Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Сталинградские улицы

газета «Известия», 1 ноября 1942 годаЕ.Кригер || «Известия» №258, 1 ноября 1942 года

Гвардейцы Красной Армии и Военно-Морского флота! С честью несите славные гвардейские знамена! Будьте примером доблести и отваги, дисциплины и стойкости в борьбе с врагом! Да здравствует Советская гвардия! (ИЗ ЛОЗУНГОВ ЦК ВКП(б) К 25-й ГОДОВЩИНЕ ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ).



# Все статьи за 1 ноября 1942 года.



Здесь до сих пор вспоминают Сталинград до 23 августа — до первого и самого страшного дня воздушных бомбардировок. Семьдесят дней спустя бойцы вползают в только-что отбитый квартал, и кто-нибудь из старожилов, растерянный, недоумевающий, всматривается в глыбы разбитого камня, озирается, щупает рукой перемолотый войною кирпич и бормочет:

«Известия», 1 ноября 1942 года, Сталинградская битва, сталинградская наука, битва за Сталинград

— Какая же это улица, убей меня бог, не знаю. Мог пройти с закрытыми глазами, был дом с большущей витриной, магазин детских игрушек, покупал дочке куклы, по кукле в неделю, заняньчивала их так, что отрывала руки и ноги, опять давай новую, я ходил в магазин на углу...

Мина! Ложи-ись!..

И они ложатся в щебень. Мина даже в открытом поле рвется со звуком пронзительным, истерически звонким, диким, как будто перепиливают барабанные перепонки, а в городе кажется, что все ухо вырвали с мясом. Исполинским звукам войны тесно в городе, они шарахаются от камня к камню, набухают, разрастаются от ударов о стены и вдруг обваливаются на человека с воплем, от которого сознание рушится, гаснет, и некоторое время человек лежит неподвижно, уткнув лицо в камень. Живой узнает, что он жив. Поднимается, говорит:

— Война совсем окосела, кричит не своим голосом. Все в порядке? Подожди, парень, тебе, видно, впервой, дай-ка затяну бинтом. Полегче? Ну, поползли!

И они ползут дальше, и если есть две-три минуты передышки, то старожил опять начинает говорить о городе, в котором он учился, строил заводы, любил, и злится, что даже сейчас, в разведке, не может узнать улицы, где прошла его молодость, с гитарой, с цветами...

— Улица, — говорит один из бойцов.

— Верно же, улица.

И он вытаскивает из груды битого кирпича жестяную табличку, еще два месяца назад висевшую на стене углового дома.

— Солнечная. Улица, что ли?

Улица. Старожил ее помнит — стены домов с подновленной штукатуркой, панель, размякшая от летнего жара, киоск на углу. Теперь ни угла, ни киоска, ни улицы. Кусок жести с названием, пожухлая краска, проржавевшие буквы: Солнечная… Краснозаводская... Республиканская. Улицы Сталинграда.

Разведчикам легче — хоть что-нибудь осталось. Старожилы, раздирая ладонями оглохшие уши, предаются воспоминаниям: красивая улица, красивая. Они видят ее и теперь, как живую. И опять прижимаются лицом к битому кирпичу. Мина!

Когда-то американцы поставили фильм — «Старый Чикаго». Треть фильма, самая важная, чудо трюковой кинос'емки, показывает грандиозный пожар молодого Чикаго. Нужно отдать справедливость американским операторам, этот кусок они сняли так, что зрителей бросает в жар, кажется, что ничего страшнее нет и не может быть, это уже не театр, не кино, не искусство, это — самая страшная жизнь, без прикрас, на пределе. Дальше смерть. Рушатся стены и погребают под собою сотни людей. В ужасе зрители забывали, что это статисты, вышедшие со с'емки живыми, в хорошо проглаженных костюмах, получившие гонорар. Зрители выходили с просмотра бледные, вполголоса говорили:

— Ужасно! В жизни такого не может быть. Только в кино.

Когда я вернулся из Сталинграда в заволжскую степь, мне трудно было рассказать, что такое бой на улицах волжского города. Все слова стали маленькими.

Тогда я вспомнил:

— Видели пожар в «Старом Чикаго»?

По сравнению со Сталинградом, живым, в войне, настоящим, не придуманным режиссерами, это ничтожно и может напугать только детей. Но даже детей, которые оставались в Сталинграде хоть на день, это также не напугает.

И все же бой идет третий месяц. Каждую атаку немцы предпринимают обязательно с применением бомбардировочной авиации. «Юнкерсы» и «Хейнкели» действуют в каменной тесноте уличных боев, как на линии фронта, в течение многих часов обрабатывают тот самый квартал, куда ударят их танки, бомбят уже не дома, а разрушенный камень, подвалы, и уступают место наземным войскам, когда кажется, что ни один человек не мог уцелеть, — камень и кровь, пусто, мертво. Был день в Сталинграде, когда на участок в полтора километра немцы сбросили две тысячи тонн бомб, произвели тысячу восемьсот пятьдесят самолетовылетов. Немецкие танки пошли будто на кладбище — кто мог уцелеть, кто стал бы драться на клочке земли, на который ударила авиация целого фронта? Немецкие танки подошли к рубежу, и наши бронебойные пули, наши гранаты, бутылки с зажигательной смесью полетели в них из груды раскаленного камня, из мертвого царства, с кладбища.

Запомнят немцы сталинградскую улицу, волжскую оборону.

Вот одна из ночей. Будничная — таких много прошло за два с чем-то месяца битвы. На разных участках, в городе, у заводов, такие ночи повторяются каждые сутки. Эта — одна из таких ночей.

Подразделение нашей мотопехоты с участием танков готовится выбить фашистов из группы домов. Дома всякие — каменные, деревянные, в два и три этажа. Старший лейтенант Самощенко ведет пехоту под прикрытием танков. Из окон домов, из подвалов и с крыш бьют немецкие автоматчики. Наша пехота ложится на землю, зарывается в груды битого камня. Вперед выходит разведка. Она не выходит, она выползает. Уличный бой имеет свои жесткие законы. Здесь нет простора для размашистых действий. Противник рядом и не только впереди, а может оказаться в тылу, справа и слева, — бой наглухо закупорен в бочку квартала, набитую взрывами, визгом ракет, голосами на чужом языке, предсмертными стонами. Разведчики нырнули в темноту, проползли у парадных, толкнулись к задним дворам, послушали не мелкий шопот, глухую немецкую брань, рванули автоматную очередь, чтобы вызвать огонь на себя, прилегли, отдышались, припугнули малодушных товарищей из новичков, не обстрелянных в городе, и вернулись обратно. Они доложили:

— Там не одни автоматчики, а есть противотанковые и еще какие-то пушки, не разберешь в темноте.

С третьего этажа одного из домов немцы били по переправе. Командиров это озлило. Ничто так не берегут в Сталинграде, как свою переправу, изглоданную снарядами, заваленную битыми баржами, работающую под огнем, расстрелянную немцами сотни раз, но живую, как жив Сталинград.

Самощенко приказал податься ближе к домам. Танки двинулись вслед за людьми. Занятые немцами дома ожили, оттуда ударила пушка. Снаряд разорвался у нашего танка. Самощенко берег танки, дал сигнал:

— Оттянуться назад!

Немцы выкатили еще одну пушку, из-под земли, из подвала. Она не успела разинуть огненный зев, как по ней ударил один из танков, и она замолчала, и тогда танкисты открыли беглый огонь по домам, и немцы в домах замолчали, затихли, то ли мертвые, то ли живые, но, вероятно, живые, в камне так быстро не умирают.

Тут схватка онемела на время — короткая спазма, страшная немота уличного боя, когда сидящие рядом враги прислушиваются друг к другу, ждут смерти и готовятся перегрызть горло каждому, кто метнется из темноты. В этой настороженной тишине старший сержант Кинжаев и сержант Баранников снова ползли вперед, шуршали по камню, протискивались сквозь узкие дыры в побитых домах, возвращались. Того, что им удалось разведать, было еще недостаточно, в уличном бою семь раз отмерь, один отрежь. Сержант Пономаренко подбирался на животе к тем же домам, еще ближе, на 10—12 метров от немцев, — они курили, и дым их горького табака щипал ему ноздри: ближе нельзя.

Все увиденное и подслушанное было изложено в короткой записке, и боец Ершов, человек бывалый, отправился с донесением к командиру. На пути его обстрелял из оврага немецкий автоматчик. Ершов упал на землю, отдышался и вдруг бросился в темноту, обходя выстрелы справа, быстрый и злой, как может озлиться человек, которого хотели убить в темноте. Он услышал движение впереди и крикнул диким и для самого себя страшным, незнакомым голосом: «Руки вверх!» Впереди что-то шарахнулось, побежало, другие бойцы побежали вдогонку, и Ершов вместе с ними, и вдруг оказалось, что они догоняют не солдата, а женщину, на ее ногах болталась широкая юбка. Стрелявшая в красноармейца остановилась и закричала: «Я женщина, я женщина...» Это было дико и неожиданно, как многое в ночном бою, но когда женщину схватили, у нее оказались давно небритые щеки немецкого солдата. Юбка поверх серо-зеленых штанов, кованые железом сапоги, на голове под женским платком — рогатая пилотка фашиста.

Одна из немецких уловок, — не в открытом бою, так переодеваньем, обманом и подлостью взять Сталинград.

К утру занятые немцами дома отбить не удалось. Группа наших людей осталась на том же участке, зацепилась за камни. На рассвете немцы стали заваливать это место снарядами. Потом стихло. Потом в стороне зашуршало, затопало, зашумело. Самощенко приподнялся, увидел, как из лощинки поднимаются люди с винтовками, человек сорок в красноармейской форме. Кто-то рядом с Самощенко радостно крикнул: «Наши!», но тут же замолк с пулей в виске, и Самощенко приказал стрелять, стрелять в идущих из лощины, это не наши, — переодетые немцы. Их отбили с трудом, одни разбежались, а другие остались лежать на земле, но еще через десять минут с другой стороны началась атака целого немецкого батальона, по всем правилам, с сигнальными ракетами, с шумом и треском обычных немецких атак. Будь это в поле, Самощенко имел бы свободу для действий, увидел бы атакующих издалека, отмолчался бы, подпустил на удобную дистанцию и разом открыл бы огонь. Здесь немцы появились сразу и близко, и сразу пришлось отбиваться всей силой огня, а силы этой не было, только ярость: Самощенко и группа бойцов. Они били, прикрываясь камнями, прячась в подвaлax и канализационных трубах, прильнув телом к развалинам только ночью опознанной улицы, когда-то знакомой, любимой, где соседи могли по утрам открыть окна и вести разговор из стоящих друг против друга тихих домов. Теперь ни домов, ни окон — остервенение, злоба, смерть и необходимость держаться в бою с наступающим батальоном. Самощенко заставил немцев залечь. Он взглянул на лица бойцов. Черные, осунувшиеся, в поту, — все на сегодня?

В Сталинграде так не бывает, только начинается утро, немцы еще появятся. И они появились — там же, где в первый раз, из лощины. Из глубины их поддерживали минометами. Самощенко отбивался. Один из его пулеметов бездействовал, — прямое попадание мины. Лежал на земле, задыхался, не мог приподняться старший сержант Маркин — ранен в обе руки, в ногу, в живот. Он просит воды. Где ж тут вода? Маркина взяли на руки, понесли. Но это было не в обычном бою, это было в Сталинграде, где наступление немцы ведут и на земле, и с воздуха. Осколком бомбы Маркин был добит на руках у товарищей. Связного Хутова ранило в голову. Началась дневная бомбежка. Она продлится до темноты, а там снова войдет в свои права ночной уличный бой. Передышки не будет. Нужно отбиться. Никто не простит Самощенко, если он отступит.

И горсточка наших людей, вцепившихся в камень разбитых домов, в то утро отразила атаку немецкого батальона и другие атаки, из лощины, откуда сунулись переодетые в красноармейскую форму немцы, — улица осталась за нами.

Все это — только одна ночь. Только одна улица города, протянувшегося по берегу Волги на пятьдесят шесть километров. Много улиц в этом городе, и всюду идет бой, и длится он третий месяц. // Евгений Кригер, спец. корреспондент «Известий». СТАЛИНГРАД.
___________________________________
И.Эренбург: Сталинград* ("Красная звезда", СССР)
К.Симонов: Под Сталинградом. Дни и ночи ("Красная звезда", СССР)


*****************************************************************************************************************
Воины Красной Армии! Изучайте свое оружие в совершенстве, становитесь мастерами своего дела, бейте в упор немецко-фашистских захватчиков до полного их истребления! (ИЗ ЛОЗУНГОВ ЦК ВКП(б) К 25-й ГОДОВЩИНЕ ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ).

☆ ☆ ☆

Немцы потеряли 2.000 человек

На одном участке фронта активизировались боевые действия. Значительного напряжения бои достигли в районе одного населенного пункту. Враг бросил в атаку части 32-й, 290-й и 329-й пехотных дивизий. Одновременно наступало до двух пехотных полков. На узком участке немцы сосредоточили до 150 орудий и несколько десятков самолетов. Когда фашистские бомбардировщики били по нашему переднему краю, немецкая пехота передвигалась ползком. Когда авиация и артиллерия противника переносили огонь в глубину, немцы подымались в атаку.

Наши подразделения проявили необычайную стойкость и выдержку. Бойцы встречали фашистов всей огневой мощью своего оружия. Атаки врага отбиваются. Немцы несут большие потери. По далеко не полным данным, они потеряли 2.000 солдат и офицеров убитыми и ранеными. Ефрейтор 6-й батареи 290-го немецкого артполка Вольф Гильмар, захваченный в плен 29 октября, свидетельствует, что в течение двух часов, когда он наблюдал за полем боя, санитары пронесли мимо него в тыл свыше 500 раненых солдат и офицеров. В течение 29 октября противник потерял на этом участке пять самолетов. Один летчик-истребитель, выпрыгнувший на парашюте из горящего «Мессершмитта», взят в плен.

Наша легкомоторная авиация произвела бомбовый удар по переднему краю противника. Было сброшено несколько тысяч килограммов бомб. Летчики Н-ской авиачасти совершили за ночь свыше ста боевых вылетов. // А.Розен, спец. корреспондент «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 31 октября.

☆ ☆ ☆

Сержант Усмеянов

БРЯНСКИЙ ФРОНТ, 31 октября. (Спец. корр. ТАСС). В то время, когда немцы пошли в атаку, в дзоте был лишь расчет ручного пулемета: красноармейцы Сапин, Булачев и командир отделения сержант Усмеянов. На дзот наступало 30 гитлеровцев.

Сержант дал несколько коротких очередей. Гитлеровцы залегли. Многие из них были убиты. Однако скоро у пулемета остался один Усмеянов. Два красноармейца были тяжело ранены. Усмеянов приказал им ползти в тыл, а сам вновь хотел открыть огонь. Но пулемет отказал. Сержант взялся за гранаты. Когда вышли все боеприпасы, смелый воин решил отбиваться штыком.

У входа в дзот появился немецкий солдат. Ударом штыка Усмеянов убил его наповал. Фашисты пришли в ярость и забросали дзот гранатами. Усмеянов был тяжело ранен в руки и ноги. Однако продолжал оборонять дзот.

Подоспевшее подкрепление советских бойцов отбросило гитлеровцев и выручило сержанта Усмеянова.

________________________________________________
Клятва сталинградцев ("Красная звезда", СССР)**
Е.Кригер: Ответ Сталинграда* ("Известия", СССР)**
В.Гроссман: Сталинградская битва ("Красная звезда", СССР)**
К.Симонов: Под Сталинградом. Бой на окраине ("Красная звезда", СССР)

Газета «Известия» №258 (7944), 1 ноября 1942 года
Tags: 1942, Евгений Кригер, битва за Сталинград, газета «Известия», ноябрь 1942, осень 1942
Subscribe

Posts from This Journal “ноябрь 1942” Tag

  • М.Рыльский. Дипломированные грабители

    М.Рыльский || « Литература и искусство» №47, 21 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Нет пощады фашистским грабителям. Л.Леонов.…

  • В.Пашенная. Моя месть

    В.Пашенная || « Литература и искусство» №47, 21 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Нет пощады фашистским грабителям. Л.Леонов.…

  • Павло Тычина. Святотатцы

    П.Тычина || « Литература и искусство» №47, 21 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Нет пощады фашистским грабителям. Л.Леонов.…

  • Л.Леонов. Долг и честь наши

    Л.Леонов || « Литература и искусство» №47, 21 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Нет пощады фашистским грабителям. Л.Леонов.…

  • Е.Кригер. В Сталинграде

    Е.Кригер || « Литература и искусство» №46, 14 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Ответы тов. И.В.Сталина на вопросы корреспондента…

  • Гитлеровские разбойники – разрушители культуры

    « Правда» №321, 17 ноября 1942 года Проклятие и смерть немецко-фашистским захватчикам, их государклству, их армии, их «новому порядку в Европе»!…

  • «Красная звезда», 24 ноября 1942 года

    Б.Ефимов || « Красная звезда» №276, 24 ноября 1942 года Успешное наступление наших войск в районе гор. Сталинграда продолжается.…

  • «Вечерняя Москва», 28 ноября 1942 года

    А.Гаранин || « Вечерняя Москва» №280, 28 ноября 1942 года Наши войска продолжают наступление под Сталинградом. Рабочие и работницы, инженеры и…

  • «Красная звезда» 1-30 ноября 1942 года

    « Красная звезда», СССР. « Известия», СССР. « Правда», СССР. « Time», США. « The Times», Великобритания. « The New York Times», США.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “ноябрь 1942” Tag

  • М.Рыльский. Дипломированные грабители

    М.Рыльский || « Литература и искусство» №47, 21 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Нет пощады фашистским грабителям. Л.Леонов.…

  • В.Пашенная. Моя месть

    В.Пашенная || « Литература и искусство» №47, 21 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Нет пощады фашистским грабителям. Л.Леонов.…

  • Павло Тычина. Святотатцы

    П.Тычина || « Литература и искусство» №47, 21 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Нет пощады фашистским грабителям. Л.Леонов.…

  • Л.Леонов. Долг и честь наши

    Л.Леонов || « Литература и искусство» №47, 21 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Нет пощады фашистским грабителям. Л.Леонов.…

  • Е.Кригер. В Сталинграде

    Е.Кригер || « Литература и искусство» №46, 14 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Ответы тов. И.В.Сталина на вопросы корреспондента…

  • Гитлеровские разбойники – разрушители культуры

    « Правда» №321, 17 ноября 1942 года Проклятие и смерть немецко-фашистским захватчикам, их государклству, их армии, их «новому порядку в Европе»!…

  • «Красная звезда», 24 ноября 1942 года

    Б.Ефимов || « Красная звезда» №276, 24 ноября 1942 года Успешное наступление наших войск в районе гор. Сталинграда продолжается.…

  • «Вечерняя Москва», 28 ноября 1942 года

    А.Гаранин || « Вечерняя Москва» №280, 28 ноября 1942 года Наши войска продолжают наступление под Сталинградом. Рабочие и работницы, инженеры и…

  • «Красная звезда» 1-30 ноября 1942 года

    « Красная звезда», СССР. « Известия», СССР. « Правда», СССР. « Time», США. « The Times», Великобритания. « The New York Times», США.…