Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Героиня Севастополя Мария Байда

«Красная звезда», 27 июня 1942 года, смерть немецким оккупантамЛ.Озеров || «Красная звезда» №149, 27 июня 1942 года

Вероломная гитлеровская политика, рассчитанная на то, чтобы бить свободолюбивые народы по одиночке, провалилась окончательно и бесповоротно. Эта гитлеровская политика вызвала к жизни против фашистской Германии коалицию стран, обладающих такими мощными людскими, производственными, сырьевыми и продовольственными ресурсами, которые делают эту коалицию непобедимой.



# Все статьи за 27 июня 1942 года.



«Красная звезда», 27 июня 1942 года

Севастопольцы звали ее «бесстрашная Маруся», когда она еще была санинструктором. Еще раньше она работала продавщицей сельского магазина, и с первых дней войны решила, что ее место там, на линии огня. В свободное время она училась на курсах, и когда немцы подошли к Крыму, ее проворные руки так же ловко свертывали бинт, как раньше бумажный кулек. Ее призвали санинструктором стрелкового батальона, и здесь завоевала она славу бесстрашной. Раненые возвращались в строй, радостно встречали ее и, сжимая руки, говорили:

— Спасибо, Маруся. Ты настоящая девушка. Настоящий боец.

От этих слов у Марии Байды чаще билось сердце и рождалось желание драться вместе со своими героями. В конце-концов она добилась своего: ее зачислили во взвод разведчиков. Она сдала своей подруге Тане Рябовой санитарную сумку, сама вооружилась автоматом.

Опасная и веселая жизнь разведчика не то что закалила Марию — девушка и раньше была храброй, — но отшлифовала ее дар спокойного мужества, отточила еще больше ее острую ненависть к врагу. Теперь Мария твердо знала: пусть придет день великого испытания — она не дрогнет.

День этот, горячий июньский день пришел, и сквозь грохот и гул севастопольских боев весь фронт услышал громкое имя Марии Байды.

Вот что произошло. Мария с товарищами — автоматчиками — находилась на передовой линии. Ночью немцы усиленно освещали местность ракетами, а чуть стало рассветать, обрушили на траншеи сотни бомб и снарядов. Мария знала — это только начало, главное впереди. Вместе со старшиной второй статьи Михаилом Мосенко и двумя красноармейцами она бдительно следила за тем, что происходит на немецкой стороне. Как только фашисты пошли в атаку, заговорил ее автомат. За несколько минут она насчитала девять убитых солдат.

Немцы лезли со всех сторон. Горстке автоматчиков приходилось беспрерывно менять позиции, отражая бешеный натиск врага. Короткими перебежками Мария пробиралась из траншеи в траншею, быстро занимала удобное место и открывала огонь. Еще десять фашистов настигли ее меткие пули.

Кончились патроны. Мария обшарила все вокруг и не нашла ни одного диска. Подумав секунду, другую, она приподнялась и по ходу сообщения побежала на патронный пункт. По дороге девушка увидела раненого бойца. Как она может пройти мимо? Быстро перевязала раненого, помогла ему добраться до медпункта. Потом, не отдыхая, взяла несколько дисков, захватила про запас три гранаты и той же траншеей вернулась назад, туда, где шел неравный бой группы советских воинов с целой ротой немецких автоматчиков.

Храбрая разведчица была уже у цели, когда внимание ее привлек странный шум на противоположной поляне. Она приподнялась над ходом сообщения и заметила, как четыре немца с автоматами наперевес ведут одного нашего красноармейца.

«Красная звезда», 27 июня 1942 года, оборона Севастополя, битва за Севастополь

«Хотят увести в плен», — подумала Мария. И в ту же секунду созрело решение: «Отбить товарища!».

Прогремела короткая очередь. Трое немцев легли на месте, четвертого ранило. Красноармеец был спасен. Не спросив даже его имени, девушка поспешила к своим друзьям автоматчикам.

А там бой разгорался с новой силой. Немцы ползли и по лощине, и по выщербленному взрывами полю, и по виноградникам. Всюду мелькали зеленые кители. Мария расположилась в канаве и сосредоточенно принялась расстреливать гитлеровцев. Недалеко от нее лежал Михаил Мосенко. Время от времени он кричал ей:

— Ну как, Маруся, жарко?

— Ничего, Миша, — отвечала девушка. — Немцам жарче!

Так прошло еще два часа. Уже полегло до сотни фашистов. Но враг продолжал нажимать. Вдруг рядом с Марией упала граната. Девушку ранило в голову и руку. Кто-то из товарищей перевязал ее. Она глотнула воды из фляжки, полежала немного в кустах, потом взяла автомат и снова открыла огонь. Боли не чувствовалось, только кружилась голова. Михаил оглянулся, посмотрел на ее побледневшее под копотью и потом лицо и глухо сказал:

— Иди в тыл…

— Буду биться до последнего! — твердо возразила Мария.

Она даже сняла белую повязку, чтобы не обнаружить себя. Ствол автомата обжигал пальцы. Ныла раненая рука. Но Мария била и била, не замечая ничего.

Скоро опять остался один диск на двоих. Девушка расстреляла полдиска и снова отправилась за боеприпасами. Не успела она проползти два метра, как заметила вблизи под деревом трех немцев. Рука инстинктивно потянулась к автомату. Но патронов было совсем мало, и она бросила гранату. Все три немца остались на месте.

Еще несколько метров — и она заметила четвертого солдата. Первое, что бросилось почему-то в глаза, — это его черные волосы. «Странно, — подумала Мария, — может быть наш? Ведь они, сволочи, белокурые?» Но немецкая форма быстро рассеяла сомнение. Девушка нажала на спусковой крючок. Выстрела не последовало…

Немец приподнялся и направил дуло своего автомата прямо на нее. Дело решали секунды. Мария вскочила, со всего размаха обрушила на немца ствол автомата и раскроила ему череп. Девушка забрала у убитого его оружие, пять магазинов и как ни в чем не бывало вернулась к Мосенко:

— Ну вот, Миша, теперь мы и с боеприпасами…

Немецким автоматом Мария Байда без промаха разила фашистов. Взвод за взводом бросались немцы в атаку на рубеж, который защищала храбрая советская девушка. И все их атаки захлебывались. Все же троим фашистам удалось подползти к Марии почти вплотную. Снова, как раз’яренная львица, вскочила она на ноги, размахнулась автоматом и ударами приклада уложила всех троих.

Наступила ночь. Бешеные атаки фашистов стихли. Мария и ее товарищи, которые весь день вели бой в окружении, решили пробиваться к своим. Девушка обошла траншеи, подобрала восемь раненых бойцов, перевязала их. И каждому сказала прямо и честно:

— Нас тут мало. Почти все ранены. Но если мы будем держаться дружно, немцы нас не возьмут. Я знаю здесь каждый кустик. Мы пробьемся.

Осторожно, стараясь не задевать веток, не стучать каблуками сапог о камни, они пошли вперед. Вокруг в темноте был слышен немецкий говор. Было страшно за товарищей, обессилевших и израненных, но Мария твердо вела бойцов в батальон. Она знала: где-то на пути — минные поля. И девушка шла первой. Она привыкла опасностью для своей жизни отвращать опасность от других.

«Если взорвусь, — думала она, — то только одна...»

Слева от тропинки, по которой осторожно ступали бойцы, послышался стон. Девушка прислушалась и сразу решила:

— Наш! Немцы визжат, а этот стонет спокойно.

И действительно, в кустах лежал старшина соседней роты. Мария перевязала его, помогла встать, и он присоединился к группе. Три часа шли они сквозь тьму и опасность. Болели раны, кровь проступала на сделанных наспех повязках, но люди шли, ободренные чудесной девушкой, нежной, как сестра, и отважной, как богатырь.

Наконец, раздался родной оклик.

— Стой, кто идет?

— Свои, — громко ответила Мария.

Часовой сразу узнал ее. Бойцы окружили девушку. Все начали жать ей руки. У многих на глазах выступили слезы. Это были слезы радости.

Прошло совсем немного времени, и товарищи снова взволнованно приветствовали отважную автоматчицу. Героиня Севастополя старший сержант Мария Карповна Байда стала Героем Советского Союза. // Л.Озеров. СЕВАСТОПОЛЬ, 26 июня.
_______________________________
Герои Севастополя* ("Красная звезда", СССР)**
Огромные потери немцев под Севастополем* ("Красная звезда", СССР)**


**************************************************************************************************************************************************
ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ. В бухте.


Снимок сделан 26 июня 1942 г. нашим специальным фотокорреспондентом В.Теминым.
«Красная звезда», 27 июня 1942 года, оборона Севастополя, битва за Севастополь


**************************************************************************************************************************************************
Бой в траншеях врага


ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ, 26 июня. (По телеграфу от наш. корр.). Несколько дней подряд лучшие разведчики N части вели тщательное наблюдение за позициями немцев. В результате сложилось полное представление о системе обороны противника и был даже набросан план вражеских дзотов, блиндажей, ходов сообщений, изучено время смены солдат. Тогда командование решило произвести небольшой налет на немецкие позиции. Никаких целей, кроме разведывательных, не преследовалось, и поэтому был выделен только усиленный стрелковый взвод.

Чтобы не спугнуть немцев и, главное, не выдать им своих намерений, командование решило не применять, как обычно, артиллерии перед началом действий, а начать их внезапно и тихо. Погода как нельзя лучше способствовала этому замыслу. Весь день шел дождь, было сыро, дул ветер со стороны немцев.

Стояла темная ночь. Вооруженные автоматами, ручными пулеметами и гранатами, с облегченным снаряжением, бойцы взвода под командованием лейтенанта Левченко вышли лесом к ручью. Топкие, болотистые берега его не были заминированы и опутаны проволокой. Противник, видимо, не думал, что по такому болоту может пройти человек. Однако, пробираясь по колено, а где и по пояс в грязи, наши бойцы подошли к немецким подразделениям.

Оставив на высоте прикрывающую группу, взвод спустился во вражеский ход сообщения. Первым по траншее шел красноармеец Кривцов. Впереди раздались чьи-то шаги. Они приближались. Кривцов притаился на дне траншеи, приготовив финский нож. Шел немец. Как только он приблизился, Кривцов бросился на него и заколол ножом. Потом боец пошел дальше. С правой стороны траншеи что-то чернело. Кривцов обследовал эту черноту, и оказалось, что чернеет нечто похожее на нишу с маленькой дверью. Кривцов постучал.

— Кто это? Свои? — раздалось из-за двери по-немецки. Кривцов знал немного немецкий язык и ответил:

— Да, свои.

Дверь открылась, вышел офицер. Кривцов ударил его прикладом автомата. В это время в траншее показалось несколько немцев. Скрывать далее свое присутствие взвод не мог. По немцам был открыт огонь из автоматов.

Дальнейшие действия развивались молниеносно. Взвод расчленился и пошел по трем ходам сообщений. Часовые и одиночные немцы уничтожались прикладами, короткими очередями из автоматов. Немецкие дзоты открыли интенсивный огонь, но они не могли стрелять по своим ходам сообщений. В стане врага поднялась паника.

Забрав у убитых солдат и офицеров документы, наши бойцы стали отходить. В это время в бой вступила прикрывающая группа, находящаяся на высоте. Заговорили наши минометы.

☆ ☆ ☆

На дальних подступах к Москве сбито семь фашистских самолетов

За последние дни на дальних подступах к Москве значительно усилилась активность фашистской авиации. Гитлеровцы настойчиво рвутся к столице, но все их попытки неизменно кончаются неудачей. Советские летчики дают достойный отпор воздушным пиратам.

Только за последние два дня летчики московской истребительной авиации сбили здесь семь вражеских самолетов, один подожгли и один повредили.

Лейтенант Печеневский заметил на пути к столице фашистский самолет «Ю-88» и атаковал его. Немец камнем рухнул вниз. Другой вражеский самолет этого же типа, летевший на высоте 6.000 метров, перехватил и уничтожил лейтенант Мухомедзянов. Старшина Дудник сбил третий «Ю-88».

Капитан Чикунов атаковал и сбил «Хейнкель-111». Другой «Хейнкель-111» пытался скрыться. Лейтенант Рожков перехватил его, навязал бой и уничтожил.

Лейтенант Фролов вступил в бой с «Ю-88» и поджег его. Гвардии лейтенанты Бочаров и Штучкин завязали бой с двумя «Мессершмиттами-109». Один фашистский самолет был поврежден, второму удалось уйти. Кроме того были сбиты два «МЕ-109».

Наша авиация во всех этих воздушных столкновениях потерь не имела.

☆ ☆ ☆

СНАЙПЕР ДОРЖИЕВ НАГРАЖДЕН ОРДЕНОМ ЛЕНИНА

СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ, 26 июня. (Спецкорр. ТАСС). За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Военный Совет фронта наградил знатного снайпера сержанта Цырендаша Доржиева орденом Ленина.

Цырендаша Доржиева хорошо знают на фронте. В прошлом искусный охотник, он стал блестящим снайпером. Из своей снайперской винтовки он истребил уже 181 гитлеровца.

Тов. Доржиев обучил за время войны 13 снайперов. Его ученики истребили немало немецких захватчиков.

________________________________________________
С.Сергеев-Ценский: Севастопольцы*|| «Правда» №189, 8 июля 1942 года
Железная стойкость советских воинов*|| «Правда» №185, 4 июля 1942 года
Е.Петров: Севастополь держится || «Красная звезда» №147, 25 июня 1942 года
И.Чухнов: Героический Севастополь || «Красная звезда» №155, 4 июля 1942 года
Ф.Октябрьский: Беззаветный героизм севастопольцев зовет нас на новые подвиги ("Правда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №149 (5213), 27 июня 1942 года
Tags: 1942, битва за Севастополь, газета «Красная звезда», июль 1942, лето 1942
Subscribe

Posts from This Journal “битва за Севастополь” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments