Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Грамота фашистских подлецов

газета «Правда», 19 сентября 1941 годаД.Заславский || «Правда» №260, 19 сентября 1941 года

СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении летного состава военно-воздушных сил Красной Армии орденами СССР (1 стр.). НА ФРОНТАХ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ: Л.Митницкий, М.Сиволобов. — Двадцать суток в боях. Вл.Ставский. — Казаки. А.Марьямов. — Смерть разведчика. М.Мержанов. — Следы зверя (2 стр.). В.Вавилов. — Арсенал боевой техники (3 стр.). СТИХИ: Перец Маркиш. — Народное ополченье (3 стр.). А.Зверев. — Могучая сила советского патриотизма (3 стр.). Колхозному скоту — сытую и теплую зимовку: Г.Зайцев. — Забота об общественном животноводстве (3 стр.). Г.Поляновский. — Ансамбль НКВД выехал на фронт (3 стр.). Д.Заславский. — Грамота фашистских подлецов (4 стр.). Профсоюзы Кипра — советскому народу (4 стр.). Программное заявление «Комитета защиты Америки путем оказания помощи союзникам» (4 стр.). Антивоенные настроения в Румынии (4 стр.). Партизанское движение в Хорватии (4 стр.). «Шведский народ потрясен событиями в Осло» (4 стр.). Катастрофа в шведском военно-морском флоте (4 стр.). Чистка государственного аппарата в Болгарии (4 стр.). Саботаж во Франции и Чехословакии (4 стр.). Немцы охотятся за госпитальным пароходом (4 стр.).



# Все статьи за 19 сентября 1941 года.



Корреспондент фашистской газеты «Фелькишер беобахтер» посетил немецкий лагерь для советских военнопленных. Со всеми его выдумками, столь же тупоумными, как и грязными, мы знакомить читателя не будем. Но вот как изобразил он наших командиров, попавших в плен: «Об их примитивной ступени развития никто не может составить себе представление; бесчисленное количество из них совершенно неграмотное.

советские военнопленные, русские пленные, русские в плену, пленные красноармейцы, зверства фашистов над пленными красноармейцами

Один из капитанов рассказал нам следующее. На вопрос, умеет ли он писать или читать, господин старший лейтенант смущенно ответил, что писать он не умеет, но читает. Тогда ему предложили прочитать абзац из русской газеты, что он, конечно, не в состоянии был сделать. Оправдываясь, он сказал, что буквы вообще должны быть «крупнее и не так близко соприкасаться друг с другом»... При такой низкой ступени развития офицеров нас, конечно, больше не удивляет низкий культурный уровень развития советских солдат...».

В этом отрывке содержится грубая, похабная, идиотская карикатура на советского командира. Но это вместе с тем подлинный, неприкрашенный, совершенно точный автопортрет фашистского автора. Мы видим низкий, атавистический лоб этого человека, торчащие уши, бегающие маленькие глаза, гнилые зубы. Мы знаем, что в его бумажнике хранятся порнографические картинки, что в дневнике записаны грязнейшие признания... Это — фашистский офицер. Он грамотен. Он умеет читать. Он даже любит писать. Но то, что он пишет, бросило бы в краску стыда старую кавалерийскую лошадь, если бы она умела читать.

И этот дикарь, собственная «культура» которого не вышла за пределы берлинского публичного дома, судит о культурном уровне советского командира! Да ведь на том уровне, на котором он сам находится, ему не разглядеть культурного уровня советского командира, как бы ни задирал он кверху свою пустую голову!

Откуда это мелкое, злобное стремление очернить своего противника, налгать на него, выдумать о нем на потеху фашистской челяди небылицы, лишенные всякого смысла? Ведь это не просто ложь. Это низость, которая изобличает в фашистском офицере подлеца.

Причина этого, видимо, в том уязвленном чувстве обиды, которое не может скрыть фашистский офицер. Он вынужден читать в своей же печати, в том же «Фелькишер беобахтер», что Красная Армия — не чета армиям других европейских государств, что фашисты в советской стране столкнулись с серьезным противником, что Красная Армия насыщена новейшей техникой, что в боях красноармейцы и командиры проявляют не только исключительное мужество и упорство, но и боевое искусство... Все это и еще многое вынуждена была признать фашистская печать. Все это она повторяла многократно, чтобы об’яснить провал «молниеносной» войны.

Мы не будем отрицать того, что фашистские офицеры грамотны. Нет нужды наводить лишнюю черную краску на картину, и без того черную. Мы в этом не нуждаемся. Мы не будем отрицать и того, что фашистские офицеры обладают специальными знаниями в своем деле. Но ведь не об этом идет речь, а об общем культурном уровне. А в этом отношении все беседы с военнопленными немецкими офицерами, все письма и дневники убитых и пленных фашистских офицеров устанавливают бесспорный факт: как ни низок культурный уровень фашистского солдата, у фашистского офицера он еще ниже. По общему правилу, этот офицер незнаком с германской классической литературой, — о мировой и говорить нечего, она для него не существует. Он никогда не мыслил и не видит в этом необходимости, так как раз навсегда установлено, что мыслить — это дело не офицерское.

Дневники фашистских офицеров — это образец скудоумия. Никаких общих интересов! — политических, культурных, литературных. Интересует только жратва. Увлекает только грабеж. Самые глубокие впечатления от скотской похоти, от изнасилования женщин, от встреч с проститутками. Схваченный на поле боя, приведенный в лагерь для военнопленных, этот бравый жеребец в офицерском мундире сразу теряет свое высокое дворянское достоинство и превращается в жалкого сутенера с берлинской ночной улицы, в дрянного мещанина с низкой и дряблой душонкой.

Это отребье человечества позволяет себе говорить свысока о культурном уровне советского командира! Самый отсталый наш красноармеец в тысячу раз выше по своей культуре, грамотнее, умнее, чем вылощенный фашистский офицер с выражением тупой надменности на упитанном лице. // Д.Заславский.
________________________________________________
Гитлеровские подлецы* ("Красная звезда", СССР)
Черное злодеяние немецких подлецов* ("Красная звезда", СССР)


************************************************************************************************************
НА ФРОНТАХ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

☆ ☆ ☆

Следы зверя
(От специального военного корреспондента «Правды»)

По ту сторону Днепра стоит зарево. Там в огне карательных отрядов полыхают родные украинские села. Белые языки пламени гуляют по соломенным крышам, ползут по плетням, мазанкам, клуням. Густой дым обволакивает сады, огороды, стелется по сухой стерне и рыжими столбами поднимается к небу.

Горит украинское село. В ужасе мечутся, плачут, кричат дети, старики, женщины.

По украинским селам несутся на конях, размахивая плетками, немецкие и румынские офицеры. Они жгут наши села, расстреливают наших отцов, братьев, насилуют наших сестер и дочерей, хриплыми, пьяными голосами кричат:

Рюсс, рюсс, давай кюшать...

А хлеба нет, ибо он вывезен, сожжен или укрыт в земле. Масла нет, ибо угнаны все коровы. Сала нет, ибо угнаны все свиньи. Угнаны все овцы. Ничего нет для опьяненных кровью зверей.

Идет грабеж украинских сел. Горят села Правобережной Украины.

Над Днепром стоит черная звездная украинская ночь. Тишина. Кто-то плывет к нашему берегу. Слышны всплески воды. Слышно учащенное дыхание, затем слабый голос: «Свой». Белый платок взлетает над головой плывущего. Это — люди, бежавшие от зверя.

Темной ночью мы сидели в саду под кустами и слушали страшные рассказы Павла Мефодиевича Серенко. Он говорит медленно, с расстановкой, иногда умолкает, задумывается и вновь продолжает рассказ о жуткой расправе фашистов с мирным населением.

...Хутор Заводище. Единственная широкая улица пустынна. Накануне в хутор вошли передовые части германской армии, ограбили жителей и ушли. Ставни хат закрыты. Некоторые из них забиты досками. На дверях амбаров, сараев, погребов — сорванные замки. На огородах и бахчах — ни души. Воют собаки. Хутор точно вымер. Зной. Тишина. В полдень на главной улице показался немецкий мотоцикл. Он мчался с предельной скоростью и подымал за собой столб дыма. Неожиданно раздался сухой выстрел, и немецкий офицер, сидевший на заднем седле мотоцикла, кубарем слетел на землю и ткнулся лицом в пыльную дорогу. Он так и не поднял своей головы, простреленной чьей-то снайперской рукой.

Через полчаса в Заводище появился карательный отряд. Офицер стал посреди дороги и, хлопая хлыстом по голенищам своих сапог, приказал собрать всех хуторян. Хуторяне собрались, стоят с опущенными головами, мрачные. Женщины тихо всхлипывают, дети громко плачут.

— Кто стрелял? — спрашивает офицер. Молчание.

— Кто стрелял в немецкого офицера? Молчание.

— Если сейчас не будет назван стрелявший, вы будете расстреляны.

Дети плачут, жмутся к юбкам матерей. Старики смотрят друг на друга, молчат. Тогда зверь, одетый в форму немецкого офицера, приказал сжечь двадцать хат, расположенных в центре хутора, а всех живущих в этих хатах расстрелять. Через полчаса в центре хутора стояли 35 стариков и женщин. Их привели сюда немецкие солдаты, по дороге били в спину, в голову, в грудь, а на главной улице по взмаху офицерского хлыста расстреляли двумя залпами. В этот же миг красное пламя взвилось над хатами.

Так зверски расправились с хуторянами фашистские мерзавцы.

...Группа германских солдат входила в село Б. Разведка донесла, что части Красной Армии еще накануне оставили этот район. Но как только фашисты вступили в село, на них градом посыпались гранаты, камни, бутылки с горючим. Раздались выстрелы, взрывы, крики. Большая часть немцев была перебита, а остальные в панике бежали, бросив винтовки, автоматы, пулеметы.

Через час в село ворвались немецкие бандиты. Они кричали, размахивали винтовками, беспорядочно стреляли, требовали выдачи виновных. Все население было согнано к колхозной конюшне. Здесь началась расправа. Офицер проходил по рядам селян и спрашивал:

— Кто стрелял в группу германских солдат?

— Не знаю, — отвечал селянин.

— Не знаешь, — кричал взбешенный офицер, — а хлеб прятать знаешь? — И со всего размаха он бил по лицу хлыстом.

Так он бил почти всех, не исключая женщин и подростков, а затем устроил всеобщую порку. На скамью клали старика, поднимали рубаху, и на спину ложились тяжелые удары резиновой плети. Кровь сочилась из ран, все тело чернело от синяков. Над площадью стояли предсмертные стоны, а плеть методично падала на окровавленные спины. Один, другой, третий, десятый, сотый... Немецкие солдаты били граждан украинского села, как раньше помещики били своих батраков, как барин бил своего крепостного. Били плетками, шомполами, прикладами, били со звериной злобой и яростью, от которой глаза наливались кровью.

К вечеру по приказу офицера тут же в центре села, из пулемета было расстреляно 87 селян. Яма, вырытая близ конюшни, стала братской могилой граждан села Б.

А наутро на могиле было много полевых цветов. Посредине стоял столб с широким щитом. На щите были нарисованы красное знамя и пятиконечная звезда. Чья-то неопытная рука написала крупными белыми буквами:

«Здесь похоронены замученные и расстрелянные немецкими фашистами 87 селян колхоза имени Шевченко».

Немцы увидели и рассвирепели. Они растоптали цветы, сломали щит, раздробили его на мелкие куски.

А на следующее утро на могиле было много свежих полевых цветов и стоял столб с широким щитом. На щите были нарисованы красное знамя, пятиконечная звезда и полностью воспроизведен текст вчерашней надписи...

Несколько дней немецкие офицеры вели войну с цветами и столбами, а затем бросили.

Придет время — мы поставим здесь памятник. Красная звезда взовьется над могилой, и слова, написанные на щите, будут высечены на граните.

Много видел Павел Мефодиевич Серенко. Он видел, как немцы термитными снарядами жгли село Копеньковатое, как в Лозоватке были расстреляны четыре женщины, которые отказались дать муку фашистский солдатам, как солдаты расстреляли Агаркова из села Сосновки за то, что он непочтительно говорил с немецким офицером и при всех селянах назвал его грабителем.

Тяжелые кровавые следы зверя оставлены на всем пути, где прошли части гитлеровской армии.

Огненное зарево стоит по ту сторону Днепра. Оно взывает к мщенью. // М.Мержанов. Действующая армия.

☆ ☆ ☆

ПОДЛЫЕ УЛОВКИ ФАШИСТОВ

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 18 сентября. (ТАСС). 14 сентября в бою недалеко от Кременчуга разведчики-артиллеристы подразделения лейтенанта Григорьева наблюдали, как фашистские солдаты пригнали к своей батарее группу детей. Фашистские изверги расставили детей возле пушек и продолжали вести огонь. Видно было, как солдаты били испуганных ребят, пытавшихся бежать.

Пристрелявшиеся к этой батарее, наши пушки вынуждены были замолчать. Командованию пришлось принять меры к ликвидации вражеской батареи иным способом.


************************************************************************************************************
Обучение военному делу граждан СССР. Группа конструкторов Автозавода имени Сталина изучает приемы штыкового боя. На снимке: группа конструкторов Автозавода имени Сталина изучает приемы штыкового боя. Занятиями руководит тов. П.С.Суранов.


Фото Н.Фигуркина (ТАСС).
народное ополчение, убей немца


************************************************************************************************************
НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНЬЕ


Чеканя твердый шаг, проходит ополченье.
С оружием в руках идет на бой страна.
И мнится, слышен ей далекий гуд сраженья —
Немолкнущий в веках раскат Бородина.
Колонны движутся все звонче и грознее, —
Им хочется испить, припав к родной земле,
От мудрости того, кто дремлет в мавзолее,
От мужества того, кто бодрствует в Кремле.
Суровый партизан со шрамами на теле,
В походах прошлого испытанный солдат,
Рабочий, помнящий протяжный визг шрапнели
В дыму и грохоте московских баррикад.
Идет на бой народ — многоголовый ратник,
Слова его — обет и клятва — каждый шаг.
Ты слышишь, каннибал, коричневый стервятник?..
Идет могильщик твой с винтовкой на плечах.
Дороги русские своей зальешь ты кровью
И в смраде собственном издохнешь ты, шакал!
Народ идет на бой, оружье изготовив,
И мужества его непобедим накал.
Колонны движутся в сияньи лунном зыбком,
Идущих девушки встречают у ворот,
И каждая бойца приветствует улыбкой
И, зачерпнув воды, напиться подает.
О, девушки, познавшие разлуку!
Вы ночь пытаете, где милый ваш сейчас.
Не разлюбил ли он веселую подругу?
И ночь гремит в ответ: «Мы любим, любим вас!
Мы крепко помним вас — и более ни слова!
Не провожайте нас, не стойте у дверей.
За родину свою мы жизнь отдать готовы,
За славных девушек и нежных матерей».
Чеканя твердый шаг, проходит ополченье.
С оружием в руках идет на бой страна,
И мнится, слышен ей далекий гул сраженья —
Немолкнущий в веках раскат Бородина.

Перец МАРКИШ. Перевел С.Левман.


************************************************************************************************************
Ансамбль НКВД выехал на фронт


Как свидетельство большого доверия встретил Ансамбль песни и пляски НКВД Союза ССР известие о том, что народный комиссар тов. Л.П.Берия разрешил коллективу выехать на Западный фронт для обслуживания частей Действующей армии.

Ансамбль НКВД за два года своей работы обслужил огромную аудиторию. Более 250.000 человек посмотрели его первую постановку — «По родной земле». Новая форма синтетического спектакля — театрализованного концерта пришлась по сердцу советским зрителям. Бойцы-пограничники северо-западной границы, москвичи, ленинградцы и граждане советских прибалтийских республик получали подлинно творческую, боевую зарядку на этом ярком, жизнерадостном спектакле.

Поиски новой формы музыкального представления не ограничили репертуар ансамбля и в области обычной концертной работы. Свыше ста двадцати концертов (из них несколько десятков — уже в военное время) дали участники ансамбля, находясь в самых разнообразных, порой чисто походных условиях.

Ни зимняя стужа, застававшая бригады ансамбля в пути, когда артисты на санях передвигались по льду замерзшего залива, обслуживая погранзаставы, ни бомбежки фашистских летчиков-головорезов не снижали качества работы коллектива. Поэтому и нынешняя его поездка в Действующую армию является вполне закономерным развитием его творческого пути.

Ансамбль НКВД выехал на фронт с большой, интересной и разнообразно составленной концертной программой. Коллектив выделил лучших своих инструменталистов, певцов, чтецов и танцоров, выступающих с сольными номерами. Вся программа подчинена единой патриотической идее. Два основных раздела представлены в театрализованном концерте: оборонные песни, полные чувства глубокой любви к родине, и чудесные народные песни и пляски. В первый раздел входит ряд новых песен композиторов В.Белого («Несня смелых»). 3.Компанейца («В бой за родину»), В.Макарова, Дм. Покрасса и 3.Дунаевского.

В программе выступлений ансамбля бойцы и командиры увидят также стремительную «Красноармейскую пляску», которую виртуозно исполняют артисты-танцоры.

Для того, чтобы обслужить не только большие соединения, но и части, куда всему ансамблю проехать трудно, коллектив выделил четыре концертных бригады. В них входят певцы, чтецы, баянисты, танцоры. Десять человек (состав каждой бригады), представляют самые разнообразные жанры искусства.

В подготовке концертной программы приняли деятельное участие художественный руководитель ансамбля композитор 3.Дунаевский, лауреат Сталинской премии заслуженный деятель искусств РСФСР С.Юткевич, заслуженный артист РСФСР А.Свешников, лауреат Сталинской премии заслуженный артист республики А.Мессерер.

Коллектив ансамбля НКВД приступил к своей почетной боевой работе, вдохновленный единой целью, единым желанием: отдать весь свой талант, все свое искусство делу борьбы с врагами родины. // Г.Поляновский.

________________________________________________
Г.Рыклин: Психология болвана ("Правда", СССР)**
Н.Тихонов: Матерый волк** ("Красная звезда", СССР)
Л.Копелев: Немецкие офицеры в плену* ("Красная звезда", СССР)
П.Белявский: Автопортрет немецкого офицера ("Известия", СССР)**
А.Софронов: Фибровый чемодан немецкого лейтенанта* ("Известия", СССР)**
А.Ерусалимский: О моральном облике гитлеровского офицера* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Правда» №260 (8668), 19 сентября 1941 года
Tags: 1941, Д.Заславский, М.Мержанов, Перец Маркиш, газета «Правда», зверства фашистов, немецкая оккупация, немецкий офицер, немецкий солдат, осень 1941, сентябрь 1941
Subscribe

Posts from This Journal “немецкий солдат” Tag

  • Немецкий солдат Альфред Лискоф

    В.Темин || « Красная звезда» №149, 27 июня 1941 года Германские фашисты хотят превратить нашу страну в свою колонию. Не позволим фашистским…

  • «Вракменты» Вернера Зигеля

    Л.Копелев || « Красная звезда» №141, 18 июня 1942 года Если враг не сдается, его уничтожают. М.Горький. # Все статьи за 18 июня 1942…

  • Фриц пляшет. Самый распространенный вид немецкого танца, который продолжается...

    Б.Ефимов || « Красная звезда» №21, 27 января 1942 года Выше наступательный порыв каждого бойца, каждого подразделения, каждой части. Гнать…

  • 1 октября 1941 года

    И.Эренбург || « Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 43-48 # Все статьи за 1…

  • Судьба одной немецкой дивизии

    Г.Бровман || « Известия» №183, 6 августа 1942 года Суровые дни переживает наша Родина. Гитлеровские орды, не считаясь с потерями тысяч солдат…

  • Муза убийц

    Г.Акимов || « Литература и искусство» №34, 22 августа 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. На линию огня. А.Таиров. Обер-фюрер и его…

  • Фриц-интеллигент

    М.Слободской || « Литература и искусство» №32, 8 августа 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Тема искусства. Б.Лавренев. Вырвем победу!…

  • С поднятыми руками

    А.Розен || « Известия» №295, 14 декабря 1941 года Страна отвечает на боевые успехи Красной Армии огромным производственным под’емом. Миллионы…

  • Обреченность

    В.Курочкин || « Известия» №283, 30 ноября 1941 года 9-я и 56-я советские армии под командованием генералов Харитонова и Ремизова освободили…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments