Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

П.Павленко. Весенний перелет

«Красная звезда», 23 апреля 1942 года, смерть немецким оккупантамП.Павленко || «Красная звезда» №95, 23 апреля 1942 года

Во-время разгадывать оперативные и тактические замыслы воздушного противника. Срывать их в самом зародыше, не давая фашистам никакой инициативы в воздухе.



# Все статьи за 23 апреля 1942 года.



(От специального корреспондента «Красной звезды»)

«Красная звезда», 23 апреля 1942 года

Только недавно пролетели домой журавли. За журавлями потянулись и первые весенние фрицы. Они понимают «весеннее наступление» Гитлера, как «наступление в плен».

— Плен ближе к дому, чем могила, — говорят они резонно.

Вот два весенних путешественника, две первых ласточки большого перелета, о котором день и ночь мечтают гитлеровские солдаты.

Пауль Порумбак, сын шахтера из Восточной Германии, проделав поход во Францию, получил, наконец, осенью прошлого года отпуск домой. Он ехал, полный шовинистического восторга. Ему было что рассказать своим. Он видел поруганную Францию, обнищавшую Бельгию, кутил в голодном, но все еще «шикарном» Париже. Ему казалось, что он здорово воевал и что Германия может вечно гордиться своими солдатами.

Он пересек всю Германию, чтобы добраться до дому. Сначала он рассказывал в поездах небылицы о собственных подвигах, но когда его стали перебивать вопросами, есть ли в Париже масло и почем оно, и можно ли купить там обувь, он замолк. Он почувствовал, что Германия интересуется только хлебом и маслом, а не победами. Когда немцу говорят о захваченном городе, он первым долгом спрашивает, есть ли там мыло. Германию интересовали только те победы, которыми можно пообедать или помыться, и Германия никак не желала гордиться своими солдатами, которые пьют и жрут в свое удовольствие, заставляя страну голодать и мерзнуть.

Из окна вагона Пауль Порумбак видел только голод и уныние. Дети были бледны, женщины заплаканы и плохо, неряшливо и грязно одеты.

И впервые мелькнуло в голове Порумбака, что, пожалуй, никогда не было для Германии несчастья, более трагического, чем эти эфемерные победы, поставившие на колени почти всю Западную Европу, но свалившие на четвереньки и самого «победителя».

Порумбак пробыл дома всего несколько дней, не желая об’едать старуху мать. В холодную осень она ходила босой, впервые за всю жизнь. До войны, как ни плохи были шахтерские дела, на одежду и обувь все же хватало, а сейчас Порумбак не мог достать матери даже подержанных ботинок, потому что шла как раз кампания по сбору теплых вещей для армии, и за торговлю старьем приговаривали к расстрелу.

Радио Геббельса тарахтело о победах и о том, что Германия теперь самая богатая страна в мире.

Пауль Порумбак прервал свой отпуск и был отправлен, как опытный, обстрелянный солдат, на советско-германский фронт. Он проехал через нищую, голодную Румынию, видел разграбленную Одессу и сожженные села Украины, а в Николаеве самолично убедился в том, каков тот «новый порядок», который Гитлер обещает славянам: он видел массовые расстрелы женщин, детей и стариков. Картина разнузданного буйства произвела на него тяжелое впечатление.

— Мы обмануты Гитлером, — подумал он.

пленные немцы, немецкие военнопленные, немцы в плену, немцы в советском плену, немецкий солдат

Пешком — в составе маршевого батальона — прибыл он зимой в Крым для пополнения потрепанной 132-й пехотной дивизии. Незадолго до его прибытия один батальон 436-го полка вовсе перестал существовать, а в ротах других полков насчитывалось по 30 человек. Ничто не напоминало тут Францию.

В канун нового года 132-я дивизия, наспех укомплектованная прибывшими резервами, была спешно двинута на Керченский полуостров для отражения советского десанта. На марше Порумбак принял твердое решение — сдаться в плен. Поездка домой и все пережитое в тыловой Германии, все виденное в оккупированных советских областях, наконец, рассказы солдат о тяготах этого фронта убедили его, что из всех мыслимых наступлений самое реальное — «наступление» в плен.

В Карасубазаре Порумбак отстал от своей колонны и добрый месяц скитался между Карасубазаром и Симферополем, якобы разыскивая свой полк. Таких, как он, были сотни. Жители помогали им скрываться и показывали безопасные дороги. Несколько раз Порумбак приближался к фронту и поворачивал обратно. Он носил в сапоге две советских листовки и два пропуска в плен, и все же не решался сделать последний шаг. Но в Карасубазаре, ночуя в русской семье, где кое-как говорили по-немецки, он узнал совершенно точно, что с пленными большевики обращаются вполне гуманно, и тут отпали его последние сомнения. Поутру с оружием в руках он сдался красноармейцам-разведчикам.

При опросе он говорит твердо, чеканя слова:

— Хочу помочь, чем могу, скорее покончить с этой проклятой войной. Я готов выступить перед микрофоном с призывом к нашим солдатам. Я готов оказать любые услуги для быстрейшего окончания губительной для Германии войны с русскими. Я понял, что им — он тычет пальцем назад, за плечо (т.е. Гитлеру и его своре) — все, а нам пуля. Я хочу, чтобы было наоборот.

Второй из оболваненных — живописец вывесок Бруно Кнюппель, солдат еще более высокого класса. Он участвовал в войне с Польшей, был в походе на Париж, сражался в Греции. У него железный крест, значок за участие в трех атаках и второй значок за ранение. Он из тех, кого можно назвать «старой гвардией» немецко-фашистской армии.

Прибыв 3 августа на советско-германский фронт, он спустя два дня был ранен и отправлен на излечение в Румынию. Раненых немцев избегали завозить в Германию, чтобы не портить настроения в тылу. Страна ведь знала только о «блестящих победах» фашистского оружия. Раненым говорили, что вагоны нужны для подброски резервов и боеприпасов, а до Румынии ближе, чем до Германии, и кроме того климат здесь гораздо мягче.

Климат был и в самом деле мягкий, но питание весьма сурово и скудно. В госпиталях никто не залеживался. В сентябре прошлого года Бруно Кнюппель уже маршировал по городу Николаеву. Так же, как и Порумбак, Кнюппель увидел здесь много ужасов. Он был свидетелем зверств над детьми и женщинами. Видел, как горят села, как разрушаются любовно собранные музеи и библиотеки. У него было время обдумать «новый порядок», когда он шел по осенней грязи из Николаева в Крым.

В Крыму он опять увидел расстрелы и грабежи.

Население уходило в горы. Села были пусты, поля и сады заброшены. В трех селах, расположенных одно за другим, остались две собаки и кошка. Солдаты знали это точно, потому что много дней охотились за этой последней дичью. Псы перешли на ночную жизнь и ни за что не давались в руки. В одной крымской деревне между Симферополем и Алуштой Кнюппель рылся в куче книг, сваленных на улице, и был удивлен, обнаружив среди них немецкие и английские словари, хрестоматии. В этой деревушке ребята изучали иностранные языки. Он не поверил бы, если б не видел сам.

Когда он рассказал об этом женщине-врачу в Симферополе, она, косо взглянув на него, сказала вполголоса:

— У нас, в Советском Союзе, каждый имеет возможность учиться. Мы хорошо жили, пока вас не было.

И он понял, что женщина эта, рискующая жизнью за свою откровенность, говорит правду. Поняв это, он сказал самому себе, что и сам он жил лучше, пока не побывал в Польше и в Греции, пока не видел ужасов, творимых на Украине. В феврале, как только выдался случай, он сдался в плен.

Он стоит, медленно поглаживая рукой гладко зачесанные волосы, точно массирует, разминает слежавшиеся, скомканные мысли, и говорит медленно, как говорят наедине с собой.

— Я даю эти показания не по слабости характера и не потому, что я трус. Я нарушаю свою присягу сознательно. Нас обманули. Мы не знаем, зачем сюда пришли и за что воюем. Поэтому я считаю себя обязанным откровенно давать показания. Я стою перед вами не как изменник родине, а как солдат, обманутый командирами…

Вот как заговорили весной кадровики Гитлера. Что ж, лиха беда начало. Из советского плена им до дому действительно ближе, чем из могилы. Это они в конце концов поняли. // Бригадный комиссар П.Павленко. КРЫМ. (По телеграфу).


********************************************************************************************************************
Действия наших танков должны быть тесно увязаны с действиями пехоты, артиллерии, авиации. Боевой контакт между ними — залог успеха в борьбе с мотомехвойсками врага

☆ ☆ ☆

Ночные налеты истребительного батальона

Наш истребительный батальон со времени своей организации совершил 36 ночных налетов на села, деревни и хутора, занятые врагом. При этом было убито 2.070 фашистских солдат и офицеров, захвачено большое количество оружия, боеприпасов и другого военного имущества.

Опыт показал, что для успеха ночных налетов необходима прежде всего тщательная дневная и ночная разведка населенного пункта. Главная цель ее — обнаружить слабое звено в системе вражеской обороны. Важно также разработать во всех деталях план ночного боя и добиться внезапности нападения. Вот характерный пример такого налета.

Одно село, находящееся на скрещении шоссейной и грунтовой дорог, представляло собою важный в тактическом отношении опорный пункт немецкой обороны. Противник, обороняя его длительное время, создал тут довольно прочные позиции. По восточной и северо-восточной окраинам села тянулась сложная система противотанковых и противопехотных препятствий, имелось много пулеметных и минометных гнезд, скрытых в дерево-земляных сооружениях. Кроме того, немцы располагали достаточным количеством противотанковой и полевой артиллерии. Численность гарнизона достигала 600 человек.

Наш батальон получил приказ — совершить ночной налет и перебить вражеский гарнизон. На подготовку нам отводилось около двух суток. Сразу же началась внимательная рекогносцировка местности. Одновременно действовал разведывательный взвод. В результате мы пришли к выводу, что просочиться к селу с фронта, имея перед собой сильно укрепленный сектор обороны, — дело нелегкое. Надо искать слабое звено в обороне — такова была задача дальнейшей разведки.

Ночью наши разведчики, обойдя село с северо-запада, проникли в тыл противника. Там они никаких укреплений не обнаружили. Тыл охранялся лишь подвижными патрулями, курсировавшими вдоль дороги, ведущей к селу. Удачно миновав патрули, разведчики вошли в село, тщательно его осмотрели и уже другим путем вернулись в свое расположение, захватив с собой пленного. Опрос пленного дал ряд весьма ценных сведений. Мы узнали, в какой хате находится штаб, где узел связи, какие хаты приспособлены для ведения автоматного огня и т.д. Суммировав все данные, мы решили произвести налет с тыла, где было наиболее уязвимое место вражеской обороны.

В установленное приказом время батальон скрытно совершил обход и по сигналу с криками «ура» и стрельбой ворвался в село. Налет был настолько неожиданным, что немцы не успели прийти в себя и оказать организованное сопротивление. В бою, длившемся более двух часов, было истреблено до 400 фашистов и в том числе 42 офицера, уничтожен немецкий штаб во главе с командиром батальона, захвачены 4 пушки, 9 станковых пулеметов, много винтовок и автоматов, минометная батарея. Наши потери оказались самыми мизерными.

Ночные налеты отличаются некоторыми особенностями в применении огневых средств и тактике уличного боя. Например, чтобы обеспечить внезапность атаки, подход к противнику совершается без огневой подготовки. Независимо от того, обнаружил он нас или не обнаружил, сосредоточение на рубеже атаки производится без единого выстрела.

Атаку при всех условиях обстановки мы начинаем одновременно всем батальоном, сопровождая ее на всю глубину боя криками «ура» и стрельбой из ручного и автоматического оружия. Крики «ура» и стрельба, деморализуют противника и значительно облегчают ориентировку наших бойцов и командиров в процессе боя. Пробиваясь группами или в одиночку, бойцы ориентируются по крикам «ура», определяют, где идет бой. Уменьшается возможность затеряться в хаосе ночного боя.

Тактика уличного боя при налете сводится в основном к прочесыванию улиц, жилых домов, построек и овощных погребов (когда приходится туго, немцы группами прячутся в этих погребах). Для прочесывания выделяются специальные группы истребителей, вооруженных гранатами, тесаками и автоматами. Прочесывание идет одновременно по обеим сторонам улицы. Немцы часто освещают улицы фарами автомобилей и ведут пулеметный огонь. Поэтому врываться в дома следует с тыльной стороны.

Чрезвычайно важно хорошо подготовить к ночному налету весь личный состав. Надо, чтобы все бойцы знали свою задачу, а также задачи взвода и роты, в составе которых они действуют. Надо, чтобы они были знакомы с расположением противника и его огневых средств, знали пункт сбора. В населенных пунктах чаще всего идет борьба небольшими группами и в одиночку. Ведя бой в домах и на улице, бойцы могут оторваться от своих, потерять с ними связь. Знание места сборного пункта даст возможность подразделению быстро собраться после боя.

Ночью трудно разобраться, где свои, а где чужие. К тому же бывает так, что обе стороны действуют в маскировочных халатах. Поэтому мы либо устанавливаем пароль, либо делаем опознавательные знаки. В штыковом бою это помогает быстро отличать своих от чужих.

Ночью немцы обычно управляют огнем и маневром с помощью разноцветных ракет. Ракетами они освещают местность, ракетами вызывают огонь всех средств и корректируют огонь минометов, по ракетным сигналам контратакуют, совершают отход и т.д. У нас как-то возникла мысль: нельзя ли использовать эту сигнализацию в своих целях? Мы специально раздобыли немецкие ракеты и начали активно вмешиваться в управление. Результаты получились блестящие. В ряде ночных боев нам удалось вконец дезорганизовать систему управления врага.

Как это делалось? Фиолетовая ракета, выпущенная вертикально, означала у немцев вызов огня минометов. А корректирование его производилось так. Если мины дают недолет, следует выстрел ракетой такого же цвета с наклоном в сторону цели, а в случае перелета — с наклоном ракеты в тыл. Когда мины бьют по цели, пускается серия фиолетовых ракет вертикально, что означает «хорошо». Как только мы раскусили эту механику, наш ракетчик начал по-своему управлять вражеским огнем. В результате немцы либо били впустую, либо совсем прекращали стрельбу.

Установив значение вражеских сигналов, мы нередко ставили немцев в довольно нелепое положение. Однажды им удалось окружить наш батальон превосходящими силами. Упорно и методично суживали они кольцо, ведя по нашему расположению ожесточенный огонь. Тогда мы вспомнили о ракетах, и в частности о зеленых, которые враг с начала боя еще не применял. Дали серию зеленых ракет. Неожиданно огонь прекратился, и немцы начали отход. Воспользовавшись этим, батальон прорвался сквозь кольцо. Когда немцы поняли, что они одурачены, мы были уже далеко. Конечно, противник часто меняет значение ракетных сигналов. Следовательно, в каждом бою надо тщательно приглядываться к его поведению, определять, что к чему, и в соответствии с этим строить свои действия. // Капитан А.Пунтус. Командир истребительного батальона. ЮГО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ.


********************************************************************************************************************
ФИЛЬМ «СТАЛИНСКАЯ КОННИЦА»


ЧКАЛОВ, 22 апреля. (ТАСС). В Чкалове производятся сейчас с'емки для фильма-песни «Сталинская конница». Фильм этот посвящен подготовке конных резервов Красной Армии. Он будет демонстрироваться в воинских частях.

Массовые боевые песни в картине исполняют хор и оркестр.

С'емочная группа Куйбышевского отделения кинохроники, руководимая режиссером М.Юровым, обязалась выпустить фильм-песню к 1 мая.

________________________________________________
Лагерь смерти в Холме* ("Красная звезда", СССР)
САМОРАЗОБЛАЧЕНИЕ ВРАГА ("Красная звезда", СССР)**
Что они сделали в Велиже* ("Красная звезда", СССР)
Фашистский лагерь смерти в Бергене* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №95 (5159), 23 апреля 1942 года
Tags: 1942, П.Павленко, апрель 1942, весна 1942, газета «Красная звезда», пленные немцы
Subscribe

Posts from This Journal “пленные немцы” Tag

  • По следам зверя

    Эль-Регистан || « Правда» №27, 1 февраля 1945 года Войска 1-го Белорусского фронта вторглись в пределы Бранденбургской провинции. Захвачены…

  • С поднятыми руками

    А.Розен || « Известия» №295, 14 декабря 1941 года Страна отвечает на боевые успехи Красной Армии огромным производственным под’емом. Миллионы…

  • Обреченность

    В.Курочкин || « Известия» №283, 30 ноября 1941 года 9-я и 56-я советские армии под командованием генералов Харитонова и Ремизова освободили…

  • Они шли на Курск...

    Л.Огнев || « Правда» №198, 9 августа 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 8 августа (1 стр.). Указы…

  • Андрей Платонов. Падение немца

    А.Платонов || « Красная звезда» №157, 4 июля 1944 года Войска 3-го Белорусского фронта при содействии войск 1-го Белорусского фронта овладели…

  • Константин Федин. Вершина

    К.Федин || « Известия» №109, 11 мая 1945 года Товарищи! Великая Отечественная война завершилась нашей полной победой. Период войны в Европе…

  • Н.Вирта. Люди двух миров

    Н.Вирта || « Литература и искусство» №12, 21 марта 1942 года Героический труд рабочих, колхозников, интеллигенции в тылу, обеспечивающий победы…

  • Они сдаются в плен

    К.Тараданкин || « Известия» №62, 15 марта 1942 года В упорных боях Красная Армия наносит врагу тяжелые потери и захватывает богатые трофеи —…

  • Волки в овечьей шкуре

    Л.Митницкий || « Правда» №8, 8 января 1942 года Озверелые банды немецких захватчиков грабят мирное население захваченных ими советских сел и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment