Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Д.Заславский. Фашистский зверь боится человека

газета «Правда», 7 февраля 1942 годаД.Заславский || «Правда» №38, 7 февраля 1942 года

Продолжая неустанно продвигаться вперед, героические части Красной Армии наносят врагу огромные потери в технике и особенно в живой силе. Обрушим новые и новые сокрушительные удары на головы фашистских разбойников! Уготовим им могилы в любом месте, где они попытаются закрепиться!



# Все статьи за 7 февраля 1942 года.



Немецкие солдаты все чаще сдаются в плен. Это тревожит гитлеровских генералов. Германское информационное бюро заявляет, что в Берлине обеспокоены судьбой немецких военнопленных.

что творили гитлеровцы с русскими прежде чем расстрелять, что творили гитлеровцы с русскими женщинами, зверства фашистов над женщинами, зверства фашистов над детьми, издевательства фашистов над мирным населением

Что, собственно, тревожит гитлеровских бандитов? Они очень хорошо знают, как они сами обращаются с красноармейцами, попавшими в их лапы. Не боятся ли они того, что так же будут обращаться с немецкими солдатами, попавшими в советский плен?

Вот несколько фактов, ставших известными в последние дни:

В селе Н.-Большое, Воловского района, Тульской области, гитлеровцы загнали в один дом 56 колхозников и раненых красноармейцев, облили керосином и подожгли. Все заключенные погибли в огне.

В деревне Кудиново, Малоярославецкого района, Московской области, гитлеровцы заперли в свинарнике совхоза пленных красноармейцев и подожгли здание. Военнопленные, пытавшиеся выбраться из горящего помещения, расстреливались немецкой охраной.

Перед своим отступлением из деревни Сестра, Волховского района. Ленинградской области, гитлеровцы бросили 8 пленных красноармейцев в один дом и подожгли его. Некоторым удалось выбраться из огня. Их подымали на штыки и бросали обратно в пламя.

В освобожденной от фашистских захватчиков деревне Пупково обнаружены два трупа изуродованных гитлеровцами красноармейцев. У них отрезаны носы, на груди вырезаны звезды.

Неподалеку от города Сухиничи обнаружены два трупа бойцов Красной Армии. Лица изрезаны, исколоты ножом, уши отрезаны. Убегая из города Сухиничи, гитлеровцы зверски изуродовали пленных красноармейцев, а затем убили их.

Эти подлые зверства — не единичные случаи. Немецкие солдаты, находящиеся в советском плену, свидетельствуют в своем обращении к Международному Комитету Красного Креста, что это — гитлеровская система.

Не боятся ли теперь гитлеровцы, что и немецких солдат, попавших в советский плен, будут сжигать заживо, уродовать, мучить?

Дикарь Пятница не сомневался в том, что Робинзон с'ест его. Это была наивность первобытного людоеда. Но фашистские людоеды не наивны. Это — прожженные мерзавцы и бандиты. Они знают, что советский воин не способен на подлое надругательство над пленным. Их не тревожила бы судьба немецких военнопленных, если бы они думали, что Красная Армия на зверства ответит зверствами.

Они смертельно боятся другого и не могут скрыть свой страх. Они боятся того, что к немецкому солдату относятся в советском плену, как к человеку. Им страшен очеловеченный немецкий солдат. Фашистское зверье принимает все меры к тому, чтобы оскотинить немца. Всякое пробуждение мысли и совести в немце угрожает самому существованию гитлеровского режима.

В Берлине хотят знать, какова в советском плену судьба немецких солдат. На этот вопрос ответили сами же немецкие пленные солдаты в своем протесте против зверского обращения германских властей с советскими военнопленными. В этом документе они пишут: «Мы попали в плен на самых различных участках фронта, от Крайнего Севера до Черного моря, и в различное время, от конца июня до последних дней. Но никто из нас, подписавшихся, или тех, с которыми мы живем вместе, никогда не подвергался несправедливому обращению или наказанию, грубому обхождению, издевательствам и оскорблениям.

Мы здесь живем в зимних и отапливаемых помещениях. Нас снабжают всем необходимым, и мы получаем регулярно горячую пищу.

Наш рабочий день здесь короче, чем на немецких предприятиях в военное время. Мы пользуемся здесь врачебным уходом.

Мы в лагере имеем культурные учреждения, и никто из нас не ожидал такой культурной жизни, какую мы здесь имеем. Нам предоставлены музыкальные инструменты, имеется также немецкая библиотека почти со всеми немецкими классиками и читальня. Нам показывают кинофильмы, мы имеем возможность заниматься художественной самодеятельностью и т.п.

Мы не имеем никакого основания жаловаться по поводу обращения с нами со стороны органов Красной Армии, Управления лагерей или других советских учреждений».

Немецкие солдаты впервые почувствовали себя людьми, когда попали в советский плен. Они живут лучше и достойнее, чем живут немцы в Германии. Немецкий солдат впервые узнает в советском плену, что такое вежливое культурное обращение с человеком. Они узнают, что такое совесть, честь, благородство. Так пробуждается человек в немецком солдате, и этот человек начинает понимать, что он глубоко обманут гитлеровцами, а его страна, его народ стали жертвой фашистского предательства и разбойничьего авантюризма. Очеловеченный немецкий солдат испытывает гнев против гитлеровского бандитизма и подписывает открыто свое имя под протестом против фашистских зверств.

Вот это и внушает тревогу фашистским зверям в Берлине. Они знают, эти звери, что в немецкой армии с каждым днем возрастает число немцев, которые охотно променяли бы свою «свободу» гитлеровского скота на жизнь человека в советском плену. // Д.Заславский.
________________________________
Фашистский плен хуже смерти* ("Красная звезда", СССР)***
Зверства немцев над ранеными и пленными красноармейцами* ("Красная звезда", СССР)***


**************************************************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 6 февраля

В течение ночи на 6 февраля наши войска продолжали вести активные боевые действия против немецко-фашистских войск.



За два дня боев наша часть под командованием тов. Сиязова (Западный фронт) захватила 36 пулеметов, 3 орудия, 3 миномета, радиостанцию, много снарядов и другие трофеи. На поле боя осталось свыше 300 немецких солдат и офицеров.



Наша часть, где командиром тов. Маслов, действующая на одном из участков Юго-Западного фронта, уничтожила 5 дерево-земляных огневых точек и блиндажей, 3 минометных батареи и 5 пулеметов. Противник потерял убитыми и ранеными 350 солдат и офицеров. Захвачены трофеи и пленные.



Красноармейцы-автоматчики подразделения командира Цаплина, пробравшись по глубокому снегу в тыл упорно оборонявшейся вражеской части и подавив огневые точки противника, бросились в атаку. Немцы бежали, оставив на поле боя свыше 40 трупов солдат и офицеров.



В бою за деревню К. старшина Кротов захватил вражеское орудие, повернул его в сторону отступающего противника, прямой наводкой подбил вражеский танк и расстрелял взвод немецкой пехоты.



На одном из участков Юго-Западного фронта, у деревни С., отступающая немецкая пехотная часть, пытаясь задержать наступление наших войск, перешла в контратаку. Гитлеровские бандиты погнали впереди своих солдат около 30 советских граждан — женщин, стариков и детей, прикрываясь ими от огня советских стрелков. Младший лейтенант Ершенин и младший политрук Гончаров с группой наших автоматчиков атаковали врага с флангов. Гитлеровцы были уничтожены. Старики, женщины и дети остались невредимыми.



Отряд украинских партизан под командованием тов. К. обстрелял из засады большую колонну немецких солдат. Под перекрестным огнем пулеметов и автоматов гитлеровцы потеряли убитыми свыше 150 солдат и офицеров.



Пленный солдат 3 роты 245 полка 88 немецкой пехотной дивизии Эмиль Шмидт рассказал: «Нашу дивизию перебросили из Франции во второй половине декабря. Солдаты были очень недовольны. Два солдата открыто высказали свое возмущение и заявили, что не хотят ехать в Россию. Их тут же арестовали. За 5 дней до от’езда из Франции два солдата дезертировали. Говорили, что одного из них поймали. Вслед за этим нам зачитали приказ о том, что за дезертирство будут карать расстрелом. В России мы попали в очень тяжелое положение. Многие заболели. Я тоже заболел, но командир сказал, что он никого не может отпустить в лазарет и всем нужно крепиться. 14 января произошел следующий случай: солдат 2-го взвода 3 роты заявил командиру роты: «Я больше не в силах выдержать такую жизнь. Я отец 6 детей, но мне уже все надоело и теперь все безразлично». Он лег на снег и просил командира пристрелить его. В конце концов его заставили встать и пойти дальше. А потом этого солдата нашли убитым в хате. В последние дни сам командир роты старший лейтенант Ротбауэр тоже очень нервничал. Он ходил по хатам собирать солдат и говорил: «Я ничего не могу сделать с ротой, у меня 55 убитых, 25 раненых, несколько тяжело обмороженных, а отправить их не могу. Что мне теперь делать?».



Пленный обер-ефрейтор 10 роты 55 пехотного полка 17 немецкой дивизии Карл Мутти рассказал: «В начале декабря я был ранен. Меня отослали в обоз. Через месяц я вернулся в свою часть и застал в роте вместо 80 солдат только 20. За месяц рота потеряла 60 человек.



В селе Ново-Павловка (Харьковская область) гитлеровские разбойники повесили 11 колхозников за то, что они пожаловались офицеру на безудержный грабеж и насилия, чинимые немцами.


Вечернее сообщение 6 февраля

В течение 6 февраля наши войска вели упорные бои с немецко-фашистскими войсками. Противник несет огромные потери в технике и особенно в живой силе. Наши части вновь продвинулись вперед.

За 5 февраля уничтожено 34 самолета противника. Наши потери — 6 самолетов.

За 6 февраля под Москвой сбито 7 немецких самолетов.



В течение 5 февраля частями нашей авиации уничтожено или повреждено 13 немецких танков, 200 автомашин с войсками и грузами, 180 повозок с боеприпасами, 35 орудий с прислугой, 7 автоцистерн с горючим, 6 зенитно-пулеметных точек, разрушено 36 железнодорожных вагонов, рассеяно и частью уничтожено 4 батальона пехоты противника.



Одно из подразделений части командира Фоканова (Западный фронт), захватив населенный пункт Г., вывело из строя 300 вражеских солдат и офицеров и уничтожило 2 танка противника. На другом участке наш батальон, неожиданно атаковав противника, выбил немцев из одного важного укрепленного пункта, уничтожив при этом 15 пулеметных точек. На поле боя осталось 115 трупов вражеских солдат.



Наши части, действующие на отдельных участках Ленинградского фронта, разрушили 8 дерево-земляных огневых точек, 45 блиндажей, уничтожили 2 орудия, 13 станковых пулеметов и несколько немецких наблюдательных пунктов. Гитлеровцы потеряли убитыми до 900 солдат и офицеров.



На одном из участков Южного фронта наши кавалеристы под командованием тов. Пархоменко уничтожили батальон вражеской пехоты, 5 танков и овладели 4 населенными пунктами.



За месяц боев летчик майор Бауков сбил три немецких самолета — «Юнкерс-88», «Мессершмитт-109» и «Хейнкель-113». За это же время тов. Бауков уничтожил 20 вражеских автомашин с пехотой, цистерну с горючим и подавил 6 зенитно-пулеметных точек.



Танковый экипаж лейтенанта Нилова ворвался в расположение обороны врага, раздавил несколько блиндажей, три орудия и расстрелял до 50 немцев.



Политрук тов. Настечко вместе с четырьмя красноармейцами ворвался в окопы противника и заколол штыком 3 немецких солдат и одного офицера. Всего отважная пятерка уничтожила 14 гитлеровцев, захватила два ручных пулемета и несколько винтовок.



Отряд харьковских партизан под командованием тов. С. за несколько дней уничтожил вражеский склад с боеприпасами, два станковых пулемета и истребил 17 немецких оккупантов.



В делах разгромленного штаба 1 батальона 2 полка 14 немецкой моторизованной дивизии обнаружена копия приказа командующего 3 бронетанковой группой генерала Гейнгардта. Этот документ свидетельствует о том, что успешное наступление наших войск вызвало резкое падение дисциплины, растерянность и панику в германских войсках. В приказе говорится: «При отступательном движении 14 мотодивизии я задержал при колоннах большое количество унтер-офицеров и солдат, которые могли быть использованы в действующих частях. Я увидел безрадостную картину: унтер-офицеры и солдаты без стальных шлемов и без оружия, совершенно без всякой солдатской выправки, не отдающие чести... Я приказываю: во всех подразделениях точно проверить и установить, кто из унтер-офицеров и рядового состава отсутствовал в действующих частях с самого начала отступления, не имея на то уважительных причин. Всех находившихся вне своей части предать военному суду. В тех случаях, когда трудно доказать, что солдаты намеренно оказались вне части, их следует немедленно задерживать и брать под особый строгий надзор. Эти солдаты, кроме несения своих прямых служебных обязанностей, должны привлекаться для выполнения особенно тяжелых работ. Часть причитающегося им довольствия урезывается. Рекомендуется внутри каждого полка и батальона создать штрафные команды. Я ожидаю, что эта установка будет проведена со всей строгостью. Ответственные за это — командиры дивизий. При повторении указанных выше случаев офицеры должны применять оружие. Приказ должен быть сейчас же доведен до сведения солдат и ежедневно в течение 10 дней подряд зачитываться перед строем».

Этот приказ растерявшегося гитлеровского генерала со всей очевидностью показывает, что немецкое командование вынуждено прибегать к драконовским мерам, чтобы удержать в повиновении своих солдат. Но никакие, даже самые устрашающие и свирепые меры не могут остановить начавшийся процесс разложения гитлеровской армии.



Отступая под ударами наших войск, немецкие изверги сожгли 80 домов в колхозе «Победа» (Орловская область). Гитлеровцы расстреляли и замучили многих колхозников. В числе убитых — Грызлова Д.К., Грызлов П.С., Грызлов Н.С., Замышляева А.К.



Солдаты расквартированного в польском городе Седлец немецкого отдельного батальона, получив приказ об отправлении на советско-германский фронт, отказались покинуть казармы и арестовали своих офицеров. Казарма была осаждена отрядом штурмовиков. Каждый пятый солдат был расстрелян на месте. Остальные брошены в тюрьму.



Получив одновременно два известия о гибели на советско-германском фронте мужа и сына, семья мелкого торговца в городе Витшток (Германия) покончила жизнь самоубийством. В декабре и в январе в городе Витшток местными полицейскими властями зарегистрировано 74 случая самоубийств. // Совинформбюро.

_________________________________________________
Вл.Лидин: Звезда* ("Известия", СССР)**
С.Сергеев-Ценский: Садисты ("Правда", СССР)
А.Вербицкий: Гнусный враг* ("Красная звезда", СССР)**
Ал.Сурков: По лагерям смерти* ("Красная звезда", СССР)*
Фашистский ад в Великих Луках* ("Красная звезда", СССР)*
В.Антонов: Кровь, взывающая к мести* ("Известия", СССР)**
К.Тараданкин: Пять дней в фашистском застенке* ("Известия", СССР)**

Газета «Правда» №38 (8809), 7 февраля 1942 года
Tags: 1942, Д.Заславский, Совинформбюро, газета «Правда», зима 1942, пленные немцы, советские военнопленные, февраль 1942
Subscribe

Posts from This Journal “пленные немцы” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments