Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Николай Тихонов. Город Ленина

«Красная звезда», 21 января 1942 года, смерть немецким оккупантамН.Тихонов || «Красная звезда» №17, 21 января 1942 года

Сегодня исполняется 18 лет со дня смерти отца нашего государства, основателя партии большевиков, великого гения человечества Ленина. Под знаменем Ленина, под руководством Сталина — вперед, на разгром немецких захватчиков!



# Все статьи за 21 января 1942 года.



В тот день, когда Ленин подписал декрет об образовании Красной Армии, отряды петроградских рабочих, партизан, бывших фронтовиков, матросов разбили на подступах к Петрограду немецкие войска, начавшие неожиданное наступление. На мглистых просторах, в снегах, в пороховом дыму родились первые красноармейцы.

«Красная звезда», 21 января 1942 года, В.И.Ленин и И.В.Сталин в Смольном

С этого дня Красная Армия всегда слышала голос ведущий и мудрый, — голос Ленина, всегда знала, что он с внимательной любовью, всесторонне следит за ее боевым путем, за ее трудностями и победами. И петроградский ее отряд — под его неусыпным наблюдением. Как петроградцы? Что петроградцы? Вперед, петроградцы! И когда петроградцы слали новые резервы испытанных бойцов на фронты, помогали фронту, он приветствовал горячо их новый почин.

Петроград порой переживал трудные времена. Как набат, звучало обращение ЦК партии: «Советская Россия не может отдать Петроград даже на самое короткое время!» Ленин слал на помощь петроградцам Сталина, и Сталин сокрушал врагов прекрасного города, гордости России. Победоносное знамя великого Ленина осеняло войска революции всюду оно было залогом победы.

Город стал носить имя великого учителя и вождя. Он свято дорожил этим именем. Ленинградские войска стояли на страже его, закрыв границы, зорко следя за происками врагов. Они разгромили линию Маннергейма, когда возникла опасность для Ленинграда.

Красная Армия знала, что она охраняет священный город, судьбу балтийского молодого флота, судьбу советского Севера, Арктики, судьбу и счастье и труд всех поколений ленинградцев, славу родины и ее будущее.

Когда, гремя и вопя, летом 1941 года ворвались в наши пределы безумные орды озверевшего Гитлера и мчались к Ленинграду, томимые жаждой легкой и богатой добычи, они не знали людей этого города, не знали его защитников. Казалось, что нет силы, которая остановит врага, — но сила нашлась.

Тревога прокатилась вокруг города, тревога подняла город на помощь фронту. В мокрых лесах, в болотах, на дорогах, в городках на подступах к Ленинграду закипели битвы, где бойцы отражали натиск превосходящих сил и умирали, исполняя долг воина и патриота.

И сквозь шум битвы, сквозь огонь пожарищ, звучали, как прежде, слова Ленина, гремевшие новым призывом:

«Мне незачем говорить петроградским рабочим и красноармейцам об их долге… Мы гораздо сильнее врага. Бейтесь до последней капли крови, товарищи, держитесь за каждую пядь земли, будьте стойки до конца, победа недалека! Победа будет за нами!»

В этой перекличке времен бойцы за Ленинград оправдали традиции своих славных отцов. Было очень тяжело. Ужасно тяжело. Враг рвался отовсюду, ошеломлял ураганным огнем, просачивался в тыл, сбрасывал парашютистов, бомбил с воздуха, бросал полчища танков, хотел все задавить и сокрушить.

Что было в душе бойцов в то время? Они горели яростью и ненавистью. Горстки храбрецов бросались против танков. Не имея достаточно противотанковых орудий, они сжигали их бутылками с горючим составом. Одна мысль жила в их уме, об одном тосковало их сердце: нельзя пропустить врага к городу Ленина. Неужели мы его пропустим в наш замечательный город?

Дух великого Ленина жил в сердцах этих храбрецов. Дух мудрый, упорный, непокорный и бесстрашный проникал в сердца и восстанавливал силы. Нет, врага не пропустим! Нет, города красы и радости, свободы и жизни не отдадим на растерзание злодеям!

Одно только слово, один этот священный звук — Ленинград — поднимал уставших, бодрил упавших духом, воспламенял сильных, к все они вместе шли в новые атаки. Они дрались день и ночь, и битва все ближе подходила к городу. Уже враг увидел с Дудергофской горы туманный очерк Исакиевского собора, он уже стал бить по Кронштадту...

Все напряженнее битва и все упорнее бойцы. Над городом гордо развевалось красное знамя, ленинское знамя. Ленинское слово жгло сердца. Оружия нехватало — город дал оружие. Бойцов нехватало — город дал бойцов. Фронт подошел вплотную. Город, не дрогнув, стал в линию фронта.

Враг стал с удивлением замечать, что по мере этого непонятного сопротивления силы защитников растут, отпор становится страшным и немецкие потери увеличиваются с каждым днем. И, поражаясь неведанным страхом, враг вдруг понял простую, но ужасную для него вещь: он остановлен! Ленинграда ему не отдадут. Ленинграда ему не видать.

Зверя из трущоб варварской Германии крепко ударили по голове. У него потемнело в глазах. Он лег на землю, он стал врываться в нее железными, окровавленными когтями. Так началась осада великого города. Враг вел атаки — на них отвечали контратаками. Враг бомбил мирное население, — его бомбы тушили женщины и подростки. Он обстреливал квартал за кварталом, — его обстрел презирали, и вражеские батареи очень скоро кончали свое существование под нашим огнем.

Над городом развевалось победоносное ленинское знамя, и молодые бойцы в блиндажах учились по его книгам в свободные минуты. Комната Ленина в Смольном была такая же простая, такая же, как тогда, — как будто он только вышел на военное совещание и сейчас вернется обратно, — такая же священная для всех людей свободного человечества, такая же недоступная для грабителей и убийц со свастикой. Ленинский дух, непокорный дух и неустранимый жил в героях обороны, не знавшей равной в истории народов мира.

Лишения, испытываемые ленинградцами, никто еще не переживал в той мере, в какой пережили они. Но город, где вспыхнул однажды неугасимым светоч, они прикрыли своей грудью, — город, где жил и творил гений Ленина, где он всюду и неотделим от жизни этих улиц и площадей и заводов, придавал им небывалое мужество. Жители города стали бойцами. Фронт стал бытом.

Бойцы изменились под Ленинградом, они уже другие, чем летом; они закалились, они умеют бить врага с расчетом, знают его волчьи повадки. Они стали непобедимы! Непобедимое знамя Лепила развевается над городом в шквальные зимние ночи, в морозный полдень, так же, как оно развевалось осенней августовской порой.

Пришли крутые морозы, захрустели снега, толстый зимний лед на деревьях радует колхозные сердца: какой урожай будет! — это верная старая примета. Толстый иней, он не обманет, будет высокий урожай.

Но сейчас наши бойцы, мстители за поруганную землю русскую, за раны, нанесенные великому городу Ленина, уже собирают, не дожидаясь осенней поры, свой урожай мести. Они расчищают поля от чужеземных сорняков — вонючий немецкий сорняк растет и на снегу. Эта пахари, скашивающие его целые клины, — истребители. Они работают дюже, по-народному, истово, до конца.

Идет кровавая битва. Растут герои, падают герои на груды сраженных вражеских тел. Новые герои встают на их место. Ленинград родит их, благословляет на подвиг, завещает хранить неприступный город.

Ленинские слова: «Будьте стойки до конца, победа недалека!» звенят серебряным звоном сквозь времена, и бойцы чутко ловят их. Они знают, что победа недалека. Но победу берут с боя, вместе с головой врага! И они возьмут победу. Город Ленина вздохнет широкой вольной грудью! Так будет! Сроки близки. Уже сказаны сталинские слова, бьющие в сердце, зовущие бойцов на решительный бой:

— Под знаменем Ленина — вперед, к победе! // Николай Тихонов.
________________________________________
Н.Тихонов: Ленинград в сентябре ("Красная звезда", СССР)
Н.Тихонов: Ленинград в октябре 1942 года ("Красная звезда", СССР)


************************************************************************************************************
СОВЕТСКИЕ ПАРТИЗАНЫ НАВОДЯТ НА ГИТЛЕРОВЦЕВ СТРАХ


СТОКГОЛЬМ, 19 января. (ТАСС). Скандинавское телеграфное бюро передает: Судя по сообщениям германских военных корреспондентов, советские партизаны наносят немцам большой урон. Против них пришлось мобилизовать все силы. Созданы специальные германские части для борьбы с партизанами. Германские солдаты с большим трудом борются против партизан, действующих в основном ночью. Партизаны вооружены тяжелыми и легкими пулеметами, автоматами, гранатами, винтовками с глушителями и т.д. Они располагают базами в лесах и глухих местах.

Агентство отмечает, что гитлеровцам приходится посылать против партизан специальные части с артиллерией, танками и авиацией. Кроме того, гитлеровцы вынуждены, боясь партизан, распылять свои силы на усиленную охрану дорог, мостов, складов, электростанций и т.д.

☆ ☆ ☆

«НЕМЦЫ НЕ ДОЛЖНЫ СПРАШИВАТЬ, КОГДА КОНЧИТСЯ ВОЙНА»
Новые выступления Геббельса

СТОКГОЛЬМ, 20 января. (ТАСС). Геббельс разразился за последние дни двумя речами в Гамбурге и Данциге.

В речи в Данциге Геббельс вынужден был сделать признание, что «решение о наступлении на Россию было принято независимо от того, отдают ли себе народные массы отчет в важности этого решения или нет». Признав, таким образом, что народные массы не желали войны против Советского Союза, Геббельс значительную часть двух своих последних речей посвящает «доказательству» того, что важнейшей «государственной задачей» каждого немца отныне становится — принимать на веру любое мероприятие, проводимое гитлеровцами внутри и вне Германии. И прежде всего, утверждает Геббельс, «теперь каждый немец должен считать своим элементарным политическим долгом не спрашивать, когда кончится эта война». Геббельс требует от населения Германии, чтобы оно занималось «очередными делами» и не проявляло интереса к вопросам, которые являются «компетенцией руководства империи».

В другой речи — в Гамбурге, Геббельс нападал на лиц, сомневающихся в необходимости войны с Советским Союзом. Геббельс заклинал гамбургское население «более трезво оценивать положение» и предупреждал его, что «нынешнее политическое руководство Германии» не допустит повторения забастовок на военных заводах Гамбурга, какие имели место в 1917 году. Геббельс пытался запугать население последствиями поражения Германии, заявив, что «если Германия проиграет войну, то будет проиграно все». Закончил Геббельс свою речь истерическими призывами «не терять под собой почвы».

☆ ☆ ☆

ГИТЛЕРОВЦЫ ПОДГОТОВЛЯЮТ НАСЕЛЕНИЕ К НОВЫМ ТРУДНОСТЯМ И ЛИШЕНИЯМ

СТАМБУЛ, 20 января. (ТАСС). Германские газеты продолжают предупреждать население о том, что его ожидают новые трудности и тяжелые лишения. «Огромные усилия, необходимые для восточного фронта, — пишет «Дас рейх» от 11 января, — дадут себя почувствовать в ближайшие же месяцы. Здесь от нас требуется такое военное и производственное напряжение, какого от нас не требовал еще ни один фронт в Европе».

Газета указывает далее, что армии нужны людское пополнение и огромные материальные средства. «Все, что имеется у населения лишнее, должно быть отдано для фронта. Отдаваемые вещи не должны завертываться в бумагу. Бумагу нужно экономить; она используется на фронте для вторых подметок и для защиты от холода. Бумагу, — поучает газета, — нужно беречь так же, как солдат на фронте бережет свое оружие».

Гитлеровцы серьезно озабочены тем, чтобы настроение германского населения не дошло до солдат на фронте. «Когда какая-нибудь группа или коллектив, — пишет «Дас рейх», — посылает что-либо на фронт, например, папиросы, книги или газеты, то пусть они пишут только три строки: привет, добрые пожелания и подпись. Не загружайте мысли наших людей разной вредной болтовней».

«Фелькишер беобахтер» помещает от 9 января письмо с фронта. «Мы привыкли к быстрым победам, — пишет автор письма. — Поход на Польшу пронесся, как молниеносная буря. Норвегия, Голландия. Бельгия, Франция, несмотря на отдельные серьезные бои, были легко покорены. В России же наш поход превратился в настоящую тотальную войну. В Норвегии, Голландии, Бельгии, Франции и Греции мы нашли сносные условия жизни. В России же мы встретились с фанатичной ненавистью».


************************************************************************************************************
Ленинград


Ленинград, Ленинград, наисмелый из смелых,
Величавый, суровый, кто не знает его?
Вот он, весь заснеженный, стоит под обстрелом,
Не сгибаясь, не дрогнув, не боясь ничего!

Он в дыму орудийном, но взор его ясен,
За войной и работой мы его застаем.
Он в легендах веков несказанно прекрасен
В несказанно великом геройстве своем!

Вкруг него непогода метелит лихая.
Бури небо таранят, вьюги бешеной вскрик...
И когда же он спит, плотно веки смыкая,
Иль немного подремлет, хоть на час, хоть на миг?

Никогда! — отвечаем для всех поколений,
Так сильна его доблесть и воля крепка,
Вот таким его создал в семнадцатом Ленин,
И таким он приходит в века и в веках!

Вечен он. Никакие тевтоны не выжгут
То, что здесь революция строит сама,
Ленин выбрал его непреклонного трижды...
И теперь, как тогда, шторм качает дома,

Но полотнища реют, как тогда, — небывало,
И любой переулок защищен, как редут,
И проспекты к врагу обернулись оскалом
Синей стали особой, довлеющей тут.

Город в битве, в отважном и долгом походе,
Не смыкая орлиных натруженных глаз,
Он, сметая преграды, вновь в бессмертие входит.
Мы — свидетели этому. Слава за нас!

Александр ПРОКОФЬЕВ. ЛЕНИНГРАД. (По телефону).

________________________________________________
Л.Славин: Лицо врага* ("Известия", СССР)**
Н.Тихонов: Кровь Ленинграда ("Красная звезда", СССР)**
А.Верт: Дух, движущий Россией ("The New York Times", США)
Вс.Вишневский: Немецко-финские детоубийцы ("Правда", СССР)**
Н.Тихонов: Мы отомстим врагу за кровь ленинградцев! ("Красная звезда", СССР)**

Газета «Красная Звезда» №17 (5081), 21 января 1942 года
Tags: 1942, Александр Прокофьев, Николай Тихонов, блокада Ленинграда, газета «Красная звезда», зима 1942, январь 1942
Subscribe

Posts from This Journal “январь 1942” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments