Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Константин Симонов. Последняя ночь

«Красная звезда», 9 января 1942 года, смерть немецким оккупантамК.Симонов || «Красная звезда» №7, 9 января 1942 года

За проявленную отвагу в боях за отечество с немецкими захватчиками, за стойкость, мужество, дисциплину и организованность, за героизм личного состава 440, 471, 555 и 274 артиллерийские полки, 289, 296, 509 и 760 противотанковые артиллерийские полки, 36 мотоциклетный полк и 12 полк связи преобразованы в Гвардейские полки. Боевой привет славным гвардейцам!



# Все статьи за 9 января 1942 года.



ПИСЬМА ИЗ КРЫМА

«Красная звезда», 9 января 1942 года

Казалось, что и этой ночью в городе все было в порядке. Вышел очередной номер газеты «Последние новости», органа, издающегося при содействии германского командования. Там было напечатано очередное бодрое сообщение о том, что доблестные германские войска захватили 17 миллионов квадратных километров русской территории, т.е. всю Европейскую Россию и даже треть Азиатской, примерно до Якутска. На четвертой странице акционерное общество «Механик» сообщало, что в его лоно принимаются новые господа пайщики. Господин городской голова, А.С.Грузинов, сдав вечерний отчет германскому коменданту, мирно спал в своей новой, хлопотами германцев меблированной квартире.

Доктор Рудель еще работал при свете зеленой лампы. Он систематизировал результаты медицинского осмотра 50 феодосийских девушек, предназначенных работать в открывающемся завтра публичном доме. В предвкушении этого торжественного события господа германские офицеры, собравшись на нескольких частных квартирах и сидя под рождественскими елками, пили французский коньяк.

Холодный декабрьский ветер трепал на стенах домов и на заборах последнее об'явление германского командования: «Германскому командованию известно, что в Феодосии ряд домов минирован и подготовлен к взрыву. Сим население немедленно призывается указать феодосийской комендатуре все подготовленные к взрыву дома. Кто заблаговременным и точным указанием воспрепятствует подготовленному взрыву, получит соответствующее вознаграждение. Впредь за каждый взорванный дом, в зависимости от причиненного вреда, часть заложников, не менее тридцати человек, будет расстреляна. Германский комендант».

В противотанковом рву за известковым заводом Бедризова, обдуваемые ветром и занесенные только что выпавшим снегом, лежали 917 трупов русских, татар, евреев от 12 до 80-летнего возраста, расстрелянных здесь из пулеметов еще 8 декабря. На другой окраине города, уже не во рву, а прямо на земле, неподалеку от кладбища, лежали 230 трупов крымчаков. Их расстреляли отдельно, на девять дней позже.

Русский начальник полиции господин Шапошников еще недавно в докладной записке немецкому командованию научно доказывал, что чем больше расстрелять крымчан, тем спокойнее будет немцам. Теперь он услужливо трудился за столом над новой докладной запиской о караимах, доказывая, что и они заслуживают той же участи. Под окном у городского головы, между телеграфным столбом и деревом, болтались на перекладине трупы двоих из последней партии повешенных.

Словом, в солнечном Крыму, в городе Феодосии в эту ночь все было «в порядке».

Первый выстрел раскатился ровно в три часа ночи. Краснофлотцы подошли к пристани Феодосии бесшумно и одновременно. Первым на крымскую землю, на снежный причал выскочил краснофлотец Евтушенко. Его автоматная очередь по немецким часовым, ходившим вдоль причала, была первым выстрелом, который разбудил город.

Это было дерзко и неожиданно. Катера подошли вплотную. Карабкаясь по скользким, обледеневшим плитам, один за другим выскакивали из них на феодосийский мол краснофлотцы. Высадка была встречена огнем, люди понесли потери, но добравшись до долгожданной крымской земли, они были настоящими чертями. Они зацепились за берег и теперь знали только одно: отдай Феодосию — и точка!

немецкая оккупация, оккупация Крыма

Впереди высилась каменная стена порта. До нее должен был добраться передовой отряд и, захватив ее, держать ценой жизни, ценой смерти, — какой угодно ценой, — до высадки пехоты. Евтушенко с горстью краснофлотцев бежал к стенке, пробираясь между развалинами взорванных складов. В одном закоулке они наскочили на семерых немцев:

Сдавайтесь! — закричали немцы.

— Есть сдаваться, — с веселым бешенством крикнул Евтушенко и, хотя немцы были совсем рядом, тут же швырнул им под ноги со всего маху последнюю драгоценную «лимонку».

Старшина Кузенко пошел со своими ребятами к портовой стенке напролом. Перед ним не было складов, было чистое место — лед и камни, по которым, как спички, чиркали немецкие пули. Вместе со Спондайко и Крюковым он добежал до стенки. Дотянувшись до верха ее, выглянул и увидел, что по той стороне бежит кучка немцев. Стена была слишком высокой. Тогда украинцы, смышленые парни, не первый раз попадавшие в переделку, с грохотом подкатили к стенке пустую железную бочку. Кузенко вскочил на нее и швырнул первую гранату. Вслед за ней он бросил их еще двенадцать. Двое заряжали и подавали ему гранаты снизу, а он бросал их смаху, с грохотом под ноги немецким автоматчикам. И эти 13 гранат были для немцев действительно чортовой дюжиной. 50 трупов, замерзших и скрюченных, нашли потом утром у стены в том месте, где с другой стороны ее стояла железная, пробитая пулями, бочка.

Вперед, вперед и еще вперед шел старшина первой статьи Патусин. Яростно бил он немцев из автомата, бил за все: за родную Одессу, которую мы еще отоб’ем, за свою кровь, пролитую там, за свою старую рану, которая еще давала о себе знать. Хромая и на ходу стреляя из автомата, тяжело переваливаясь, пятная кровью снег, шел к портовой стенке краснофлотец Камбиев, тяжело раненый в ногу. «И хромой дойду, и хромой дойду», — тяжело дыша, повторял он самому себе сквозь зубы и стрелял в немцев, крича старые русские слова, которые не печатаются в книгах, но которые, по общему свидетельству, очень помогают, когда идешь в атаку.

Это были добровольцы-моряки. Они первыми вернулись в Крым. Их вели двое храбрых людей — командир азербайджанец Айдинов и комиссар русский Пономарев. Огонь был жесток, и как бы там ни было, но брать города с моря — нелегкое дело. Трудно было преодолеть короткое расстояние до портовой стенки. Смертью храбрых погибли, не дойдя до нее, старшина Иванников, Кочетков, Шаврин, Пермяк. Смертью храбрых погибло несколько моряков, которых отнесло ветром к селению Сариголь. Они высадились, русские ребята, не знающие страха, на прибрежных, занесенных снегом камнях. Они были окружены, они дрались до последнего патрона и умерли молча, стиснув зубы, как и подобает умирать людям, ценой жизни вершок за вершком отвоевывающим обратно землю своей родины.

Но ничто не могло удержать краснофлотский натиск. Люди взяли стенку, они перескочили, переползли через нее и ринулись дальше в город по черным, оглохшим от выстрелов, улицам. Они брали дом за домом, квартиру за квартирой. Они врывались наверх по узким лестницам, они дрались на лестницах, в передних, в комнатах. И каждый из них стоил десяти, потому что они знали только одно: отдай Феодосию — и все!

В эту ночь в городе трудно было взять «языка». Три раза давал командир Блинов приказание привести к нему офицера и три раза возвращались к нему с пустыми руками.

— Не могу, — говорил стоя перед командиром рослый моряк, — без каски, с обмотанной кровавым платком головой, — не могу увидеть его и не убить. Сколько моих товарищей погибло, а я его в живых оставлю. Как хотите, товарищ командир, а нет у меня такой силы, чтобы в живых его оставить. В четвертый раз послал командир за «языком» двух старшин — Ткача и Геброва. Они ворвались в дом на Итальянской улице — дом, у ворот которого, не прячась, не боясь пуль, стояла простоволосая старая женщина и звала войти, войти и убить, — она так и говорила с ненавистью, — убить троих офицеров, которые прятались в этом доме.

Ткач и Гебров ворвались в квартиру. Они были встречены выстрелами. Два немецких офицера, решивших умереть с оружием в руках, через полминуты получили все, что они хотели. Переступив через их трупы, Ткач и Гебров вошли в следующую комнату. Третий немец, полуголый, в одном белье, лежал под кроватью; на спинке стула висел его френч с капитанскими погонами и железным крестом; в разбитое окно на пол задувало снег. Краснофлотцы вытащили немца из-под кровати. Он был смешон, этот долговязый человек в шелковых кальсонах, дрожащий от холода и покрытый снегом, сыпавшимся из разбитого окна. Так его и привели, первого «языка», взятого в плен в Феодосии.

Моряки все вперед и вперед пробирались по улицам, а сзади уже гремела канонада. Уже с боевых кораблей, пришвартовавшихся прямо к молу, высаживалась пехота майора Андреева. Пробравшись через улицы, забитые машинами, через дворы, со всех сторон простреливаемые автоматчиками, она ринулась дальше — за город, в горы, туда, куда бежали отступающие немцы. Пехота рвалась дальше в Крым. В Крым, на землю которого она вступила сегодня, и который скоро возьмет весь без остатка.

Светало. Комиссар отряда Пономарев шел по одной из прибрежных улиц к себе, в только что отбитую комендатуру. Теперь он стал хозяином города, он должен был налаживать в нем власть. Он шел, хозяйским оком оглядывая стоящие у под’ездов немецкие штабные машины и не обращая внимания на еще повизгивавшие то здесь, то там пули. Он уже привык к их звуку. Люди выходили из подвалов. На улице Ленина к комиссару, большому, широкоплечему человеку, обвешенному оружием и гранатами, подошла худенькая десятилетняя девочка.

— Дяденька, — сказала она, — а можно теперь галстук опять носить? У меня вот тут «будь готов» есть.

Разжав маленькие замерзшие синие пальцы, она показала комиссару лежавший на ладони крошечный пионерский значок — зажим для галстука.

— Можно, — сказал комиссар, — теперь все можно.

Он хотел что-то еще добавить хорошее, ласковое, но вдруг вспомнил, что он — комиссар города, что на улицах еще стреляют, что он должен вернуть сюда советскую власть. Махнув рукой, тяжело переступая через валявшиеся трупы немецких солдат, он быстрее зашагал к зданию комендатуры. // Константин Симонов. ФЕОДОСИЯ. (По телеграфу).
________________________________________________
К.Симонов: Солдатская слава ("Красная звезда", СССР)
К.Симонов: Русское сердце* ("Красная звезда", СССР)


**************************************************************************************************************************************************
Каждый бой сделать боем на уничтожение врага. Не упускать немцев, не давать им закрепляться, истреблять оккупантов беспощадно!

☆ ☆ ☆

У ленинградских летчиков

ЛЕНИНГРАД, 8 января. (По телефону от наш. спец. корр.). Вчера авиация Ленинградского фронта активно действовала по немецким войскам и военным об'ектам. Выполняя боевые задания, летчики имели несколько встреч с истребителями противника и вели с ними воздушные бои.

Звено истребителей N авиачасти производило разведку железнодорожного участка. Оно подверглось нападению 15 «Мессершмиттов». Летчики Жариков, Николаев и Добрецов, несмотря на пятикратное численное превосходство противника, смело вступили в бой. Младший лейтенант Николаев в первой лобовой атаке сбил одного стервятника. Со вторым фашистом искусно расправился младший лейтенант Добрецов. Лейтенант Жариков вел бой с двумя «Ме-109» и сбил одного из них.

На помощь трем отважным летчикам были посланы четыре скоростных истребителя, выполнявших боевую задачу в другом секторе фронта. Встретив группу «Me-109», четверка наших истребителей, возглавляемая лейтенантом Гапоновым, атаковала их. В результате скоротечного боя наши летчики сбили еще два фашистских самолета.

Бомбардировщики части тов. Парфенюка, взаимодействуя с истребителями тов. Баранова, произвели несколько вылетов на бомбежку железнодорожных эшелонов противника. На станции N они разбили 8 вагонов и были атакованы у цели пятью «Мессершмиттами». Один «Ме-109» сбит нашими истребителями прикрытия, остальные рассеяны.

Во второй вылет летчики атаковали железнодорожный состав на станции. Бомбы легли в центр состава. Разбиты 5 вагонов и железнодорожный путь. На этот раз истребители прикрытия вели бой с девятью «Ме-109» и два из них сбили. // Капитан П.Арапов.

☆ ☆ ☆

ИСТРЕБИТЕЛЬ ТАНКОВ ВАСИЛИЙ ПУТЧИН

БРЯНСКИЙ ФРОНТ, 8 января. (От наш. спец. корр.). Политуправление фронта издало массовым тиражом книжку Василия Путчина «Опыт истребителя танков». Автор книжки — рядовой боец истребительного отряда. У него богатый опыт. За несколько месяцев он вывел из строя 37 неприятельских танков.

Просто и убедительно рассказывает славный боец о том, как он подрывает и сжигает немецкие танки. «Признаться, — пишет он, — когда я впервые столкнулся с вражескими танками, у меня твердой уверенности не было. Страх одолевал, когда танки приближались к нашим окопам».

Но уже после первого боя, в котором Путчин связкою гранат подорвал гусеницы неприятельской машины, он убедился, что вражеский танк не страшен, особенно если находиться совсем близко от него, в «мертвом», непростреливаемом пространстве.

Став истребителем, Путчин обстоятельно изучал уязвимые места вражеских машин. После боя он внимательно осматривал подбитые танки и пришел к выводу, что для пехотинца зажигательная бутылка — хорошее средство борьбы с ними. Он подробно рассказывает, как надо выбивать и оборудовать место для засады.

Опасное дело истребителя танков требует не только смелости, но и твердой руки, точного расчета. А эти качества появляются в итоге постоянной тренировки. Путчин пишет, что он каждый день тренируется.

«Всюду за собой я вожу двухкилограммовую гирю и деревянное кольцо диаметром немного больше, чем пулеметный диск. Кольцо подвешиваю где-нибудь на высоте около полутора метров и бросаю в него с разных дистанций гирю. Тренируюсь до тех пор, пока не сделаю десять попаданий».

Такой метод тренировки в отряде называют «игрой в кольцо». «Некоторые мои товарищи, — пишет Путчин, — вначале пренебрегали этой «игрой». Теперь так тренируются все наши истребители. Результаты говорят сами за себя. Красноармейцу Долгих первое время не удавалось поджечь ни одного вражеского танка, а сейчас у него промахов нет».

Путчин и его товарищи не ждут, пока немецкие танки появятся перед ними. Они идут в разведку, ищут танки и уничтожают их.

Богатый опыт Василия Путчина — замечательный пример для других. На опыте лучшего истребителя танков учатся тысячи и тысячи бойцов фронта. // В.Коротеев.

________________________________________________
Злодеяния немцев в Крыму* || «Правда» №288, 15 октября 1942 года
К.Симонов: Предатель* || «Красная звезда» №8, 10 января 1942 года
М.Мержанов: В освобожденной Феодосии || «Правда» №7, 7 января 1942 года
Зверства немцев в Крыму: Симферополь, Ялта, Евпатория* || «Красная звезда» №81, 7 апреля 1942 года

Газета «Красная Звезда» №7 (5071), 9 января 1942 года
Tags: 1942, Константин Симонов, газета «Красная звезда», зима 1942, январь 1942
Subscribe

Posts from This Journal “зима 1942” Tag

  • Подвиг командира орудия Витлосемина

    « Красная звезда» №18, 22 января 1942 года Умножим наши усилия в борьбе с немецкими захватчиками! Все для войны! Все для фронта! Все для победы!…

  • Смерть фашистским людоедам!

    « Комсомольская правда» №13, 16 января 1942 года РОДИНА ПРИКАЗЫВАЕТ: ВПЕРЕД, НА ЗАПАД! СЫНЫ ОТЧИЗНЫ! УПОРНО И НАСТОЙЧИВО ОЧИЩАЙТЕ РОДНУЮ ЗЕМЛЮ…

  • Превращения генерала Эбельгарта

    А.Калинин, Б.Вакулин || « Комсомольская правда» №9, 11 января 1942 года Миллионы боевых подарков — фронту! Отвечайте на призыв автозаводцев…

  • Варвары

    « Комсомольская правда» №10, 13 января 1942 года СМЕРТЬ ФАШИСТСКИМ ВАРВАРАМ! Советские люди никогда не забудут зверств, насилий, разрушений и…

  • Показания мертвых

    Л.Ганичев || « Правда» №12, 12 января 1942 года Президиум Верховного Совета СССР наградил орденами и медалями славных танкистов Красной Армии.…

  • Стальная гвардия

    « Правда» №12, 12 января 1942 года Президиум Верховного Совета СССР наградил орденами и медалями славных танкистов Красной Армии. Советские…

  • Чудовищные зверства фашистов в Керчи

    « Комсомольская правда» №6, 8 января 1942 года Народы Советского Союза сплотились против ненавистной германской угнетательской армии в…

  • Молодые патриоты, не забудем и не простим фашистам из злодеяний!

    « Комсомольская правда» №6, 8 января 1942 года Народы Советского Союза сплотились против ненавистной германской угнетательской армии в…

  • «Известия», 3 января 1942 года

    Е.Кригер || « Известия» №2, 3 января 1942 года На фронтах великой отечественной войны наши доблестные полководцы — командиры и комиссары…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments