Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

В.Ильенков. Старый солдат

«Красная звезда», 30 октября 1942 года, смерть немецким оккупантамВ.Ильенков || «Красная звезда» №256, 30 октября 1942 года

За советскую отчизну идут в бой сыны всех народов Советского Союза. Да здравствует Красная Армия — армия братства и дружбы народов СССР! Из лозунгов ЦК ВКП(б) к 25-й годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции



# Все статьи за 30 октября 1942 года.



(Из путевых заметок)

«Красная звезда», 30 октября 1942 года

В поисках переправы мы едем вдоль Дона. Прифронтовые деревни пустынны и скорбны. Не видно на улицах веселых и шумных ребячьих ватаг. Не слышно девичьей песни. Не сидят на завалинках старики, как сидели они бывало часами на солнышке, прогревая старые кости, покуривая, да радуясь на внучат. Все — и женщины, и дети, и старики — на полях. На их плечи легла тяжесть труда и забот.

Сумрак и дождь заставили нас остановиться в деревне на берегу Дона и искать ночлега. Нам порекомендовали переночевать у Степана Дмитровича — живет он один, изба у него просторная, самовара, правда, нет, но дадут соседи. Мы пошли к Степану Дмитровичу.

В избе светился крохотный огонек лампадки перед иконами, и от этого крохотного огонька как-то сразу стало теплее.

— Пожалуйте, пожалуйте, — раздался бодрый голос, когда мы открыли дверь. — А я вот только пришел с поля… Изба большая, а я один, как перст…

— И давно живете в одиночестве?

— Три года назад хозяйка померла. Двое сынов на войне сейчас.

Перед нами стоял старик с небольшой аккуратной бородкой, с живыми, свежими глазами.

— Сколько же вам лет, Степан Дмитрович?

— Семьдесят второй пошел, дитенок миленький! Восьмой десяток… Что ж ты сделаешь, — проговорил он, как бы извиняясь в чем-то.

Узнав, что мы основательно промерзли, он вызвался пойти к соседке за самоваром. Двигался он быстро, легко, — никак не верилось, что человек этот так долго живет на земле, что целый день он провел в поле без отдыха.

Изба была просторная, каменная, с толстыми — в метр — кирпичными стенами, недавно побеленными. Стол. Деревянная скамья. Длинные нары вдоль стены. За перегородкой маленькая кухня и русская широкая печь.

Степан Дмитрович принес большой медный, давно нечищенный самовар.

— А трубы нет. Как его ставить?

Долго обсуждали, как выйти из положения. Шофер предлагал развести самовар на улице без трубы, но Степан Дмитрович сказал, что дождь пошел сильней, погасит, а в сенях ставить нельзя — крыша соломенная.

— Я сперва в котле вскипячу, на щепках, а потом вольем в самовар.

Дождь стучал в окна, и было приятно сидеть в теплой, сухой избе в ожидании самовара, который все же поставили на дворе, возле стены, рассчитывая, что соломенная крыша не загорится, потому что идет дождь.

И вдруг с потолка полилась вода на стол, на наши головы.

— Крыша у меня худая, дитенок миленький! Взодрало ее ветрами… Я-то ведь недавний житель в деревне. Я в шахтах работал. Тридцать лет уголек добывал. Я еще когда начал работать? С бахмуткой. Лампочка так наша шахтерская называлась. Мы ее енаралом заправляли, мазутом то-есть. Он газ сильный давал, крепкий! А потом и на «олинат» перешли. Это уж в последние годы… Тридцать лет, дитенок миленький! Вот у меня и посейчас уголь на руках. Как кожу сдерешь, то пыль угольная туда, в ранку, набьется и так зарастает…

Старик протянул к огню руки свои, худые, жилистые, с темносиними пятнами в’евшейся под кожу угольной пыли. Такое же синее пятно было над левым глазом, — вечное клеймо подземного труда.

— Как же вы так хорошо сохранились? — удивился я. — Полжизни под землей, а вам самое большое можно дать лет за пятьдесят.

— А я, дитенок миленький, не то видал! Я четыре года на действительной отслужил. Под Карсом был. Слыхал, город такой, на турецкой границе… А потом война началась, нас на Дальний Восток повезли. Ехали мы, ехали, думали, нас на край света везут. Я в Порт-Артуре служил. Осаду там выдержал… Порт-Артур это порт такой, туда все моря сходятся. Сильно прибыльное место для государства, потому туда все корабли от всех морей заходят, никак им не миновать этого места. Сильно важное совпадение в том месте… Мы бы его ни за что не отдали, ежели бы не продажа. Дитенок миленький, сильная продажа была от генералов. Стессель нас продал, генерал, а то разве бы им устоять против нашего солдата! Наш солдат цепкий. Он, как кошка, царапкается ни весть на какую кручу. И все вперед и вперед лезет. Я и в германскую воевал. Перемышль брал. Раненый был там. А теперь, видишь, куда немец приперся — к Дону! Нам и то говорили: викуироваться надо, мол, а мы не захотели викуироваться. Мы говорим: с вилами к Дону выйдем, а не пустим немца. Вот и стоит теперь ни взад ни вперед, — а взять не может. Опять же почему он к Дону приперся? Потому все четырнадцать королевств под него подпали. Австрию взять… Большое королевство, ему бы держаться самосилом против немца, а она, Австрия-то, пожалуйте, предалась ему. Он их, королевства эти, напугал. Сдавайтесь, мол, под меня! И сдались, глупые! Прямо, как воробья на мякине поймал. Он ведь какой враг — страхолюдный! Я санитаром после ранения работал. Бывало, его, раненого, на носилках несешь, а он на тебя глазищами, так бы и с’ел тебя — страхолюдный! Зверь-зверем, уставится и будто грызть тебя хочет

Степан Дмитрович ожесточенно махнул рукой, и жест этот означал: рубить бы им всем башки, страхолюдным!

Между тем поспел самовар. Он шумел весело на полу, — пузатый, зеленовато-желтый, может быть, потому ему было весело, что он выполнял свои обязанности после долгого бездействия в чулане хозяйки.

Степан Дмитрович выпил один стакан только.

— Отвык я, дитенок миленький, от чаю. Бывало, из шахты придешь, то первое дело чаем погреться. А главное — от горячего-то скорей отхаркаешься, чернотой, пылью угольной, отходит она от горячего и дышать легче становится… А в деревне больше на еду гонит. Отвык. Спасибо, дитенок миленький! Ведь надо то понять, что мы его, немца, грудью держим.

Тут Степан Дмитрович сделал таинственное лицо и даже заговорил шопотом:

— По существу команда нам нужна, дитенок миленький! Чтоб его бить сбоку! Не в лоб, а беспременно сбоку. Он, сволочь, этого сильно опасается. Я бы так: зашел ему сбоку и давай и давай! Враз побежит. Верно говорю, дитенок миленький! Против нашего русского солдата ему никак не устоять. Россия была завсегда непобедимая. Теперь ежели подумать, какое у нас богатство было. Перед войной у нас всего вдосталь было. Всего достигли… Иван Петров был такой директор. Вот едем мы с ним, — я в кучерах у него был, — обходительный человек. Он и говорит мне: «Степан, через год будет лучше у нас, а через два еще лучше». И что ты думаешь, дитенок миленький, так и случилось. Всего достигли. Даже сверхестественное было у нас положение. Значит хорошо сделано, а нет, давай еще лучше. И нам бы этого немца на два месяца только хватило бить. Верно говорю, дитенок миленький! Мы бы ему такую трепыховку дали… Эх! Только бы по существу команды. Сбоку его, сволочь!

— Значит, побьем все-таки, Степан Дмитрович?

— Да ведь ежели я тебе скажу: побьем, то это одни мои слова. А слова — вода. На факте дело надо показывать, дитенок миленький! Ежели бы я молодой, как под Перемышль ходил, то я бы показал по существу команды. Эх, ежели бы мне дать голос. Я бы его сбоку! От командира большое значение… Был у нас один, все, бывало, кричит, а без толку, и рота его, как куры мокрые. A наш был командир — орел! Солдаты им были довольны, подход к ним хороший имел. Строгость соблюдал и насчет перекурки было свободно. Солдаты его сильно уважали. Бывало, как скомандует — все за ним. А идем строем — земля гудит, воздух режем… С солдатом надо умеючи воевать, тогда он какую хочешь крепь возьмет… Как кошка будет царапкаться. И тогда тебе все четырнадцать королевств нипочем…

Самовар был опустошен, спутники мои повалились на нары и захрапели, а Степан Дмитрович все не отпускал меня, развивая свои планы «по существу команды». Солдатская душа его была глубоко уязвлена тем, что немец приперся к Дону.

— Трудное дело, дитенок миленький. Как тут теперь быть в нашем тяжелом положении? Вот так-то сидели мы летом, обсуждали своим умом, как бы немцу дать трепыховку, и вваливается тут ко мне в избу, вот прямо на эту скамью, лейтенант… Молоденький, а весь в крови. Одиннадцать ран получил. Ну, попоил я его молоком, а сам гляжу на него и душа моя радуется: есть в России орлы! Рана для солдата — почет. Таких бы вот командиров побольше. Тогда мы будем наскрозь непобедимые…

Старик снял валенки и залез на теплую печь. За окном шумел ветер. Где-то недалеко, в черной осенней мгле плескался Дон. Робко, неуверенно начинал свою песню сверчок и умолкал.

Степан Дмитрович ворчал, ворочался, видимо, сон не приходил к нему. Может быть витали перед ним образы далекого, но славного прошлого, когда он с полной выкладкой маршировал по бесконечным дорогам России, голодал в осаде, брал приступом «крепи», лез, как кошка, «царапкался», но не сдавался, упорный, цепкий русский солдат. Может быть видел он штреки Донбасса, залитые черной водой войны, где тридцать лет долбил обушком уголь при свете своей «бахмутки», заправленной «енаралом». Может быть думал о сыновьях своих, прижавшихся в этот час к сырой стенке окопа в ожидании атаки… Может быть размышлял «по существу команды» и заходил немцам сбоку, чтобы обратить их в бегство.

Потом он заснул, но и во сне что-то бурчал, может быть в сновидении преследуя отступающего врага. // В.Ильенков. НА ДОНУ.
________________________________________
И.Эренбург: Орда на Дону* ("Красная звезда", СССР)**
Й.Геббельс: О так называемой русской душе ("Das Reich", Германия)


************************************************************************************************************
В СТАЛИНГРАДЕ. Группа рабочих, героически защищающих совместно с Красной Армией город от немецких захватчиков. Слева направо: Г.Курдюков, Д.Юнкин, Е.Жабин, Е.Прокофьев, С.Токарев и И.Палагин.


Cнимок нашего спец. фотокорр. С.Лоскутова.
«Красная звезда», 30 октября 1942 года, Сталинградская битва, сталинградская наука, битва за Сталинград


************************************************************************************************************
Воины Красной Армии! Строжайший порядок и железная дисциплина — залог нашей победы над врагом. Всемерно крепите дисциплину и порядок в нашей армии! Из лозунгов ЦК ВКП(б) к 25-й годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции

☆ ☆ ☆

От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 29 октября

В течение ночи на 29 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда, северо-восточнее Туапсе, а также в районе Нальчика. На других фронтах никаких изменений не произошло.

* * *

В районе Сталинграда наши части отбивали атаки противника. Батальон немецкой пехоты атаковал наши позиции в районе заводов. Ружейно-пулеметным огнем наших бойцов гитлеровцы были отброшены на исходные позиции, оставив на поле боя свыше 100 трупов. На южной окраине города группа бойцов под командованием лейтенанта т. Гладких совершила ночной налет на вражеский оборонительный район. Незаметно пробравшись через передний край обороны, наши бойцы проникли к ДЗОТ'ам противника. Взорвав гранатами 7 ДЗОТ'ов и 10 землянок, красноармейцы в рукопашной схватке истребили 70 гитлеровцев и благополучно вернулись в свою часть. Красноармеец т. Кузнецов и сержант т. Репа огнем из противотанковых ружей сбили 2 немецких самолета.

Шесть летчиков-истребителей под командованием капитана т. Шутова атаковали 15 немецких самолетов. В воздушном бою советские летчики сбили 4 самолета противника. Всего в течение суток сбито 15 немецких самолетов.

* * *

Северо-западнее Сталинграда бойцы Н-ской части атаковали противника в районе одной высоты и захватили 16 ДЗОТ'ов и блиндажей, 6 пулеметов, 4 миномета и 2 противотанковых орудия. В результате этого боя уничтожено до двух рот немецкой пехоты. На другом участке перешедшие в контратаку гитлеровцы были остановлены заградительным огнем. Подбито 2 немецких танка и истреблено до 120 солдат и офицеров противника.

* * *

Северо-восточнее Туапсе, в районе шоссейной дороги, значительные силы противника пытались атаковать наши позиции. Артиллерийским и минометным огнем наши подразделения расстроили боевые порядки немцев. Вслед за этим в контратаку поднялась советская пехота. Гитлеровцы отступили, оставив на поле боя более 200 убитых и раненых солдат и офицеров. Нашими бойцами захвачены 2 горных орудия, 8 пулеметов и 3 миномета.

* * *

В районе Нальчика наши части вели оборонительные бои. В районе одной высоты немецким автоматчикам удалось вклиниться в нашу оборону. Подразделения Н-ской части рассеяли гитлеровцев, но под давлением подошедших численно превосходящих сил противника отошли на новый рубеж обороны. Бойцы Н-ской части, отражая атаки противника, уничтожили 2 танка и до роты немецкой пехоты.

* * *

В районе Воронежа происходила активная деятельность разведывательных отрядов. Восемь бойцов во главе с т. Соиным: незаметно пробрались к траншее противника и забросали ее гранатами. Немцы пытались оказать сопротивление, но были разгромлены в рукопашной схватке. Советские разведчики во время этой операции истребили до 60 гитлеровцев.

* * *

Сдавшийся в плен солдат голландского легиона «Нидерланды» Жак Б. рассказал: «Близ Луги у железнодорожного полотна валяется большое количество разбитых вагонов и паровозов, взорванных партизанами. От железнодорожных составов с продовольствием, снаряжением и боеприпасами остались кучи мусора и груды железного лома. Немецкое командование выделило специальный батальон для подавления и ликвидации партизан, действующих в этом районе. В лесных боях партизаны разбили этот батальон. Из 800 человек вернулось обратно только 100 солдат».

* * *

Германский железнодорожный транспорт не в состоянии перевезти огромное количество немецких солдат, раненых на советско-германском фронте. Санитарные поезда стоят на станциях по 5—8 дней. Многие раненые умирают по дороге в госпитали. В октябре в Прагу прибыл санитарный поезд, который находился в пути 28 дней. За это время из 350 раненых умерло более 100 человек. 4 октября в Варшаву прибыл из-под Сталинграда состав товарных вагонов, битком набитых ранеными. Из вагонов было извлечено 210 трупов солдат, умерших в дороге.


Вечернее сообщение 29 октября

В течение 29 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда, северо-восточнее Туапсе и в районе Нальчика. На других фронтах никаких изменений не произошло.

Нашими кораблями в Балтийском море потоплен немецкий транспорт водоизмещением в 15.000 тонн.

* * *

За 28 октября нашей авиацией на различных участках фронта уничтожено 15 немецких танков и бронемашин, до 130 автомашин с войсками и грузами, взорван склад боеприпасов и склад горючего, подавлен огонь 8 артиллерийских батарей, рассеяно и частью уничтожено до двух батальонов пехоты противника.

* * *

В районе Сталинграда наши войска вели напряженные оборонительные бои. В заводской части города противник бросил в наступление пехотную дивизию и несколько десятков танков. Немцы атаковала наши оборонительные рубежи одновременно с нескольких направлений. Защитники города упорно отбивали атаки врага и удержали свои позиции. Лишь на одном участке ценой больших потерь гитлеровцам удалось продвинуться на 50—100 метров и проникнуть на окраину одного из заводов. В этих боях, по неполным данным, истреблено более 1.500 немецких солдат и офицеров, подбито и сожжено 11 немецких танков, в том числе 3 тяжелых. Кроме того, огнем наших артиллеристов и гвардейцев-минометчиков рассеяно и частью уничтожено до полка пехоты и 200 автомашин с войсками противника. Наши летчики и зенитчики сбили 23 немецких самолета.

* * *

Северо-западнее Сталинграда наши части укрепляли занимаемые рубежи и вели разведку. Огнем артиллерии, минометов и действиями снайперов за истекшие три дня только на одном из участков истреблено до 400 немецких солдат и офицеров, уничтожено 60 станковых пулеметов, 15 минометов, 2 орудия и 30 автомашин. На другом участке гитлеровцы стремятся любой ценой вернуть населенный пункт, захваченный на-днях нашей частью. Наши бойцы прочно удерживают свои позиции. Заградительным огнем и контратаками в течение дня на этом участке разгромлен батальон румынской пехоты, уничтожено 8 немецких танков и 2 бронемашины.

* * *

Северо-восточнее Туапсе наши части вели активные боевые действия. Бойцы Н-ского соединения выбили противника из укрепленного рубежа и уничтожили до трех рот немецкой пехоты. Захвачено 9 пулеметов, 60 автоматов, большое количество винтовок и боеприпасов. На другом участке гвардейцы-казаки истребили до 200 гитлеровцев. Артиллеристы под командованием т. Федякова уничтожили до двух рот вражеской пехоты, разбили 6 автомашин, подавили огонь 2 минометных и одной артиллерийской батарей противника.

* * *

B районе Нальчика продолжались ожесточенные бои. Наши части оказывали наступающему противнику упорное сопротивление и нанесли ему большие потери. Огнем наших артиллеристов и бронебойщиков подбито и сожжено 18 немецких танков.

* * *

На одном участке Северо-Западного фронта пехота противника при поддержке танков вновь атаковала наши позиции. Подразделения под командованием тов. Андреева отбили все атаки немцев. За три дня боевых действий на этом участке сожжено и подбито 12 немецких танков, убито и ранено до 1.500 солдат и офицеров противника.

* * *

Партизаны, действующие в одном из районов Смоленской области, за четыре дня из засад истребили 148 немецких солдат и офицеров, захватили в плен офицера штурмового отряда и взорвали 16 автомашин с грузами. Группа партизан этого же отряда пустила под откос эшелон с войсками противника. Другой отряд смоленских партизан организовал крушение двух эшелонов немецко-фашистских оккупантов. Разбито 4 вагона с живой силой, 7 платформ с артиллерией и 15 вагонов со снаряжением.

* * *

Чудовищное злодеяние совершили немецко-фашистские захватчики в деревне Ольховатка, Курской области. 2 октября немецкие мерзавцы расстреляли всех мужчин деревни в возрасте от 14 до 60 лет. Женщин и детей они угнали в концентрационный лагерь. Ограбив все имущество крестьян, немецкие изверги деревню сожгли. // Совинформбюро.

________________________________________________
Стон на Дону* ("Красная звезда", СССР)
Е.Кригер: На Дону это знают* ("Известия", СССР)
И.Эренбург: В горах Кавказа* ("Красная звезда", СССР)
Немецкий разбой в кубанских станицах* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №256 (5320), 30 октября 1942 года
Tags: 1942, В.Ильенков, Совинформбюро, газета «Красная звезда», октябрь 1942, осень 1942
Subscribe

Posts from This Journal “осень 1942” Tag

  • Гитлеровские звери

    В.Тищенко || « Правда» №253, 10 сентября 1942 года В ожесточенных боях с гитлеровскими ордами Красная Армия нанесла огромный урон противнику.…

  • Б.Полевой. Дом 21/а

    Б.Полевой || « Правда» №287, 14 октября 1942 года Дружба между народами СССР — большое и серьезное завоевание, ибо пока эта дружба существует,…

  • Бойцы цехов

    Б.Полевой || « Правда» №286, 13 октября 1942 года Товарищи железнодорожники! Родина требует от вас своевременного выполнения планов перевозок…

  • За Волгу-матушку

    Б.Полевой || « Правда» №285, 12 октября 1942 года Немецко-фашистские мерзавцы творят неслыханные злодеяния в захваченных ими советских городах…

  • Б.Горбатов. Борис Куликов, боец…

    Б.Горбатов || « Правда» №278, 5 октября 1942 года Гитлеровские разбойники любой ценой хотят овладеть Сталинградом. Советские воины! Помните:…

  • Б.Горбатов. Алексей Куликов, боец...

    Б.Горбатов || « Правда» №276, 3 октября 1942 года Ожесточенная битва за Сталинград продолжается. Фашистские банды напрягают все силы, чтобы…

  • Б.Горбатов. Дезертир

    Б.Горбатов || « Правда» №247, 4 сентября 1942 года Каждая тонна сбереженного топлива, каждый киловатт-час сэкономленной электроэнергии — это…

  • Ироды

    Е.Кононенко || « Правда» №271, 28 сентября 1942 года Воины Красной Армии! В боях за Сталинград, в ожесточенных сражениях на Юге враг несет…

  • Счастливый жребий

    И.Семенов || «Московский большевик» №229, 29 сентября 1942 года Бои на юге нашей родины продолжаются с возрастающим ожесточением. Защитники…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment