Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

В.Гроссман. Дорога на Берлин

«Красная звезда», 28 февраля 1945 года, смерть немецким оккупантамВ.Гроссман || «Красная звезда» №49, 28 февраля 1945 года

Войска 2-го Белорусского фронта сломили сопротивление противника западнее города Хойнице (Конитц), продвинулись вперед до 70 километров и овладели на территории Померании городами Шлохау, Штегерс, Хаммерштайн, Бальденберг, Бублиц — важными узлами коммуникаций и сильными опорными пунктами обороны немцев.



# Все статьи за 28 февраля 1945 года.



3. В провинции Бранденбург

«Красная звезда», 28 февраля 1945 года

Солнечным утром мы приехали к Одеру в том месте, где течение его ближе всего подходит к Берлину. Странно казалось, что раскисшая проселочная дорога, колючий, низкий ростом кустарник, редкие деревца, невысокие холмы, спускающиеся к речной пойме, небольшие домики там и здесь, разбросанные среди полей, покрытых яркой зеленью озими, всё это столь обычное для глаза, столько раз уже виденное, находится на расстоянии меньшем, чем 80 километров от Берлина.

Это был первый день выхода наших войск на среднее течение Одера, в Бранденбургской провинции. Солнце горело совсем по-весеннему, воздух был легок и прозрачен, но небо врага было жестоко к нам в это теплое, безветренное утро. Десятки самолетов кружились в воздухе, грохот скорострельных пушек, карканье пулеметных очередей, гул моторов, гром бомбовых разрывов заполняли пространство — то немцы подняли с берлинского и окрестных аэродромов десятки и сотни «Фокке-Вульфов», «Мессершмиттов», пикирующих бомбардировщиков. Черной подвижной тучей летали они над Одером, и казалось, растревоженный рой шершней и ос гудит, мечется в воздухе, охваченный яростью и ужасом, пытается защитить свое гнездо.

Но сквозь железный ад наши войска двигались всё вперед, и я видел, как медленно и неуклонно шла к реке длинная цепь нашей пехоты... Люди шли тяжелой поступью, немного пригнувшись, держа в руках винтовки и автоматы, и ни тысячепудовая тяжесть размокшей, чавкающей земли, ни огонь и сталь, обрушившиеся с весеннего неба, не могли остановить этого великолепного, неотвратимого движения. По дорогам, ведущим к Одеру, двигались тяжелые самоходные пушки, минометы. Войска Красной Армии вышли в этот день на последний водный рубеж, отделявший нас от столицы Германии. Сколько десятков и сотен их было, этих больших и малых рубежей, перед армией, шедшей от Волги к Одеру! Ныне сталинградская армия справила на землях Бранденбургской провинции, на берегу Одера, в 75—80 километрах от Берлина двухлетний юбилей своей победы над войсками Паулюса. Вот такой же поступью подходили красноармейские цепи к Дону, к Донцу и Днепру, к Друти и Березине, к Западному Бугу и Неману, к Висле и Варге, в своем движении от Волги к злому сердцу Германии.

И мне вдруг в это весеннее утро на Одере вспомнилось, как в железную зиму сорок второго года, в жестокую январскую метель, среди ночи, багровой от пламени зажженной немцами деревни, закутанный в тулуп ездовый вдруг закричал:

— Эй, хлопцы, где тут дорога на Берлин?

Ему ответил дружный хохот шоферов и ездовых. Жив ли шутник, спрашивавший под Балаклеей дорогу к Берлину? Живы ли те, кто смеялся ночью три года назад его вопросу? А ведь в этой шутке, произнесенной в тяжкую зиму, в морозную ночь, таилось драгоценное зерно народной веры в грядущую нашу победу. Да, многое вспомнилось... Вспомнились мне и слова из приказа Гитлера, изданного зимой 1941 года, приказа о создании зоны русской пустыни: «Пусть пламя горящих русских деревень освещает пути подхода моих резервов к линии фронта...». И в этих жестоких и самоуверенных словах человека-зверя таилось зерно гибели фашизма, зерно гибели идеологии расовой ненависти, зла и крови. Да, многое вспомнилось в дни и часы, когда наши войска вторглись в глубину фашистской Германии. И в вечер, когда, проехав германскую границу, мы остановили машину и, сойдя с голубовато-серого шоссе, пошли по прелым иглам соснового леса, вдыхая запах земли, глядя на поля, рощи, долины, дома с крутыми крышами, сложенными из красной черепичной чешуи, захотелось крикнуть, позвать тех братьев бойцов, что лежат на русской, украинской, белорусской и польской земле, спят вечным сном на поле брани:

«Товарищи, слышите вы нас, мы дошли!» И может быть на миг забились бы мертвые сердца миллионов убитых детей и старух, сердца невинных, удушенных в петлях, утопленных в колодцах, может быть всколыхнулся бы пепел сожженных в час, когда наши танкисты и пехотинцы пересекли границу и вторглись в Бранденбургские земли.

«Мертвые матери, сестры, убитые старцы и младенцы, слышите вы нас, мы дошли!».

Но тихо. Лишь по шоссе мчатся грузовики с длинноствольными пушками на прицепе, гвардейские минометы, рации, боеприпасы, всё огромное хозяйство войны. И вот мелькают перед нами поля, леса, помещичьи дома, богатые деревни, рощи, городки... Вот Одер. Всё это Германия, это германские города, германские деревни, германские земли, леса, воды, германский воздух, небо...

В Бранденбургской провинции мне пришлось побывать во многих городках, деревнях, имениях, хуторах. Как передать огромный и сложный ворох впечатлений, собранных за эти дни? На многих немецких домах, на стенах, под окнами с аккуратными зелеными решетчатыми ставнями выведена большими четкими буквами надпись: . «Licht ist dein Tod» — (свет — это твоя смерть!). Это об’явление противовоздушной обороны, призывающее к выполнению правил светомаскировки. Но, вглядываясь в то, как всюду и везде, в экономике и в политике, во всех областях общественной и частной жизни, во всех слоях населения внедрялись, пропагандировались и рекламировались, практически и теоретически, звериные принципы гитлеризма, мне невольно думалось: «Эта надпись на домах: «свет — твоя смерть», не об’явление о правилах светомаскировки, это лозунг Адольфа Гитлера, главный лозунг, с которым он пришел к немецкому народу. Это исчерпывающий принцип германской теории и мир практики во все годы владычества фашизма». Да, времена меняются. Некогда в этой стране мрака великий поэт и мыслитель Гете сказал, умирая: «Света, больше света!».

* * *

Труд миллионов иностранных рабочих, пригнанных в Германию с востока, с юга, запада и севера, стал важнейшим фактором немецкой экономики.

Лагери иностранных рабочих были фактически обычными концентрационными лагерями, окруженными проволокой. «Фюреры » и «фюрерши» этих лагерей были просто-напросто тюремщиками. Унизительные обыски, правила, лишавшие рабочих групп «Ост» возможности покидать лагери в течение шести рабочих дней, запрет ходить по тротуару, запрет посещать кино, концерты, театры, обязанность вскакивать и вытягиваться при входе немца, наконец, широкое применение физических наказаний, — всё это являлось невыносимым оскорблением человеческому достоинству недавно еще свободных людей. Наконец, над всеми иностранными рабочими постоянно висела опасность быть переведенным из трудовых лагерей в тюрьму или лагерь смерти. В случае болезни иностранных рабочих не лечили.

Множественное дробление по расовому принципу, искусственное разжигание расовой борьбы в огромном интернациональном скопище пролетариев, включавшем 10—15 национальностей, являлось главным принципом, символом веры руководителей фашистской промышленности. Интересно отметить, что фашистам совершенно не удалось расколоть многонациональную армию иностранных рабочих. Система подлых привилегий не помогла: единый фронт ненависти к фашистам сохранил свою монолитность.

Французы, поляки, бельгийцы, чехи, голландцы, сербы, русские, украинцы, белорусы, военнопленные англичане и американцы — все они были членами великого рабочего и солдатского братства, Подлые усилия нацистов натравить их друг на друга оказались тщетными. Мне пришлось говорить с французами, которые почти пять лет прожили в отравленной атмосфере гитлеровской империи. Все они полны ненависти к расизму...

Но продолжим наш рассказ о фашистском рабстве. Удельный вес подневольного труда иностранных рабочих в Германии был очень велик. Многие предприятия целиком обслуживались трудом иностранцев. В сельском хозяйстве, в крупных помещичьих имениях работали десятки тысяч батраков и батрачек, вывезенных из Польши, России, Украины, Белоруссии, Чехословакии. Но не только у помещиков работали батраки. Не было буквально ни одного крестьянского хозяйства, где не работало бы 2—4 батрака, привезенных с востока. Сколько сотен раз приходилось мне в немецких деревнях говорить с девушками из Одесщины, Херсонщины, днепропетровскими, киевскими, винницкими, каменец-подольскими, черниговскими. Все они на вопрос: «Где работали?» отвечают: «У баурив». В сельском хозяйстве работало большое количество несовершеннолетних мальчиков и девочек, насильственно вывезенных из Украины и из Белоруссии. На второй день нашего вторжения в Германию мы видели, как восемьсот советских детей шли по дороге на восток, шли, растянувшись на многие километры, а у дороги, молча, напряженно вглядываясь в их лица, стояли наши бойцы и офицеры — отцы, искавшие среди идущих своих угнанных в Германию детей. Один полковник простоял несколько часов, прямой, суровый, с темным, мрачным лицом и уже в сумерках пошел к машине — не встретил он своего сына.

В Германии увидели мы. какого большого масштаба и какой интенсивности достигла в своей работе «контора» Геббельса, министерство пропаганды, гигантский комбинат демагогии и лжи. Города, фабричные помещения буквально пестрят фашистскими плакатами, дома завалены чудовищно-тенденциозными, демагогическими, насквозь лживыми печатными изданиями. Театр, кино, патефонные пластинки вдалбливали, внедряли нацистскую идеологию. Я просматривал в школьных помещениях тетрадки учеников. С самых первых классов почти все упражнения, сочинения, переложения, написанные детским, еще неверным почерком, посвящены темам войны и нацистским делам. Портреты, плакаты, надписи на стенах классов — всё это направлено лишь к одной цели — прославлению Гитлера и нацизма.

В течение 12 лет гитлеровцы кормили, пичкали миллионы немцев своей преступной пропагандой. Теперь немало в Германии юношей и девушек в возрасте 17—20 лет, которые читали одни лишь фашистские книги, брошюры и газеты, слушали одни лишь нацистские речи на собраниях и по радио, ходили в фашистские школы, учились в фашистских университетах, смотрели одни лишь фашистские кинофильмы, спектакли и прочее.

Это молодое поколение является главной и наиболее фанатичной поддержкой фашистского режима. Это молодое поколение наиболее глубоко подверглось разлагающему влиянию в первые годы военных успехов фашистской Германии, оно наиболее полно восприняло расовое «учение». И теперь обер-убийца Гитлер и его свора апеллируют чаще всего к немецкой молодежи в роковые для себя часы. Мне часто в эти дни приходилось слышать рассказы наших девушек и парней о том, как немецкие школьники задерживали их при попытке бегства из лагеря, в лесах и на дорогах, проявляя в этом сыскном промысле поистине удивительное рвение. И, повидимому, в период оккупации Германии придется затратить немало труда на «безоговорочное» выколачивание из этих немецких голов нацизма.

Каковы же те немцы, которых мы увидели сегодня на территории Германии? Когда в’езжаешь в немецкий в город, то сразу же видишь сотни и тысячи белых флагов. Они вывешены над дверьми и воротами, они висят из каждого окна, форточки, они прикреплены к подоконникам, к ставням. Немцы — мужчины и женщины, старые и молодые, надели на рукава белые повязки. Это заявление о капитуляции. Почему они остались здесь, не ушли с германскими войсками?

Одни на этот вопрос отвечают вполне откровенно: «Хотели уйти, пытались уйти, но не смогли, по дороге нас обогнали советские танки, и мы вынуждены были вернуться».

Здесь, в городах Бранденбургской провинции, мы видели немало немцев, эвакуированных из западных районов Германии, особенно из разрушенных союзной авиацией городов Рурской области. Мы уже писали о заводах и станках, переброшенных немцами с запада на восток и попавших в руки Красной Армии. Теперь мы увидели и тех, кто работал на этих станках или владел ими. Поистине из огня да в полымя.

Штатские немцы пытаются отрицать свою вину в тех огромных разрушениях и страданиях, которые принесли фашистская Германия и ее разбойничьи войска в Советский Союз.

«Это делали наци, гестапо, СС, СД, СА», — говорят гражданские немцы: «Мы этого не делали...».



В одном довольно большом немецком городе я присутствовал при регистрация членов национал-социалистской партии, не поспевших эвакуироваться по вине наших танков. Их оказалось около 80 человек. Среди них были люди с двенадцатилетним, тринадцатилетним стажем, с весьма определенными заслугами перед фашистским правительством Германии. Были и такие, чьи имена вероятно знают Гитлер и Гиммлер. Но оказалось, что и они отрицают вину свою, говорят, что вступили в национал-социалистскую партию по принуждению, под давлением, терпеть не могли режима и с радостью отрекаются от него.

Попался и такой немец, который выезжал с отрядами СС для кровавого подавления партизанского движения в Советском Союзе, для расправы с восставшими против гитлеровских оккупантов советскими крестьянами. Однако и он об’явил себя жертвой гитлеровского режима, сказал, что его воля была парализована фашистским террором и посему ответственности за свои действия он нести не обязан.

Очевидно при определении вины непосредственных участников фашистских преступлений наш суд обойдется без философских споров на тему о свободе воли. Суд будет правым. Приговор вынесут именем тех миллионов детей, женщин, стариков, безоружных военнопленных, чей пепел стучит сегодня в сердца красноармейцев. //Василий Гроссман. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.

☆ ☆ ☆

# В.Гроссман: Дорога на Берлин. 4.Сила наступления ("Красная звезда", СССР)
# В.Гроссман: Дорога на Берлин. 2.Между Вислой и Одером ("Красная звезда", СССР)
# В.Гроссман: Дорога на Берлин. 1.Москва — Варшава ("Красная звезда", СССР)


*****************************************************************************************************************
НА СЕЙ РАЗ НЕ СОВРАЛ. Решительный ПЕРЕЛОМ, несомненно, предвидится!..
Я предсказываю наступление решительного перелома еще в нынешнем году! (Из обращения Гитлера по случаю 25-летия нацистской партии).


Рис. Б.Ефимова.
«Красная звезда», 28 февраля 1945 года

____________________________________________
Б.Полевой: Подземная Германия || «Правда» №42, 18 февраля 1945 года
К.Буковский: В немецком городе || «Красная звезда» №37, 14 февраля 1945 года
К.Гофман: «Спасайся кто может»! || «Красная звезда» №35, 11 февраля 1945 года
Б.Горбатов, О.Курганов: «Мирные» немцы || «Правда» №49, 26 февраля 1945 года
Е.Гехман: На немецком военном заводе || «Красная звезда» №32, 8 февраля 1945 года

Газета «Красная Звезда» №49 (6037), 28 февраля 1945 года
Tags: 1945, Василий Гроссман, Германия в ВОВ, газета «Красная звезда», зима 1945, февраль 1945
Subscribe

Posts from This Journal “Василий Гроссман” Tag

  • Дорога на Берлин

    В.Гроссман || « Красная звезда» №60, 13 марта 1945 года Слава доблестным воинам Красной Армии, одержавшим новые победы над врагом. Под…

  • В.Гроссман. Дорога на Берлин

    В.Гроссман || « Красная звезда» №38, 15 февраля 1945 года Войска 1-го Украинского фронта с боем овладели городами немецкой Силезии…

  • В.Гроссман. Дорога на Берлин

    В.Гроссман || « Красная звезда» №33, 9 февраля 1945 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. — Оперативная сводка за 8 февраля (1…

  • В.Гроссман. Творчество победы

    В.Гроссман || « Красная звезда» №192, 13 августа 1944 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. — Оперативная сводка за 12 августа (1…

  • В.Гроссман. Июль 1943 года

    В.Гроссман || « Красная звезда» №175, 27 июля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщения Советского Информбюро (1—2 стр.). В Народном Комиссариате…

  • А.Макаренко. Детство и литература

    А.Макаренко || « Правда» №182, 4 июля 1937 года Успешным размещением займа укрепления обороны Союза ССР еще более укрепим курс советского…

  • Илья Эренбург. Писатель на войне

    И.Эренбург || « Литература и искусство» №14, 3 апреля 1943 года За время зимней кампании советские войска нанесли вражеским армиям тяжелые…

  • 9 мая 1943 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 9 мая 1943 года.…

  • 14 мая 1943 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 14 мая 1943 года.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment