Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Традиции 28 героев

«Красная звезда», 27 августа 1942 года, смерть немецким оккупантамП.Логвиненко || «Красная звезда» №201, 27 августа 1942 года

Перейдя в наступление, наши войска на Западном и Калининском фронтах прорвали оборону противника и отбросили его на 40—50 километров. Освобождено от немцев 610 населенных пунктов. Захвачены большие трофеи. Количество убитых немецких солдат и офицеров достигает 45.000 человек. Воины Красной Армии! Стойко и храбро сражайтесь за свою честь и свободу. Крепче удар по врагу!



# Все статьи за 27 августа 1942 года.



(Из дневника политработника)

…Получены газеты, где опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении двадцати восьми павших героев.

28 панфиловцев, Красная звезда, 27 августа 1942 года

Через два-три часа мы проведем митинги в частях нашей дивизии. Вчитываюсь в газетные статьи, посвященные награде. Некоторые строки подчеркиваю красным, но и без того они врезаются в память: «Моральный дух, поднявший 28 гвардейцев на вершину героизма, был не даром судьбы, не минутной вспышкой отваги, а славным результатом терпеливого, упорного воспитания людей».

Эти слова я вношу в свою записную книжку и сразу вспоминаю боевых руководителей полка, ставшего родиной двадцати восьми, — командира Капрова и комиссара Мухамедьярова, вспоминаю отца нашей дивизии генерала Панфилова. Хочется рассказать, как они воспитывали героев, как создавались в дивизии традиции массового героизма, но взгляд невольно скользит по газетной странице, в тот угол, где чернеют крупные буквы: «На Юге». И мысли обращаются туда, к южным рубежам страны, где бойцы Красной Армии сражаются с танковыми дивизиями фашистов, где решается сейчас судьба родины.

И хочется крикнуть бойцам Юга: «Деритесь, как двадцать восемь! Сокрушайте танки, как их крушили под Москвой панфиловцы. Стойте насмерть, и враг побежит, как побежал от Москвы».

Я написал: «Стойте насмерть». Но, быть может, вернее было бы сказать: «Стойте на бессмертие».

Когда я вспоминаю о том, как мы, командиры и комиссары-панфиловцы, воспитывали людей, когда задумываюсь над самым главным, что я, политработник, узнал на войне, два слова приходят на ум — «Смерть и бессмертие».

Помню, как мы в нашем Толгарском полку, где я был в то время комиссаром, хоронили первого, убитого под Москвой панфиловца Масеяш Ефима Пантелеевича. Участники боя произносили слова горечи и гнева. Поднимая вверх оружие, бойцы клялись, что отомстят за жизнь товарища, геройски павшего во время дерзкого ночного налета на тыловую базу немцев. Мы несли его на руках к могиле. Мы отдали ему воинские почести.

Во всех ротах и взводах политработники говорили с бойцами о подвиге Масеяша, прославляя павшего героя.

Когда я рассказал Ивану Васильевичу Панфилову, как мы простились с первым нашим убитым, он спросил:

— А на родину, семье, вы написали? Письмо, товарищ Логвиненко, должно быть таким, чтобы не только сыновья, но и внуки и правнуки с гордостью показывали его. Бессмертье — вот награда тому, кто умирает смертью храбрых. Подумайте об этом, товарищ Логвиненко.

Эти слова нашего генерала запомнились всем нам. Подвиги, совершенные нашими воинами, мы, политработники, доводим до сознания каждого бойца и командира, и учим людей презрению к смерти, во имя победы.

В напряженной обстановке октября 1941 года, когда немцы, прорвавшись под Вязьмой, хлынули к Москве, когда на каждого панфиловца приходилось порой по десять-двадцать врагов, мы неустанно заботились о том, чтобы имена павших за родину стали бессмертными.

Таким стал в дивизии капитан Манаенко, который гранатами подорвал два фашистских танка и погиб в охваченном пламенем сарае, окруженный автоматчиками и танками врага, предпочитая сгореть в огне, но не сдаться немцам. Он был начальником штаба полка, где потом родились двадцать восемь, и погиб за месяц до 16 ноября — дня, который навеки прославлен подвигом горстки героев-гвардейцев во главе с политруком Клочковым-Диевым. О капитане Манаенко знала вся дивизия, о нем мы писали в газете, о нем слагали стихи, о нем рассказывали бойцам.

Это есть подлинное бессмертье: подвиг живет в памяти народа, слава подвига осеняет семью героя и наши боевые ряды.

И можно сказать, что ко дню 16 ноября, когда немцы начали второе наступление на Москву, такое бессмертье стало мечтой многих панфиловцев — победить врага даже смертью своей, чтобы жить вечно в памяти народа-героя.

16 ноября было не только днем двадцати восьми, но и днем массового героизма панфиловской дивизии, стоявшей насмерть против 5 фашистских дивизий, в том числе двух танковых.

Расскажу лишь о некоторых эпизодах этого исторического дня.

Немецкие танки устремились вперед разными дорогами. У раз’езда Дубосеково их остановили двадцать восемь героев. Второй отряд — 27 танков двигался с другой стороны Волоколамского шоссе, пытаясь выйти в тыл панфиловцам.

В деревне Строково был оставлен заслон — одиннадцать сапер во главе с младшим лейтенантом Фирстовым и политруком Павловым. Ни один не побежал, когда показались танки. Подбив несколько машин гранатами, они на целый день задержали здесь немцев.

Третья колонна танков в этот же день была остановлена взводом истребителей Толгарского полка, которые вошли в историю дивизии под именем семнадцати бесстрашных.

Эта группа танков тоже стремилась выйти в тыл дивизии. То был критический момент, когда мы только вышли из одного кольца танков, и враг снова хотел нас сдавить в тиски. Отражая вражескую атаку, я был принужден бросить последний резерв — выслал истребителей с гранатами навстречу танкам на дорогу близ села Мыканино. Я знал каждого из этих людей и был уверен в победе. Политрук Георгиев, возглавлявший взвод, уравновешенный и тихий человек, получив приказание, вынул из кармана партбилет и произнес:

— Товарищ комиссар, разрешите у вас оставить!

Я взял билет, раскрыл. С маленькой фотокарточки на меня глядели спокойные, открытые глаза. Я посмотрел на Георгиева — его взор оставался таким же и в этот момент. Протягивая билет Георгиеву, я сказал, почему-то назвав его по имени и отчеству.

— Вот что, Андрей Николаевич, эта красная книжка говорит о твоей принадлежности к непобедимой большевистской партии. Пусть она и в бою будет с тобой. Так будет сильнее!

Я поцеловал Георгиева. Через несколько часов я снова держал в руках его партийный билет. На нем запеклась кровь, окрасившая краешки внутренних листков. Теперь этот билет — его номер 2691175 — драгоценная реликвия панфиловской дивизии.

Политрук Георгиев погиб. Но танки не прошли. Четыре машины были взорваны гранатами, другие повернули назад.

Так сражались в этот день панфиловцы. Нехватит газетной страницы, чтобы перечислить все подвиги этого дня. И сейчас, когда мысли всей армии, всей страны обращены к Югу, хочется крикнуть туда словами поэта:

Она, гвардейская восьмая.
Врага уловки понимает.
Стоит, откуда б он ни лез, —
На всех путях наперерез.
И не возьмешь ее охватом,
Не обойдешь ее тайком.
Как будто место то заклято
Огнем, уменьем и штыком!


Пусть традиции 28 панфиловцев будут знаменем победы сегодня. Нужно сражаться с той стойкостью, которая дала им победу. Наше противотанковое ружье ныне гораздо сильнее, чем в дни битвы под Москвой. У нас больше оружия для борьбы с танками. И хотя враг напрягает все силы, мы должны остановить и погнать вспять немецкие бронированные машины. Нет большего счастья сегодня, чем защищать родину. И если придется за нее отдать жизнь, то нужно знать, что отчизна сделает бессмертными имена героев. Драться насмерть — это значит завоевывать бессмертие и побеждать врага. // Старший батальонный комиссар П.Логвиненко, начальник политотдела 8 гвардейской дивизии.


************************************************************************************************************
ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ. Немецкие танки, подбитые нашей авиацией под Ржевом. || "Красная звезда", 28 августа 1942 года.


Снимок нашего спец.фотокорр. О.Кнорринга
Красная звезда, 27 августа 1942 года


************************************************************************************************************
БРОНЕПОЕЗД ОТБИЛ НАСТУПЛЕНИЕ НЕМЕЦКИХ ТАНКОВ


ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 26 августа. (По телеграфу от наш. корр.). Стало известно, что большая немецкая танковая группа движется вдоль железной дороги по направлению к одной станции в районе Прохладный. На линию вышел бронепоезд под командой капитана Бородавко. Когда из-за леса показались 10 фашистских машин, пушки и пулеметы бронепоезда были мгновенно приведены в действие. Расчет сержанта Симоненко прямой наводкой уничтожил две машины.

Вторая группа фашистских машин следовала вдали от дороги. Капитан выслал на ближайшую высотку разведчиков-наблюдателей. Они протянули за собой линию связи и начали наблюдать. Вскоре сюда пришел капитан Бородавко. В стереотрубу он увидал до 20 немецких танков. На бронепоезд последовала команда — открыть огонь. Раздались выстрелы. Снаряды ложились по колонне. Эта танковая группа понесла урон и была рассеяна.

☆ ☆ ☆

БОЕВАЯ АКТИВНОСТЬ САПЕР

КАРЕЛЬСКИЙ ФРОНТ, 26 августа. (По телеграфу). Изо дня в день растет боевая активность сапер Карельского фронта.

Группа немецких разведчиков, скрытно двигаясь по лесу, пыталась подобраться к позициям части, которой командует тов. Внуков. Переходя через просеку, фашисты натолкнулись на минное поле, установленное саперами. Были убиты четыре немца и двое взяты в плен.

На минном поле, поставленном перед передним краем обороны саперами другой части, тоже взорвалась группа фашистов в восемь человек. Когда наши бойцы подбежали к месту взрыва, обнаружилось, что из этой группы осталось в живых только трое. Это были два финских солдата и немецкий офицер, которые также взяты в плен.

☆ ☆ ☆

КИРОВЦЫ ОБУЧАЮТ ИНВАЛИДОВ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

ТАНКОГРАД, 26 августа. (ТАСС). По-дружески встречает коллектив трижды орденоносного Кировского завода инвалидов отечественной войны, поступающих работать на завод. Благодаря правильно поставленному техническому обучению, бывшие фронтовики быстро осваивают сложные профессии, становятся квалифицированными рабочими. За успешное обучение инвалидов мастера и рабочие премируются.

Мастер Литвинов уже обучил работе на станках 11 инвалидов войны. Все они изо дня в день перевыполняют нормы. Мастер Ародин обучил 8 инвалидов, слесарь Хвостунов — пятерых.

Дважды был ранен в бою опытный производственник Смородин. Выйдя из госпиталя, он вернулся на завод. Смородин налаживает станки и одновременно обучает своих бывших товарищей по оружию — ныне товарищей по производству — сложным профессиям. За хорошую наладку станков и успешное обучение инвалидов дирекции завода премировала тов. Смородина.

☆ ☆ ☆

В ФОНД КРАСНОЙ АРМИИ

АШХАБАД, 26 августа. (ТАСС). С каждым днем растет хлебный фонд Красной Армии, создаваемый колхозниками Туркмении. Досрочно выполнили обязательства сельхозартели Тахта-Базарского и Бахарденского районов, завершают сдачу хлеба колхозы Кизыл-Арватского и других районов.

Десятки колхозов сдают зерно в фонд Красной Армии сверх плана. Так, колхоз «Первое мая», Кировского района, дополнительно привез на заготовительный пункт более 50 пудов, десятки пудов сдали сверх плана сельхозартели Геок-Тепинского района.

________________________________________________
А.Кривицкий: О 28 павших героях* ("Красная звезда", СССР)**
Награждение 28 павших героев* ("Красная звезда", СССР)***
Н.Тихонов: Слово о 28 гвардейцах* ("Красная звезда", СССР)
Памяти генерал-майора И.В.Панфилова* ("Красная звезда", СССР)

Газета мКрасная Звезда» №201 (5265), 27 августа 1942 года
Tags: 1942, 28 панфиловцев, август 1942, газета «Красная звезда», лето 1942
Subscribe

Posts from This Journal “28 панфиловцев” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment