Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Иосиф Уткин. В Брянских лесах

газета «Известия», 19 августа 1942 годаИ.Уткин || «Известия» №194, 19 августа 1942 года

За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество большая группа командиров, политработников и бойцов Военно-Воздушных Сил Красной Армии награждена орденами и медалями. Пять авиационных полков Дальнего Действия преобразованы в Гвардейские.

Славные наши летчики! С каждым днем наносите все более мощные удары с воздуха по войскам и технике врага, по его ближним и далеким тылам!




# Все статьи за 19 августа 1942 года.



1. Каратели.

У одного убитого немца партизаны нашли карту. Район партизанских действий был обведен красным кружком, в середине круга стояло: «50 тысяч партизан». Типичная «математика ужаса», порожденная страхом немецкого фельдфебеля перед русскими партизанами.

«Известия», 19 августа 1942 года, советская авиация, авиация войны, авиация Второй мировой войны, сталинские соколы

...После того, как немецкие эшелоны c людьми и вооружением стали систематически, недоезжая брянского леса, валиться под откос, тысячи немецких солдат взялись за топоры и пилы и вырубили на 50-100 метров лес, тянувшийся вдоль железнодорожного полотна. Брянский лес грозно надвинулся на чужеземных захватчиков. Никакие «профилактические» жестокости не могли помочь. Немцы вынуждены были отойти на почтительное расстояние от древнего русского леса, оставляя во власти партизан целые районы, деревни, города.

Наступило затишье, но оно продолжалось недолго. Немецкое командование вспомнило о своем ненадежном тыле. Недавно немцы организовали крупнейшую за все время карательную экспедицию против партизан Брянских лесов. 40 тысяч жестоких карателей орудуют сейчас в партизанских районах. За несколько ночей фашисты сожгли 30 с лишним сел!

На-днях, лежа в засаде, партизаны разведчики увидели странную картину. Старики, дети, мужчины и женщины шли цепочкой по лесу, глядя себе под ноги. Партизаны остановили эту необыкновенную процессию.

– Что вы тут ищете? – спросили они у людей.

– Оружие, – ответили им. – В партизаны хотим пойти, а без оружия не берут.

Пламя горящих сел и деревень влилось в широкое пламя народной ненависти. Уже сейчас можно с уверенностью сказать, что и эта очередная карательная экспедиция окончится тем же, чем окончились предыдущие. На смену немецкой жестокости придет немецкий страх. Из глубины недоступного для врага брянского леса партизаны продолжают борьбу с гитлеровцами.


2. «Следующий номер нашей программы».

В хвойной темноте леса небольшой просвет зеленой полянки. На одном краю полянки из свежесрубленных деревьев сооружена эстрада. Вокруг эстрады на траве расположились партизаны. Зрители сидят в обнимку со своим оружием. Около эстрады стоят автоматы, винтовки и ручные пулеметы исполнителей. Программу ведет молодой и веселый «конферансье», он же начальник партизанской группы.

– Сейчас мы вам исполним вариации на баянах известной русской песни «Светит месяц»...

За вариациями следуют вокальные номера, читаются стихи советских поэтов. В программе имеется даже хореографический номер. Двое партизан виртуозно исполняют американскую чечетку. Танцоры пользуются огромным успехом. В «зале» настроение приподнятое, и, когда программа подходит к концу, командир группы, он же конферансье, об’являет:

– Теперь, уважаемые товарищи зрители, мы приступаем к исполнению последнего номера нашей программы...

Артисты спрыгивают с эстрады, стремительно разбирают свое оружие и исчезают в лесу. Через два часа до слуха оставшихся партизан доносится сильный гул взрыва: на воздух взлетел железнодорожный мост. В реку полетел 40-вагонный немецкий эшелон.


3. Лесной арсенал.

Пылает жаровня с раскаленными докрасна углями. Стучит молот по самодельной наковальне. Какие-то металлические предметы переходят из рук в руки небольшой группы партизан, занятых кузнечным делом. Остальные партизаны, расположившиеся неподалеку, с любопытством поглядывают в сторону мастеровых. Время от времени кто-нибудь отделяется и подходит к кузнецам.

– Ну, как дела?.. Скоро?

– Отойдите, товарищи, не мешайте, – необычно официально отвечают ему.

Любопытствующий нехотя отходит в сторону и через некоторое время на смену ему поднимается следующий. Так продолжалось несколько дней.

Однажды вечером со стороны колдующих над наковальней раздался радостный возглас: «Готово!»

Моментально весь отряд обступил кузнецов. Возбужденные мастера отошли в сторону, и глазам любопытных предстал металлический аппарат. Это был смастеренный самими партизанами миномет. Чувство гордости, испытываемое авторами этого произведения, было вполне законно: никаких чертежей, никаких специальных материалов. Все свое, все своими руками.

Когда встал вопрос об испытании нового оружия, наиболее горячие головы хотели во что бы то ни стало опробовать новое оружие на фрицах. Более же благоразумные решили первым выстрелом отсалютовать родному брянскому лесу.

Эффект первого выстрела был совершенно неожиданным: мина улетела в одну сторону, а самый миномет – в другую. Опять усиленно заработала конструкторская мысль, и вскоре партизанский миномет брянского лесного арсенала выдержал блестяще испытание в полевых условиях.


4. Суд народный.

Некоторое время тому назад на заборах и стенах сел немцы вывесили об’явление: «Все, кто активной работой или сообщениями будет помогать бороться против партизан, сейчас же получит денежное вознаграждение или право на дополнительную прирезку земли». Об’явление успеха не имело. Русских подлецов немцам приходится импортировать из Германии. Несколько мелких душ, соблазнившихся на посулы чужеземных захватчиков, – вот и все, что завербовала немецкая полиция среди советского населения. Но слишком «текучи» кадры этих иуд. Нередко утром, придя на квартиру своего старосты, полицейские застают только пустующие постели. И один брянский лес мог бы рассказать о том, как окончили свою недобрую жизнь эти предатели. Партизаны написали и размножили типографским способом письмо, адресованное «полицейской и всякой другой сволочи, ставшей на службу к немецким оккупантам».

В письме говорится: «Вы, сволочь полицейская, оставляете беззащитных женщин и детей без крова, сжигая их жилища. Вы, бандиты, отбираете у них скотину и последний хлеб, оставляя их на голодное существование. Вы, палачи, отбираете у детей их матерей. Вы, шакалы, рыщете за мирными гражданами, отдавая их на расстрел и издевательства вашим хозяевам – немецким извергам. Вы, изменники, шпионите в пользу немцев. Вы, предатели, подняли оружие против своего народа. Имейте в виду, что час правосудия очень близок. Глубоко ненавидящие вас партизаны».

Ненависть омолаживает людей. Старики в ненависти не уступают юношам. Когда слушаешь рассказ о деятельности 65-летнего Герасима 3., проникаешься гордостью за русского человека. К селу, где жил старик, подходили немцы. Герасим собрался уходить.

– Ты куда? – спросил у него командир партизанского отряда.

– С вами в лес.

– Нам ты полезнее здесь. Оставайся. Старик покряхтел, но остался. Его назначили старостой. Немцы приходили и уходили. Но было что-то роковое в каждом их посещении этого села. Как правило, попадали они в партизанские засады. Немцы заподозрили старосту. Они отрядили 150 человек и решили надолго обосноваться в деревне. Скрываться было больше ни к чему. На подходах к деревне, в лесу, Герасим с группой вооруженных крестьян встретил немцев. Перебив 50 немцев, старик вернулся в партизанский отряд...

Другой старик, народный учитель, подал такое заявление в партизанский отряд:

«Товарищи, среди партизан много моих учеников, с которыми я не один год завоевывал передовое место в учебе. Они теперь под вашим руководством бьют гитлеровскую нечисть. И вот я, их учитель, хочу быть с ними. Я желаю участвовать в великой отечественной войне советского народа против германского чудовища. Народный учитель. Подпись»

Нарастает грозный шум древних Брянских лесов. Это гул народной ненависти русских людей к иноземным захватчикам.

В обращении Военного Совета фронта к брянским партизанам говорится: «Десятки тысяч немецких трупов гниют в Брянских лесах. Груды изуродованной немецкой военной техники валяются по дорогам вашего края. Десятки паровозов и сотни вагонов застыли в корчах под откосами брянских железнодорожных путей. Вы крепко, по-русски отомстили чужеземным захватчикам. Вы научили немцев страху перед русским крестьянином. Немецкие офицеры и солдаты боятся высунуть свой нос за пределы укрепленных линий. И вы можете с гордостью сказать: они ненавидят нас потому, что они нас боятся». // И.Уткин, специальный корреспондент "Известий". БРЯНСКИЙ ФРОНТ.


*****************************************************************************************************************
ЛЕНИНГРАДСКИЕ ВСТРЕЧИ


Мальчик

Осенью прошлого года Леня в первый раз пережил бомбежку. От соседнего каменного дома фугаска отколола целую половину, будто сахарными щипцами разломали кусок рафинада. В одной из квартир убило Ленину тетю. Лене было жалко тетю и дом. Дом был очень красивый. Мальчик хотел непременно жить в нем, когда вырастет большим. Мама на часы тревоги отвела сына в бомбоубежище. Ночью, гладя Леню по голове, она сказала:

— Ну, вот, сынок, ты теперь видел бомбежку?

— Нет, я не видел, а слышал, — поправил Леня сонным голосом. Он любил точность.

Однажды леток Леня, пользуясь тем, что мама ушла на работу, сразу после тревоги побежал в сад играть в воздушную войну. Он прежде всего стал искать своего приятеля Толю. Но в саду было пусто. На месте ребячьих игр зияла огромная воронка от снаряда. Хмурые люди несли на носилках чье-то маленькое тело, залитое кровью. Леня узнал Толю. Леня понял, что Толю убили, — за месяцы войны он уже не раз видел мертвых.

В июне отец, командир с двумя кубиками, заехал в Ленинград на несколько часов. Он рассказал, как его разведчики взяли «языка». Посадив Леню на колени, папа спросил:

— Ты хотел бы видеть живого немца:

Нет, — серьезно ответил Леня, задумчиво посмотрев папе в глаза. — Я хотел бы мертвого. // Юр.ЧАП. ЛЕНИНГРАД, август.


*****************************************************************************************************************
Письмо из полона


«Дорогой!..
Не расстаться с тоской,
Невеселый мой путь, невеселый...
Покидаю родимые села, —
И увозят по взгорьям и долам
Нас в неметчину,
На чужбину…

Не одна я, с девчатами, всех нас увозят в неволю,
Покидают девчата
Отцовские хаты
И плачут вволю.

Я пишу и не плачу, я стала скупою на слезы,
Только кинуть хочу свои косы
Под эти колеса,
Да не кину я, — двери глухие
Стерегут часовые.

Дорогой!..
Мы простились с рекой,
До свиданья, днепровские дали!..
Жаль нам быстрой реки,
По которой венки
Мы недавно пускали.
И плыли васильки,
И тонули венки,
И сидели девчата,
А мой синий венок плыл один
Невредим,
Плыл куда-то…

Мне казалось: стоишь на пригорке
В своей гимнастерке
И пилоткой мне машешь, казалось,
И пуля тебя не касалась.
Может быть, и касалась, проклятая, да не убила, —
Будто снова с тобою иду я, как прежде ходила

Будто сон, будто ложь
То, что кончились наши гулянки,
Что дороги в высокую рожь
Затоптали немецкие танки.
Будто замуж я вышла, ты муж мой, а я твоя женка,
Нам дышалось легко, целовались, смеялись мы звонко.

Плыл мой синий венок, плыл, да стоит ли думать об этом,
Ты же знаешь, не верю, не верю я бабским приметам.

Дорогой!..
Вот и солнце простилось с землей.
Бор темнеет сосновый...
Из-за леса восходит мой страшный, мой месяц медовый.
И умыли росой, как слезой васильки свои очи,
Пусть не видят они мой позор, мои темные ночи.
Доведется мне спать, да не так, как они мне сулили,
У чужого на правой руке, да в холодной могиле.

Я рабыня, рабыня, я черная, черная, черная,
Любый мой,
Не с тобой,
А с проклятой бедой
обрученная…

Дорогой!..
Я прощаюсь с тобой,
Жаль бумагу на жалобы тратить...
А дойдет ли,
найдет ли
Тебя письмецо на листке из тетради.
Не найдет, так читай по дороге от Орши, от Бреста
Ты другое
большое
Письмо, что на шпалах писала невеста.
Коль писала его не она, не сама, так подруги писали,
поливая слезами горячими рельсы и шпалы.

Болью сердца всего
То письмо написала девчина,
Ты читай и ответ на него
На штыке донеси до Берлина.
Ты читай,
с рельс смывай
Слезы девичьи кровью чужою,
Я пишу,
я прошу —
Смой позор, — не хочу быть такою.

Ты приди, отомсти и не так за девчину, мой милый,
Как за землю родную, за ту, что легко нас носила».

Аркадий КУЛЕШОВ.
Перевод с белорусского.

______________________________________________
Шестнадцать дней в тылу у врага ("Известия", СССР)**
Я.Милецкий: Кто предал Таню* ("Красная звезда", СССР)
В.Саянов: Им страшно в русских лесах ("Известия", СССР)**
Немцы боятся партизан пуще огня* ("Красная звезда", СССР)**

Газета «Известия» №194 (7880), 19 августа 1942 года
Tags: 1942, Иосиф Уткин, август 1942, газета «Известия», лето 1942, советские партизаны
Subscribe

Posts from This Journal “лето 1942” Tag

  • Вспомни!

    Е.Кононенко || « Правда» №235, 23 августа 1942 года Боец Красной Армии! Немец несет тебе, твоей матери, отцу, брату, сестре, детям, друзьям…

  • Илья Эренбург. Вавилон

    И.Эренбург || « Красная звезда» №206, 2 сентября 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР 1018 мужественных партизан награждены…

  • Стойко отражать атаки с воздуха

    « Красная звезда» №203, 29 августа 1942 года «Беспрекословное повиновение начальникам — есть душа воинской службы». М.Кутузов. # Все статьи…

  • Налет на Берлин

    А.Павлов, Л.Шершер || « Правда» №243, 31 августа 1942 года Советская промышленность завершает август новыми успехами в производстве боевой…

  • Только документы

    И.Осипов || « Известия» №204, 30 августа 1942 года Самоотверженная работа во имя победы над врагом — священный долг советского человека. Будем…

  • Слава — герою, презрение — трусу!

    « Правда» №241, 29 августа 1942 года В ожесточённых боях за нашу Родину советские моряки покрыли свои боевые знамена немеркнущей славой…

  • Илья Эренбург. За Юг!

    И.Эренбург || « Красная звезда» №203, 29 августа 1942 года «Беспрекословное повиновение начальникам — есть душа воинской службы». М.Кутузов.…

  • Илья Эренбург. Ненависть и презрение

    И.Эренбург || « Красная звезда» №202, 28 августа 1942 года За проявленную отвагу в боях за Отечество с немецкими захватчиками, за стойкость,…

  • Константин Симонов. Земля моя!

    К.Симонов || « Красная звезда» №201, 27 августа 1942 года Перейдя в наступление, наши войска на Западном и Калининском фронтах прорвали…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments