Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

А.Кривицкий, А.Поляков. На Дону

«Красная звезда», 17 июля 1942 года, смерть немецким оккупантамА.Кривицкий, А.Поляков || «Красная звезда» №166, 17 июля 1942 года

Воины Красной Армии! Всюду и везде сохраняйте дух стойкости и мужества, наносите фашистам тяжелые потери, деритесь до последней капли крови!



# Все статьи за 17 июля 1942 года.



(От специальных корреспондентов «Красной звезды»)

Тяжелый удар потряс танк, и широкий сноп пламени повис над смотровой щелью. Снаряд угодил в нижнюю часть КВ. Механик-водитель Шаронов на секунду выпустил из рук рычаги управления — загорелся шлем со слуховым аппаратом. Шаронов снял шлем и погасил огонь. Теперь он почувствовал острую боль в глазах, словно его резко хлестнули по переносице. Но могучий танк жил, его стальной корпус чуть вздрагивал — мотор работал. Шаронов осторожно провел пальцем по закрытым глазам. Он не ощутил трепетания ресниц — их не было. Он хотел ощупать брови, но не нашел их — под пальцами была голая опаленная кожа. Первая вспышка боли угасла, и он с усилием поднял отяжелевшие веки.

«Красная звезда», 17 июля 1942 года

Нужно было немедленно двигаться дальше. Танк находился почти в центре противотанкового района. Шаронов посмотрел в смотровую щель. Там, где мгновение назад были видны вспышки разрывов и сверкала залитая солнцем рожь придонской степи, сейчас зияла черная бездна. Тоскливое предчувствие какой-то непоправимой беды хлынуло в сердце Шаронова. Он силился пошире раскрыть глаза, на лбу его выступили крупные капли пота. Ветерок скользнул в смотровую щель и остудил горячую голову танкиста, но мрак, сгустившийся вокруг него, не рассеивался, и Шаронов, сам не веря своим словам, выкрикнул, полуобернувшись к товарищам:

— Ребята, я, кажется, ослеп!

Еще не услышав ответа, Шаронов подумал: «Что же это такое? Танк не должен стоять неподвижно, не должен».

Где-то рядом бухнулся снаряд, и осколки глухо забарабанили по броне. Шаронов нажал рычаг, и танк легко сдвинулся с места. Слепой механик-водитель повел машину вперед.

В это время недалеко от места боя, в деревне, где расположился политотдел, секретарь парткомиссии танкового соединения читал заявление Шаронова о приеме в партию. Оно было написано наспех, перед атакой. На краю стола лежали два листка, покрытые неровными строками, — автобиография механика-водителя. Шаронов — уралец. Перед войной долгое время жил в Молотове. Он был слесарем, мастером на все руки, и, когда пришел в армию и в первый раз открыл люк тяжелого танка, заглянул внутрь, у него вырвалось восклицание: «Вот это да!»

…Под вечер накануне атаки в танковую часть приехал генерал. Экипажи выстроились перед машинами. Тяжелые KB были полускрыты высокой, в человеческий рост, рожью и сверху прикрыты захваченными по дороге ветвями. Поле цвело, и легкий ветер раскачивал колосья, унизанные бледножелтыми сережками. Рядом с Шароновым стояли командир машины лейтенант Напольский, артиллерист старший сержант Заболотных, младший механик-водитель Подосинников и радист Меньшиков.

Генерал обходил экипажи. Танкисты вытянулись по команде «смирно», но возле тех машин, где останавливался генерал, раздавались восклицания, звучал раскатистый смех. Этот смотр перед боем походил скорее на встречу со старым другом. Генерал уже давно был общевойсковым начальником, но танки попрежнему оставались для него заветным родом войск. В этой части служило немало его сподвижников по прошлым боям, и он знал их всех наперечет. Генерал остановился перед Шароновым. Механик-водитель заметил на его груди рядом со звездой Героя Советского Союза и двумя орденами Ленина значок «За отличное вождение танка».

— Как будешь завтра драться, Шаронов? — спросил генерал, подавая ему руку.

— Пока глаза видят, товарищ генерал-майор, — сказал механик-водитель, краснея от смущения и уже досадуя на свой, как ему казалось, напыщенный ответ.

Генерал одобрительно кивнул головой и пошел дальше.

…Теперь, когда ослепший механик-водитель тронул вперед свою машину, он вдруг отчетливо вспомнил и сережки, украшавшие ржаные колосья, и значок на груди генерала, и все, что произошло час назад, когда начался бой.

Скрытно, по оврагам группа танков KB подошла почти вплотную к расположению противника. Оставалось лишь пройти большое ржаное поле, точь-в-точь похожее на то, в котором вчера скрывались наши танки. Поле имело вполне мирный вид. Разве что в нем прятались немецкие автоматчики и гранатометчики, но это для KB — сущие пустяки. Танки бросились в рожь, и очень скоро выяснилось, что они напоролись на артиллерийское противотанковое поле. Во ржи было укрыто множество немецких пушек. В первой половине ночи, когда наша разведка побывала на этом участке, их еще не было, а до рассвета противник успел густо насытить поле противотанковыми средствами. Потом подсчитали: на территории в пять километров по фронту и два в глубину было расставлено до ста пушек.

Уже по первым снарядам, рвавшимся на боковой броне передних танков, Шаронов определил тактику противника. Немецкие артиллеристы старались пропускать танки мимо себя и открывать огонь с коротких дистанций, целясь либо в боковую стенку машины, либо в заднюю. Как бы не замечая ближайшей пушки, Шаронов уже почти проскочил мимо нее, а потом на полном ходу сделал резкий поворот, мгновенно став к ней лобовой частью. Рывок вперед — и вот уже хрустнуло колесо пушки. Так танк лейтенанта Напольского раздавил четыре противотанковых орудия и три миномета.

И вот этот дурацкий снаряд, угодивший в нижнюю часть башни. И эта внезапная слепота. Шаронов несколько секунд вел машину в полном мраке, еще не решив толком, что же будет дальше. В это время лейтенант Напольский склонился к нему и прокричал:

— Шаронов, друг, ослеп? Уступай скорее место Подосинникову. Сейчас завяжем тебе глаза бинтом.

Решение Шаронова созрело в то же мгновение, как он услышал голос лейтенанта.

— Я сам, я сам, товарищ командир, — умоляюще произнес он. — Все равно лучше меня машину никто не знает. У меня сил много. Я поведу. Вы управляйте, товарищ командир, управляйте.

Шаронов кричал это торопливо, повторяя одно и то же, словно боясь, что его слова покажутся лейтенанту малоубедительными.

Но едва он замолчал, как ощутил толчок в правое плечо. Шаронов понял. Ему сразу стало легко, и он свободным движением плавно повернул машину вправо. Тренированным чутьем водителя он почувствовал под гусеницей что-то металлическое — пушка. Слепой, он внутренним зрением угадывал положение, в котором она стоит. Шаронов развернул танк, безошибочно накрыл пушку гусеницей по самому щиту и пошел дальше, подминая танком расчет. Толчок в левое плечо, и танк идет влево. Легкий удар в спину, и KB устремляется вперед. Прикосновение к голове — значит «стоп», и танк останавливается.

Ослепший Шаронов, повинуясь руке лейтенанта, бросал машину из стороны в сторону, давил пушки и минометы, вгонял в землю немецких артиллеристов. Он видел поле боя глазами своего командира. Слух Шаронова необычайно обострился. Водителю казалось, будто сквозь рычание и грохот KB он слышит все звуки боя, каждый в отдельности, и когда Напольский направлял его в нужное место, Шаронов не только ушами, но еще обостренными нервами, всем своим существом улавливал лязг столкнувшихся масс металла и знал, что нужно делать дальше. У него было такое ощущение, словно он сам шел впереди своего танка и, невидимый, указывал стальной громаде ее путь среди поля. Тьма, окружавшая Шаронова, теперь как бы не существовала для него. Он уже не напрягал обгоревшие веки, не старался увидеть. Все его чувства растворились в заполнившем его сердце и мозг настороженном внимании. И это делало его зрячим.

Шаронову казалось, что прошло всего несколько минут с того момента, как непроницаемая темная пелена окутала его глаза. На самом деле танк со слепым водителем действовал на поле боя целый час. KB раздавил еще четыре пушки и три миномета, давно прошел ржаное поле, протаранил тяжелый танк противника, выстрелами из пушки разбил два средних танка. И когда артиллерист Заболотных был ранен и иссяк боевой комплект, Шаронов по знаку лейтенанта повернул машину и вывел ее из боя.

Шаронов вылез из танка. Пошатываясь, он стоял на лесной поляне и держался рукой за плечо Подосинникова. Золотой шар солнца ослепительно сиял в чистом, хрустальном небе. Шаронов запрокинул голову — небо было черным. Вокруг Шаронова стояла ночь. И только теперь он вспомнил свой ответ генералу: «Буду драться, пока видят глаза». Он дрался и после того, как они перестали видеть. // А.Кривицкий, А.Поляков.


***********************************************************************************************
Ночной гость


ГОРОД Н., 16 июля. (ТАСС). Трудовой день окончен. В полевом стане колхоза им. XVII партконференции только что отужинали и готовились ко сну. Умолкли голоса, лишь изредка ночной покой нарушался приглушенным далью свистком паровоза. В колхозном стане бодрствовал только один человек — ночной сторож. Подперев седую голову руками, он думал свою стариковскую думу. Вдруг старик настороженно приподнялся. Его слух уловил глухой гул мотора.

Самолет! Старик шагнул к двери и распахнул ее настежь. Впереди над лесом распласталась черная птица. Сделав несколько кругов, она взмыла вверх и растаяла в темноте. Снова мелькнула тревожная мысль: «Неспроста это...»

От стана тропинка вела к опушке леса. Кругом — ни души. Все сливалось в густой тьме. Старик прошел несколько шагов и остановился. Прямо на него шел человек. Вот он уже рядом, чуть не столкнулся, попятился назад, но уже было поздно.

Минута молчания — его первым нарушил пришелец.

— Выручай, папаша, устрой переночевать.

— Да откуда ж ты взялся тут ночью? Заплутался что ли? — спросил старик.

— Долго рассказывать, папаша. Ну да слушай…

Они присели, и незнакомец рассказал свою историю.

Он служил в одной из частей Красной Армии. Однажды в горячем бою с немцами он и несколько бойцов были окружены и попали к фашистам в лапы. Долгое время пробыл в плену. Все время думал о побеге. Но убежать из лагеря военнопленных было трудно. Тогда он решил подкупить немецкого летчика, чтобы тот перебросил его в советский тыл.

— Деньги у меня были — удалось сохранить в потайном месте. Летчик согласился, и вот я здесь, — закончил рассказчик.

Старик ни единым словом не выдал своих сомнений в правдоподобности рассказа, но про себя решил твердо: «Здесь что-то не так»…

— Ну, теперь кончились твои мытарства, — сказал он, подымаясь с земли, — теперь ты дома. Переночуешь, отдохнешь, а утром пойдешь к станции.

Приход нового человека не остался незамеченным. Проснулись все обитатели полевого стана, и незнакомцу снова пришлось повторить свой рассказ. Пока он рассказывал, старик-сторож незаметно вышел на улицу и знаком приказал выйти одной из женщин.

— Беги до района. Доложи начальству — так, мол, и так. Пусть приедут, разберутся. Смотри, ног не жалей, обернись до утра…

К утру колхозница вернулась с представителями местных органов власти и уполномоченным НКВД. Здесь же, в колхозном стане, «ночной гость» был изобличен как фашистский агент. Он получил задание совершить диверсии на железнодорожном транспорте и с этой целью был сброшен с парашютом с немецкого самолета. При обыске у диверсанта оказались фальшивые документы, оружие, крупная сумма советских денег и взрывчатые вещества.

Вражеский лазутчик получил по заслугам.

☆ ☆ ☆

ПЯТЬ ПРОТИВ ВОСЬМИДЕСЯТИ

КАЛИНИНСКИЙ ФРОНТ, 16 июля. (Спецкорр. ТАСС). Ночью после сильного обстрела из минометов и пулеметов 80 гитлеровцев пытались ударить в стык наших подразделений. Разбившись на группы, немцы стали окружать дзот. Противник был встречен сильным огнем. Потеряв убитыми и ранеными более 40 солдат, немцы откатились назад. Вражеская атака провалилась. Дзот обороняли всего пять советских воинов во главе со старшиной Федоровым.

☆ ☆ ☆

ИСТРЕБЛЕНА ГРУППА НЕМЕЦКИХ ОФИЦЕРОВ

СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ. 16 июля. (Спецкорр. ТАСС). Вчера днем 5 разведчиков во главе с младшим лейтенантом Соболевым проникли в расположение вражеской обороны и на опушке рощи устроили засаду. Спустя некоторое время к роще приблизились 15 немцев. Среди них было 11 офицеров. Командир шопотом приказал пропустить вражескую группу и продолжал наблюдение. Когда немцы возвращались, в упор им загремели автоматы разведчиков. Это было для гитлеровцев столь неожиданно, что они не смогли оказать сопротивления. В течение нескольких секунд 11 немцев были уничтожены. Четверо оставшихся в живых едва успели скрыться.

Из найденных у убитых гитлеровцев документов выяснилось, что группе офицеров 28 полка 8 легкой пехотной немецком дивизии, в том числе лейтенантам Венеру и Липке, было предписано укрепить передовую линию обороны. Офицеры были перебиты в момент рекогносцировки переднего края.

________________________________________________
С.Шатилов: Стон на Дону* ("Красная звезда", СССР)
Е.Кригер: На Дону это знают* ("Известия", СССР)
И.Эренбург: Орда на Дону* ("Красная звезда", СССР)**
Н.Прокофьев: Немецкий разбой в кубанских станицах* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №166 (5230), 17 июля 1942 года
Tags: 1942, А.Кривицкий, газета «Красная звезда», июль 1942, лето 1942
Subscribe

Posts from This Journal “июль 1942” Tag

  • В испытаниях войны

    Р.Паркер || « Литература и искусство» №29, 18 июля 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Всеми средствами искусства — вдохновлять к…

  • Лидия Русланова. Три встречи

    Л.Русланова || « Литература и искусство» №28, 11 июля 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Почетная задача. «Ленинград в борьбе».…

  • Писатель-воин

    А.Ромм || « Литература и искусство» №27, 4 июля 1942 года «...наша социалистическая организация хозяйства, равно как и весь наш советский строй,…

  • «Красная звезда» 1-31 июля 1942 года

    « Красная звезда», СССР. « Известия», СССР. « Правда», СССР. « Time», США. « The Times», Великобритания. « The New York Times», США.…

  • Так уходил Севастополь

    Б.Войтехов || « Комсомольская правда» №174, 26 июля 1942 года Топи немца в море! Бей его на суше! Еще сильнее удары, красные моряки! Пусть…

  • К.Симонов. Военный корреспондент

    К.Симонов || « Литература и искусство» №28, 11 июля 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Почетная задача. «Ленинград в борьбе».…

  • Выродки человечества

    А.Штейн || «Красный флот» №156, 5 июля 1942 года Слава о главных организаторах героической обороны Севастополя — вице-адмирале Октябрьском,…

  • Воздушный разведчик

    Е.Габрилович || « Красная звезда» №152, 1 июля 1942 года Борьба против немецких оккупантов еще более укрепила союз рабочих, крестьян,…

  • Немцы несут огромные потери под Севастополем

    Л.Озеров || « Красная звезда» №140, 17 июня 1942 года Мы ведем войну отечественную, освободительную, справедливую. У нас нет таких целей, чтобы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments