Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Байковое одеяло

«Красная звезда», 20 августа 1942 года, смерть немецким оккупантамВ.Апресян || «Красная звезда» №195, 20 августа 1942 года

Советский народ зовет наши войска остановить, отбросить и разгромить врага. Наша святая обязанность — с честью выполнить это требование.



# Все статьи за 20 августа 1942 года.



Бесконечно богат изумительными пейзажами район, где занимали оборону наши войска. Человек, любящий природу, не насмотрится на живописные леса, быстро бегущие вниз оранжевые берега, бесконечные крутые извилины рек и ручейков, на бархатную зелень полей, напоенных до пределов обильной влагой.

«Красная звезда», 20 августа 1942 года, немецкая оккупация

Здесь вдохновлялся и создавал свои бессмертные произведения гений русского пейзажа — Левитан. Даже страшные разрушительные силы войны мало изменили могучий облик природы в этих местах. Лишь кое-где, когда подходишь близко, открывается перед тобой, как лишай, скошенный артиллерией участок леса, или выглядит шрамом разрушенная деревня.

Среди чарующих красот природы особенно выделялся район некогда мирной, цветущей деревни М. Сейчас этой деревни нет. Черной язвой выглядит она, сожженная до тла, среди зелени полей и лесов.

За развалинами немцы устроили дзоты, заняли оборону. Наши артиллеристы бьют по блиндажам и дзотам.

— Все из-за байкового одеяла, — говорит артиллерист, заряжая пушку.

— Какого одеяла? — любопытствуем мы.

— Да вот деревня М. погибла из-за байкового одеяла.

Пойдите в деревню К., расспросите у жителей.

В деревне К. старухи наперебой рассказывают. Узнав, что об этом будет напечатано в газете, одна из них замечает:

— Пусть читают все люди на свете и знают, какой он, немец окаянный.

…Офицер вошел в избу и заявил, что он здесь будет жить. Хозяйка молчала. Незванный гость сделал ей выговор и приказал зарезать поросенка.

Поздно вечером денщик развернул складную кровать, а сытый и пьяный офицер лег, укрывшись байковым одеялом.

Шли тревожные дни. Офицер куда-то исчезал каждое утро и возвращался поздно вечером. В его отсутствие денщика посещали посыльные, солдаты, ефрейторы и устраивали попойки. Однажды поздно ночью грубая ругань подняла на ноги весь дом.

Исчезло байковое одеяло…

Обыскали комнаты, допросили хозяйку, детей, пригрозили — одеяла не нашли. Утром орава солдат обшарила всю деревню — одеяла не было.

По словам очевидцев, колхозников из деревни М., Николая Павловича Герасимова и его жены Ирины Николаевны, дальше события развернулись так.

Взбешенный обладатель байкового одеяла приказал учинить повальный допрос взрослых и детей. Солдаты снова кинулись в дома. Жители, перенося гнусные издевательства со стороны солдат и побои, клялись, что одеяла не видели. Немцы возобновили всеобщий обыск. Мужчин и женщин раздевали догола, выворачивали наизнанку матрацы, подушки. Было очевидно, что злополучное одеяло нужно искать среди собутыльников денщика, которые по ночам мерзли, как собаки. Но офицер не унимался. Он согнал население в кучу и с помощью переводчика произнес речь:

— Вы украли мое байковое одеяло. Русские очень неблагодарные люди… Вообще мне известно, что здесь хорошо встречали красных, щедро угощали их молоком, маслом, яйцами, медом, а пленным красноармейцам, запертым в сарае, и сейчас носите еду. Ваша деревня славится партизанами, которые убивают наших солдат, поджигают машины. Вы воспитали много большевиков, все вы за большевиков. Знайте, что я не могу жить в такой неблагодарной деревне. Я покину ее!

Раздался вздох облегчения.

— Но напрасно радуетесь, — продолжал офицер. — Лучше поплачьте немножко…

Он приказал поджечь деревню, а людей загнать в овраг.

Ватага факельщиков ринулась к домам. С сумасшедшим упоением они подносили пламя, и строения дымились. Загорелись избы, амбары, бани и сараи. Над деревней заплясало пламя, заволакивая голубое небо облаками черного дыма. Из оврага, из-под дул автоматов сотни скорбных глаз сквозь слезы беспомощно смотрели на дикую оргию.

Солдаты отделили стариков, взвели автоматы. С плачем и стоном женщины и дети прощались с родными. Солдаты грубо швыряли их в сторону. Несколько раз унтер командовал «пли!», но автоматы не стреляли. Это был заранее задуманный «психический расстрел». Вдруг изверги погнали стариков к горящим домам, прямо в огонь. Люди снова прощались. Подгоняя вплотную к огню, фашисты повернули задыхавшихся стариков и, наслаждаясь зрелищем предсмертных страданий, снова инсценировали расстрел. Ни вопли детей, ни стенания женщин не удержали осатаневших извергов от дикой забавы.

Солдаты привели 13 пленных красноармейцев, выстроили, на глазах жителей расстреляли их, а стариков увели в неизвестном направлении.

Пепел и копоть, едкий запах гари долетали до оврага. Немецкий офицер снова появился.

— Я наказал вас в назидание всему вашему району, — заявил он. — В дальнейшем будете расстреляны за плохой прием, оказанный нам в доме.

Но домов больше не было. Люди остались на голом месте. Пепелище, руины, дымящееся огромное черное пятно — на месте деревни.

Артиллерийская канонада не умолкает. Стреляют наши пушки по деревне М. Старик Герасимов и его жена прислушиваются и с надеждой в глазах спрашивают:

— Скоро наши возьмут М.?

— Возьмем, деревня будет наша, но ведь там пустое место?

— Ничего, родимые, обстроимся, лишь бы в родном краю.

Да, мы отстроимся. Новые, красивые деревни вырастут на месте старых, и пахарь возьмется за ручки плуга, за поруганную осиротевшую землю.

Сгинет след псов-фрицев, но не исчезнет из памяти жителей тех мест байковое одеяло немецкого офицера, не забудут они кошмарных злодеяний немецких воров, грабителей и убийц. К мести, суровой мести фашистским палачам взывают жители сожженных и уничтоженных немцами наших мирных, цветущих деревень и городов. // Гвардии батальонный комиссар В.Апресян. СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ.
___________________________________
К.Симонов: Земля моя!** ("Красная звезда", СССР)**
Погорелое Городище* ("Красная звезда", СССР)***


**************************************************************************************************************************************************
НА ПОЛЕ БОЯ СЕВЕРО-ВОСТОЧНЕЕ КОТЕЛЬНИКОВО


На-днях наши части нанесли противнику серьезный удар в районе северо-восточнее Котельниково. О силе контрудара, который нанесли наши бойцы, можно судить по той картине, что встает на месте боя у раз’езда. На раз’езде, около него, у высот и в лощинах, просто в открытом поле, на истоптанной и почти выгоревшей пшенице — всюду следы ожесточенной битвы. Дымящееся поле сражения наглядно показывает, какие колоссальные потери понесли фашисты в районе северо-восточнее Котельниково.

Враг наступал. Он навалился на позиции одной нашей части, оборонявшей село. Две атаки выдержали стойкие защитники этого рубежа и не отошли ни на один шаг. Потом они ринулись в контратаку и далеко отогнали немцев. Теперь перед окопами лежат в два ряда убитые немцы — около 60 трупов солдат и офицеров. Их скосили преимущественно пулеметчики. Кругом валяются автоматы, винтовки, ранцы, каски. Из забрызганной кровью полевой сумки офицера торчит краденое полотенце с украинской вышивкой. Среди солдатского хлама странно видеть вещи, ничего не имеющие общего с военным имуществом. В ранцах можно найти детские платьица, женские кофточки, куски домотканных холстин. Все это наворовано у наших крестьян и городских жителей. Теперь грабители мертвы и смердят. Над этой падалью кружатся черные вороны.

Немного дальше, у кукурузного поля, был тыл противника. Здесь гитлеровцы успевали хоронить убитых. Длинной вереницей могил вытянулось немецкое кладбище. Вот двадцать металлических касок с небольшими рожками. Все они расположены в линию. Значит, здесь закопано двадцать бандитов и для них поставлен один крест. Пройдешь десять шагов — еще двадцать касок. В общем, славно поработали бойцы Красной Армии, защищавшие населенный пункт. Об этом с удовлетворением говорят и возвращающиеся сюда жители. Входя в свои дома, они первым долгом берут лопаты и сразу же направляются за околицу зарывать разлагающуюся фашистскую падаль.

У аллеи, которая ведет к прохладной балочке, стоит полуразбитая немецкая пушка. Ее щит изрешечен осколками. Рядом — трактор. Он уже сгорел, но тоненькие струйки дыма все еще поднимаются к небу, металл еще накален. Очевидно, эту точку уничтожил советский летчик. Об этом свидетельствует большая свежая воронка от авиабомбы в десяти-двенадцати шагах. У орудия валяется искромсанный труп унтер-офицера. В примятой и выгорелой пшенице, где были сложены боеприпасы, — несколько мертвых солдат. Видно, что снаряды рвались, и фашисты погибли от них.

Красная звезда 21 августа 1942 года

У железнодорожного раз’езда была наиболее ожесточенная схватка. Противник, принужденный к обороне, успел здесь закрепиться. Он вырыл окопы полного профиля, натянул кое-где проволоку. Танки и орудия тоже находились в земле. Небольшое число построек немцы приспособили под опорные пункты для автоматчиков. Но все же они были быстро выбиты отсюда, и подавляющая часть их техники и живой силы была истреблена. Здесь громили фашистов пехотинцы под командой тов. Скворцова, танкисты, артиллеристы, летчики.

Будочка железнодорожного сторожа разбита, разбит и блокпост. Стрелочник озабоченно осматривает следы разрушений, не обращая внимания на рвущиеся невдалеке снаряды. Ему хочется скорее восстановить пост. Старик заходит в дежурку.

— Лопату! — сердито кричит он.

Появляется лопата. Стрелочник, быстро роет яму, потом с отвращением вытаскивает из дежурки труп немца-автоматчика, бросает в яму, закапывает и после плюет на это место.

В пятнадцати метрах от полотна стоит бурый танк. На его броне белые кресты. Это танк противника. В башне зияет большая пробоина. Наш снаряд насквозь пробил броню и разорвался внутри. Подойти к танку почти невозможно — воняют разлагающиеся в нем трупы. Справа опрокинута немецкая грузовая машина. Дальше за полотном — линия окопов. Там были передовые позиции противника. Сейчас они завалены перебитыми гитлеровцами, оружием, снаряжением. И опять на каждом шагу: узлы, чемоданы с награбленным у населения имуществом. Здесь же стоит несколько пушек, некоторые из них исправны. Все это брошено противником после поражения.

К полотну железной дороги подходит балка, по которой двигалась немецкая пехота. Балка служила врагу важным подступом к нашему переднему краю. Это заметили минометные расчеты дальнобойных систем. Они выдвинулись на позиции и дали сюда плотный огонь. Сейчас можно видеть результаты их работы, которые небезынтересны. В балке и на ее скатах нет ни травы, ни кустиков. Все сгорело. Кругом черная земля, покрытая углем и пеплом. Почва изрыта, истерзана. Кажется, будто кто-то изгрыз ее огромными стальными зубами. Такова сила огня минометчиков.

В балке тоже много вражеских трупов. Их спешно закапывают, чтобы не было заразы. Справа и слева в беспорядке валяются костяки сожженных автомашин. Кучи порыжевших от огня гильз свидетельствуют, что на машинах были боеприпасы. Впереди стоит самоходная пушка, ниже — шесть разрушенных танков. Далее несколько в стороне — исправные танки и возле них опять трупы. Видимо, фашисты, боясь огня, выскочили наружу и тут же отправились на тот свет.

Осматривая уцелевшие фашистские танки и автомашины, еще больше поражаешься, насколько широко распространен в немецкой армии грабеж мирного населения. Воочию видишь, как невероятно жаден немец: он готов унести все, что только можно. Краденые вещи в солдатских ранцах — это пустяки по сравнению с «инвентарем» фашистских танков и автомашин. Помимо гражданской одежды, сдернутой с мирных жителей, здесь можно увидеть сковородки, ухваты, кастрюли, перины, детские коляски, абажуры. В одном танке группа наших бойцов насчитала четырнадцать различных предметов хозяйственного обихода, вплоть до клизмы со стеклянной банкой.

Враг на раз’езде отчаянно сопротивлялся. Он бросал сюда бомбардировочную и истребительную авиацию. Много машин было сбито. В одном километре от полотна сидит на земле, распластав крылья, «Мессершмитт». Он был подбит и опустился в расположении наших войск. Летчик лейтенант Вернер Шофф захвачен в плен. Это немецкий «асс». На фюзеляже его машины изображено нечто вроде пикового короля. Другой самолет, сбитый в воздушном бою, штопором врезался в землю. Фашист-летчик, имеющий два железных креста и золотую медаль, спустился на парашюте и тоже попал в плен.

Во все стороны от раз’езда расстилается бесконечная степь. Она слегка пересечена холмами и лощинами, обгоревшими и почерневшими. В жарком бою воины Красной Армии показали, что они могут хорошо бить немецких мерзавцев. В этом убеждают заваленные вражескими трупами и техникой подступы к селу и окрестности раз’езда, и степь. Только в степи можно насчитать до десяти танков, а за бугром — целая артиллерийская батарея. Вот высота, которую враг атаковывал четырежды, но, потеряв 14 танков и до 150 убитых, был отброшен и отступил. А на горизонте опять идет бой. Там уже отражена атака 52 немецких танков и большого количества мотопехоты. Три танка горят, и к небу поднимаются столбы черного дыма, двадцать подбиты и стоят неподвижно, шесть захвачены исправными. Подбиты 34 автомашины. Пять из них уже восстановлены и, бегая между нашими батареями, развозят снаряды, мины, патроны. // Старший батальонный комиссар Л.Высокоостровский.


**************************************************************************************************************************************************
В НОЧЬ НА 19 АВГУСТА НАШИ САМОЛЕТЫ БОМБАРДИРОВАЛИ НЕМЕЦКИЕ ГОРОДА ДАНЦИГ, КЕНИГСБЕРГ И ТИЛЬЗИТ


В ночь на 19 августа большая группа наших самолетов бомбардировала военно-промышленные об’екты немецких городов Данцига, Кенигсберга и Тильзита.

В результате бомбардировки в городе Данциге возникло большое количество очагов пожара, из них 7 больших размеров, наблюдавшихся экипажами при уходе самолетов от цели до пределов видимости. Отмечено 16 взрывов, в том числе 5 взрывов большой силы с выбрасыванием яркого пламени и больших клубов черного дыма. В районе складов портового управления и данцигской верфи возникло 10 очагов пожара и отмечено 2 сильных взрыва.

В Кенигсберге в результате бомбардировки возникло 13 очагов пожара и отмечены сильные взрывы в районе Западного вокзала.

В Тильзите возникло 4 очага пожара и один сильный взрыв.

Все наши самолеты вернулись на свои базы.

☆ ☆ ☆

НАД ДАНЦИГОМ И КЕНИГСБЕРГОМ

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 19 августа. (По телеграфу от наш. корр.). Ночь на девятнадцатое августа отличалась темнотой и сравнительно хорошей летной погодой. Точно в назначенное время тяжело нагруженные бомбами советские дальние бомбардировщики поднялись со своих площадок и легли на западный курс.

Полет в глубокий тыл врага занимает много часов. Он утомителен для экипажей. Но сегодня, в отличие от прошлых таких полетов, погода благоприятствует нашим экипажам. Самолеты плавно плывут в воздухе. Небо почти ясное. Только изредка появляются перистые облака.

На большой высоте корабли пересекают линию фронта. Затем они появляются над собственно германской территорией. Крупные города фашистской Германии затемнены. Экипажи ведут счисление пути, ориентируясь по железнодорожным магистралям и рекам. Штурман Таченков находит свой об'ект безошибочно. Сначала — скрещение двух дорог, потом появляется в поле зрения река Прегель.

Внизу Кенигсберг. Он знает уже вес советских бомб, знает их взрывную силу. Сегодня надо напомнить о наших фугасках Данцигу. Капитану Писарюку хорошо знаком этот путь. Он бомбил Кенигсберг не один раз. Сегодня он ведет машину дальше. Моторы работают четко. Режим полета соблюдается во всех деталях, и в баках еще достаточно горючего, чтобы достичь цели, затем спокойно вернуться на свой аэродром. Пока капитан ведет свой корабль к Данцигу, другие экипажи обрушиваются на военные об'екты Кенигсберга. Вспыхнули пожары и отмечались взрывы в самой черте фашистского города.

Вот и Данциг. Писарюк неожиданно появляется над ним. Здесь не ждут налета. Штурман нажимает кнопку бомбосбрасывателя. Через несколько секунд в районе крупных военно-промышленных об'ектов города, работающих для восточного фронта, видны взрывы. С этого момента всю ночь здесь бушует пламя. Становится неспокойно и в воздухе. Обжегшись на неудачах противовоздушной обороны Кенигсберга, немцы, видимо, приняли некоторые меры усиления охраны Данцига. На подступах к городу — множество прожекторов. Отдельные наши экипажи насчитывали до 50 светящихся лучей. Корабль капитана Куликова освещали сразу около двух десятков прожекторов, которые провожали самолет из одного сектора в другой. Сильно били немецкие зенитки, но тем не менее ни корабль Куликова, ни другие самолеты не имели повреждений.

Наши летчики, умело маневрируя, заставляли немцев рассредоточивать огонь своих средств противовоздушной обороны и уверенно наносили удар за ударом по военно-промышленным об'ектам Данцига. Штурманы сбрасывали каждую бомбу прицельно. Майор Швец сделал над городом два захода. Он вызвал один могучий взрыв и четыре пожара. Летчик Степаненко со штурманом Маловым поджег цель в шести местах. Зарево одного пожара было видно на расстоянии 100 километров от города. Бомбы, сброшенные штурманом Тумановым, подожгли огромные склады леса и топлива. Когда капитан Павел Тихонов подходил к цели, он увидел, как один наш самолет вызвал с одного захода семь пожаров. Капитан положил свой корабль на боевой курс. В этот момент его осветило около 15 прожекторов. Тихонов, чтобы его не ослепило, на полный накал включил освещение приборов и сманеврировал по высоте. Бомбы этого самолета накрыли цель так же точно, как и бомбы других кораблей.

Воздушная операция в ночь на 19 августа была одной из самых крупных и массированных операций в глубоком тылу врага, предпринятых советской авиацией за последнее время. В течение нескольких часов военно-промышленные об'екты трех фашистских городов находились под беспрерывным воздействием с воздуха. Вражеский тыл понес от этого удара ощутительные потери. // Старший политрук А.Павлов.

______________________________________________
Гибель деревни Борки || «Красная звезда» №31, 7 февраля 1943 года
Бр. Тур: Колосья в крови || «Красная звезда» №212, 9 сентября 1942 года
Б.Ямпольский: Русский дом || «Красная звезда» №27, 3 февраля 1942 года
Кровавый разгул фашистов в Бобруйске || «Красная звезда» №181, 4 августа 1942 года
А.Боровский: По деревням, где бесчинствуют немцы* ("Красная звезда", СССР)**

Газета «Красная Звезда» №195 (5259), 20 августа 1942 года
Tags: 1942, август 1942, газета «Красная звезда», зверства фашистов, лето 1942, немецкая оккупация
Subscribe

Posts from This Journal “1942” Tag

  • Налет на Берлин

    А.Павлов, Л.Шершер || « Правда» №243, 31 августа 1942 года Советская промышленность завершает август новыми успехами в производстве боевой…

  • Николай Тихонов. Ленинград в августе

    Н.Тихонов || « Красная звезда» №204, 30 августа 1942 года «Кто вперед идет, тому одна пуля роковая, кто назад бежит, тому десять вслед».…

  • Илья Эренбург. За Юг!

    И.Эренбург || « Красная звезда» №203, 29 августа 1942 года «Беспрекословное повиновение начальникам — есть душа воинской службы». М.Кутузов.…

  • Н.Тихонов. Смерть палачу!

    Н.Тихонов || «Ленинградская правда» №195, 18 августа 1942 года Прочти! Запомни! Отомсти! Красный воин! Беспощадно истребляй гитлеровское зверье!…

  • Николай Тихонов. Ленинград в июле

    Н.Тихонов || « Красная звезда» №176, 29 июля 1942 года Воин Красной Армии, до последней капли крови защищай родную землю. Стойко и…

  • Ненависть к врагу

    « Правда» №192, 11 июля 1942 года Фашистские разбойники остервенело рвутся вперед, любой ценой хотят они захватить, разграбить наши города и…

  • Г.Александров. Сталинское предвидение

    Г.Александров || « Красная звезда» №154, 3 июля 1942 года Красная Армия, Красный Флот и все граждане Советского Союза должны отстаивать…

  • Смерть Тулигена

    Е.Юнга || « Известия» №140, 17 июня 1942 года Всенародное социалистическое соревнование рождает невиданный трудовой героизм рабочих и работниц,…

  • Евгений Петров. В марте

    Е.Петров || « Правда» №88, 29 марта 1942 года Страна награждает сегодня за образцовую работу славный отряд строителей оборонных заводов.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment