаза детоубийцы, палача?

Сотри его с земли безжалостной рукою,
Куда б он ни проник — рази! Убей!
Он в прах развеял дом, построенный тобою,
Он надругался над любимою твоей.

Он вытоптал поля нескошенной пшеницы,
И кровью напитал он каждый стебелек;
Испепели его! Не дай ему укрыться,
Как тень, за ним скользи по рытвинам дорог.

Встают богатыри волоколамской битвы —
Отряд гвардейцев двадцати восьми;
Врагу противоставил стойкости гранит он,
Бессмертья дух его, боец, прими!

Враг об него осатанелый разобьется,
Каким огнем ни бушевал бы вихрь.
Встают в грозе и в славе полководцы,
Великих предков образы твоих, —

Они с тобой, красноармеец, рядом,
На рубеже, в окопе и в степи.
И слышен голос их сквозь грохот канонады:
— Назад на шаг перед врагом не отступи!

Разбой и смерть несет он в мирные селенья,
И к сердцу лезет он кровавой пятерней;
Останови его! Огонь по наползающей мишени!
Колено обруби ему любой ценой.

Твои сады он разорил стопой железной
И выжег города, взращенные тобой,
Перемели его на жерновах возмездья
И ненависть свою удвой! Утрой!

Из черепа он сеет смерть, как из лукошка,
Могилы бороздят его кровавые шаги,
Гадюку с жалом разлучи и уничтожь ты!
И жалом вырванным ее же обожги.

Перешиби его гудящих танков шаг,
Пусть преградят ему дорогу гнев и пламя!
Закован стонет Днепр в тяжелых кандалах.
И тихий Дон, кипя, встает над берегами.

Над золотом степей, сверкающе суров,
Он саблей заблистал казачьей;
И, бешено храпя, донские кони скачут
По жнивью вражеских разрубленных голов.

Лети волною, эскадрон за эскадроном,
Грудь распахнув ветрам и вихрям огневым;
— Да будет ненависть вожатый твой бессонный!
— Да будет месть высоким жребием твоим!

Враг затопил свинцом донские берега,
И степи вольные он рвется обесчестить;
Где б враг ни встретился — громи его на месте!
Куда б он ни проник — убей врага!

Перец Маркиш. Перевел С.Левман.
4 августа 1942 года, "Известия", СССР*

* * *

ПЕРЕД РЕЙДОМ

На гривах иней, кони на подбор.
Пар из ноздрей бьет струями седыми.
Посторонись перед гвардейцами, простор,
Раздайтесь шире, дали, перед ними!

Метнулась рыбой быстрая звезда.
Снега вокруг не тронуты ни разу.
Собрались всадники Доватора сюда —
На край деревни в ожидании приказа.

Скользит по лицам нетерпенья тень.
Чубы у всех от снега побелели.
Папахи лихо сбиты набекрень
И словно высечены в мраморе шинели.

Ударит полночь — и по снежному пути
Уйдут они в глубокий тыл немецкий,
Чтобы удар внезапный нанести
Неумолимой саблей молодецкой.

Едва удерживает строгая узда,
Коней горячих и напористых и быстрых.
Ждет комиссар баталионный Кабарда
И подполковник ждет — Аристов.

Сквозь мглу ночную слышится им плач,
Земли истерзанной доносятся к ним стоны
Оттуда, где бесчинствует палач,
Где хаты мирные по горло в горе тонут.

Тревожный ветер налетает, как беда.
Печалью скованные ветви будит.
И ветви тянутся продрогшие — туда,
Резьбой причудливою снежных изумрудин.

Нетерпеливо конники сидят
И ждут, когда придет приказ из штаба,
Чтоб вихрем ринуться на вражеский отряд
И раздавить копытом череп шваба.

Но боевой приказ еще не дан.
В морозном дыме время застывало
И зазвенел растянутый баян.
Как будто сердце у дивизии взыграло.

За звуком громче нарастает звук,
Летают пальцы баяниста без заминки.
И Кабарда поводья выпустил из рук:
— Постой, постой! Да это же лезгинка!

Он соскочил, как молния, с коня,
Стал перед строем — стройный и упругий,
И горделивость статную храня,
Он, как по воздуху, прошелся в первом круге.

Баяна звуки и Аристова зажгли.
Он Кабарде спешит составить пару.
Едва касаясь зачарованной земли,
Понесся он навстречу комиссару.

Снег закипел, запенился вокруг.
У комиссара стрелками ладони.
И друг за другом, и за кругом круг
Несутся оба в пляшущей погоне.

Лезгинки ритм стремителен и быстр!
Клокочет снег сильнее под ногами.
И ухом льнет к баяну гармонист.
И режет мглу поющими ножами!

Застыли в седлах мастера атак.
Поводья струнами натянуты на руки.
И лишь сердца выстукивают такт,
И лишь в дыханьи песенные звуки...

Они помчатся лавою. Быстрей.
Во имя счастья родины советской.
Так начинают доваторовцы рейд —
Полночный рейд в глубокий тыл немецкий.

В разгаре пляска! Но лезгинки жар
И гром баяна что-то оборвало.
— Са-адись! По коням! По три справа! Арш! —
Раздался гулкий голос генерала.

Пронзают звезды полночный небосвод.
Дубы кругом дозорами маячат.
Гвардейским строем ринувшись вперед
В опасный рейд доваторовцы скачут!

Перец Маркиш. Перевел Ал.Рохович.
30 апреля 1942 года, "Красная звезда", СССР.

* * *

Раненому красноармейцу

И если зреет на деревьях плод
И наливается медвяным соком,
То — слава буйная, вскипев, растет
Твоих высоких дел и доблести высокой.

И если золотом пшеница тяжела,
И солнце щедро льет расплавленную брагу,
То — боль, которую в уплату принесла
Земля за подвиг твой и за твою отвагу.

И если строит дом песчаный неспеша
Дитя, и мир пред ним свободен и приветлив,
То сделал ты, когда ружьем у рубежа
Смерть осадил, минуты не промедлив.

И если стадо вышло на простор,
И дым над кровлями клубится мирно,
То сделал ты, когда ладонь простер
Над морем, над землей и в пажити эфирной.

И если в шелесте веселых трав,
Сверкая белизной, раскинулись дороги,
То сделал ты, когда, обет приняв.
Ты не щадил в боях ни жизни, ни здоровья.

К тебе спешат ручьи смывать кровавый пот,
И ветер с гор несет желанную прохладу,
А к ранам вся страна любовно припадет,
Как мать прильнуть к младенцу рада.

Бессонная, она залечит их в тиши
И сына выпестует нежной лаской.
Как выпестовал ты свой меч в огне души,
Чтоб он разил губительно и властно.

Приходит ночь твой охранять покой,
Пока ты спишь, свершив свой подвиг ратный,
Бесшумно, как сестра, склонилась над тобой
И к ложу дню дает приблизиться, как брату.

На белой марле алых два пятна, —
Так часом утренним снег на вершинах рдеет.
О, не забудет никогда страна
Тебя и подвиг твой, красноармеец!

Заря тебе дарит росы кувшин
И для тебя узор кленовых листьев чертит, —
За полнокровную твою влюбленность в жизнь,
За просветленное твое презренье к смерти.

В твоих глазах и боль, и ненависть к врагам.
Разгневанный народ к огням созвездий
Возносит их сквозь ураган
Порукой вольности своей и чести.

Они горят в ночи заботою одной:
«Гнать за рубеж!» — и мысль порывом веры плавят,
И жгут сердца, и в песне боевой
Тебя сквозь даль веков несут к нетленной славе.

Перец Маркиш. Перевел Н.Вольпин.
26 марта 1942 года, "Красная звезда", СССР.

* * *

Клятва на могиле замученного красноармейца

Ты боль свою, как славу, гордо нес,
Как саблю, выхваченную из ножен,
Твой сон слезами мы не потревожим,
Мы честью поклялись красноармейских звезд
У праха твоего, — где б ни лежал твой прах,
Каким песком его б ни заносило время:
Оружье грозное не спрячется в ножнах,
Пока твоих убийц вовек не сгинет семя,
Убийц, что боль твою делили меж собой,
Как платье, — жадными царапали когтями.
Найдется ли клочок на всей земле большой,
Что не обрушится на них горящими камнями?

Покрылась пеплом скорбная земля,
Покрылись дали траурною сеткой.
Ты шел на смерть, была тверда нога твоя,
Ты шел на муки, как идут в разведку.
Ты был от мук своих отчизной отделен,
Ты с Родиной в груди и миг последний прожил,
Пред сворой палачей стоял ты обнажен,
Презрением дыша в их мерзостные рожи.

Привязан к дереву, как Прометей к скале,
Стоял ты, взорами грядущее читая,
Но не орел клевал тебя в полночной мгле,
А черных воронов тебя когтила стая.
Набросились костры на твой последний шаг, —
Пред пыткою такой померкнут пытки ада,
Но голос Родины звенел в твоих ушах,
Но ты не зарыдал, ты не молил пощады!
Рыдали за тебя и ветер, и леса,
Текли, как воины, отряды рек ревучих,
Из недр высоких гор гудели голоса,
И солнце спряталось в густых, ненастных тучах.

Сквозь зубы стиснутые звуки шли —
И песнь лилась, как буря, нарастая,
Смятенная земля скорбела. А вдали
Простерла руки мать твоя седая,
С тобой страдания предсмертные деля.
На подвиг младшего благословляла сына:
— Сияньем солнечным клянется вся земля,
Клянется Родина, могуча и едина,
Клянется битвою последнею своей
Боец, принявший смерть с презреньем небывалым
Что будет мрак твоих проколотых очей
Могильной пропастью фашистским каннибалам.
Клянется Родина, суровая в борьбе,
Слезами матери, тоскующей о сыне:
— Пусть кровью звезд, что выжгли на тебе,
Исходит хищная Германия отныне.

Где камни на земле, чтоб охранять твой прах?
Где стала для тебя земля отверстым лоном?
Потомки пронесут тебя в своих сердцах,
Они тебя найдут, они придут с поклоном.
Свободные, пройдут свободною землей.
Они тебя найдут, ты можешь быть спокоен.
Они придут к тебе сквозь холод, ветер, зной,
Замученный врагом, бессмертный красный воин.
Мы нашу боль должны достойно перенесть,
Но сталью мы сверкнем, мы пламенем взметнемся!
Великой будет месть и грозной будет месть, —
Красноармеец! Мы не плачем, мы клянемся!

Перец Маркиш. Перевели С.Липкин и С.Олендер.
21 марта 1942 года, "Правда", СССР*

* * *

НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНЬЕ

Чеканя твердый шаг, проходит ополченье.
С оружием в руках идет на бой страна.
И мнится, слышен ей далекий гуд сраженья —
Немолкнущий в веках раскат Бородина.
Колонны движутся все звонче и грознее, —
Им хочется испить, припав к родной земле,
От мудрости того, кто дремлет в мавзолее,
От мужества того, кто бодрствует в Кремле.
Суровый партизан со шрамами на теле,
В походах прошлого испытанный солдат,
Рабочий, помнящий протяжный визг шрапнели
В дыму и грохоте московских баррикад.
Идет на бой народ — многоголовый ратник,
Слова его — обет и клятва — каждый шаг.
Ты слышишь, каннибал, коричневый стервятник?..
Идет могильщик твой с винтовкой на плечах.
Дороги русские своей зальешь ты кровью
И в смраде собственном издохнешь ты, шакал!
Народ идет на бой, оружье изготовив,
И мужества его непобедим накал.
Колонны движутся в сияньи лунном зыбком,
Идущих девушки встречают у ворот,
И каждая бойца приветствует улыбкой
И, зачерпнув воды, напиться подает.
О, девушки, познавшие разлуку!
Вы ночь пытаете, где милый ваш сейчас.
Не разлюбил ли он веселую подругу?
И ночь гремит в ответ: «Мы любим, любим вас!
Мы крепко помним вас — и более ни слова!
Не провожайте нас, не стойте у дверей.
За родину свою мы жизнь отдать готовы,
За славных девушек и нежных матерей».
Чеканя твердый шаг, проходит ополченье.
С оружием в руках идет на бой страна,
И мнится, слышен ей далекий гул сраженья —
Немолкнущий в веках раскат Бородина.

Перец Маркиш. Перевел С.Левман.
19 сентября 1941 года, "Правда", СССР*

* * *

Смерть за смерть

По черепам убийц на битвенных полях
Прочтет любой проследующий мимо:
Тут, на земле славян, дымится прах
Легенды об «орде непобедимой».

По письменам холмов, курганов и могил
Запомнят ветры придорожные навеки:
Тут на земле славян, в позоре опочил
Тевтонский миф молниеносного набега.

Скользя меж туч в ночи необозримой
Иль под защитой танков-крепостей,
Тупые палачи всегда непобедимы
В уничтоженьи женщин и детей.

В расправе рыцарской над тем, кто беззащитен,
Их доблесть зверская не ведает границ;
В таком бою прожорлив, ненасытен
Кровавый нож, презреннейших убийц.

Но пред штыком, пред грозным русским боем,
Под гром и гул красноармейских батарей
Они трусливо гонят пред собою
Плененных женщин и детей.

Гиеной завывая на руинах,
Таит надежду рыцарь-людоед:
Быть может, за спиной детей невинных
Добьется он невиданных побед.

Быть может, за спиной в огонь гонимых женщин
Он шкуру подлую свою от пуль спасет,
И будет для него разбойничий поход
Молниеносною победою увенчан.

Навстречу смерти женщины идут
Измученной, беспомощной толпою.
Но под огнем красноармейцы к ним бегут
И на руках выносят их из боя.

Пощады нет разбойничьей орде,
Трусливой своре воющих бандитов.
Ни зверство палача, ни подлости предел
Не будет им заслоном и защитой.

На смерть ответим смертию стократ!
И кровию за кровь мы воздадим сторицей!
Могилой пролегает путь наезд
Кровавым каннибалам и убийцам.

Перец Маркиш. Перевел С.Левман.
6 сентября 1941 года, "Правда", СССР.

* * *

Пленный

Идет допрос. Ветвями шелестя,
Деревья вкруг него свидетелями встали.
Он получил приказ пройти по трупам и костям,
И он пошел — ни радости не зная, ни печали.

Зачем уничтожал он ниву, лес и дом
И в пепел превращал цветущие долины?
И для кого своим солдатским сапогом
Давил тела детей невинных?

Кто смел на родине его задать такой вопрос,
Тот поплатился бы тотчас своею шкурой.
А ныне взором вопрошающим он врос
В винтовку, что лежит в пыли понуро.

Он смотрит пред собой провалом глаз пустых
И слышит голос птиц:
— Возможно ль, что когда-то
Он человеком был, и жил среди других,
И слышал, как зовет один другого братом?

Ветра тревожные летят со всех сторон,
И шелестит листва настойчиво, упрямо:
— Возможно ль, что ребенком был когда-то он,
Что женщину когда-то звал он мамой?

Допрос идет к концу. И вопрошают реки:
— Неужто никогда не думал он, фашист,
О том, что создана рука не для убийств,
А для труда, священного вовеки?

Он в путь пошел чумой, закованной в броню,
Чтоб все живое смять и выжечь без из'ятья.
Он шел, уничтожал и предавал огню,
Он стал отчаяньем народов и проклятьем.

Среди дымящихся развалин он шагал,
Неистово разя секирою тяжелой.
Где оставляла след разбойничья нога, —
Пылали города и полыхали села.

Он шел сквозь дым и смрад, на солнечные дни
И мирный труд людей, уставясь в дикой злобе,
И этот каннибал пытался изменить
Весь мир по своему звериному подобью.

Кто и откуда он? Кто тот вампир,
Который в мир его сквозь кровь и ужас бросил?
Убийца и маньяк, он тоже на допросе.
И в хаосе огня, под рев и вой сражений
Его, кровавого, сурово судит мир,
И требует земля его уничтоженья.

П.Маркиш.
25 июля 1941 года, "Известия", СССР.

______________________________________________________
Василий Лебедев-Кумач. Стихи о войне (Спецархив)
Константин Симонов. Стихи о войне (Спецархив)
Семен Кирсанов. Стихи о войне (Спецархив)
Илья Эренбург. Стихи о войне (Спецархив)
Иосиф Уткин. Стихи о войне (Спецархив)
Демьян Бедный. Стихи о войне (Спецархив)
Самуил Маршак. Стихи о войне (Спецархив)
Николай Тихонов. Стихи о войне (Спецархив)
Михаил Исаковский. Стихи о войне (Спецархив)
Александр Прокофьев. Стихи о войне (Спецархив)
Александр Твардовский. Стихи о войне (Спецархив)
Tags: 1941, 1942, Перец Маркиш, газета «Известия», газета «Красная звезда», газета «Правда», спецархив, стихи о войне
Subscribe

Posts from This Journal “1941” Tag

  • Голос Сталина

    И.Сельвинский || «Литературная газета» №27, 6 июля 1941 года Все наши силы — на поддержку нашей героической Красной Армии, нашего славного…

  • Б.Лавренев. У обломков фашистского самолета

    Б.Лавренев || «Ленинградская правда» №158, 5 июля 1941 года Создадим могучее Народное ополчение, поднимем на отечественную войну с германским…

  • Фашизм будет разбит!

    « Правда» №179, 30 июня 1941 года Могучий советский народ показывает образцы героизма, настойчивости, большевистской стойкости на фронте и в…

  • За родину, за Сталина!

    Ф.Гладков || « Литературная газета» №26, 29 июня 1941 года От края и до края всколыхнулась необ'ятная Советская страна. Народы СССР поднялись на…

  • Советские патриотки

    « Известия» №152, 29 июня 1941 года Восьмой день наша Красная Армия ведет упорные бои с ордами германского фашизма, нанося им мощные,…

  • Москва в эти дни

    Е.Кригер || « Известия» №147, 24 июня 1941 года Вероломным разбойничьим нападением фашистская Германия начала войну против Советского Союза.…

  • Гитлеровская Германия лопнет под тяжестью своих преступлений

    Г.Александров || « Правда» №336, 4 декабря 1941 года Отчаянные попытки врага продвинуться вперед должны разбиться о железную стойкость красных…

  • Боевая орденоносная

    В.Ставский || « Правда» №321, 19 ноября 1941 года Бойцы и командиры Красной Армии! Деритесь с врагом так же стойко, храбро и умело, как…

  • Б.Горбатов. О жизни и смерти

    Б.Горбатов || « Правда» №319, 17 ноября 1941 года Защитники Родины, воины Красной Армии и Флота, партизаны и партизанки — бейте крепче врага,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments