Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Валентин Катаев. Краски Геббельса

газета «Известия», 19 июля 1941 годаВ.Катаев || «Известия» №169, 19 июля 1941 года

СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: ПЕРВАЯ СТРАНИЦА. От Советского Информбюро. ВТОРАЯ СТРАНИЦА. На фронтах великой отечественной войны. Николай ВИРТА. Партизаны. Ал.СУРКОВ. Маленькие рассказы о больших подвигах. К.СИМОНОВ. Две фотографии. А.ЗОЛОТУШКИН. Политработники. С.КОНСТАНТИНОВ. Валя Тимофеева. Расул РЗА. Мать бойца. ТРЕТЬЯ СТРАНИЦА. Каждый сбереженный килограмм металла, топлива — новый удар по врагу! А.МОРОЗОВ. Оборона заводов от воздушных налетов… Г.ШОЛОХОВ-СИНЯВСКИЙ. В станице Старочеркасской. И.БАЧЕЛИС. Каннибалы. Л.КУДРЕВАТЫХ. Иван Бобылев и его товарищи. ЧЕТВЕРТАЯ СТРАНИЦА. Иностранная печать о героической борьбе Красной Армии. Движение солидарности с Советским Союзом. Мощные демонстрации свободолюбивого чешского народа. Словения под гитлеровским сапогом. Грызня в стане шакалов. Военные мероприятия США. В.КАТАЕВ. Краски Геббельса



# Все статьи за 19 июля 1941 года.



(Маленький фельетон)

Фашистский журналист Людвиг Хамке вошел в кабинет министра пропаганды Геббельса и робко остановился у двери. Геббельс посмотрел на него глазами удава и хрипло спросил:

— Ну? Принес?

Людвиг Хамке суетливо поклонился.

— Так точно. Принес.

Йозеф Геббельс

— Давай сюда.

Людвиг Хамке подошел на цыпочках и положил на стол рукопись. Геббельс покосился на Хамке и брезгливо потянул к себе исписанные листки.

— Ну-с, посмотрим, что ты там нацарапал, Хамке. Небось, опять такая же ерунда, как и вчера. Смотри у меня, Хамке! Я не посмотрю на то, что ты ариец.

— Никак нет, — пролепетал Хамке, бледнея. — Как можно-с? Останетесь довольны-с. Все в лучшем виде изобразил. Не жалея, так сказать, красок.

— Плевал я на твои краски. Мне важны не краски, а факты. Факты есть?

— Так точно-с.

— А где брал?

— Известно где... сам, — скромно потупился Хамке. — Собственноручно, так сказать... Плод, так сказать, личного вдохновения. Я, можно сказать, работаю для фашистской пропаганды, не жалея пальцев. Смотрите, какие у меня стали пальцы. Были, как сосиски, а стали тоньше макарон. Высасываю, высасываю... Этак никаких пальцев нехватит.

— Ну, и дурак. Если пальцев нехватает, с потолка бери.

— Помилте... Какой же у меня потолок? Я с него уже второй год все беру и беру... Уж почти никакого потолка и не осталось... Так только, одна видимость, а не потолок.

— Ну, хватит. Некогда мне с тобой тут разводить теорию брехни. Посмотрим, что ты тут навысасывал...

Геббельс углубился в рукопись Хамке, и вдруг глаза его налились кровью.

Ба-алван! — закричал он. — Разве так пишут?

— А что?

— А вот то, смотри, что ты пишешь. Ты пишешь: «Германское Информбюро сообщает, что во время боев на южном участке восточного фронта германские пехотинцы натолкнулись на огонь советских пулеметчиков, прикованных к своим пулеметам». Это что такое?

— Это... брехня.

— Я сам знаю, что брехня. Но какая брехня? Бездарная брехня. Вялая брехня. Старая брехня. А нам нужна брехня вдохновенная, сенсационная, новая брехня. Бери карандаш, я тебе сейчас продиктую. Пиши: «Натолкнулись на огонь зарытых в земле большевистских пулеметчиков. Советские солдаты стояли в вырытых ямах, заваленные землей до плеч. Свободны были только руки, чтобы стрелять. Некоторые из взятых в плен, отрытые германскими солдатами, сообщали, что их принуждали выкапывать в земле ямы и затем прыгать в них, а коммунисты собственными руками утрамбовывали вокруг них землю». Точка. Все. Понятно?

— Вы гений! — воскликнул Хамке.

— Ну, уж и гений, — скромно улыбнулся Геббельс. — Просто небольшой уголовный стаж, отсутствие совести и присутствие нахальства. Главное, Хамке, как надо врать? Врать надо самозабвенно, вдохновенно, беспардонно. И — побольше фактов, побольше конкретности. Дураков еще на свете много. На то вся ставка. Ну, что у тебя там дальше?..

И Геббельс углубился в рукопись.

Через час фашистский журналист Людвиг Хамке выходил из кабинета Геббельса, держа в руках листки выправленной «информации». Его глаза сияли и губы шептали подобострастно:

— Нда-с… Геббельс... Вот это да! Вот это врет! И откуда только такой талант у человека! Уму непостижимо. // Валентин Катаев.
________________________________________
Н.Рубинштейн: Фашистская пропаганда лжи* ("Правда", СССР)
И.Звавич: Обер-шулер германского фашизма ("Известия", СССР)**


*****************************************************************************************************************
МАЛЕНЬКИЕ РАССКАЗЫ О БОЛЬШИХ ПОДВИГАХ

* * *

Саперы взрывают мост

Пехота переходила на новый рубеж обороны. Саперам капитана Ларина приказано было уничтожить большой деревянный мост через реку Б. Немцы, желая помешать взрыву, сосредоточили у моста огонь своей артиллерии и танков, закрывая подходы.

Через мост прошли последние красноармейцы. Пора. В грохоте разрывов боец Драгунцев бросился на мост и поджег приготовленную бочку с бензином. Под завесой пламени и дыма смелый сапер, получивший тяжелые ожоги, побежал к зажигательному шнуру, а затем, прикрываемый огнем товарищей, отполз от моста. За его спиной прогремел взрыв. Взлетели обломки моста, поднялось пламя. Приказ выполнен. Враг не воспользовался переправой.


Пулеметы били безотказно

Смелыми советскими патриотами показали себя в боях с врагами пулеметчики части подполковника Чаганова.

Пулеметчик Тихонов вывел из строя вражью зенитку и минометный расчет, расстрелял в упор до тридцати немецких пехотинцев. Спокойный, уверенный в безотказности своего пулемета, Тихонов уходил на новый рубеж последним, прикрывая огнем пулемета стрелков.

Когда снаряд врага разбил пулемет, Тихонов, вынув замок, отошел. По пути к своим, в лесу, он поймал шпиона.

Комсомолец-пулеметчик Чалый, стреляя из укрытия, заметил, что три фашистских танка пытаются зайти во фланг пехоте.

Очередь за очередью замолотили меткие пули Чалого по броне вражьих машин. Опешившие танкисты начали маневрировать, но пули настигали их при всех поворотах и виражах. Не выдержав сосредоточенного огня, танки повернули вспять. Обход не удался. Мужество и упорство пулеметчика сломили боевой пыл трех фашистских танковых экипажей.



Младший сержант Фаузель с бойцами своего расчета Фоменко и Бойко хорошо постояли за родину в боях с фашистскими танками. Замаскировав пулемет, Фаузель подпускал машины вплотную и хлестал меткими очередями по самым уязвимым местам. Два танка вышли из строя. Все три отважных пулеметчика были ранены, но ни один из них не оставил пулемета до конца боя.


Боец-хозяин

Во время боя трактор водителя Бахтиарова загорелся. Бахтиаров выбрался из охваченной пламенем кабины и, рискуя жизнью, бережно собрал все инструменты и запасные части и вынес их в безопасное место.

Геройски вел себя в бою шофер-комсомолец Кущев. Под ураганным огнем он смело вел свою машину. Благодаря его отваге третья батарея была обеспечена снарядами. В одну из своих поездок Кущев увидел цистерну с горючим. Водителя не было.

Умело лавируя между разрывами снарядов и бомб, Кущев вывел цистерну в укрытое место, нашел шофера и, только убедившись, что цистерна спасена, сел за руль своей машины.

Народное добро надо хранить и беречь, как зеницу ока, — вот чему учат поступки Бахтиарова и Кущева.


Противотанкисты

Когда по дороге, лязгая тяжелыми гусеницами, движутся стальные громады танков, а рядом, бесшумные, на роликовом ходу идут маленькие противотанковые пушки, всех поражают мощь и величие одних и кажущаяся беспомощность других.

Первое впечатление обманчиво. Маленькая пушечка в руках смелых, толковых, преданных родине людей — грозный враг танка. Три недели жестокой борьбы с танковыми соединениями фашистов доказали это воочию.

Артиллеристы-противотанкисты капитана Осташенко в первые же дни войны приняли участие в шести боях с немецкими танками. Под огнем с земли и с воздуха маленькие пушки шесть раз вылетали на огневые рубежи впереди пехоты, принимали на себя первые удары закованного в броню врага, отвечая ему сокрушительными ударами.

Редели боевые расчеты. Оставшиеся в строю перегруппировывались, занимали новые рубежи, снова били в упор по броне рвущихся вперед машин. С каждым боем возрастало число подбитых и сожженных фашистских танков.

Маленькие пушки своими залпами разрушали строй движущихся колонн фашистских танков, разгоняли мотопехоту, ослабляли силу вражьего удара. Ими управляли люди, которые хотели и умели драться за родину.

Недаром в первые же полчаса после об'явления войны 14 бойцов и командиров подали в партбюро части заявления о приеме их в кандидаты партии. Они хотели итти в бой коммунистами.

Подпуская танки на близкое расстояние, бойцы расчета сержанта Рябко стреляли в упор по уязвимым местам. Командир орудия Тимченко с наводчиком Кулагой метким огнем встретили ночью наступающие танки, уничтожили несколько машин врага и пулемет. Они заметили собирающихся у домика немецких пехотинцев. Несколько снарядов — и домик запылал, солдаты разбежались. Когда докрасна раскаленное орудие переводили на укрытую позицию, его разбило двумя снарядами. Тимченко собрал раненых и на тракторе вывез их с поля боя.

Близость врага не нарушила слаженности боевой работы расчетов. Рвутся снаряды, свистят пули, вплотную надвигаются танки, а заряжающий Пилипенко досылает в орудие снаряд за снарядом, и, как на полигоне, звучит его юношеский звонкий голос. Сзади орудия разрывается снаряд. Струя горячего воздуха с силой ударяет Пилипенко о землю. Заряжающий поднимается и, пересилив страшную боль вновь встает на свое место. Надо передвинуться на другую позицию. Горючее в тракторе иссякло. Что же? Бросать орудие? Пилипенко перекачивает из грузовика часть бензина в бак трактора, и орудие переходит на новый рубеж.

Смелость — это преданность, это борьба до последнего снаряда в зарядном ящике, до последней капли крови в жилах бойца. Младший лейтенант Жапарин, наводчик Кутрунов, командир орудия Кривуля, заряжающий Жигалин и другие были ранены, но не ушли со своих мест до окончания боя. Орудийный расчет комсомольца Эпанова бил по вражьим танкам до тех пор, пока гусеница не подмяла орудие. Герои-артиллеристы пали в бою. Их смерть дорого обошлась врагу.

Три недели боев — три недели боевого опыта. Он показал, что для подлинных патриотов родины, знающих свое дело, вражий танк не страшен.

Маленькая противотанковая пушка, скромная спутница пехоты честно работает. Приходящие на фронт артиллеристы-противотанкисты, обогащенные опытом товарищей, сотни раз докажут врагу правильность поговорки: «Мал золотник, да дорог». // Ал. Сурков, спец. корр. «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 18 июля.

______________________________________________
Й.Геббельс: О так называемой русской душе ("Das Reich", Германия)
И.Эренбург: Душа народа ("Красная звезда", СССР)
Немцы не знают, что они разбиты ("The New York Times", США)
А.Толстой: Несколько поправок к реляциям Геббельса ("Красная звезда", СССР)
Психология «гибели богов»: сможет ли Геббельс вновь овладеть умами немцев? ("The New York Times", США)

Газета «Известия» №169 (7545), 19 июля 1941 года
Tags: 1941, Алексей Сурков, Валентин Катаев, газета «Известия», июль 1941, лето 1941
Subscribe

Posts from This Journal “1941” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments