Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Признание фашистского офицера

«Красная звезда», 24 декабря 1941 года, смерть немецким оккупантам«Красная звезда» №302, 24 декабря 1941 года

23 декабря наши войска заняли ряд населенных пунктов и в числе их крупный железнодорожный узел Горбачево и города Черепеть, Одоево. Сильнее натиск, крепче удар по врагу!



# Все статьи за 24 декабря 1941 года.



ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ, 23 декабря. (Спецкорр. ТАСС). За последние два дня освобождено от фашистов еще несколько десятков селений. Наши войска заняли вчера город Черепеть, захватив при этом большие трофеи.

«Красная звезда», 24 декабря 1941 года, битва за Москву, оборона Москвы, русская зима

В боях за одну деревню исключительное бесстрашие и мужество показал политрук тов. Рогулин. В подвалах и домах этой деревни укрылись 52 немецких автоматчика и пулеметчика. Политрук Рогулин с группой бойцов скрытно подкрался к деревне, стремительным броском ворвался в нее и уничтожил всех находившихся там фашистов.

Характерно следующее признание фашистского офицера. 8 декабря в письме к своим родным немецкий офицер Вальтер писал: «Нужно большое мужество, чтобы выдержать налеты советской авиации… Наша четвертая бронетанковая дивизия была кинута на Москву, но была разбита и отброшена. Здесь русские сильны и по всему фронту нас теснят и гонят. По всем сведениям, позади нас тоже теснят. Здесь, на этом участке, я видел много страшного. За два дня русские убили у нас 75 человек из высшего командного состава. Могу сказать, что такая война скоро доведет нас до полного отчаяния».

☆ ☆ ☆

«Метеорологи» Геббельса запутались

ЖЕНЕВА, 23 декабря. (ТАСС). Как сообщают лица, на-днях прибывшие из Германии, сведения о тяжелом положении германских войск на советско-германском фронте вызвали большое беспокойство среди германского населения. Сообщения о сильных морозах в России, распространяемые нацистской пропагандой как одно из об'яснений последних неудач германской армии на советско-германском фронте, лишь усилили беспокойство в тылу и отразились на моральном состоянии германских войск, направляемых на фронт. Отмечаются учащения случаев дезертирства, а также самоубийства.

В связи с этим германская пропаганда вынуждена снова бить отбой и круто изменить тон своих «метеорологических» раз'яснений. Еще 18 декабря представитель германского командования официально заявил иностранным корреспондентам, что «на центральном участке фронта сейчас 40 град. мороза». И всего лишь 3 дня тому назад Геббельс, ссылаясь на лютые русские морозы, потребовал у немцев сдать все теплые вещи. А в передаче берлинского радио сегодня, 23 декабря, в 22 часа указывается, что «русский климат сильно отличается от европейского, он резко континентапен.

Температура зимой бывает очень неровная. Морозы часто чередуются с оттепелями, средняя температура в январе равна всего лишь минус 10 градусов. Холодная погода в России не так чувствительна, как у нас на западе. Воздух здесь сухой и чистый — это предохраняет от заболеваний. Состояние здоровья у людей здесь зимой лучше, чем весной или в дождливое русское лето».

Далее германское радио подробно характеризует «преимущества русской зимы». Нацистское радио раз'ясняет, что «в зимнее время наблюдается резкое снижение заболеваемости также в связи с тем, что все болота замерзают». В радиопередаче говорится, что «замерзшие русские дороги значительно облегчают движение, которое летом бывает в некоторых местах почти невозможным».

Другими словами, «метеорологи» из аппарата Геббельса окончательно запутались.


************************************************************************************************************
Не дадим врагу оправиться и залечить свои раны. Бить врага без передышек, непрерывно усиливая мощь наших ударов

☆ ☆ ☆

Городок

Мы ехали по шоссе среди деревьев, на которых дрожали последние листья, — дело было осенью. Из-за поворота показался первый сожженный дом, за ним другой, третий… Мы в’ехали в городок, сгоревший дотла. Черные трубы высились над землей среди груды обломков. Дома выгорели изнутри, но их кирпичные коробки сохранились. На стенах попрежнему висели таблички с названиями улиц, красовались вывески: булочная, детский сад, сберегательная касса… Но не было уже ни булочной, ни детского сада, ни сберегательной кассы. В кирпичных коробках между провалившихся этажей виднелись железные балки, согнутые пламенем, кровати, скрученные огнем, обломки вещей среди обломков штукатурки.

Накануне этот небольшой городок Тульской области сожгли немецкие самолеты. Здесь не было ни укреплений, ни военных складов, ни бензохранилищ. Это был крохотный мирный городок среди лесов, трудолюбивый и тихий, с двумя кинематографами, широкой рыночной площадью, парком на берегу спокойной прозрачной реки и недавно открытым универмагом на главной улице, которым городок очень гордился.

Теперь все это сгорело — и кинематографы, и парк, и универсальный магазин. Погорельцы ходили среди дымившихся развалин, грузя на телеги уцелевшие вещи.

Возле одного дома стояла толпа. Мы подошли.

— Что здесь?

— Женщина погоревшая, — откликнулись из толпы, — сынка ищет.

Мы протиснулись вперед. Среди груды обломков, которые еще вчера были жильем, сидела на корточках женщина. Ногтями она разрывала горячую землю.

— Васенька, Васенька! — бормотала она.

Волосы ее растрепались, глаза блуждали, взор казался диким и странным.

— Сынок у нее сгорел, — пояснял кто-то из толпы, — вот она его и ищет по всему городу… Все роет, роет…

Женщина рыла, торопясь, бормоча. Иногда она, видимо, обжигала пальцы о горячую золу, боль ожога проникала в ее помутившееся сознание. Тогда она переставала рыть и долго, обводя толпу жалобным взглядом, дула на пальцы. Затем опять принималась за рытье. Опять обжигалась. Опять дула на пальцы. Снова работала…

— Ох, жарко, жарко, — бормотала она, — ох, жарко тебе, сыночек, ох, жарко твоей головке…

немецкая оккупация, оккупация 1941, оккупация СССР

Какой-то старик отделился от толпы, подошел к женщине, поднял ее за руки.

— Идем, дочка! — сказал он ей. — Идем, успокойся.

И вдруг закричал, грозя маленьким кулачком прозрачным облакам, где вчера плавали нацистские самолеты:

— Проклятые!.. Не забудем мы этого вам! Отплатим за все… Только б дожить мне до этого часа, посмотреть — полюбоваться!..

Дня через три немцы заняли городок. Но прошло два месяца, и час настал. Красная Армия сломала хребет немецкой своре. Немцы удрали из городка. Снег устилает пожарища. Войдя в городок, немцы разместили свой гарнизон в уцелевших от пожара нескольких домах. Жителей выгнали на мороз.

Волнуясь, спеша, жители городка показывают нам норы, где им пришлось жить… В пепле и обломках сгоревших домов выковыряны руками и ножами (лопат немцы не давали) ямы, устланные истлевшими одеялами. В этих ямах, прикрытых рваной одеждой, ютилось население города — советские люди. Немцы не оставляли их и здесь в покое. Солдаты и офицеры аккуратно посещали этот поселок ям, отнимая у его жителей все, что попадалось под руку, — остатки картошки, валенки, брюки, белье. Мочились в кастрюли, где варилась пища, гадили в ямы, где жили люди. Расстреливали, насильничали. Поймали однажды пятилетнего мальчугана, раздели, измазали глиной с ног до головы и голого, в одних чулочках, под хохот и свист, пустили по морозной улице.

Они считали себя безнаказанными. Они полагали себя хозяевами этого города, этих людей, этой земли. Просчитались! Они не знали ни этих людей, ни этой земли.

Час расплаты настал! Ликуя, жители ходят по своему городку, заваленному немецкими трупами. Трупов множество, они всюду — с размозженными головами, с пробитыми спинами, с проломленными грудными клетками. Это работа снарядов, мин, пуль Красной Армии.

Однако поработали не только красноармейцы, но и население городка. В момент, когда началось отступление немцев, заговорили ямы, куда немцы упрятали советских людей. Дело было темным вечером. Раздались выстрелы из охотничьих ружей, припрятанных некоторыми жителями под снегом. Немецкий ефрейтор был убит зарядом дроби — жители с гордостью показывают его труп. Солдаты, пытавшиеся приблизиться к остову сгоревшего дома, откуда раздался выстрел, были встречены новыми выстрелами.

Когда колонна немецких автомашин, отходя, продвигалась по улице, в нее с обуглившихся стропил полетели пудовые камни. Ведром кипятка был облит со стропил фашистский лейтенант. Ефрейтору, бросившемуся ему на помощь, выплеснули на голову кипящий чайник. Еще один офицер был убит в темноте ударом ножа в спину в тот момент, когда торопился к машине, готовясь удрать.

— Мы били их, где только могли, — возбужденно рассказывает один из жителей городка, пожилой человек с седой бородкой, в рваной овчине. — Я бухгалтер, ни разу в жизни не воевал, но и я стоял наготове с чайником кипятку и выплеснул его в уходивший немецкий автомобиль.

Среди множества писанины, кинутой немцами при отступлении, привлекают внимание два документа.
Первый — листовка, обращенная к немецким солдатам, датированная октябрем:

«Солдаты! Перед вами Москва. За два года войны все столицы континента склонились перед вами, вы прошагали по улицам лучших городов. Вам осталась Москва. Заставьте ее склониться, покажите ей силу вашего оружия, пройдите по ее площадям. Москва — это конец войны. Москва — это отдых. Вперед!»

Второй — письмо солдата 82-го пехотного полка Адольфа Фортгеймера, датированное декабрем:

«Дорогая жена! Тут ад. Русские не хотят уходить из Москвы. Они начали наступать. Каждый час приносит вести о новых и новых убитых. Холодно так, что стынет душа. Вечером нельзя выйти на улицу — убьют. Умоляю тебя — перестань писать мне о шелке и резиновых ботиках, которые я должен тебе привезти из Москвы. Пойми — я погибаю, я умру, я это чувствую»…

Разгорается пламя истребительной войны! Заговорил пепел сожженных домов. Десятки городов, подобных городку близ Тулы, о котором мы рассказали, встанут на пути отступающего врага. За каждым углом ждет немцев пуля и нож людей, над которыми они издевались.

Смерть! С этим словом двигалась в поход немчура. Ее натаскали на кровь. Она понимает только голос пушек и пулеметов.

С ней один разговор — тем же голосом: смерть! Враг скоро узнает смысл этого разговора. Каждый город, каждый клочок земли, захваченный немцами, каждый дом устроит им кровавые проводы.

Этого требуют разрушенные жилища, вытоптанные поля. Об этом взывают слезы женщин, искавших трупы своих детей под горячей золой сожженных домов. // Е.Габрилович.
_____________________________________
Автопортрет немецкого офицера ("Известия", СССР)**
А.Ерусалимский: О моральном облике гитлеровского офицера* ("Красная звезда", СССР)


************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 23 декабря

В течение ночи на 23 декабря наши войска вели бои с противником на всех фронтах.

* * *

Подразделение командира Петухова, действующее на одном из участков Западного фронта, совершив успешный ночной налет на село К., истребило свыше 200 немецких солдат и офицеров. Противник оставил на поле боя 2 танка, 69 автомашин с боеприпасами и обмундированием, 98 мотоциклов, 2 орудия, 55 пулеметов и 3 радиостанции. Бежавшие в панике немцы бросили около 300 винтовок.

* * *

Наш отряд в составе 90 бойцов разгромил 3 батальон 512 немецкого пехотного полка. Противник в панике бежал, оставив 2 орудия, 4 миномета, 11 ручных пулеметов, 7 кухонь. Убито 92 немецких солдата и офицера. Взято в плен 29 немцев.

* * *

В бою за деревню П. красноармеец тов. Крехтин уничтожил гранатами 4 вражеских станковых пулемета с их расчетами и заколол штыком 6 немецких солдат.

* * *

Беспощадно истребляют немецко-фашистских захватчиков партизаны Орловской области. Бойцы отряда тов. К. совершили на-днях нападение на железнодорожную станцию, где немцы приготовили для отправки в тыл самолеты и танки, требующие ремонта. Партизаны разобрали, разрушили полотно железной дороги и отрезали путь составам, готовым к отходу. Застав охрану станции врасплох, славные советские патриоты перебили фашистов и подожгли два железнодорожных состава. Было сожжено много танков и 7 самолетов.

Партизанский отряд под командованием тов. В. взорвал железнодорожный мост в то время, когда по нему проходил немецкий эшелон с боеприпасами. В результате катастрофы уничтожено 10 вагонов со снарядами.

* * *

Рабочий Мариупольского металлургического завода С.Литвиненко, бежавший с территории, захваченной немцами, рассказал о новых чудовищных злодеяниях гитлеровских людоедов. «В конце ноября, — говорит тов. Литвиненко, — немцы собрали представителей кварталов г. Мариуполя и пред’явили им ультиматум: к вечеру доставить в штаб все имеющееся у населения золото, теплые вещи и продовольствие. Под страхом смерти жители отдавали немецким грабителям свою последнюю одежду, свой последний кусок хлеба, надеясь, что на этом бандиты успокоятся. Когда вещи были собраны, немецкие солдаты оцепили кварталы и стали арестовывать всех, кто им попадался на глаза. Город огласился воплями и криками. Три тысячи людей, в том числе старики, женщины и дети, под конвоем автоматчиков и в сопровождении пулеметов были выведены за город. Гестаповцы приказали арестованным рыть ямы, а затем снять с себя верхнюю одежду, после чего озверевшие бандиты расстреляли всех из пулеметов и автоматов».

* * *

На ряде предприятий Льежа (Бельгия) произошли забастовки протеста против невыносимых условий труда, созданных фашистами. Количество выпускаемой продукции на многих военных предприятиях уменьшилось на 20-30 процентов. Недалеко от Льежа в середине декабря месяца бельгийские патриоты сожгли крупный склад с готовой продукцией для германской армии. Убытки от пожара исчисляются в 5 миллионов германских марок.


Вечернее сообщение 23 декабря

В течение 23 декабря наши войска вели бои с противником на всех фронтах. На ряде участков Западного, Калининского и Юго-Западного фронтов наши войска, ведя бои с противником, продолжали продвигаться вперед, заняли ряд населенных пунктов и в числе их крупный железнодорожный узел Горбачево и гг. Черепеть, Одоево.

* * *

За 22 декабря наши летчики, действующие на Западном фронте, уничтожили 11 немецких танков, более 220 автомашин с войсками и грузами, 5 пулеметных точек, 330 повозок с боеприпасами и рассеяли два батальона пехоты.

* * *

Наша часть, действующая на одном из участков Западного фронта, за один день боев заняла 14 населенных пунктов, уничтожила 5 автомашин, 3 орудия, 150 повозок с боеприпасами и истребила до роты пехоты противника.

* * *

Минометный расчет тов. Петренко был окружен вражескими солдатами. Отважные минометчики метким огнем уничтожили 30 немцев, затем, перейдя в контратаку, закололи штыками еще 5 фашистов. Немцы бежали с поля боя, оставив 2 миномета, 10 автоматов и другое вооружение.

* * *

Партизанские отряды, действующие в оккупированных немцами районах Ленинградской области, продолжают громить тылы фашистских захватчиков. Отряд товарища П. разрушил в двух местах железнодорожное полотно, взорвал 4 моста на шоссейных дорогах и в 13 различных пунктах нарушил телефонную связь. Партизаны отряда истребили 3 офицеров, свыше 50 немецких солдат и уничтожили 3 вражеских танка, 5 грузовых и 8 легковых автомашин. Недавно партизанский отряд тов. П. подвергся нападению фашистского карательного отряда. В результате боя, длившегося в течение полутора часов, партизаны истребили 37 фашистов. Партизанский отряд под командованием товарища В. за два месяца боевых действий уничтожил до 50 грузовых автомашин с вражеской пехотой и различными грузами и 1 бронемашину, произвел свыше 30 взрывов железнодорожного полотна и мостов, в результате чего потерпело крушение несколько немецких воинских эшелонов.

* * *

На одном из участков Юго-Западного фронта у ефрейтора 510 пехотного полка 293 немецкой пехотной дивизии Вальтера Германа найден дневник. Приводим отдельные выдержки из дневника:

«28 ноября. Мы достигли села. Бой идет за каждый дом. Русские упорно не хотят отступать. Имеем убитых и раненых. Никак не можем итти дальше вперед. Внезапно открыла огонь русская артиллерия. Ужасная вещь!

29 ноября. Опять бой. Русские нас сильно обстреливают. Их танки делаются все нахальнее. Опять много убитых и раненых.

5 декабря. Все время мерзнем. Идем в наступление. Русские осыпают нас огнем. Бедные унтер-офицер и фельдфебель Шнейдер убиты рядом со мной. Наконец-то достиг укрытия. Стрелять не могу. Замерзли руки... Три раза шли в наступление и все без результата. Наконец-то могу зайти в дом. Снимаю сапоги. Пальцы на обеих ногах обморожены.

7 декабря. Нас погрузили в подводы. Я не могу ни стоять, ни ходить. Мучительные боли. В 6 роте 26 обмороженных. В строю осталось 30 человек.

10 декабря. На 345 подводах примерно 500 обмороженных отправили в тыл, километров за 25. Наша дивизия вынуждена отступить... Мы отдали все, до последнего... Теперь кончено. Как прежде Наполеона, нас гонят обратно. Этого на родине не знают...»

* * *

На 20 декабря 1941 года трудящиеся Москвы внесли в фонд обороны СССР 110.402.000 рублей деньгами. Кроме того, москвичи передали в фонд обороны много золота, платины и серебра. // Совинформбюро.

________________________________________________
Признания немецкого унтер-офицера ("Красная звезда", СССР)
Дневник фашистского унтер-офицера ("Красная звезда", СССР)
Д.Заславский: Грамота фашистских подлецов* ("Правда", СССР)
И.Эренбург: Дневник немецкого унтер-офицера* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №302 (5057), 24 декабря 1941 года
Tags: Е.Габрилович, Совинформбюро, газета «Красная звезда», декабрь 1941, зима 1941, немецкая оккупация, немецкий офицер
Subscribe

Posts from This Journal “немецкая оккупация” Tag

  • Илья Эренбург. Земля Пирятина

    И.Эренбург || « Красная звезда» №279, 26 ноября 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. — Оперативная сводка за 25 ноября (1…

  • Немецкие грабители в донских станицах

    B.Коротеев || « Красная звезда» №250, 23 октября 1942 года Защитники Сталинграда и Северного Кавказа! Выше боевую активность, крепче удары по…

  • Илья Эренбург. В Витебске

    И.Эренбург || « Красная звезда» №250, 23 октября 1942 года Защитники Сталинграда и Северного Кавказа! Выше боевую активность, крепче удары по…

  • Учительницы-героини

    В.Антонов || « Известия» №241, 11 октября 1941 года Великий Ленин, создавший наше Государство, говорил, что основным качеством советских людей…

  • Последними километрами

    П.Белявский || « Известия» №238, 8 октября 1943 года По всему фронту — от Витебска до Таманского полуострова Красная Армия вновь развернула…

  • Демьян Бедный. Наши дети

    Д.Бедный || « Правда» №228, 13 сентября 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 12 сентября (1 стр.).…

  • Б.Горбатов. Мариуполь

    Б.Горбатов || « Правда» №228, 13 сентября 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 12 сентября (1 стр.).…

  • Садисты и провокаторы

    Л.Огнев || « Правда» №242, 30 сентября 1943 года Доблестная Красная Армия одержала еще одну славную победу. Войска Степного фронта овладели…

  • Бежин луг

    Ал.Мельман || « Литература и искусство» №18, 1 мая 1942 года Советская интеллигенция! Работники советских учреждений, инженеры, учителя,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment