Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Илья Эренбург. Знаки величия

«Красная звезда», 27 февраля 1942 года, смерть немецким оккупантамИ.Эренбург || «Красная звезда» №48, 27 февраля 1942 года

«Под могучими ударами Красной армии немецкие войска, откатываясь на запад, несут огромные потери в людях и технике. Они цепляются за каждый рубеж, стараясь отодвинуть день своего разгрома. Но напрасны усилия врага. Инициатива теперь в наших руках и потуги разболтанной ржавой машины Гитлера не могут сдержать напор Красной армии». (Из приказа Народного Комиссара Обороны И.Сталина).



# Все статьи за 27 февраля 1942 года.



На стенах русских городов, захваченных немцами, висит печатное «об'явление». Оно написано по-русски немцем, который, видно, недоучился русскому языку:

«Все жители должны немедленно после возглашения бурмистра зарегистрироваться.

Исключения допущены с разрешением о невнушительности от охранной полиции.

убей немца, смерть немецким оккупантам, немецкий солдат

Немцы народной национальности получают по своему месту жительства потверждение о своей заявке, как народный немец.

Применять немецкий привет есть преимущество германских поданных.

Неприятельским имуществом считаются грунты, грунтообразные права и движимое имущество.

Кто имеет типографию или тому подобное заведение для распространения производств умственных работ должен иметь на это разрешение.

Всем управным приказам выданные немецкими военными частями необходимо слушаться».

Этот неграмотный и глупый бред прусского солдафона висит на стенах десятков русских городов.

Среди различных запретов имеется следующий:

«Знаки величия русского государства в занятой русской области вести и применять не разрешено».

Я не понимаю точного смысла этих отвратительных и наглых слов, но я хорошо понимаю их намерение: унизить наш народ. Жалкие потуги палача-на-час поколебать величие России!

В Ясной Поляне немцы хотели уничтожить наши «знаки величия», и для этого они надругались над могилой Толстого. Но Толстой попрежнему велик, и ничтожен презренный Гитлер.

В Бородине они хотели уничтожить «знаки величия русского государства», и они подожгли музей. Но даже малые дети знают, что в 1812 году мы побили Наполеона и что в 1942 году мы бьем Гитлера.

Нельзя уничтожить «знаки величия русского государства» — они в сердце каждого русского. Они неистребимы и в захваченных немцами городах. О славе прошлого, о вольности, о высоком искусстве говорят камни Новгорода. О великой борьбе русского народа шумит, скованная льдом, Березина. Партизаны в русских лесах — это «знаки величия». И спокойные лица русских героев, которых немцы везут на виселицу, это тоже священные «знаки величия русского государства».

Они хотят, чтобы русские перестали быть русскими — мыши пусть изгрызут Арарат! Из кровавой метели Россия выйдет с высоко поднятой головой — еще выше, еще прекрасней.

«Знаки величия»? Русский язык. Не тот, на котором пишут свои приказы полоумные немцы, нет. Тот, на котором писал бессмертный Пушкин.

«Знаки величия»? Память. Русские люди в захваченных немцами городах помнят и ждут. Трудно было ждать в октябре. Легче ждать в феврале: громко гремят орудия, тихо скрипят лыжи — это Красная Армия идет на запад. // Илья Эренбург.
____________________________________________
Н.Тихонов: Сила России ("Известия", СССР)*
И.Эренбург: Душа народа ("Красная звезда", СССР)


**************************************************************************************************************************************************
Горе. Багеровский ров близ Керчи.


Снимок Д.Бальтерманца, 1942 год
что творили гитлеровцы с русскими прежде чем расстрелять, что творили гитлеровцы с русскими женщинами, зверства фашистов над женщинами, зверства фашистов над детьми, издевательства фашистов над мирным населением

★ ★ ★

Я это видел

Можно не слушать народных сказаний,
Не верить газетным столбцам,
Но я это видел! Своими глазами!
Понимаете? Видел. Сам.
Вот тут — дорога. А там вон взгорье.
Меж ними — вот этот ров.
Из этого рва поднимается горе,
Горе без берегов.
Нет! Об этом нельзя словами —
Тут надо кричать! Рыдать!
Семь тысяч расстрелянных в волчьей яме,
Заржавленной, как руда.
Кто эти люди? Бойцы? Нисколько!
Может быть, партизаны? Нет. —
Вот лежит лопоухий Колька —
Ему одиннадцать лет.
Тут вся родня его... Хутор «Веселый»...
Весь «Самострой» — 120 дворов...
Милые... Страшные... Как новоселы,
Их тела заселили ров.

«Красная звезда», 27 февраля 1942 года

Лежат. Сидят. Сползают на бруствер.
У каждого жест. Удивительно свой!
Зима в мертвеце заморозила чувство,
С которым смерть принимал живой.
И трупы бредят, грозят, ненавидят...
Как митинг, шумит мертвая тишь!
В каком бы их ни свалило виде —
Глазами, оскалом, шеей, плечами
Они пререкаются с палачами,
Они восклицают: «Не победишь!»
Парень. Вернее — не парень, а лапти
Да нижняя челюсть. Но зубы — во!
Он ухмыляется: ладно, грабьте.
Расстреливайте — ничего!
Сами себя вызволяли из дыр ведь —
Перенесем и вашу грозу...
Все пропадет — но клыков не вырвать:
Перегрызу!
Рядом — истерзанная еврейка.
При ней — детеныш. Совсем, как во сне.
С какой заботой детская шейка
Повязана маминым серым кашне!
О, материнская древняя сила!
Идя на расстрел, под пулю идя,
За час, за полчаса до могилы —
Мать от простуды спасала дитя...
Но даже и смерть для них не разлука:
Не властны теперь над ними враги —
И рыжая струйка из детского уха
Стекает, в горсть материнской руки.
Как больно об этом писать...
Как жутко...
Но надо. Надо! Пиши!
Фашизму теперь не отделаться шуткой:
Ты вымерял низость тевтонской души!
И ты осознал во всей ее фальши
«Сентиментальность» немецких гроз —
Так пусть же сквозь их голубые вальсы
Торчит материнская эта горсть!
Заклейми! Ты стоял над бойней!
Ты за руку их поймал — уличи!
Ты видишь, как пулею бронебойной
Дробили нас палачи —
Так загреми же, как Дант! Как Овидий!
Если все это сам ты видел —
И не сошел с ума!
Но молча стою я над мрачной могилой.
Что слова? Истлели слова.
Было время — писал я о милой,
О чмоканьи соловья...
Казалось бы — что в этой теме такого!
Правда? А между тем
Попробуй, найди настоящее слово
Даже для этих тем.
А тут? Да ведь тут же нервы, как луки!
Но струны... Глуше вареных вязиг.
Нет! Для этой чудовищной муки
Не создан еще язык.
Для этого нужно созвать бы вече
Из всех племен от древка до древка
И взять от каждого — все человечье,
Все, оплаканное за века,
И если бы каждое в этом хоре
Дало бы по слову, близкому всем —
То уж великое русское горе
Добавило целых семь!
Да нет такого еще языка...
Но верьте, трупы, в живых и здоровых!
Пусть окровавленный ваш закат
Не смог я оплакать в неслыханных строфах,
Но есть у нас и такая речь,
Которая всяких слов горячее,
Картавая сыплет ее картечь,
Гаркает ею гортань батареи.
Вы слышите грохот на рубежах?
Она отомстит! Бледнеют громилы!
Но некуда будет им убежать
От своей кровавой могилы.
Ров... Поэмой ли скажешь о нем?
Семь тысяч трупов!.. Евреи... Славяне...
Да! Об этом — нельзя словами.
Огнем! Только огнем!

Илья СЕЛЬВИНСКИЙ. КЕРЧЬ. (По телеграфу).

____________________________________________
Л.Леонов: Слава России* || «Известия» №161, 10 июля 1943 года
Й.Геббельс: О так называемой русской душе ("Das Reich", Германия)
С.Сульцбергер: Отчет о России и русских ("The New York Times", США)
А.Толстой: Разгневанная Россия || «Известия» №289, 10 декабря 1942 года
И.Эренбург: Душа России* || «Красная звезда» №266, 11 ноября 1943 года
К.Симонов: Русское сердце* || «Красная звезда» №117, 21 мая 1942 года
Б.Ямпольский: Русский дом* || «Красная звезда» №27, 3 февраля 1942 года

Газета «Красная Звезда» №48 (5112), 27 февраля 1942 года
Tags: Илья Сельвинский, Илья Эренбург, газета «Красная звезда», зима 1942, февраль 1942
Subscribe

Posts from This Journal “февраль 1942” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment