Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Николай Тихонов. Ленинград в сентябре

«Красная звезда», 30 сентября 1942 года, смерть немецким оккупантамН.Тихонов || «Красная звезда» №230, 30 сентября 1942 года

Сердца всего советского народа сейчас бьются вместе с вашими героическими сердцами, мысли всех советских людей вместе с вами. Весь советский народ беззаветно верит в то, что вы отстоите город Сталина. Из обращения участников Царицынской обороны к защитникам Сталинграда



# Все статьи за 30 сентября 1942 года.



«Красная звезда», 30 сентября 1942 года

Вторая блокадная осень Ленинграда. Темные ночи, пасмурные дни, тяжелая, валкая волна на Неве. Нева, как и город, живет двойной жизнью. В граните набережных течет она, как в мирное время, и только громады кораблей у берега представляют необычное зрелище. Но за пределами города, выше по течению, ближе к истоку, она уже не та. Над ней взлетают ракеты, в ее быстрой воде рвутся снаряды, идут бронекатера, разведчики крадутся в лодке под покровом тумана за «языком» на занятый немцами берег. Не стихает гул канонады.

Город тоже не похож на прошлогодний, осенний. Исчезло многолюдье, улицы заметно опустели. Уменьшилось движение машин и трамваев. За зиму прибавилось развалин в городе. Тогда в зиму вошли неготовыми к ее трудностям — теперь горожане готовятся к зиме, как к долгому, трудному походу. Заранее каждому ясно, что нужно сделать, чтобы его дом выдержал натиск вьюг и холодов. Заранее известно, как нужно использовать дом на всякий случай, как опорный пункт. Поэтому вместе с пулеметными гнездами, амбразурами, дзотами ленинградцы выступили на заготовку топлива.

Кончается деревянный Ленинград. Если вы увидите деревянные дома без крыш, без стен, без полов и потолков, не принимайте это за разрушения от снарядов или бомб. Деревянные дома разбирают во множестве. И окраины особенно обнажаются. Скопления целых улиц исчезают. На мостовых лежат жестянки с номерами и названиями переулков, которые отныне будут пустырями. Толпы ленинградцев с пилой, ломом, топором ломают стены, простоявшие немалое количество лет. Есть жильцы, по сорок лет жившие в уютных, теплых домиках, в ветхих, некрасивых, серых домах, которым пришел конец.

Работать надо аккуратно: кирпичи складываются отдельно, имущество отсутствующих сдается по списку в совет, стекла вынимаются, дверные ручки отвинчиваются, железо идет в отдельную кучу. Ничто не должно пропасть. Уже научились ценить металлический лом, каждую мелочь. Население должно переселиться в каменные дома, где есть пустые квартиры.

Таким образом множество людей переселяется в другие районы города, оживают пустые квартиры, новые хозяева начинают приводить в порядок заброшенные жилища. Ленинградцы как бы смыкают ряды. Грозная опасность не снята с города — она висит над ним, но в эти дни все думы направлены к другому городу на великой русской реке, где идет неистовый бой, где сталинградские улицы рушатся в огне сраженья в дыму пожаров.

Ленинградец невольно прикидывает: отстоит ли он свой город в случае, если враг снова попробует пойти на отчаянный штурм. И оглядывая свои укрепления, прислушиваясь к гулу батарей, к голосу кронштадтских фортов, к биенью собственного сердца, отвечает: отстоит! Если сравнительно маленький Сталинград борется, как великан, то Ленинград с его пересеченьем каналов, с огромным пространством, с могучей проверенной артиллерией, с опытом больших боев, с домами, превращенными в форты, со своим ленинградским упорством может противостоять самому сильному натиску.

Он уже пригнал сюда каторжников со всей Европы: испанских, голландских, норвежских, датских, французских, бельгийских, нивесть еще каких. Тут они получают, наконец высшую меру за всю свою бандитскую жизнь. Сюда перебросил он остатки дивизий, уцелевшие от севастопольских боев, тыловиков из Германии и эсэсовцев.

Может быть, отчаявшись в тщетных попытках захватить Сталинград, враг бросится на штурм приневской твердыни? Пусть попробует! Ленинград бодрствует.


2.

Низкий берег, песчаный, промываемый холодным, шквалистым ветром. Старинное место, где когда-то бросали якоря галеры и галиоты Петра. Бурьян ржавый и крепкий, как проволока. Зенитные пушки подняли свои дула к серому небу, где бродит немецкий разведчик.

Сзади, в двадцати шагах, городские дома, пустые, разбитые снарядами. Передний край города. Впереди виднеется купол Кронштадтского собора, и каждый вечер видно, как стреляют немецкие батареи с того берега неширокого залива. Снаряды летят через морской канал, к порту, к городу. Здесь же лежит та дорога катеров, морских охотников, которые идут из города по своим делам в море, не обращая внимания на огонь или влепляют немецким батареям так, что те смолкают, спрятавшись за прибрежные холмы.

Труд зенитчиков скромен и не нашел еще своего описателя. Они работают с первых дней войны. Они исколесили весь город и все его окрестности. Они наготове день и ночь. Они не спускают глаз с облачного, осеннего неба, и враг хорошо знает что такое их меткость. На первый взгляд покажется однообразной эта непрерывная, утомительная работа, но когда вы знакомитесь с ее результатами, то уже по-другому смотрите на батареи, через которые в иных местах проезжают трамваи, как по сцене, между ящиками со снарядами и часовыми, мокнущими под дождем.

Люди, которые кажутся простыми горожанами, непростые люди. У каждого есть свой счет ненависти, свои жертвы и такие перенесенные страдания, что их трудно изобразить во всей силе. Это не мирные, легкомысленные жители большого города, чередующие труд и отдых. Это свидетели страшных событий, тяжелейших испытаний. С виду они остались такими же, как и до войны. Только у одного прибавилось седины, у другой черты лица стали жесткими и суровыми, но также смеются девушки с моряками, также копошатся дети на песчаных кучах.

То же и с людьми у зенитных орудий. С виду они все одинаково точны в движениях, быстро исполняют команды, молоды и бодры. Но каждый может рассказать свою повесть о замученных немцами родных, о разоренных врагами родных углах, о жестоком годе испытаний. Многие потеряли близких, и вид кружащегося немецкого хищника приводит их в холодное бешенство. Вот лежит на песке, у блиндажа девушка, круглолицая, спокойная. Ее волосы треплет ветер взморья. Поговорите с ней. Это дочь боевой семьи, один брат погиб под Минском в бою, другой погиб летчиком, отец тяжело ранен под Москвой, сама она ранена трижды. Она убила шесть немцев, одного задушила своими девическими руками на поле боя. Ее зовут Вера Ткаченко. Ее жизнь превратилась в военный поход, в северном городе она помнит шумную, веселую, родную Одессу, путь к которой лежит только через сраженья и схватки.

Вот входит в комнату высокий, стройный юноша, как будто сделанный из красноватого металла. Он лейтенант, но он принес стихи. Это стихи о войне написанные в блиндаже на полевой сумке, строки, полные молодой страсти. Они могут быть еще неотделанными, незаконченными, но характер бойца закончен. Когда осколок вражеской мины вонзился ему в грудь и он сам вырвал его и хлынула горячая кровь, то он стиснул зубы, чтобы не проронить стона. Он из далекой Хакассии, и он долго сражался за город Ленина, ни разу в жизни его не видев. Потом он ходил по его улицам со странным чувством, точно он родился в нем и все ему знакомо с детства. И когда он читает об упорстве красноармейца, он читает о собственном упорстве:

Красноармеец бьется так:
Пред ним громады вражьих тел.
Диск автомата опустел…
Встает обрадованный враг.

Красноармеец бьется так:
В подсумке две гранаты есть:
Голов фашистам не унесть!
С землею смешан черный враг.

Красноармеец бьется так:
В руке один клинковый штык:
Сразмаху заколол троих!
Четвертый!? — Поднял руки враг!


У лейтенанта, пишущего стихи в короткие часы отдыха, громкое имя — его зовут Георгий Суворов. Он молод, но он видел битвы и схватки в количестве, достаточном для старого бойца.

Он знает, как отбивают у врага родную землю. Она не похожа на ту цветущую, которою она была до того. В грохоте разрывов, в темных полосах дымовых завес, в черных столбах бомбовых ударов мы отбиваем разоренную пустыню, где торчат трубы и обгорелые стены, сожженная трава перемешана с глыбами земли, но всюду приятные взору немецкие трупы. Их много, значит враг обескровлен на этом участке, он отступает. В этих сраженьях родится новая молодость советских людей, родится новый голос песен и стихов.

Отложив карандаш, поэт берет автомат. Ничего, что он еще слабо рисует. Он хорошо бьет немцев, уверенно и точно.


3.

Инженер конструкторского бюро товарищ Евстафьев, как будто штатский человек. Ему полагается сидеть над чертежами, и если он изобрел новую пушку, то дело военных сказать ему, хороша ли она. Но он ленинградец. И он вместе с инженером Радкевичем, работавшим с ним, берут свою пушку и отправляются на передовые. Тем более, что это не так далеко от того места, где лежат еще свежие чертежи. Там на передовой они сами испробовали действие своего изобретения. Они не нуждались в опытном полигоне. На вражьей шкуре они проверили действие своей пушки. Потом они обучили расчет обращению с ней и отправились снова в свое конструкторское бюро.

Не было еще крепости в мире с таким огромным гарнизоном, как Ленинград. Недаром враг в бессильной ярости угрожает ему всеми ужасами, вплоть до того, что он попытается стереть его с лица земли. Это легко написать в паршивой немецкой газетке, но пока есть ленинградцы, — город неприступен.

Ленинградцы не боятся ни зимы, ни штурмов, ни бомбежек. Они не суеверный народ, но у них есть свои приметы. В прошлую осень, сухую, холодную, зловещую, зеленые листья слетали целыми пачками, устилая землю. — Это к большим трудностям и большим потерям, — говорили они.

Сейчас кончается сентябрь. Стоят тихие, теплые вечера. Сады зелены, как в августе. Кое-где едва-едва появилась первая желтизна. — Добрый знак, хороший знак, — говорят ленинградцы.

Но они без всяких примет уверены и бодры. Через месяц с небольшим они будут отмечать день 25-го октября в своем городе, который прозван колыбелью революции. Даже родившемуся в тот год ленинградцу уже двадцать пять лет. Это возраст зрелого мужества. Это молодость человека, умеющего отстоять свою свободу, свою семью, свою родину от врага.

И пусть город справит этот великий юбилей не в блеске огней и празднеств, а в трудной фронтовой работе, в боях, в блокаде — но он не опустит великое знамя, поднятое в нем в день Октября, он еще крепче будет держать его, еще выше подымет в ночь, освещаемую вспышками жестокого сражения. // Николай Тихонов. ЛЕНИНГРАД.
___________________________________________
Н.Тихонов: Ленинград в июле* ("Красная звезда", СССР)**
Н.Тихонов: Ленинград в октябре 1942 года ("Красная звезда", СССР)


************************************************************************************************************
В СТАЛИНГРАДЕ. На командном пункте. Полковник С.Горохов и старший батальонный комиссар В.Греков наблюдают за ходом боя.


Снимок нашего спец. фотокорр. В.Темина.
«Красная звезда», 30 сентября 1942 года, Сталинградская битва, сталинградская наука, битва за Сталинград


************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 29 сентября

В течение ночи на 29 сентября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда, в районе Моздока и в районе Синявино. На других фронтах существенных изменений не произошло.



В районе Сталинграда наши войска продолжали вести тяжелые бои с противником. Большой урон врагу наносят советские артиллеристы. Они подбили 8 немецких танков, уничтожили 15 автомашин, 13 пулеметов, подавили огонь 3 артиллерийских и 4 минометных батарей и рассеяли колонну из 200 автомашин противника. Командира минометной батареи — гвардии старшего лейтенанта Солодкова, находившегося на наблюдательном пункте, окружили 6 вражеских танков и взвод автоматчиков. Отважный командир вызвал огонь на себя. Батарея дала залп. 3 танка и свыше 30 гитлеровцев были уничтожены. Тов. Солодков остался невредимым.



Северо-западнее Сталинграда передовые отряды Н-ского соединения несколько продвинулись вперед. Наши бойцы уничтожили более роты гитлеровцев и захватили 7 пулеметов и 2 миномета. Подразделения под командованием тт. Валюгина и Маслова ночью ворвались в укрепленный район противника и после непродолжительной схватки заняли несколько высот и балок. Уничтожено до двух рот немецкой пехоты. Захвачены 10 орудий, 20 пулеметов и пленные.



В районе Моздока наши части вели упорные бои с танками и мотопехотой противника. Бойцы Н-ского соединения в течение ночи отбили три атаки немецких автоматчиков, поддержанных танками. Уничтожено 6 танков, 15 автомашин и до роты автоматчиков противника.



На одном участке Западного фронта Н-ская часть Красной Армии в результате стремительной атаки заняла высоту, имеющую важное тактическое значение. Подтянув резервы, немцы пытались вернуть утерянный рубеж и предприняли пять контратак. Все контратаки гитлеровцев были отбиты. Противник потерял в этом бою до 500 солдат и офицеров. Сожжено и подбито 18 немецких танков, уничтожены 3 самоходных пушки. Захвачено 5 орудий.



Отряд карело-финских партизан взорвал железнодорожный мост в то время, когда по нему проходил эшелон с войсками. Во время крушения погибло много солдат и офицеров противника.



Пленный ефрейтор 8 роты 7 полка 252 немецкой пехотной дивизии Людвиг Барон рассказал: «За три дня боев наш батальон потерял убитыми и ранеными свыше 400 человек. В числе убитых командир батальона капитан Фалькхауэр и обер-лейтенант Фогель. Из 12 станковых пулеметов в батальоне осталось лишь 4. Солдаты никак не могут опомниться после этого удара».



У немецкого ефрейтора Людвига Ланде найдено неотправленное письмо к брату в Верхнюю Силезию. В письме говорится: «Все время ведем бои с партизанами. Нас обстреливают из пулеметов и гранатометов по нескольку раз в день. Мы никогда не гарантированы от пули. Ночью нам вообще не приходится спать... Партизаны заваливают дороги деревьями, а когда мы убираем препятствия, начинается стрельба. Мы несем теперь очень большие потери. Часто машины вместе с людьми взлетают на воздух. Наш батальон основательно растаял».



Гитлеровские мерзавцы сожгли 138 домов в селе Ямное, Сумской области. Они разграбили у крестьян все имущество и продовольствие. Фашистские бандиты замучили и расстреляли в этом селе более 120 мирных советских граждан.



Германский чрезвычайный суд в Познани приговорил к смертной казни через повешение польскую девушку, отказавшуюся работать у немецкой помещицы. В приговоре суда, между прочим, говорится: «Всякий поляк, отказывающийся работать на немцев, должен за это поплатиться жизнью».


Вечернее сообщение 29 сентября

В течение 29 сентября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда, в районе Моздока и в районе Синявино. На других фронтах существенных изменений не произошло.



За 28 сентября частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено 5 немецких танков, 20 автомашин с войсками и грузами, подавлен огонь 5 батарей полевой артиллерии, взорвано 5 складов боеприпасов, рассеяно и частью уничтожено до двух рот пехоты противника.



В районе Сталинграда продолжались ожесточенные бои. В течение всего дня крупные силы танков и пехоты противника при поддержке авиации предпринимали одну за другой атаки наших позиций на северо-западной окраине города. Все атаки гитлеровцев отбиты с большими для них потерями. Наши части оставались на прежних позициях. В течение дня уничтожено 29 немецких танков и более 1.500 солдат и офицеров противника. Особенно большие потери немцы понесли в бою у одной высоты. На подступах к высоте осталось до 700 вражеских трупов. Советские летчики уничтожили 3 немецких самолета, 8 танков, 24 автомашины, 3 бензоцистерны и взорвали склад с боеприпасами противника.

Корабли Волжской военной флотилии артиллерийским огнем рассеяли и частью уничтожили до двух батальонов немецкой пехоты.



Северо-западнее Сталинграда наши войска вели активные боевые действия. Части Н-ского соединения Красной Армии за три дня ожесточенных боев с противником подбили и сожгли 49 немецких танков, уничтожили 18 орудий, 23 миномета и 41 пулемет. За это же время уничтожено до 2.000 солдат и офицеров противника. По показаниям пленных, разгромлены в этих боях танковая и мотодивизии противника. В ротах этих частей осталось по 15—25 солдат. На другом участке, обороняемом Н-ской частью, немцы предприняли контратаку. Наши бойцы сожгли 3 и подбили 8 немецких танков и уничтожили до двух рот пехоты противника.



В районе Моздока части Н-ского соединения отразили несколько атак противника. В результате боя уничтожено 11 немецких танков и 350 гитлеровцев. На другом участке наши подразделения под давлением численно превосходящих сил неприятеля были вынуждены отойти. Вскоре, получив подкрепление, советские бойцы перешли в контратаку и отбросили немцев на исходные позиции.



Юго-восточнее Новороссийска наши позиции атаковала румынская горно-стрелковая дивизия. Часть морской пехоты под командованием тов. Гордеева нанесла румынам контрудар и отбросила их назад. В этом бою подразделение тов. Кузьмина разгромило 10 горно-стрелковый батальон противника. Уничтожено 300 румынских солдат и офицеров. Бойцы подразделения тов. Шитова уничтожили до двух рот гитлеровцев и захватили 11 пулеметов и 3 миномета.



На Ленинградском фронте в результате боевых действий отдельных наших подразделений, снайперов и разведчиков за два дня истреблено до 200 вражеских солдат и офицеров. Уничтожено 4 немецких танка, несколько станковых пулеметов, 5 автомашин и 4 повозки с военным грузом. Ефрейторы тт. Бех и Ваваев и краснофлотец т. Боющук огнем из миномета взорвали склад с минами и артиллерийскими снарядами противника.



На одном участке Волховского фронта взят в плен ефрейтор санитар 1 роты 83 полка 28 немецкой пехотной дивизии Гейнц Гюнтер Олиас. Пленный — доктор философии — ранее работал ассистентом секции истории искусств Краковского университета. Гейнц Олиас сообщил: «Под Керчью наша дивизия потеряла свыше 50 процентов личного состава. Позднее дивизия участвовала в боях под Балаклавой. Здесь 83-й полк был разбит. В его ротах осталось по 10—15 солдат. Когда дивизия получила пополнение, ее перебросили на Волховский фронт. Настроение у солдат подавленное. С ужасом и со страхом они думают о приближающейся зиме. Многие солдаты приходят к выводу, что Россию нельзя победить. Они говорят: «У русских сильная армия, бесконечное количество техники и обширные пространства».

В заключение пленный рассказал: «Украина представляет собой картину разрушения и запустения. Огромные земельные площади не обрабатываются. Население оккупированных районов голодает. В Николаеве, Херсоне, Первомайске, Константиновке и других городах военные власти расстреляли десятки тысяч мирных граждан. В Николаеве, после налета партизан на аэродром немецкие власти арестовали и расстреляли свыше 500 ни в чем не повинных людей. На одной из улиц я видел 12 повешенных и среди них 3 женщины. // Совинформбюро.

____________________________________________
Дух, движущий Россией ("The New York Times", США)
Вс.Вишневский: Немецко-финские детоубийцы ("Правда", СССР)**
Н.Тихонов: Мы отомстим врагу за кровь ленинградцев! ("Красная звезда", СССР)**

Газета «Красная Звезда» №230 (5294), 30 сентября 1942 года
Tags: Николай Тихонов, Совинформбюро, блокада Ленинграда, газета «Красная звезда», осень 1942, сентябрь 1942
Subscribe

Posts from This Journal “сентябрь 1942” Tag

  • Гитлеровские звери

    В.Тищенко || « Правда» №253, 10 сентября 1942 года В ожесточенных боях с гитлеровскими ордами Красная Армия нанесла огромный урон противнику.…

  • «Красная звезда», 17 сентября 1942 года

    С.Фридлянд || « Красная звезда» №219, 17 сентября 1942 года Защитники Сталинграда! В час грозной опасности, нависшей над городом, напрягите все…

  • Б.Горбатов. Дезертир

    Б.Горбатов || « Правда» №247, 4 сентября 1942 года Каждая тонна сбереженного топлива, каждый киловатт-час сэкономленной электроэнергии — это…

  • Ироды

    Е.Кононенко || « Правда» №271, 28 сентября 1942 года Воины Красной Армии! В боях за Сталинград, в ожесточенных сражениях на Юге враг несет…

  • Счастливый жребий

    И.Семенов || «Московский большевик» №229, 29 сентября 1942 года Бои на юге нашей родины продолжаются с возрастающим ожесточением. Защитники…

  • Счет нашей мести

    « Комсомольская правда» №229, 29 сентября 1942 года Народ требует от вас, чтобы вы не щадили фашистской сволочи. Нет такой цены, которой бы…

  • 24 сентября 1942 года

    И.Эренбург || « Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 167-169. # Все статьи за 24…

  • Кровавые дела гитлеровских людоедов

    У.Жуковин || « Правда» №254, 11 сентября 1942 года Наши фабрики и заводы дают фронту все больше и больше самолетов, танков, артиллерии,…

  • Немецкий помещик на украинской земле

    Я.Макаренко || « Правда» №254, 11 сентября 1942 года Наши фабрики и заводы дают фронту все больше и больше самолетов, танков, артиллерии,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment