Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

1 марта 1944 года

И.Эренбург || «Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 296-299.



# Все статьи за 1 марта 1944 года.



1 марта 1944 года, Илья Эренбург

Я хочу сейчас напомнить об одной давней истории. В 1934 году я получил письмо от неизвестного мне народного учителя с Урала. Он писал о романе Дрие ля Рошеля, который тогда вышел в русском переводе. Изысканный французский писатель утверждал, что «западная цивилизация сгнила». Эти слова возмутили уральского учителя. В своем письме он напоминал о бессмертной сущности французской цивилизации, он писал, что пойдет сражаться за общечеловеческие ценности. Я показал письмо Дрие ля Рошелю. Он прочитал и загадочно усмехнулся. В 1940 году, когда Дрие ля Рошель пал ниц перед Гитлером, я понял, что значила его усмешка.

Таких, как Дрие ля Рошель, к счастью, во французской литературе было мало. Ведь только в эпоху величайшего смешения всех понятий Анри Беро мог сойти за писателя, Андре Жермен — за философа, а Жан Фонтенуа — за француза. Но несчастье французских писателей было в той терпимости, которая была культурным дополнением Мюнхена и «невмешательства». Нет искусства без чувства меры — это знает во Франции каждый школьник. Но одно чувство меры еще не искусство. От Вийона до Рембо, от Агриппы д'Обинье до Гюго, от Стендаля до Золя французская литература жила не в оранжерее, а в мире, среди неистового зноя и лютого холода. Без страсти нет подлинного искусства, как без страсти нет достойной жизни. Французская литература в 20-х и 30-х годах нашего века культивировала некий обязательный скепсис, умеряющий страсти, она жила в умеренном климате, боясь душевных сквозняков, она вычеркнула из своего словаря короткое слово «нет». Одни писатели, как Нарциссы, любовались собой; другие, замыкаясь в своих кабинетах, прислушивались к смутным толчкам своего сердца, причем стены из непроницаемого для звуков материала казались лучшим подспорьем писателя; третьи с лжемудрым видом пришептывали: «Все это было. Все это не интересно». Душевные или физические извращения превращались в нечто первостепенное. Литература тем самым удалялась от народа. Последнему предоставлялись детективные романы, в лучшем случае Пьер Бенуа.

Казалось бы, Сорбонна или копи Пикардии должны быть куда менее чувствительны к потере национальной независимости, нежели среда писателей: ведь химия, физика или труд горняка не связаны с культурными традициями нации, да они и не соприкасаются с эмоциональной природой человека. Но вот после захвата Франции фашистами та же Сорбонна, те же горняки показали себя куда более непримиримыми, чем много почтенных писателей. А ведь для писателя национальный язык — это его мир, и писатель знает, что переживает каждый честный француз. Почему же среди вдохновителей Сопротивления нет многих заслуженных и уважаемых всеми нами литераторов? Мне кажется, потому, что предвоенная литература считала отдаление от народа непременным условием высокого искусства.

В то время, когда французские фашисты яростно протестовали против «санкций», защищая право Муссолини травить ипритом абиссинцев, было обнародовано воззвание представителей французского интеллектуального мира. Под ним я нашел подпись одного известного писателя, которого я считал своим другом. Я написал ему письмо, спрашивая: почему он взял сторону фашистов? Он мне ответил: «Я меняю свои взгляды по десять раз на день, да у меня и нет взглядов…» Он гордился тем, что далек от мира идей. Я не знаю, что он сказал, когда тот же Муссолини напал на Ментону. Вероятно, вздохнул и поглядел кругом: нет ли свидетелей. Ведь отсутствие идей было не чем иным, как трусостью. В борьбе между добром и злом нет «невмешательства»: в такой борьбе нейтралитет — это моральное дезертирство.

Я, да и все люди, горячо преданные французской культуре, мы хотим, чтобы Франция из испытания вышла окрепшей и обновленной. Какой будет завтрашняя Франция — это дело самих французов. Но мне хочется верить, что французские писатели исцелятся от своего греха: от духовного изоляционизма, от обособленности, от лжемудрости. Трудно себе представить, что могут сосуществовать во времени предсмертные письма заложников, кровь франтиреров и литературные упражнения, посвященные тончайшим переживаниям писателя, который горд тем, что, несмотря на немцев, продолжает чирикать. Он думает, что он истинный художник, на самом деле он моральный урод. Глядя на него, хочется сказать: сударь, вы сын того народа, который привел свободу на землю, вы наследник Гюго и вы не отделаетесь шутками, говоря, что вам больше нравится поэтика Малларме; нет, вы должны помнить, что когда Гюго жил на маленьком островке, перед ним трепетал тиран, вы наследник Рембо, и здесь вы уже не можете сослаться на любовь к Малларме, вы должны вспомнить, что юный Рембо умел страдать и ненавидеть.

Горе тому или иному писателю, который пытается теперь уйти в нейтралитет. Место «над схваткой» занято, и не Роменом Ролланом, а Лавалем. В башнях из слоновой кости квартируют немецкие маркитантки. Библейские пророки были поэтами, и они не молчали. Не молчал Гюго. Не молчал Золя. Не молчал Толстой. Пора вспомнить о долге писателя, французский народ ждет горячих слов. Нужно поддержать партизан. Нужно поддержать сопротивляющихся. Не рассуждениями в духе «Нувель ревю франсез», а человеческим дыханием. Жюль Валлес справедливо считал, что слово убивает. Слов великой ненависти ждет народ. Разве не отравляли его перед войной многие писатели? Разве не изображали они Марианну и фюрера как пару влюбленных? Разве не говорили о том, что рабство лучше смерти? Разве в те дни, когда враг ворвался во Францию, не было писателей, которые торжественно сообщали народу, что у них, ввиду возраста, слабый аппетит и что поэтому они не очень страдают от оккупации? Назовем эти времена так, как их назвал один французский писатель, из тех, что не прятались в немоту, как в бомбоубежище: «Время презрения». Теперь пришло другое время: время непримиримости. Франция истекает кровью в неравной борьбе. Пусть зазвенит рог Роланда!

Велик французский народ, и бессмертны его музы. Их не заслонит эрзац-литература эрзац-Франции. Когда падут стены темницы, мы услышим изумительные голоса новых писателей, и они скажут про все, что пережил французский народ в эти неповторимые годы горя и славы.

☆ ☆ ☆

01.03.44: Изучать тактику врага, совершенствовать нашу тактику ("Красная звезда", СССР
01.03.44: Проклятие и смерть немецким разбойникам! || «Правда» №52, 1 марта 1944 года
01.03.44: П.Юдин: Пошлая и вредная стряпня К.Чуковского || «Правда» №52, 1 марта 1944 года


Февраль 1944 года:

27.02.44: Гвардия Красной Армии ("Красная звезда", СССР)
27.02.44: Лицо финских бандитов ("Красная звезда", СССР)

26.02.44: Выше поднимать наше военное искусство ("Красная звезда", СССР)
26.02.44: Е.Кригер: Зрелость || «Известия» №48, 26 февраля 1944 года

24.02.44: И.Эренбург: Народ на войне ("Красная звезда", СССР)
24.02.44: Л.Леонов: Величавая слава || «Правда» №47, 24 февраля 1944 года

21.02.44: В.Василевская: Бессмертие || «Правда» №45, 21 февраля 1944 года
21.02.44: Б.Полевой: На поле Корсунском || «Правда» №45, 21 февраля 1944 года

18.02.44: И.Агибалов, Б.Король: Последние дни окруженных дивизий ("Красная звезда", СССР)

15.02.44: И.Эренбург: Генерал-поджигала ("Красная звезда", СССР)

04.02.44: И.Эренбург: Немцы 1944 ("Красная звезда", СССР)**
04.02.44: П.Олендер: Окружение десяти немецких дивизий ("Красная звезда", СССР)

02.02.44: И.Эренбург: Весы истории ("Красная звезда", СССР)
02.02.44: В.Чуйков: Сталинградская битва || «Правда» №28, 2 февраля 1944 года


Январь 1944 года:

30.01.44: Н.Тихонов: Победа! Ленинград в январе ("Красная звезда", СССР)

27.01.44: Н.Денисов: Три города ("Красная звезда", СССР)

26.01.44: А.Авдеенко: На земле украинской ("Красная звезда", СССР)**
26.01.44: Добить фашистского зверя! + И.Эренбург: ВСЕ ("Красная звезда", СССР)**

25.01.44: Н.Тихонов: Камни Петергофа взывают о мщении ("Красная звезда", СССР)
25.01.44: И.Эренбург: Львы и бобры || «Красная звезда» №20, 25 января 1944 года
25.01.44: Н.Денисов: На ленинградских дорогах ("Красная звезда", СССР)*

22.01.44: Н.Тихонов, Вс.Вишневский: Да здравствует родимый Ленинград! ("Правда", СССР)

17.01.44: И.Эренбург: Почему они отступают? || «Правда» №15, 17 января 1944 года

13.01.44: И.Эренбург: Гроза в январе ("Красная звезда", СССР)

12.01.44: Красная Армия - армия героев || «Правда» №10, 12 января 1944 года

09.01.44: Дикие бесчинства немцев на ленинградской земле ("Красная звезда", СССР)
09.01.44: Е.Габрилович: На Украине ("Красная звезда", СССР)

08.01.44: И.Эренбург: Победа человека ("Красная звезда", СССР)

07.01.44: «Немцы сожгли моего сына» ("Красная звезда", СССР)**
07.01.44: В.Земляной: На испытательном аэродроме ("Красная звезда", СССР)
07.01.44: И.Эренбург: Фюрер играет Гамлета || «Правда» №6, 7 января 1944 года

06.01.44: Г.Меньшиков: Немецкие офицеры о своей пехоте ("Красная звезда", СССР)**

01.01.44: И.Эренбург: В преддверии ("Красная звезда", СССР)

# И.Эренбург || «Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 296-299.
Tags: Илья Эренбург, Франция в ВОВ, март 1944
Subscribe

Posts from This Journal “Илья Эренбург” Tag

  • Илья Эренбург. Анонимное общество

    И.Эренбург || « Красная звезда» №251, 24 октября 1942 года Боевой привет собратьям по оружию — героям Военно-Морского Флота, с честью и славой…

  • Илья Эренбург. Путь народа

    И.Эренбург || « Красная звезда» №251, 23 октября 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 22 октября (1…

  • Илья Эренбург. Белград

    И.Эренбург || « Красная звезда» №251, 21 октября 1944 года Войска 2-го Украинского фронта, продолжая наступление, штурмом овладели крупным…

  • Илья Эренбург. Прогулки по Фрицландии

    И.Эренбург || « Красная звезда» №250, 20 октября 1944 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. — Оперативная сводка за 19 октября (1…

  • Илья Эренбург. Узбеки

    И.Эренбург || « Красная звезда» №247, 20 октября 1942 года Защитники Сталинграда! Стойко и самоотверженно деритесь за каждую пядь родной…

  • Илья Эренбург. Казахи

    И.Эренбург || « Красная звезда» №246, 18 октября 1942 года Бои за Сталинград продолжаются с прежним упорством. Борьба идет за каждую улицу,…

  • Илья Эренбург. Судьба колбасника

    И.Эренбург || « Красная звезда» №243, 15 октября 1942 года ...преступное гитлеровское правительство и все его пособники должны понести и…

  • Илья Эренбург. Их мораль

    И.Эренбург || « Красная звезда» №241, 13 октября 1942 года В военных действиях следует быстро сообразить и немедленно исполнить, чтобы…

  • Илья Эренбург. Прогулки по Фрицландии

    И.Эренбург || « Красная звезда» №243, 12 октября 1944 года Войска 2-го Украинского фронта, развивая успешное наступление, овладели столицей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments