Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Е.Габрилович. Путь наступления

«Красная звезда», 18 января 1942 года, смерть немецким оккупантамЕ.Габрилович || «Красная звезда» №15, 18 января 1942 года

В течение 17 января наши войска, преодолевая сопротивление противника и отбивая на отдельных участках его контратаки, продолжали продвигаться вперед, заняли несколько населенных пунктов и в числе их Шаховская, Лотошино (районные центры Московской области).



# Все статьи за 18 января 1942 года.



(От специального корреспондента «Красной звезды»)

Немцы держались здесь больше месяца, защищая пути на Можайск. Несколько дней назад фронт их обороны был прорван. Именно здесь, возле этой крохотной деревеньки.

«Красная звезда», 18 января 1942 года

Деревенька стояла в «нейтральной зоне» между двух укрепленных линий — нашей и вражеской. В течение месяца ее осыпали снаряды, мины, по ее улицам пробирались разведывательные отряды. Многие дома разрушены, сожжены. Но в тех, что уцелели, заметны следы домашнего обихода, прерванного войной. Жители бросили дома, уехали, но деревенька осталась в «нейтральной зоне», и вещи сохранились в том виде, в каком их покинули хозяева: шкаф с посудой, недопитая кружка с замерзшей водой на столе, картошка от последнего ужина, детские куклы, стенные часы с застывшими мерзлыми стрелками, забытая трубка с табаком, корыто, хозяйские фотографии — невеста с фатой, жених в галстуке, с гладко примазанной головой: дело, видимо, давних дней.

Так сохранились вещи под градом снарядов, в самой гуще войны, как если бы застыла внезапно жизнь, остановленная чьей-то рукой.

Место прорыва вражеских укреплений видно совершенно отчетливо: раздробленные снарядами проволочные заграждения, окопы с трупами немцев, разбитые пушки, минометы. Все это уже посыпано легкой порошей и тоже кажется чем-то давно прошедшим.

Настоящее — это движение вперед. Прорвав укрепления, наши войска устремились на запад. По дорогам, заваленным снегом, расчищаемым сотнями лопат, только что освобожденным от мин, идут нескончаемые колонны. Машины увязают в снегу, их вытаскивают, проталкивают. Вперед! Вот застрял в снегу грузовик. Бойцы идущих сзади машин спешат ему на выручку. Короткие слова команды, колеса буксуют, снежный вихрь залепляет глаза, оседает на шапках, на полушубках, и грузовик, свирепо жужжа выползает на верный путь. Его экипаж взбирается на площадку. Вперед!

Мосты взорваны врагом. Их восстанавливают, чинят, — брызги щепок летят из-под топоров. Связисты тянут провод, миноискатели шарят по обочинам, лепешки и цилиндрики извлеченных мин лежат поодаль, огражденные надписями на досках, прибитых к шестам: «Внимание, здесь мины!»

Но еще не все мины выловлены. Раздается взрыв, рыжий дым взлетает над дорогой. Мина! Санинструктор делает раненому первую перевязку при свете автомобильных фар.

Дробь выстрелов порой прорезает воздух: в лесах засели отдельные немецкие автоматчики, обстреливающие дорогу. Отряды наших лыжников скользят по снегу, среди белых деревьев: на охоту за автоматчиками. А колонны идут и идут. Движутся пушки, минометы, тягачи, гаубицы, проходят рации, дымят кухни. Вперед!

Быстро темнеет, короткий зимний день на исходе, загорается первая звезда, за ней другая, третья, и вот уже весь синий, темнеющий небосклон сверкает и искрится звездной россыпью.

В штабном автобусе горит яркая лампа, за окнами слышен гул проходящих колонн. Несколько командиров склонилось над картами. Полковник беседует по телефону со штабом передовых частей. Слышны отдельные фразы:

— Пункт В. занят вами? Так. Подожжен неприятелем? Так. Приближаетесь к 3.? Так.

И он дает приказания условным кодом, называя цифру за цифрой.

Приводят пленного. Он низкорослый, щуплый, обвязан по глаза каким-то шарфом, руки забинтованы — обморожены. Едва развязав шарф, он начинает бормотать по-русски:

— Я — австрийцы... Я — австрийцы… Австрийцы…

Впрочем, это все, что он знает по-русски. В дальнейшем он об'ясняется при помощи переводчика. Охотно рассказывает о расположении своей части, о ее маршруте. Настроение в германской армии? О, паршивое настроение! Холодно? О, холодно, как холодно!

И он начинает ругать пруссаков.

— Чтоб они сдохли, проклятые! Во всем они виноваты. Чтоб они провалились. Их ненавидят даже баварцы.

— Но ведь Гитлер — австриец.

— Гитлер австриец? Нет, нет, он пруссак, пруссак.

И он продолжает:

— Мы хороший народ, мы работали и пели наши песни, и любили своих невест, но пришли пруссаки с Гитлером и отняли у нас наши песни и наших невест. Чтобы они сгнили, проклятые!

Впрочем, и этот молодчик — не промах. У него нашли часы советского производства, браслет, золотое кольцо. Скромно потупившись, он сознается, что отнял все это у гражданки в Дорохове.

— Но я не убил ее, — бормочет он. — Не убил, честное слово.

И вновь монотонно повторяет свое:

— Этому нас научили пруссаки… пруссаки.

Ночью под'езжаем к деревне. Зарево ее пожаров видно издалека. Дымятся дома, огонь пробегает по стропилам, по которым катятся струи тающего снега.

В одном из уцелевших домов размещается только что прибывший медсанбат: спешно сгружаются с машин койки, медикаменты, ящики с инструментарием. Хлопотливые девушки в теплых шапках с красными звездами оборудуют операционную комнату. Вот и первый транспорт раненых. Врач делает перевязку высокому, широкоплечему красноармейцу, раненому в плечо. Красноармеец только что вышел из боя, глаза его блестят. Он рассказывает о том, как штурмовали деревню. Немцы сильно укрепились здесь, надеясь сдержать наше наступление. Их обошли лесом, на лыжах, и ударили с тыла.

— Командир нам говорит: «Вы подползите тишком да зацепитесь за первый сарай, а мы доделаем остальное...» Ладно… Поползли. Михеев как дал очередь в дверь. Видим, фрицы повскакали, галдят. Я размахнулся противотанковой гранатой. Жах! О, мать моя, весь сарай кругом пошел... Ауф видерзейн, гуте нахт! Никто не выскочил. Мы на огороды, ко второму сараю. Тут на меня выскочили двое. Прямо — впритирку, к носу. Я их штыком и прикладом. Убил.

— Кого?

— Да, надо думать, обоих…

...Выходим на улицу. Ночь. Звезды светят так ярко, что видны не только дома, но даже опушка туманного снежного леса. Гудят машины — нескончаемой вереницей движутся войска. Наступление. Армия на колесах.

На западе зарево: будто воспален синий безоблачный горизонт. Слышна канонада. Там идет бой. Там от деревни к деревне продвигаются наши бойцы. Они гонят врага от Москвы, они сражаются днем и ночью и в короткие часы отдыха спят, прикорнув на снегу: наступление, нет времени рыть землянки. Спят под синим январским небом, положив под руку винтовку.

И снова идут среди снежных полей, под минами, пулями и снарядами, в багровых огнях пожарищ. Вперед! // Е.Габрилович. ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ.
___________________________________________________
К.Симонов: В башкирской дивизии* ("Красная звезда", СССР)
П.Трояновский: Южнее Краснодара* ("Красная звезда", СССР)


**************************************************************************************************************************************************
Мощным артиллерийским наступлением поддерживать и развивать успех наступления остальных родов войск. Без остановок гнать врага, уничтожать его!

☆ ☆ ☆

Забота об инвалидах отечественной войны

НОВОСИБИРСК, 17 января. (По телеграфу от наш. спец. корр.). Районные и городские отделы социального обеспечения Сибири проявляют большую заботу об инвалидах отечественной войны. В эвакогоспитале по инициативе городского отдела социального обеспечения организован кружок по обучению раненых портняжному ремеслу. 32 человека уже закончили учебу и направлены на работу. В другом эвакогоспитале 60 красноармейцев и младших командиров, получивших увечья, обучаются на курсах счетоводов.

В Анжеро-Судженском интернате на курсах счетоводов обучается 100 раненых бойцов и командиров. В Томске 20 инвалидов, обученных счетоводному делу, направлены на работу в колхозы.

Несколько дней назад отдел социального обеспечения Новосибирской области произвел обследование производственных и материально-бытовых условий инвалидов отечественной войны, устроенных на работу. Установлено, что все инвалиды обеспечены квартирами, мебелью, бельем, высокооплачиваемой работой:

Красноармейца Сусанова, получившего увечье, устроили на работу в областной страхкассе на должность инспектора с окладом 600 рублей в месяц. Его обеспечили квартирой и бельем, единовременным пособием в размере 200 рублей. Инвалидам отечественной войны Блохину, Сластенову и ряду других назначена пожизненная пенсия в размере 300 рублей в месяц каждому.

☆ ☆ ☆

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛЕГАЦИИ УЗБЕКИСТАНА С ЗАПАДНОГО ФРОНТА

ТАШКЕНТ, 17 января. (ТАСС). В Ташкент возвратилась делегация трудящихся Узбекистана, которая на Западном фронте передала бойцам и командирам новогодние подарки. Руководитель делегации — председатель Президиума Верховного Совета Узбекской ССР тов. Ю.Ахунбабаев рассказал корреспонденту ТАСС:

— Через запорошенные поля, станции и города мчался наш эшелон к Москве. В столице нас ожидали представители Западного фронта. Мы обняли их, как родных, как братьев. Мы сказали им, что узбекский народ, как и все народы Советского Союза, вместе с любимой Москвой, вместе с героической Красной Армией. Новогодние подарки были розданы в частях Говорова, Рокоссовского, Захаркина. Каждый боец, принимая подарок, клялся, что будет бороться до полного разгрома врага. Мы видели освобожденные от озверелых полчищ фашистов селения и города, десятки танков, сотни автомашин, противотанковых орудий, брошенных немцами в беспорядочном бегстве.

* * *

Делегаты выступят на крупнейших предприятиях города с отчетами о поездке.

________________________________________________
И.Эренбург: Наступление продолжается ("Красная звезда", СССР)
В.Гроссман: Направление главного удара ("Красная звезда", СССР)
Наше наступление в районе Сталинграда ("Красная звезда", СССР)**

Газета «Красная Звезда» №15 (5079), 18 января 1942 года
Tags: 1942, Е.Габрилович, газета «Красная звезда», зима 1942, январь 1942
Subscribe

Posts from This Journal “январь 1942” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments