Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Илья Эренбург. Свет в блиндаже

«Красная звезда», 10 ноября 1942 года, смерть немецким оккупантамИ.Эренбург || «Красная звезда» №264, 10 ноября 1942 года

Товарищи красноармейцы, командиры и политработники, партизаны и партизанки! От вашего упорства и стойкости, от воинского умения и готовности выполнить свой долг перед Родиной зависит разгром немецко-фашистской армии, очищение советской земли от гитлеровских захватчиков! И.СТАЛИН



# Все статьи за 10 ноября 1942 года.



«Красная звезда», 10 ноября 1942 года

Когда в июньское утро первые выстрелы вспугнули жаворонков, они прозвучали, как диссонанс. Все вокруг не соответствовало этим звукам: и мирные села, и медленно дозревавшие колосья, и детвора на улицах пограничных городов, и сердце человека еще продолжавшее мирно биться. Как изменилась наша страна! Стоят яркие осенние дни. Вокруг блиндажей березы как бы истекают кровью. Зловещая пестрота последних листьев сродни войне. А многие деревья обломаны осколками мин. Железо выело воронки. Вместо деревни — трубы. Да и лица не те, кажется, что война их заново вылепила. Была в них мягкость, как в русском пейзаже, который так легко воспеть и так трудно изобразить, — бескрайний, лиричный, едва очерченный. Такими были и люди. Теперь лица высечены из камня. В глазах суровость, уверенность. Обветренные, обгоревшие, обстрелянные солдаты.

Иногда вечером, когда первые рыжие ракеты прорезают небо, когда замолкает дневная канонада и еще не вступает в свои права ночная, фронтовик смутно припоминает прошлое. На минуту ему кажется, что где-то в тылу продолжается жизнь, которая была его жизнью. Он видит залитую огнями Москву. В окнах под лампами люди ужинают, смеются, читают увлекательные романы, дети готовят уроки, девушки прихорашиваются — сегодня ведь танцы… Уж не фейерверк ли в Парке культуры? И сразу фронтовик вспоминает: война! Она и в Москве: черны улицы, как ослепшие глаза, окна домов. Девушки на лесных заготовках. Музыканты стали саперами или минометчиками. Дети на Урале. Прожектор впивается в черное небо. Если ты, как в сказке, пролетишь над страной, ты повсюду увидишь войну. Ты увидишь сожженные немцами города. Ты увидишь заводы в бараках, заводы, которые перешагнули тысячи километров. Ты увидишь девушек, изучавших литературу или игравших на пианино, которые с ожесточением отливают снаряды. Загляни в глаза одной, в полутемном холодном цеху, и ты увидишь в этих глазах родное: она тоже на войне. Ты увидишь женщин Ленинграда в Узбекистане. Ты увидишь детей Полтавщины в Сибири. Ты услышишь, как старая мать вздыхает: «Два месяца нет писем...» Ты услышишь, как трехлетний малыш упрямо трет кулачком сонные глаза и спрашивает: «Где папа?..» Ты увидишь много горя и много упорства. Воюет не только фронт, воюет вся страна. Она отрывает от сна кусок ночи, она отрывает от рта кусок хлеба, она не веселится и не благоденствует, она живет, сжав зубы, как ты в блиндаже, покрывшись ночью, впившись в землю. Как ты, она воюет.

Мы очень много потеряли, и нет человека, который не думал бы о наших потерях. Большое горе всегда стыдливо. Молодая женщина, которая в былое время всем жаловалась на мелкие неурядицы, теперь молчит. Молча она перевязывает раненых. Бойцы, за которыми она ухаживает, знают одно: ее не нужно спрашивать про мужа. Мы потеряли много прекрасных людей, самоотверженных, умных и честных. Эти потери горше всего: их не возместить. Мы отстроим разрушенные города, они будут лучше прежних: Но невозвратима потеря вдохновенного юноши, который еще ничего не строил — ни дома, ни своего гнезда, но который, кажется, мог бы построить целый город.

Мы потеряли изумительные плотины, заводы, в которые вложили душу. Мы потеряли древности Новгорода. Эти реликвии России, камни, как бы теплые от любви поколений, простояли века. Их щадило время. Их разрушили кощунственные руки немцев.

Мы нелегко создавали жизнь. Зачастую нам нехватало ни умения, ни времени. Но эта шершавая, необтесанная жизнь была нашей. Она напоминала черновик прекрасной поэмы, весь испещренный помарками. У нас путалось в ногах темное прошлое. Нас часто знобило — от самоупоения до самоуничижения. Мы были первыми разведчиками человечества, мы пробивали путь, мы шли дремучим лесом. Когда мы строили ясли, с Запада доносились дурные вести: там изготовляли те бомбардировщики, которые в одну ночь убивают сотни детей. Звериное дыхание Германии доходило до нас, и мы говорили женам: «Проходишь зиму в старом платье», — мы должны были делать истребители. Мы знали, что детям нужны игрушки, как птице крылья. Но разве могут дети играть, когда на земле живут гитлеровцы? Мы делали мало игрушек, мы делали танки. За десять лет до войны проклятая Германия вмешалась в нашу жизнь. И все же мы строили города, школы, дома отдыха, театры.

В муках рожает женщина. Медленно растет плодовое дерево. Четверть века для человека — это полжизни. Четверть века для истории — это короткий час. Накануне войны мы увидели в наших садах первые плоды. Тогда на нас напали немцы. Они разрушили многое, созданное целым поколением. Порой в один час эсэсовцы уничтожали дома, поселки, города, которые мы строили годы, отказывая себе во всем ради будущего, как мать отказывает себе во всем ради ребенка. Мы знаем, сколько мы потеряли. Это знают и немцы: они увидели наших бойцов, воодушевленных такой ненавистью, таким гневом, что перед ними отступают танки.

Мы часто думаем о наших потерях. Мы можем теперь сказать о том, что мы приобрели на этой войне. Мать не замечает, как растет ребенок. Вот он уже вырос, а для матери он еще мальчуган. Несказанно вырос наш народ за шестнадцать месяцев. Не узнать порой молодого друга, вернувшегося с фронта. Не узнать и народа: другой народ. Говорили, что думать нужно в тишине и в покое. Казалось, что юноши растут в торжественных аудиториях, в книгохранилищах или в студенческих комнатушках над горой рукописей. Непохожи темные блиндажи на университет. Шумно на фронте, шумно и неспокойно. Но кто сейчас расскажет о том, как люди думают на переднем крае? Они думают напряженно, настойчиво, лихорадочно. Они думают о настоящем и прошлом. Они думают о том, почему не удалась вчерашняя операция, и о том, почему в десятилетке их многому не научили. Они думают о будущем, о той чудесной жизни, которую построят победители.

Чудодейственно, как лес в сказке, растут люди на войне. Они живут рядышком со смертью, они знакомы с ней, как с соседкой, и они стали мудрыми. Они преодолели страх, а это приподымает человека, придает ему уверенность, внутреннее веселье, силу. Нет на войне промежуточных тонов, бледных красок, все доведено до конца — великое и презренное, черное и белое. Война — большое испытание и для народов и для людей. Многое на войне передумано, пересмотрено, переоценено.



В основу нашей жизни четверть века тому назад мы положили слово «товарищ». Это слово ко многому обязывает. Легко его сказать, трудно за него ответить. В понятии «гражданин» есть точность и сухость, это — арифметическая справка о сумме прав и обязанностей. Слово «товарищ» требует душевного горения. Впервые для миллионов и миллионов оно раскрылось во всей глубине на фронте. Оно стало конкретным, теплым, вязким, как кровь.

На войне мы увидели до конца силу человеческой дружбы. Сколько подвигов родило это замечательное чувство! Рядом с тобой, в одной батарее, в одном взводе — дорогой друг. Если его ранят, ты его оторвешь от смерти. Если его убьют, ты до конца твоей жизни не забудешь его и не простишь врагу. До войны другом легко называли, но друга и легко забывали. Не то после года боев. Говорили прежде «с’есть вместе пуд соли». Но что соль рядом с кровью? Что года, по сравнению с одной ночью в Сталинграде? С какой радостью боец возвращается в свою часть: он вернулся домой. Он расспрашивает о каждом товарище — о каждом друге.

Дружба народов была нашим государственным принципом, она стала чувством каждого отдельного человека. В одной роте и русские, и казахи, и украинцы, и белоруссы, и грузины, мы увидели, что, говоря на разных языках, мы одно чувствуем, про одно думаем. С волнением слушают сибиряки чудесные украинские песни, и рассказ о белых ночах над Архангельском доходит до сердца черноглазого сына Армении. Мы были об’единены сначала историей, потом высоким началом равенства. Теперь мы об’единены ночами в окопах, и нет цемента крепче.

Что легко дается, то и не ценится. Только теперь наша привязанность к родине стала плотной, тяжелой, неодолимой. Ради родины люди жертвуют самым дорогим. Они и прежде были патриотами, но теперь они задумались над своими чувствами, и эти чувства стали глубже. Прежде они искали внешнего об’яснения для своей любви. К чужеземному они порой относились то с необоснованным пренебрежением, то со столь же необоснованным преклонением. Теперь они знают, что родину любишь не за то или за это, а за то, что она — родина. Так скромное деревцо становится более прекрасным, нежели все рощи Эдема. Можно видеть свои недостатки: от этого родину не разлюбишь, от этого только захочешь исправиться, возвысить себя и страну.

На войне нам открылась история, ожили страницы книг. Герои прошлого перешли из учебников в блиндажи. Кто не пережил Двенадцатый год, как близкую и понятную повесть? Какой комсомолец не возмущен развалинами кремля в Новгороде? Мы увидели, что наше молодое государство строилось не на пустом месте. Стойкость Ленинграда нас восхищает, его страдания требуют мести. Мы увидели дело Петра, построившего дивный город. Мы поняли, что без Петра не было бы Пушкина и что без Петербурга не было бы путиловцев, которые в темную осеннюю ночь открыли путь к новой эре.

Столкнувшись с варварством фашизма, мы почувствовали все то ценное и большое, что было добыто народами России четверть века тому назад. У нас сын пастуха читал Гегеля. Как он должен смотреть на немецкого «философа», который превратил философию в справочник по скотоводству? С каким омерзением мы слушаем рассказы немецких пленных, этих кретинов, которые нам рассказывают, что у них «социализм» и что они приспособили для работы вместо лошадей поляков или французов!

Ненависть может слепить. Наша ненависть — это прозрение, она помогла народу созреть, вырасти. Мы были гуманистами, ими мы остались. Мы не потеряли нашей веры в человека. Мы только узнали, что есть подделка под людей, что гитлеровец — это эрзац человека. Было время, когда мы жалели немцев, даже посылали хлеб голодным обитателям Рура — в трудные для нас годы. Многие из нас не учитывали ни исторических традиций Германии, ни психологии немцев. Мы создали образ немца по своему подобию, и когда немцы напали на нас, наш добрый народ все еще верил, что фашисты гонят немцев, что обманутый немец скоро крикнет: «Гитлер капут». Мы действительно слышим эти слова — их говорят пленные, когда они превращаются в жалких подхалимов. Но мы знаем, что это не обманутые, а обманщики.

Война взрастила в нас не только ненависть к немцам, но и презрение. Этим чувством мы можем гордиться, — ведь немцы одержали немало побед, они проникли далеко в глубь нашей страны, и все же мы их глубоко, искренно, страстно презираем. В этом сказалась душевная зрелость нашего народа. Мы вовсе не склонны пренебрегать военной техникой или стратегией Германии. Мы можем учиться у немцев воевать. Но мы не станем учиться у них жить. Для нас они — двуногие звери, в совершенстве овладевшие военной техникой.

Мы ценили героизм испанского народа, но многим из нас трудно было понять, что полуграмотный испанский крестьянин культурнее берлинского профессора. Теперь все это поняли. Мы увидели немцев, которые ведут дневники, у которых дома пишущие машинки и патефоны, которые по внешнему виду напоминают цивилизованных европейцев и которые на самом деле оскорбили бы нравственное чувство любого обитателя Сандвичевых островов. Бойцы их разжаловали в «фрицы», этим сказано все — не люди, а фрицы. Нас не обманут больше внешние признаки культуры. Мы теперь знаем, что важно не только количество и внешнее качество печатных изданий, но и содержание печатаемого, что города Германии с чистыми улицами, с хорошо оборудованными больницами, с просторными школами являются заповедниками грубого и отвратительного варварства. Конечно, мы не отрицаем значения материальной культуры, но мы теперь увидели, что без духовного богатства такая культура быстро вырождается в одичание.

Зрелость каждого фронтовика сделала нас сильными. Мы потеряли большие пространства. Второе лето принесло нам много горя. И все же мы можем сказать, что теперь мы сильнее, чем 22 июня 1941 года, — сильнее сознанием, разумом, сердцем. Когда мы пели «Если завтра война», мы многого не понимали. Мы очистились от беспечности, от самообольщения, от косности. Мы еще не добились победы, но мы созрели для нее.

Мы порой думаем, как трудно будет залечить раны, отстроить разрушенные города, наладить мирную жизнь. Это мысли о потерянном. Вспомним о приобретенном и скажем себе, что человек, который вернется с фронта, стоит десяти довоенных. По-другому люди будут и трудиться и жить. Мы приобрели на войне инициативу, дисциплину, внутреннюю свободу.

Прекрасно будет первое утро после победы. Мы узнаем, что мать спокойно спала. Письмоносец снова станет деталью жизни. Жена обнимет героя. Замолкнут сирены. Вечером вспыхнут яркие фонари и на улице Горького и на Невском. Наш флаг взовьется над многострадальным Киевом. Может быть, в тот день будет итти дождь или падать снег, но мы увидим солнце и синее небо. Россия, первая остановившая немцев, с высоко поднятой головой, сильная, но мирная, гордая, но не горделивая, снимет с плеча винтовку и скажет: «Теперь — жить». // Илья Эренбург.


************************************************************************************************************
За двумя зайцами...
...Погнавшись за двумя зайцами — и за нефтью, и за окружением Москвы, — немецко-фашистские стратеги оказались в затруднительном положении.


Рис. Б.Ефимова.
«Красная звезда», 10 ноября 1942 года


************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 9 ноября

В течение ночи на 9 ноября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда, северо-восточнее Туапсе и юго-восточнее Нальчика. На других фронтах никаких изменений не произошло.



В районе Сталинграда продолжались бои с мелкими группами противника. В заводской части города наши бойцы отбили атаку гитлеровцев и уничтожили до роты немецкой пехоты. Защитники Сталинграда ведут самоотверженную борьбу с врагом. На одном участке противник пытался атаковать наше подразделение. Гвардейцы тт. Холодюк, Мотин и Усачев метким огнем сковывали вражескую пехоту, не давая ей возможности двигаться вперед. Немцы бросили против гвардейцев шесть танков. Три наших бойца связками гранат и бутылками с горючей жидкостью подожгли все 6 танков противника.



Северо-западнее Сталинграда наши части вели огневой бой с противником. На одном участке наши бойцы минометным огнем рассеяли и частью уничтожили более двух взводов вражеской пехоты. На другом участке артиллеристы под командованием тов. Лиденкова разрушили 8 ДЗОТ’ов и блиндажей и уничтожили 4 пулемета противника. Снайперы части, где командиром тов. Вахрамеев, истребили 189 немецких солдат и офицеров.



Юго-восточнее Нальчика танкисты под командованием тов. Филиппова отбили несколько атак противника. За три дня боев на этом участке уничтожено до батальона вражеской пехоты и захвачено несколько исправных немецких танков. Гвардейцы-артиллеристы под командованием т. Рябкова подбили 4 танка и подавили огонь зенитной батареи противника.



На Брянском фронте нашей артиллерией и снайперами за последние пять дней уничтожено 670 немецких солдат и офицеров. Летчики-штурмовики произвели внезапный налет на аэродром противника. Несмотря на сильный заградительный огонь, советские летчики прорвались к цели, уничтожили и повредили 20 немецких самолетов.



Партизаны отряда, действующего в одном из районов Краснодарского края, из засады напали на немецкий конвой, сопровождавший пленных красноармейцев. Партизаны перебили гитлеровцев и освободили всех военнопленных.

Отряд украинских партизан совершил налет на крупную железнодорожную станцию. Партизаны взорвали железнодорожный мост, водокачку и подожгли склады с военными грузами.



В поселке Зелепуговка, Орловской области, немецко-фашистские мерзавцы разрушили и сожгли 260 домов. Гитлеровские бандиты сожгли живьем десять колхозников поселка.



Отряды югославских партизан, действующие у города Грачацы, разгромили пехотный полк противника. Штаб полка захвачен в плен. Недалеко от города Карловац партизаны выбили оккупантов из одного укрепленного пункта. В этом бою итальянцы потеряли убитыми и ранеными более 600 солдат и офицеров.


Вечернее сообщение 9 ноября

В течение 9 ноября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда, северо-восточнее Туапсе и юго-восточнее Нальчика. На других фронтах никаких изменений не произошло.

Нашими кораблями в Черном море потоплен транспорт противника водоизмещением в 3.000 тонн.



За 8 ноября нашей авиацией на различных участках фронта уничтожено 5 немецких танков, до 30 автомашин, разбит железнодорожный эшелон, подавлен огонь 2 артиллерийских батарей, рассеяно и частью уничтожено до роты пехоты и эскадрон конницы противника.



В районе Сталинграда наши войска отбивали атаки мелких групп противника и укрепляли свои позиции. На участке Н-ского соединения, в заводской части города, немцы потеряли убитыми до 200 солдат и офицеров. Артиллерийским и минометным огнем разрушено 2 блиндажа, уничтожено 2 орудия и рассеяно до роты немецкой пехоты. На других участках в течение дня нашими бойцами уничтожено до 100 немецких солдат и офицеров, 2 танка, 4 орудия, 10 пулеметов, 9 минометов и до 40 автомашин. Советские летчики в воздушных боях сбили 3 немецких самолета.



Юго-восточнее Нальчика наши войска продолжали вести активные боевые действия и нанесли противнику большие потери. Бойцы Н-ской части уничтожили 6 немецких танков и до 400 гитлеровцев. На другом участке наше подразделение противотанковых орудий подбило 8 немецких танков. Из этого числа три танка противника уничтожил наводчик тов. Пичхинашвили.

Наши летчики в воздушных боях сбили 3 и повредили 3 самолета противника.



Северо-восточнее Туапсе два батальона немецкой пехоты три раза атаковали наши опорные пункты в районе одного водного рубежа. Атаки гитлеровцев отбиты. На поле боя осталось до 150 вражеских трупов.



В районе Моздока противник пытался атаковать наши позиции, но, потеряв убитыми 160 солдат и офицеров, отошел на исходные рубежи. На этом же участке разгромлен командный пункт немецкой части. Захвачены пленные.



В районе Воронежа огнем артиллерии Н-ской части разрушено 23 дзота и блиндажа, уничтожено 2 минометных батареи, 22 пулемета и подавлен огонь 7 артиллерийских и минометных батарей противника. Снайперами одного соединения истреблено 128 немецких солдат и офицеров.



Партизанский отряд, действующий в одном из районов Витебской области, в конце октября месяца вел ожесточенные бои с карательным отрядом противника. Немцы двинули против партизан крупные силы пехоты с танками и броневиками. Партизаны расстроили планы гитлеровцев. Нанося врагу внезапные удары, советские патриоты истребили свыше 400 немецко-фашистских захватчиков.



В числе трофейных документов захвачено несколько писем жены секретаря тайной полевой полиции при первой немецкой танковой армии Фридриха Шмидта. Эта немецкая тварь писала из Реклингхаузена своему мужу: «Посылки за №№ 159, 160 и 161 мы получили... Всевозможные вещи, а также продукты, особенно мясные и масло, здесь сейчас очень ценны... Девочки ужасно рады, что получили ботинки. Поскольку вы наступаете, ты достань муки, масла и любые вещи высылай нам».

Гитлеровский бандит Шмидт замучил и ограбил сотни мирных советских граждан. Расправившись со своей очередной жертвой, мародер спешил на почту, чтобы отправить посылку с одеждой убитых им женщин и детей. Он не брезговал ничем и нумеровал каждую свою посылку. За свои злодеяния этот фашистский мерзавец получил советскую пулю. Придет очередь и остальным немецким разбойникам, которых постигнет та же участь.



Получено сообщение о действиях партизанского отряда известного норвежского патриота Ларсена. В октябре отряд истребил до 150 гитлеровских солдат и уничтожил 6 немецких грузовиков. В районе финско-норвежской границы партизаны Ларсена ночью внезапно напали на немцев. Партизаны бросили в окна казарм связки гранат. Уцелевшие гитлеровцы пытались бежать, но были уничтожены ружейно-пулеметным огнем. // Совинформбюро.

________________________________________________
Н.Тихонов: Мы - русские!|| «Известия» №87, 14 апреля 1943 года
И.Эренбург: Душа народа || «Красная звезда» №92, 19 апреля 1942 года
Н.Тихонов: Народ-богатырь || «Красная звезда» №102, 1 мая 1945 года
А.Толстой: Разгневанная Россия || «Известия» №289, 10 декабря 1942 года
С.Сульцбергер: Что такое Россия и чего она хочет ("The New York Times", США)

Газета «Красная Звезда» №264 (5328), 10 ноября 1942 года
Tags: 1942, Илья Эренбург, Совинформбюро, газета «Красная звезда», ноябрь 1942, осень 1942
Subscribe

Posts from This Journal “ноябрь 1942” Tag

  • В.Пашенная. Моя месть

    В.Пашенная || « Литература и искусство» №47, 21 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Нет пощады фашистским грабителям. Л.Леонов.…

  • Павло Тычина. Святотатцы

    П.Тычина || « Литература и искусство» №47, 21 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Нет пощады фашистским грабителям. Л.Леонов.…

  • Л.Леонов. Долг и честь наши

    Л.Леонов || « Литература и искусство» №47, 21 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Нет пощады фашистским грабителям. Л.Леонов.…

  • Е.Кригер. В Сталинграде

    Е.Кригер || « Литература и искусство» №46, 14 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Ответы тов. И.В.Сталина на вопросы корреспондента…

  • Гитлеровские разбойники – разрушители культуры

    « Правда» №321, 17 ноября 1942 года Проклятие и смерть немецко-фашистским захватчикам, их государклству, их армии, их «новому порядку в Европе»!…

  • «Красная звезда», 24 ноября 1942 года

    Б.Ефимов || « Красная звезда» №276, 24 ноября 1942 года Успешное наступление наших войск в районе гор. Сталинграда продолжается.…

  • «Вечерняя Москва», 28 ноября 1942 года

    А.Гаранин || « Вечерняя Москва» №280, 28 ноября 1942 года Наши войска продолжают наступление под Сталинградом. Рабочие и работницы, инженеры и…

  • «Красная звезда» 1-30 ноября 1942 года

    « Красная звезда», СССР. « Известия», СССР. « Правда», СССР. « Time», США. « The Times», Великобритания. « The New York Times», США.…

  • 24 ноября 1942 года

    И.Эренбург || « Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 184-187 # Все статьи за 24…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments