Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Андрей Платонов. Один бой

«Красная звезда», 18 февраля 1945 года, смерть немецким оккупантамА.Платонов || «Красная звезда» №41, 18 февраля 1945 года

Войска 3-го Белорусского фронта, продолжая сжимать кольцо окружения Восточно-Прусской группировки противника, штурмом овладели городами Вормдитт и Мельзак — важными узлами коммуникаций и сильными опорными пунктами обороны немцев.



# Все статьи за 18 февраля 1945 года.



РАССКАЗ

«Красная звезда», 18 февраля 1945 года

Четвертая контратака немцев была отбита. Полк Мещерина продвинулся в заданном направлении, и его батальоны заняли новые рубежи.

Огонь умолк на поле боя, и наступили сумерки перед долгой зимней ночью. Подполковник Мещерин успел осмотреть местность, что лежала теперь впереди расположения его батальонов, и сверить ее с картой; карта, видимо, была точна.

Перед Мещериным по фронту находилась балка с мягким рельефом. В этой балке лежали последовательно один за другим рыбные пруды, но между верховьем одного пруда и плотиной другого, расположенного выше, были, однако, сухие пространства. Противник сейчас был отогнан по ту сторону балки; там у него, против левого фланга полка, находилась развитая система огневых точек, и далее за ними были два населенных пункта, которые к утру Мещерину надлежало взять. Против правого фланга полка рос густой сосновый бор, спускавшийся в сухой тальвег балки меж двумя водоемами.

Что было сейчас в том немецком лесу? Лицом к этому лесу стоял третий батальон Мещерина, утомленный боями с контратакующим противником. Этот батальон подбил сегодня три танка и истребил в двух рукопашных боях около роты немецких пехотинцев, но и люди Мещерина изрядно устали.

Стало темно, наступила ночь. Мещерин прошел по ходу сообщения в блиндаж, оставшийся от немцев, ординарец Порошков засветил ему свечи на деревянном столе. Подполковник задумался. Война переменилась. Сейчас она происходила на прусской земле. Теперь бой и маневр совершаются на местности плотной обороны противника, и так называемый «оперативный простор» требует такой же неослабной энергии от наступающих, как и прорыв основной полосы укреплений, потому что «простор» является лишь тесниной следующей очереди укреплений в глубине прорванной обороны.

Что было сейчас в темном немецком лесу? Оттуда выходили танки в контратаку и туда они возвращались — те из них, что способны были возвратиться. Однако немцы понимают, что мы уже учли такое назначение леса, и что же они предпримут? Будут ли они ночью или утром снова контратаковать нас танками из леса или откажутся от этого в предвидении, что мы, естественно, обеспечим тут мощный противотанковый огонь?

— Порошков, сходи к артиллеристам, — сказал Мещерин, — попроси, чтобы майор Беляков сейчас же зашел ко мне...

Ординарец ушел. Мещерин читал карту. Против его полка было три прудовых водоема. Немцы, возможное дело, уже заложили взрывчатку в тела плотин или под водоспуски и взорвут их, тогда неподвижные водоемы обратятся в поток, и балка станет на время рекою, а затем долго будет мочежиной, заболоченною топью, и трудно, тяжко придется работать и двигаться здесь машинам, пушкам и людям.

Далее, за балкой, слева на фланге, находились укрепления противника, прикрывающие подступы с юго-запада к двум населенным пунктам. Мещерин расположил против них два своих батальона; третий его батальон стоял против леса; еще одна рота автоматчиков была у него в резерве.

Что было в лесу и за лесом, что было еще далее в глубине обороны противника, где нынче же ночью придется итти батальонам Мещерина, — то оставалось неразведанною тайной.

Он вышел из блиндажа наружу, подышал свежим воздухом и посмотрел на погоду. С Балтики быстро шли холодные тучи, но поверх туч светила луна, и ее неподвижный свет слабо проникал сквозь тучи, еле озаряя землю из невидимого светильника, как бывает в сновидении.

Мещерин пошел по земле. Его беспокоил немецкий лес на правом фланге. Он бы мог сказать майору Белякову, командиру артиллерийского полка, чтобы Беляков выставил достаточно орудий против того леса на случай, если немцы начнут контратаковать из леса танками. Но Мещерину нужны были пушки Белякова на левом фланге, там следовало скоро и сокрушительно подавить развитую систему огневых точек противника. Поэтому густо держать артиллерийские стволы против леса было неэкономно, этим ослаблялся удар по огневым точкам немцев на левом фланге, и это могло задержать наше движение в глубину — к немецким населенным пунктам.

Мещерин задумался. Его полк был подобен мечу, и рукоятка этого меча была в руках у Мещерина, и от движения его руки, от мысли Мещерина зависело, вонзит ли он меч в тело врага на разрушение его или противник иступит его меч и даже сломает его своим сопротивлением.

Он увидел силуэты людей и возвратился в блиндаж. Пришел майор Беляков с Порошковым, и Мещерин поговорил с майором о ночной задаче.

Беляков был хорошим артиллеристом, но он любил готовые цели и ясность положения на поле боя.

— Давайте, Сергей Леонтьевич, куда и во что мне бить. Мне нужна работа, — сказал он Мещерину. — А лес этот, — он указал по карте, — у меня есть стволы против него, — там танки должны быть.

— Они были там, — произнес Мещерин, — а теперь мы не знаем.

— Может, и нету, — согласился Беляков. — Свободная вещь, что ушли.

— Пушки ваши мне слева нужны, а тут вы их столько держите, что, может быть, и зря, как вы полагаете? Поменьше бы хватило!

Беляков на минуту озадачился. Он был полный на тело, веселый по нраву человек, но не любивший думать над тайнами, если не было фактов, чтобы их разгадать.

— Я реалист, Сергей Леонтьевич, — сказал майор. — У вас есть разведка в этом лесу?

— Пока нет, — ответил Мещерин. — Я велел ее выслать из третьего батальона туда. Когда люди вернутся, мне позвонят.

— Вам виднее, Сергей Леонтьевич... Действуйте, как находите точнее, а я поставлю свои пушки куда нужно и попаду во что требуется.

— А ваше мнение, товарищ майор?.. Я могу и вовсе не получить от разведки ничего. И у меня времени мало.

— Мои наблюдатели слышали в этом лесу моторы машин, — сообщил артиллерист.

— Да, но что это значит?

— Да ничего не значит, Сергей Леонтьевич, — засмеялся Беляков. — Мало ли какая машина там шумела и куда она шла, может, это тягач кряж волок!..

— Для хорошего солдата все звуки на войне понятны, как буквы для грамотного человека, — сказал Мещерин.

— Ах, да! Ну, конечно! — понял и смутился Беляков. — Это совершенно точно, Сергей Леонтьевич!

Мещерин посмотрел на часы.

— Я могу быть свободным, товарищ подполковник?

— Да, а через два часа мы снова с вами увидимся, Владимир Иванович. Тогда я вам скажу, как быть с этим лесом.

Артиллерист ушел. Мещерин отправился к начальнику штаба полка майору Полуэктову, работавшему в соседнем блиндаже. Полуэктов уточнял задачу для батальона. Как всегда, он считал данные о противнике совершенно недостаточными. Он сидел за картой, чертил на ней знаки, проектируя бой, и бурчал в махорочные усы недовольство. Если ему поручить боевую задачу, то он никогда бы не мог начать ее решения вследствие крайней аккуратности своего характера, требующей невыполнимой точности, ясности, взвешенности всех элементов предстоящего дела, но и тогда, если бы того достигнуть, он всё же не был бы уверен: так ли это всё, а, может, всё выйдет наоборот. Однако добросовестность Полуэктова, хотя и обезволенная щепетильной рассудочностью, всё же являлась достоинством, и Мещерин, ценя в Полуэктове то хорошее, что в нем было, не принимал в расчет его бездейственных суждений.

В который раз Мещерин начал снова читать местность по карте, затем он просмотрел разведывательную сводку штаба дивизии и прочие документы, но мало было точных данных, годных, чтобы их положить в основу плана наступательного боя.

— Что-то у нас великоват получается этот самый коэффициент неопределенности и неизвестности, — сказал он Полуэктову.

— Вот то-то и дело, — сразу согласился Полуэктов. — То-то и дело, о том и душа-то болит.

— Вот здесь у него есть минометы, — говорил Мещерин, указывая точку на карте, — здесь позиция очень удобная, я бы тут держал огонь. Обязательно бы держал! А у нас тут неясность, мы не знаем, есть ли там эти минометы на самом деле.

— Артиллеристы тоже оставляют эту точку втуне, — доложил Полуэктов, — для них это не цель.

— Надо накрыть огнем эту неясность! — сказал Мещерин. — И накрыть надо огнем той же плотности, майор, как разведанную цель: допустим, что у них здесь батарея шестиствольных.

— Есть, — произнес Полуэктов. — Я сговорюсь с Беляковым.

Мещерин позвонил в третий батальон:

— Как дела, Богатырь?.. Пришли наши дети из чужой деревни?

«Богатырь» ответил, что «дети» вернулись, но только не все, двоих еще нету. Тогда Мещерин сказал, что он сам сейчас придет в батальон, и вышел наружу. До штаба третьего батальона было недалеко, всего метров восемьсот.

Тихая ночь войны, проникнутая взорами тысяч бодрствующих людей, медленно лилась по земле. Мгновенные невнятные звуки изредка возникали во тьме и снова утихали в безмолвии. Время от времени в дальнем мраке, рассеивая напряжение, светилась ракета, и она гасла...

Командир батальона майор Осьмых доложил командиру полка, что первая разведгруппа возвратилась, а вторая вот-вот ожидается; общее же положение на участке батальона без изменений, но томит безвестность, и люди устали, утратив в сегодняшних боях многих своих товарищей.

— Мучит меня этот неведомый лес, Сергей Леонтьевич, — сказал майор Осьмых. — Как в ночь итти нам туда, что мы там встретим?

— Надо знать, за неведение смерть бывает, — произнес Мещерин. — А с чем пришли ваши разведчики? Позовите их сюда!

— Да что мои разведчики! — угрюмо сказал Осьмых. — Пустяки они разведали...

Младший лейтенант Анжеликов доложил командирам, что он разведал у противника. Он ходил на южную опушку соснового бора с двумя сержантами, Храмовым и Петрушевым. Храмов проник в глубину леса и выходил на западную опушку леса.

— И что же? — спросил Мещерин. — Доложите подробно каждую мелочь...

Разведчики, спускаясь по скату балки с нашей стороны, заметили, что вершины двух деревьев, росших в лесу, наклонились и пали.

— Как они падали? — заинтересованно спросил Мещерин. — Навстречу друг другу или врозь?

Анжеликов задумался.

— Не установили, товарищ подполковник...

— Позовите Храмова и Петрушева, — приказал Мещерин.

Сержант Храмов доложил, что деревья падали навстречу одно другому, потому что немцы их валили на завал дороги, а завалка иначе не делается.

— Вы это глазами видели, что деревья валились вершинами друг к другу? — спросил Мещерин.

— Никак нет, товарищ подполковник, — произнес Храмов, — глазами я того не упомнил.

— А надо было упомнить глазами, сержант! — сказал подполковник.

Петрушев обнаружил в лесу котлован, в котором незадолго стоял танк: один земляной откос был еще теплый на ощупь, туда, наверно, били газы из выхлопных труб при разогреве мотора.

Оба разведчика слышали в глубине леса работу танковых моторов, но стало темно, глухо, и дойти до машин они не сумели.

— Подолгу работали моторы, и слышно было по звуку, что машины удаляются, или нет? — спрашивал Мещерин.

— Не подолгу, нет, не подолгу, — сказали оба сержанта.

Анжеликов доложил, что танки, похожее дело, шли на короткие расстояния внутри леса.

Тогда Мещерин спросил его:

— А зачем, как вы думаете?

Анжеликов не знал.

— Если танки противника остались в лесу, то зачем немцам устраивать завал своей же дороги? — обратился Мещерин к майору Осьмых.

— Да, — озадачился Осьмых, — это действительно! Было неизвестно, а стало вовсе загадочно!

Мещерин отпустил разведчиков и сказал майору: — Нет, Иван Ефремович, нам всё будет известно, надо только думать уметь...

Немного погодя явились двое разведчиков из второй группы. Их задачей было обследование западной опушки леса. Они шли уже затемно и вовсе не слышали никаких звуков в лесу. Противника они не обнаружили; они прошли по опушке в глубину местности почти до северной окраины леса и там они наблюдали то, что ими было не понято. Когда луна затемнялась бегущими тяжелыми тучами, разведчики видели вдалеке, в полевом пространстве, краткое свечение нескольких точек, — свет был фиолетового и оранжевого цвета и беззвучен, словно то сияли замедленные зарницы; когда же луна изредка освещала поле, разведчики видели в том же направлении, где во тьме вспыхивал безмолвный свет, низкий голый частокол, как будто на земле лежала длинная рыба с обглоданными костями ребер, или будто из земли выросли зубы.

— Всё делается более ясным, — тихо сказал Мещерин и, поблагодарив разведчиков, отпустил их.

— Что же ясно-то, Сергей Леонтьевич? — спросил майор Осьмых. — Ну, частокол я понимаю — это, конечно, «зубы дракона», видать я их сам не видал, но слыхал про них, а что там еще светится, какая зарница? Или ребятам так показалось?..

— Нет, они рассказали точно, — произнес Мещерин, — всё так и есть. Они видели противотанковые препятствия, железобетонные зубы — надолбы, а перед этой челюстью дракона немцы, значит, поставили еще одно заграждение — они пропустили по проволоке ток высокого напряжения, чтобы наша пехота не прошла там.

— А свет?

— А свет — это явление короны. Ток высокого напряжения стремится истечь с поверхности проводника в пространство, и, если бывают к тому физические условия, ток как бы вырывается с проводника, и тогда он слабо светится, Иван Ефремович, он светится короной вокруг проводника.

Осьмых грустно улыбнулся, что сам он никогда бы не мог сообразить того, о чем услышал от командира полка.

— Эх, башка! — сказал Осьмых и ударил сам себя кулаком по голове, он уважал Мещерина и завидовал ему.

— Вы что? — спросил Мещерин.

— Ничего, Сергей Леонтьевич, — я вижу, офицер должен знать всё на свете, в точности и в подробности.

— Совершенно верно, Иван Ефремович. И сверх всего он должен понимать еще многое... Я скоро буду говорить с генералом, а после захода луны мы продолжаем свой удар вперед... Через час вы приходите ко мне, я поставлю задачу вашему батальону.

В своем штабе Мещерин вместе с Полуэктовым стали чертить по карте живую, точную картину предстоящего боя. Мещерин обладал духом творческой мысли и воображения; он смело, словно своевольно, соединял в одно целое разрозненные, противоречивые факты действительности, чтобы из них получился единый живой образ знания, в котором уже возможно прочитать верное решение для его воли, для технического расчета действий его подразделений.

Полуэктов иногда удивлялся, иногда возражал, но изредка и он восхищался развитием мысли командира, угадывающей с точной ясностью тайну врага.

Постепенно и у Полуэктова сложилось представление о замысле противника, и на этом основании уже можно было проектировать свой наступательный бой.

Командир был прав. Немцы едва ли занимались сейчас лесозаготовками в сосновом бору, — значит, сводя деревья, они делали завалы дорог, на случай, если мы прорвемся в тот лес. Свои танки, оставшиеся в лесу, немцы оттуда не вывели, а закопали их или поместили в углубленные котлованы как постоянные огневые точки.

План обороны противника заключался здесь в том, чтобы уничтожить полк Мещерина. Меж густыми огневыми точками на левом фланге и лесом на правом лежало чистое поле, причем оно могло простреливаться точным огнем из дотов слева и, возможно, танками справа, а в глубине этого поля, на подходе к двум населенным пунктам, нас ожидала челюсть дракона и проволочные препятствия под током. И более того, как только ваши подразделения, выйдут на поле меж лесом и системой дотов, немцы взорвут прудовые плотины, образуют в тылу наступающих водную преграду, отрежут нас от тылов и резервов и начнут уничтожение нашей живой силы на поле перед челюстью дракона. Таков был план немцев. Мещерин, как мы видели, разгадал его. Теперь он должен был разрушить этот план и выиграть бой. (Продолжение следует). //Андрей Платонов.

# (Продолжение следует).


********************************************************************************************************************
Накануне 27-й годовщины Красной Армии

☆ ☆ ☆

Выставка боевого пути частей фронта

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 17 февраля. (По телеграфу от наш. корр.). В офицерском клубе, где начальником лейтенант Симонов, организована выставка. Один из разделов выставки посвящен героическому пути фронта, части которого с непрерывными боями прошли от Сталинграда до Будапешта. Выставка иллюстрирована многочисленными фотоснимками, схемами, диаграммами, картами и портретами героев боев.

Библиотека клуба подобрала литературу о Красной Армии. Сюда ежедневно приходят агитаторы и докладчики, готовящиеся к докладам, беседам и лекциям.

В клубе демонстрируются кинокартины, рассказывающие о Красной Армии, ее организации и развитии. Зрители-­фронтовики уже просмотрели кинофильмы «Чапаев», «Щорс», «Оборона Царицына», «Малахов курган».



ВСТРЕЧИ ВЕТЕРАНОВ С МОЛОДЫМИ ВОИНАМИ

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 17 февраля. (По телеграфу от наш. корр.). Во всех подразделениях соединения, где начальником политотдела тов. Минин, проводятся беседы, посвященные 27­-й годовщине Красной Армии. В частях устраиваются лекции на тему: «Товарищ Сталин — великий полководец, вдохновитель и организатор побед Красной Армии».

В ряде подразделений организуются вечера встреч молодых воинов с ветеранами Отечественной войны и участниками гражданской войны.



ГВАРДЕЙЦЫ ГОТОВЯТСЯ К ПРАЗДНИКУ

2-й ПРИБАЛТИЙСКИЙ ФРОНТ, 17 февраля. (По телеграфу от наш. корр.). В частях N гвардейского соединения готовятся достойно отметить 27-­ю годовщину Красной Армии. Подготовка к празднованию здесь совпадает с трехлетием соединения.

Инструктор политотдела майор Перцев работает над оформлением схемы боевого пути соединения с описанием отдельных сражений и героев. В частях ежедневно устраиваются беседы с бойцами и сержантами. Политотдел провел ряд совещаний агитаторов и парторгов подразделений, на которых политработники выступили с докладами на темы «27­-ю годовщину Красной Армии советский народ встречает всемирно-­историческими победами над гитлеровской Германией», «О военно-политическом положении Советского Союза».



ФИЗКУЛЬТУРНЫЕ СОРЕВНОВАНИЯ

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ФРОНТ, 17 февраля. (По телефону от наш. корр.). В частях и соединениях фронта начались физкультурные соревнования, посвященные 27­-й годовщине Красной Армии. Соревнования проходят по всем видам спорта: лыжам, конькам, прыжкам с трамплина. В Н-­ской дивизии в борьбе за первенство по лыжному спорту принимает участие более двух тысяч бойцов и офицеров. В Н-­ском полку в лыжном марше-­броске на 30 километров участвуют две роты.

Ленинградский Дом Красной Армии имени С.М.Кирова совместно с инспекцией физподготовки фронта готовит открытие спортивного клуба. В день открытия в клубе начнутся фронтовые соревнования по штанге, поднятию тяжестей и легкой атлетике.

23 февраля в живописнейшем пригороде Ленинграда, в горах Парголова, будут организованы массовые соревнования по горно­лыжному спорту.



ПАТРИОТКИ СТОЛИЦЫ — БОЙЦАМ КРАСНОЙ АРМИИ

Ежедневно сотни патриоток столицы приходят в общественную мастерскую по ремонту обмундирования Красной Армии при Московском городском совете Осоавиахима. Среди общественниц, работающих в мастерской, — жены фронтовиков, домашние хозяйки, работницы, артистки. Только за 1944 год мастерскую посетило более 100 тысяч женщин, отремонтировавших 530 тысяч комплектов различного обмундирования для воинов Красной Армии.

К 27-­й годовщине Красной Армии общественницы обязались досрочно выполнить квартальный план ремонта обмундирования для воинов Красной Армии.

______________________________________________
А.Платонов: Падение немца ("Красная звезда", СССР)
А.Платонов: Труженик войны* ("Красная звезда", СССР)
А.Платонов: Маленький солдат* ("Красная звезда", СССР)
А.Платонов: Земля и небо Курска* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №41 (6029), 18 февраля 1945 года
Tags: 1945, Андрей Платонов, газета «Красная звезда», зима 1945, февраль 1945
Subscribe

Posts from This Journal “февраль 1945” Tag

  • По Германии. Когда ведут пленных

    С.Крушинский || « Комсомольская правда» №43, 21 февраля 1945 года Да здравствует великий советский народ, его Красная Армия и Военно-Морской…

  • 26 февраля 1945 года

    «Вечерняя Москва» №47, 26 февраля 1945 года # Все статьи за 26 февраля 1945 года. Позавчера в «Правде» было опубликовано постановление…

  • Мщение и смерть фашистским злодеям!

    Н.Фидлер || «Вечерняя Москва» №44, 22 февраля 1945 года За честь, свободу и независимость Отчизны героически сражаются сыны всех народов…

  • Нацистская Германия обречена!

    Н.Юрин || «Вечерняя Москва» №44, 22 февраля 1945 года За честь, свободу и независимость Отчизны героически сражаются сыны всех народов Советского…

  • Смятение в Берлине

    «Вечерняя Москва» №44, 22 февраля 1945 года За честь, свободу и независимость Отчизны героически сражаются сыны всех народов Советского Союза! Да…

  • Это было под Кенигсбергом

    А.Красов || « Комсомольская правда» №42, 20 февраля 1945 года Клянемся мы пролитой братьями кровью, Что горе сирот нам не будет чужим, Что…

  • B Берлине

    Н.Фидлер || «Вечерняя Москва» №42, 20 февраля 1945 года # Все статьи за 20 февраля 1945 года. Геббельс назначен начальником обороны…

  • Жители польского города Ченстохова приветствуют своих освободителей — советские войска

    «Вечерняя Москва» №41, 19 февраля 1945 года # Все статьи за 19 февраля 1945 года. Жители польского города Ченстохова приветствуют…

  • 19 февраля 1945 года

    «Вечерняя Москва» №41, 19 февраля 1945 года # Все статьи за 19 февраля 1945 года. Письмо крестьян и крестьянок Советской Буковины…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment