Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Александр Довженко. Народные рыцари

газета «Известия», 25 июля 1942 годаА.Довженко || «Известия» №173, 25 июля 1942 года

Не считаясь с потерями, идя по трупам тысяч своих солдат и офицеров, уничтоженных защитниками нашей Родины, гитлеровцы продолжают рваться вперед. — Умрем, но не отступим! — таков лозунг советских воинов, самоотверженно сражающихся в районе Цымлянской. Остановить и отбросить врага — к этому направлены героические усилия наших бойцов и командиров.



# Все статьи за 25 июля 1942 года.



Никогда, сколько существует человеческая история, размах смерти не достигал таких исполинских размеров, как в наше время. Никогда на истребление народа не бросались такие чудовищные средства. И никогда подлость и низость врагов человечества и человеческой личности не проявлялись с такой отвратительной жестокой мерзостью, с таким цинизмом, как проявила себя низость в воинствующем фашизме-гитлеризме, выросшем среди немецкого народа. Сегодня воина стала бытием всего человечества. Гитлер вверг в войну весь мир.

«Известия», 25 июля 1942 года, что творили гитлеровцы с русскими прежде чем расстрелять, что творили гитлеровцы с русскими женщинами, зверства фашистов над женщинами, зверства фашистов над детьми, издевательства фашистов над мирным населением

Истекает кровью вся наша планета. Но нигде, ни на одном кровавом поле не сталкивалась с такой силой тьма со светом, подлость с правдой, мракобесие с разумом и порабощение со свободой, как на наших советских украинских полях.

что творили гитлеровцы с русскими прежде чем расстрелять, что творили гитлеровцы с русскими женщинами, зверства фашистов над женщинами, зверства фашистов над детьми, издевательства фашистов над мирным населением

Кровавое, великое время!

Были времена кровавые, были мучительные, были роковые времена, были великие времена в нашей истории, но такого кровавого и такого великого времени, как наше время, такого времени не было.

Моря крови, разлившиеся потоки слез и человеческих страданий и ужасающие лишения десятков миллионов наших людей и огромные, невиданные полыхающие пожары освещают всю нашу землю, весь мир своим величественным жертвенным светом, и из глубины исторических давностей, из седин народных потрясений вырастают в этом свете перед нами и проходят перед нашим духовным взором славные имена лучших сынов народа, положивших труд и жизнь за народ и принявших смерть в грозные его времена. Трагические наши деды Наливайко и Байда, порубанный в боях Сагайдачный, великий Хмельницкий, славные Богун и Кривонос, и великан Кармелюк, и Зализняк, и пламенный Щорс, и Пархоменко, и Боженко.

Они незримо присутствуют среди нас. Они — наши защитники в прошлом. Они — бессмертны. Они — сердца и мечи нашей истории.

Сегодня они спрашивают нас, спрашивают каждого бойца:

— Не даром ли мы жили? Не даром ли потрудились над нашей землей? Не даром ли погибали в походах, в сечах, на кострах и на плахах? Есть ли, дорогие наши правнуки и товарищи, у вас порох в пороховницах? Не согнулась ли воля? Есть ли товарищество? Крепко ли братство народное?

— Нет! Не согнуть врагу нашей воли к победе. Победа будет за нами! — гремит советская артиллерия.

— Живет нерушимо товарищество! — грохочут летчики, сметая с лица земли множество врагов.

— Нерушимо держится братство народов! — ревут и громыхают танкисты.

— Больно, что Украина еще у врага, больно и мучительно. Но что бы то ни было, каких бы трудов, жертв и страданий это ни стоило, мы примем труды, жертвы и страдания, и как бы мы ни погибали и сколько б нас ни погибло, — не быть Украине немецкой рабой! Никогда! Мы помним ваш завет — лучше смерть в бою, чем жизнь в рабстве! — отвечают сегодня внуки-автоматчики.

Много юношей пало в боях, много внуков достойно приняли смерть за бессмертие Украины и сами стали бессмертными. Погибли капитан Запорожец, капитан Колодий, комиссар Герасименко. Погибли танкисты Кучмистый Михайло и Михайло Лисянский. Пал Мирошниченко, уничтоживший 18 танков противника. Полегли навеки Михайло Михляев и Григорий Петров, отбивши 5 бешеных вражеских атак. Добре погуляли они на великом смертном пиру: горы немецкого трупа уложили они.

Погибли двадцать восемь легендарных героев под Москвой. Погиб трижды раненый славный капитан Руденко. Семь пуль впилось ему в грудь. Тогда взяли его на руки товарищи и мертвого понесли, как знамя, на гору в атаку и взяли ту гору у немцев и похоронили его. Погиб Герой Арсен Шевчук, врезавшись своим огненным самолетом в немецкую артиллерию. Погиб Герой Удовиченко, врезавшись с неба, как огненный метеор, в немецкую переправу. Сгорел в воздухе ком. эскадрильи Петро Окара и упал огнем на вражеские головы. Погиб Герой гражданской войны Свирид Тайна, уничтоживши пулеметом целую немецкую часть. А боец Петро Скидан прямо навалился животом на жерло немецкой пушки и залил ее своей кровью и дал товарищам ворваться к немцам и щедро отомстить за свою молодую смерть. И много иных молодых годами и славных делами сынов нашей родины полегли в боях. Много сделали они, много врагов истребили, пока не расстреляли все положенные им в жизни патроны. Поклонимся их отцам и матерям и напишем их имена на память поколениям.

Пройдут года. Прошумят столетия. Высохнет кровь, забудутся раны, уляжется гнев, исчезнут пожарища, и только кое-где сохранятся, как памятники, величественные руины для назидания потомкам о великой трагедии середины XX века, когда решалась на советских просторах судьба человечества.

Не будет уже ни войн, ни разрушений, ни фашистской тьмы.

I на оновленiй землi
Врага не буде супостата,
А буде син i буде мати,
I будуть люди на землi
.

Кто не преклонится в веках перед красотой наших воинов? Кто не снимет шапки перед их именами? Кто не благословит их, бессмертных, познавших в свое трудное время, что нет более славной смерти, как смерть в бою за други своя?

С каким трепетом и завистью будут вспоминать юноши, мужи и мудрецы и войну, и нас, и все наше необычайное поколение сталинских строителей—воинов—гвардейцев, рыцарей, освободивших от позора и гибели не только свою родину, но и все человечество. С каким волнением будут вспоминать нас, на долю которых выпало столько несчастий и счастья, столько горя и радости, столько крови и пота, столько борьбы и трудов, и побед, что их с лихвой хватило бы на десяток поколений. Сколько книг о нас напишут, и сколько песен о нас пропоют!

Сколько благодарных наших потомков, юношей в своих мечтах будут переносить свою жизнь на машине времени в нашу величественную эпоху, в эпоху, когда все было трудно, когда ничто не давалось даром, когда за каждую пядь своей земли платили кровью и жизнью.

В это величественное, мужественное время, когда наш многонациональный советский народ-богатырь вышел под знаменем Ленина и Сталина на поле боя с открытым чистым лицом для победы над ворвавшейся из Неметчины смертью, для товарищества, для освобождения человечества от мракобесия фашизма.



И каждый, кто и в будущем не перестанет любить родину и не только родину, но и братство людей и человечество, а не вражду и порабощение наций, каждый преклонится перед величием пятилеток великого Сталина, когда все, что было честного, одинаково — партийного или беспартийного, в нашей стране, не покладая рук, экономя каждый кусок хлеба, каждый кирпич, создавало могучую техническую базу для отражения врага и для победы и само выросло. Выросло на земле самое главное — сталинские люди! Люди, вылитые из сталинского сплава, люди, которых не возьмет никогда ни меч, ни огонь. // Александр Довженко.
_______________________________________
И.Эренбург. Горе невольниц* ("Красная звезда", СССР)**
Е.Габрилович: Сердце украинки* ("Красная звезда", СССР)**


*****************************************************************************************************************
Баллада о четырех заложниках


От большой дороги в сторонке
Их ведут четырех из дому.
Лет четырнадцать старшей девчонке,
Третий год пареньку меньшому.

Вместе с ними в подвал холодный
Гонят тетку, сестру Миная.
А Минай — это батька их родный,
Батька родный,
Мститель народный.

Пишут немцы о нем в газетах,
О его отряде,
Бригаде
И приказы в былых сельсоветах
Порасклеили, страха ради.

Со столбов, со стен на светлицах
Угрожают Минаю напасти:
Должен он покориться,
Явиться,
Сдаться в руки немецкой власти.

И висят те приказы всюду —
На минаевой хате и клети:
Коль не сдастся — расстреляны будут
На рассвете
Заложник и дети.

И в подвале дети Миная
Ожидают смертного часа.
С ними вместе — тетка родная, —
Скорбной лаской глаза лучатся.

Мальчик спрашивает у тетки,
Все он хочет узнать, проверить:
Почему на окнах решетки?
Почему часовые у двери?

Скоро ль батька придет за ними?
— Скоро, — тетка в ответ ему, — скоро.
Поведет нас полями родными,
Поведет на волю
По полю…

— Что же нет его, ночь коротка.
Часовые у двери стучатся.
— Спи, усни, — утешает тетка,
В ожиданьи смертного часа.

А когда задремал он, детям
Тетка правду сказала — не скрыла.
Лишь малыш не узнал, что с рассветом
Ожидает их всех могила.

— Вы смотрите, ему не скажите, —
Наставляет
Детей Миная...
Снится мальчику тропка в жите,
Тропка к дому,
К селу родному.

Ночь проходит,
Солнце восходит.
Жаворонки запели в поле.
Вот солдаты
Ведут куда-то,
Мальчик рад и солнцу, и воле.

У глухой стены остановка.
Взял на мушку солдат ребенка.
Выстрел.
Сникла льняная головка,
И прижалась к груди ручонка.

Вновь солдат пистолет поднимает.
На стене — заложников тени.
Вот и все.

***

Перед батькой Минаем
Встаньте все отцы на колени.
Не явился,
Не покорился,
Не повел он детей из плена
На свободу.
Немцам в угоду.

Поседел, — говорят о нем люди,
Сыновья партизанского края.
Долго мстить палачам мы будем
За убитых детей Миная.

Наши танки вытиснут дату
На немецких спинах и касках,
Наши сабли допишут балладу
Про убитых детей партизанских.

Аркадий Кулешов. // Перевел с белорусского Н.Риленков.



*****************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 24 июля

В течение ночи на 24 июля наши войска вели бои с противником в районе Воронежа, а также в районах Цымлянская, Новочеркасск, Ростов.

На других участках фронта никаких изменений не произошло.



В районе Воронежа бои продолжаются с прежним ожесточением. Противник оказывает упорное сопротивление нашим наступающим войскам. Отдельные рубежи и населенные пункты по нескольку раз переходят из рук в руки. В районе одной переправы через реку Дон подразделения, которыми командуют капитан Носаль и капитан Андронов, встретили численно превосходящие силы немцев и венгров. Противник предпринял три сильных контратаки. Наши бойцы отбили эти атаки и уничтожили свыше 700 гитлеровцев. На другом участке наши танкисты уничтожили 9 немецких танков.



В районе Новочеркасска продолжались тяжелые бои. Наши войска отбивали атаки численно превосходящих сил противника. Только на одном узком участке немцы потеряли 17 танков и свыше 800 человек убитыми. Активно действует наша авиация, наносящая непрерывные удары по боевым порядкам противника и по его коммуникациям.



В районе Цымлянской наша часть отразила две атаки немецких танков и автоматчиков. Выдвинувшиеся вперед и на фланги бронебойщики сожгли 3 и подбили 6 немецких танков. Метким ружейно-пулеметным огнем, а также в рукопашных схватках наши бойцы уничтожили свыше 400 немецких автоматчиков.



На одном из участков Ленинградского фронта за два дня боевых действий противник потерял убитыми и ранеными более 800 солдат и офицеров. Огнем нашей артиллерии и минометов уничтожено 2 орудия, 10 пулеметов и 2 миномета. Разрушено 16 ДЗОТ’ов, несколько блиндажей, землянок и наблюдательных пунктов. Взяты пленные и захвачены трофеи. В воздушных боях и огнем зенитной артиллерии сбито 4 немецких самолета.



Партизаны отрядов, об’единенных под командованием тт. К., Л. и Д., действующие в Белоруссии, уничтожили немецкого генерала, 8 офицеров и 27 солдат. Советские патриоты взорвали 11 автомашин с военным грузом и захватили трофеи.



Письма немецких солдат на родину проникнуты страхом перед советскими партизанами. Солдаты пишут, что неуловимые партизанские отряды наносят немцам серьезные потери. Ефрейтор Шидер жалуется Францу Геблеру: «...Мы уже несколько недель действуем в тылу против партизан. Проклятая война. Со всех сторон враги». Ефрейтор Гесльбауэр пишет фрау К.Гесльбауэр: «...Почти ежедневно взлетают в воздух повозки, машины. Кругом нас ненавидят. Трудно рассказать, какой опасности подвергаешься здесь».



Немецко-фашистские мерзавцы истребляют население оккупированных районов Орловской области. В поселках Павловский и Голышино гитлеровцы сожгли и разрушили все жилые дома и постройки. Немцы зверски замучили и расстреляли 175 женщин, детей и стариков.



Отряд французских патриотов совершил смелый налет на немецкий склад в департаменте Па-де-Кале (Франция). Уничтожив часовых, патриоты захватили автоматы, пулеметы и 250 противотанковых мин.



Колхозники Узбекистана сдают государству зерно нового урожая. Многие колхозы республики уже выполнили свои обязательства перед государством. Закончила зернопоставки Андижанская область. Колхозы, выполнившие план, сдают зерно в хлебный фонд Красной Армии.


Вечернее сообщение 24 июля

В течение 24 июля наши войска вели ожесточенные бои в районе Воронежа, а также в районах Цымлянская, Новочеркасск, Ростов.

На других участках фронта существенных изменений не произошло.



За 23 июля частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено 90 немецких танков и бронемашин, 270 автомашин с войсками и грузами, 14 автоцистерн с горючим, взорвано 3 склада боеприпасов и 2 склада горючего, подавлен огонь 4 дивизионов полевой и зенитной артиллерии, рассеяно и частью уничтожено до пяти батальонов пехоты и эскадрон конницы противника.



В районе Воронежа наши войска продолжали наносить удары войскам противника. Гитлеровцы бросают в бой новые резервы и переходят в контратаки. На одном из участков разгромлен только что прибывший из глубокого тыла немецкий пехотный полк. От него осталось не более роты. Кроме того, нашими бойцами уничтожено 10 танков и бронемашин. На другом участке группа наших войск, потеснив противника, переправилась через Дон и закрепилась на западном берегу реки. Наша авиация продолжала бомбить позиции немцев. Прямым попаданием бомб разрушена важная переправа противника. Уничтожено 18 немецких танков, 34 автомашины, 6 зенитных орудий и 26 повозок с грузом.



В районе Ростова крупные танковые части противника стремятся прорваться к городу. Идут напряженные, кровопролитные бои. На одном из участков артиллеристы и бронебойщики отбили шесть танковых атак противника и уничтожили 38 немецких танков. Подступы к укрепленным районам завалены тысячами трупов гитлеровцев. Однако, не считаясь с потерями, противник бросает в бой все новые и новые силы.



В районе Цымлянской наши войска вели оборонительные бои. Немцы предпринимают упорные попытки переправиться на южный берег Дона и несут при этом огромные потери. Только на одном участке в течение суток противник потерял убитыми свыше 1.500 солдат и офицеров. На другом участке немцам удалось под прикрытием авиации и мощного артиллерийского огня переправиться через реку. Контрударом наши части окружили и уничтожили прорвавшийся полк немецкой пехоты. Советские воины ведут самоотверженную борьбу с численно превосходящими силами противника под лозунгом — умрем, но не отступим!



На Брянском фронте, на одном из участков наши войска вели активные бои. В течение дня подбито и сожжено свыше 20 немецких танков. Наши части продвинулись вперед и заняли несколько населенных пунктов. Захвачены пленные.



Группа смоленских партизан под руководством тов. Г. произвела нападение на немецкую базу. Партизаны взорвали склад боеприпасов и сожгли склады с продовольствием и различным военным имуществом.



Пленный солдат 233 полка 102 немецкой пехотной дивизии поляк Юрий Б. рассказал: «До 1939 года я работал учителем в польской народной школе. Захватив Польшу, немецкие оккупанты ликвидировали и закрыли все польские школы. Школьные помещения заняты под казармы и госпитали. Весной этого года меня мобилизовали в германскую армию. Мне было очень больно и тяжело надевать мундир гитлеровского солдата, мундир армии, опозорившей себя на весь мир. Я отлично понимал, что поляк, который вольно или невольно служит Гитлеру, затягивает петлю на собственной шее. Поэтому я твердо решил при первой же возможности перейти на сторону Красной Армии. В четырехдневных боях рота потеряла убитыми, ранеными и пленными свыше 80 человек. Когда мы находились в окопах, неожиданно появились русские танки, за ними следовала пехота. Солдаты разбежались, а я вылез из окопа и сдался в плен».



Советские граждане, перешедшие линию Брянского фронта, рассказали о чудовищном преступлении гитлеровских мерзавцев. Немцам удалось из засады захватить в плен красноармейца тов. Густова. Бандиты учинили зверские пытки красноармейцу, добиваясь от него сведений о расположении советских войск. Наш боец не проронил ни одного слова. Взбешенные гитлеровцы привязали тов. Густова к двум танкам и разорвали его на части.



В Германии начали выдавать по карточкам, вместо масла и маргарина, новый эpзац — «масло» из смазочных материалов. В связи с употреблением в пищу этого эрзаца только за неделю в Дортмунде зарегистрирован 121 случай тяжелого отравления. // Совинформбюро.


*****************************************************************************************************************
НОВЫЙ НАЛЕТ НАШИХ САМОЛЕТОВ НА г. КЕНИГСБЕРГ


В ночь на 24 июля группа наших самолетов в сложных метеорологических условиях вновь бомбардировала военно-промышленные об'екты Кенигсберга.

В результате бомбардировки в городе возникло 12 очагов пожара и произошло 5 сильных взрывов.

______________________________________________
А.Довженко: Украина в огне ("Известия", СССР)
М.Бажан: Сыны Украины в боях с немцами ("Красная звезда", СССР)**
Что происходит в оккупированных областях Украины ("Красная звезда", СССР)

Газета «Известия» №173 (7859), 25 июля 1942 года
Tags: 1942, Александр Довженко, Совинформбюро, Украина в ВОВ, газета «Известия», июль 1942, лето 1942
Subscribe

Posts from This Journal “июль 1942” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments