Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Боевое знамя || «Красная звезда» 9.12.1942

«Красная звезда», 9 декабря 1942 года, смерть немецким оккупантамН.Кружков || «Красная звезда» №288, 9 декабря 1942 года

Решительно подавлять сопротивление немцев. Искусным маневром, смелыми атаками беспощадно уничтожать живую силу и технику врага!



# Все статьи за 9 декабря 1942 года.



«Красная звезда», 9 декабря 1942 года

Русская армия пользовалась заслуженной боевой славой. Она была сильна отвагой своих солдат, их беззаветной верностью воинской присяге, их несокрушимой стойкостью, их умением бестрепетно переносить тяготы суровой солдатской службы. В русской армии существовали великолепные воинские традиции. Традиции в армии — великое дело. Неписаные законы воинской чести сплачивали солдат вокруг военачальников, создавали крепкую внутреннюю дисциплину, соединяли воинов в тесную и дружную полковую семью — она была для солдата и офицера подчас дороже родного дома. Долг наш — взять лучшие из воинских традиций старой русской армии и внедрить их у себя. Мы законные наследники солдатской славы российского воинства и, как рачительные хозяева, это дорогое нашему сердцу наследство стараемся сберечь и приумножить.

Одной из самых замечательных и волнующих традиций русской армии была любовь к своему полковому знамени. Знамя считалось святыней полка. Знамя было символом воинской чести и славы. С развёрнутыми знамёнами ходили русские полки в бой, и полотнища этих знамён, колеблемые ветром, как бы простирали над полками благословение родины. И когда солдат шёл на подвиг и видел, как над рядами его боевых товарищей плывёт, колышется и трепещет полковое знамя, он знал — с ним русская земля, с ним любовь народа и отчизны.

Понятно, почему с таким рвением оберегали во время боя священное знамя, почему выборные люди части — знамёнщики, — которым было поручено нести полковую реликвию, скорее расставались с жизнью, чем со знаменем. Понятно, почему потеря знамени считалась величайшим позором для полка. Полк, потерявший знамя, подлежал расформированию, исключался из списков армии, — разве можно было представить большее несчастье для солдат и офицеров?! Ведь каждому истинному воину свой полк представлялся родным домом, родным очагом. Ведь каждому истинному воину честь полка представлялась его собственной личной честью.

История российской армии хранит немало примеров высокого героизма солдат и офицеров, бестрепетно жертвовавших жизнью для спасения воинского знамени.

Во время войны русских с французами в 1805 году знамёнщик Азовского полка унтер-офицер Старичков получил несколько пулевых и штыковых ран. Начиная терять силы и боясь, как бы знамя не попало в руки неприятеля, он снял его с древка и спрятал на груди, продолжая сражаться с врагом. Тяжело раненый Старичков был взят в плен, но и находясь в плену, продолжал свято хранить спрятанное полковое знамя. Умирая от полученных ран, Старичков подозвал своего друга солдата Бутырского пехотного полка Чайку и передал ему знамя, взяв клятву сберечь священную реликвию и любыми способами доставить в полк. Чайка в точности исполнил завещание друга: он бережно и старательно скрывал знамя в течение всего времени, пока находился в плену, а когда, наконец, вернулся на родину, доставил знамя командованию.

Честь полка была спасена. Однополчане не забыли мужественного унтер-офицера. Весть о его подвиге была разнесена по всей России. Имена скромного унтер-офицера Старичкова и его друга Чайки были занесены в историю российской армии. Так и в плену русский солдат оставался верным своей присяге, помнил о службе, о солдатском долге, о родном знамени.

Знамёнщик 2-го батальона Селенгинского полка 2-й гренадерской роты унтер-офицер Андрей Снозик, находясь 23 октября 1853 года в сражении со знаменем, был сильно ранен и упал. Моментально несколько товарищей подскочило к нему для того, чтобы принять знамя из его ослабевших рук, но доблестный Андрей Снозик поднялся и твёрдо сказал: «Пока жив, никому знамя не отдам», — и, обливаясь кровью, понёс знамя вперёд.

Воодушевлённые его доблестью, солдаты стремительно бросились в бой и погнали неприятеля. Знамя, несомое мужественным Андреем Снозиком, высоко развевалось над батальоном и звало солдат к победе.

«Красная звезда», 9 декабря 1942 года

Во время Севастопольской обороны Охотский полк атаковал сильно укреплённую английскую позицию на Инкерманских высотах. Батарею защищали Черные Стрелки — отборный английский полк. Хотя большая часть солдат и офицеров Охотского полка полегла на поле битвы, тем не менее русские овладели английской батареей. Но на помощь Черным Стрелкам поспешила английская гвардия и выбила охотцев с занятой высоты. В неравном бою у русских был убит полковой знамёнщик. В минуту замешательства знамя перешло в руки англичан. Увидев это, унтер-офицеры Иван Барабашев и Осип Игнатьев неудержимо бросились назад на батарею, в самую гущу англичан, и вырвали свою святыню из неприятельских рук. Знамя было спасено, а вместе с ним и честь полка.

В Турецкую войну 1877 года укрепления Кизил-Тапы защищал 1-й батальон 157-го пехотного Имеретинского полка. Во время жестокого боя турки потеснили слабые силы русских и овладели знаменем. Тогда прапорщик Петропавловский, обнажив саблю, один бросился в гущу неприятельских солдат и схватил древко знамени. Прапорщика Петропавловского подняли на штыки, но он отчаянным усилием успел сорвать с древка священное полотнище и перебросить его через головы турок в руки своих однополчан. Турки изрубили в куски храброго офицера, но знамя было спасено.

Так доблестный воин без колебания отдал свою жизнь за родное знамя, за честь своего полка и славу своих товарищей.

Во время Севастопольской обороны 2-му батальону 54-го Минского полка пришлось вступить в бой с целой французской дивизией генерала Боске. Батальоном командовал мужественный подполковник Ракович. Противник имел огромный численный перевес. Каждому русскому приходилось иметь дело по крайней мере с десятью-пятнадцатью зуавами. Французам удалось захватить знамя батальона. Тогда сам подполковник бросился на французов, зарубил несколько неприятельских солдат, отбил знамя и отступил к своим.

Геройский подвиг подполковника Раковича, личным примером показавшего, как надо биться за своё знамя, ещё более воодушевил солдат Минского полка. Они снова соединились у отбитого знамени и хотя вынуждены были отойти, но заставили врага дорого заплатить за каждый шаг продвижения. И офицеры и солдаты равно дорожили честью родного знамени, ибо оно было святыней полка, и святыню эту оберегали все, кто служил под ее сенью.

В сражении с турками под Ески-Загрой 19 июня 1877 года славно отличилась 3-я дружина ополченцев. Знамёнщик дружины Арсентий Цимбалюк был тяжело ранен в грудь. Верный долгу присяги, он не захотел оставить своей святыни и, преодолевая мучительную боль, понёс знамя вперёд. Скоро, совершенно обессилев, он упал. Знамя подхватил подполковник Калитин, но тут же был убит наповал. Тогда знамя принял один из рядовых ополченцев, но не успел он сделать несколько шагов, как пал мёртвым. Страшно было подойти к знамени — неприятель развил бешеный огонь. Однако ополченцы не покинули свою святыню. Пять знамёнщиков были убиты на месте, но дружина тем не менее с честью вынесла своё знамя из боя, изрешечённое пулями, забрызганное кровью его славных защитников.

Вот пример геройской службы, вот образец того высокого воинского духа, который всегда жил и будет жить вечно в русских людях!

Знамя воодушевляло русских воинов, звало их на ратные подвиги. Когда Александр Невский громил немецких псов-рыцарей на Чудском озере, его княжеский стяг высоко развевался у Вороньего Камня, и каждый из воинов знал: там князь, там полководец, там сердце и душа боя. В часы страшной Куликовской битвы, когда 150 тысяч русских воинов смертным боем рубились с несметной Мамаевой ордой, в центре кипевшего сражения развевалась великокняжеская хоругвь Дмитрия Донского, и один вид этого знамени заставлял усиленней биться сердца русских воинов. Они знали, что с ними их военачальник, с ними любовь народа!

Славны российские знамёна! Где только не побывали они?! Они трепетали в дыму и пламени Полтавской битвы, когда великий Пётр скрестил русский меч со шведской шпагой и когда решался вопрос о том, быть ли России великой державой или остаться на долгие века слабым окраинным государством. Гордый Измаил, взятый беспримерным штурмом суворовских чудо-богатырей, видел русские знамена на своих дотоле неприступных стенах. В грозную годину Отечественной войны, какую Россия вела с Наполеоном, русские знамёна развевались над железными полками российского воинства, защищавшего Москву на полях Бородина.

Немцы видели русские знамёна на площадях Берлина, занимавшегося нами в годы Семилетней войны. Сквозь альпийские ущелья были пронесены российские знамёна во время беспримерного суворовского похода. Долины Ломбардии, слышавшие мерный шаг русской пехоты, зрили знамёна наши, покрытые великой славой.

Русская армия, армия великого народа, история которой отмечена многими блистательными победами, была охранительницей, защитницей России. Её доблести и мужеству следует приписать то, что родина наша устояла против многочисленных врагов, отразила многие неприятельские нашествия.

Мы, современные советские люди, русские люди, с гордостью говорим: в наших жилах течёт кровь героев Полтавы и Бородина, Гангута и Чесмы, Измаила и Севастополя. Мы преклоняемся перед памятью Александра Невского и Дмитрия Донского, Суворова и Кутузова, Багратиона и Кульнева, Нахимова и Брусилова. Эти имена, равно как и имена других доблестных полководцев, составляют воинскую славу нашего отечества.

А символом славы российских полков являются воинские знамёна, покрытые пылью дальних походов, пороховой копотью бесчисленных сражений.

Мы, наследники российской воинской славы, должны поднять священные боевые знамёна над полками нашей доблестной Красной Армии, обороняющей родину от страшного и злобного врага. Боевые знамёна советских полков так же, как и знамёна русских воинов, защищавших свою отчизну, будут символом воинской чести, доблести и славы. С какой гордостью носят свои знамёна гвардейские полки и дивизии! Коленопреклонённо принимают гвардейцы своё заслужённое в боях знамя и свято берегут его честь.

Боевые полковые знамёна ещё раз напомнят каждому бойцу и командиру об их священной присяге, об их долге преданно служить родине, защищать её мужественно и умело, отстаивать от немецких орд каждую пядь родной земли, не щадя своей крови и самой жизни. И когда в суровый час жестокой битвы бойцу нашему будет тяжело, он обратит свою мысль к родному боевому знамени. В нём — честь полка, честь армии, честь отчизны. В нём — благословение родины, благословение народа. В нём — солдатская доблесть и слава. // Н.Кружков.
_____________________________
В.Гроссман: Дух армии* ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Армия жизни ("Красная звезда", СССР)


***********************************************************************************************
Агитатор в окопе
Из записной книжки фронтового агитатора


В агитации иногда небольшой штрих, мелкий факт наталкивают на злободневную тему. Бывает, что агитатор решил провести беседу на какую-либо тему. Направляется он в роту, а, придя туда, строит беседу совсем не так, как раньше думал. В этом одно из проявлений конкретности и злободневности агитации.

Недавно я встретил агитатора капитана Рогожкина. Речь у нас зашла о целеустремлённости и действенности агитации. И вот что он мне рассказал:

— На передний край я шёл с намерением провести беседу о дисциплине. Но все мои планы были опрокинуты, лишь только я добрался до окопов.

Первое, что бросилось в глаза, — мелкие траншеи. Немцы все время их обстреливают и нередко выводят из строя наших бойцов. В тот момент, когда мы шли, они строчили из пулемётов и периодически бросали мины. С нашей стороны стрельбы не было. В чём дело? Подходим к пулемётному расчёту, спрашиваем.

— Почему молчите?

«Красная звезда», 9 декабря 1942 года

— А как же стрелять, мы ничего не видим, — говорит боец.

В самом деле — до переднего края немцев метров 500, а сектор обстрела у станкового пулемёта рассчитан метров на 150. Впереди высокая сухая трава, кочки и мелкие кусты. Подходим к другому пулемёту.

— Ну, как стреляете? — обращаемся к бойцам.

— Стреляем помаленьку.

— А вон фрицы ходят, почему не бьёте? — спросил присутствующий здесь же подполковник Юрченко. Он быстро поставил прицел и дал очередь. Два немца распластались на земле.

— Что вы делаете, подполковник? — обратился к нему командир взвода лейтенант Попов. — Ведь немцы ответный огонь откроют.

В реплике лейтенанта мне послышалась не только тревога за жизнь старшего командира, но и его собственная боязнь огня противника. Из беседы с рядом стоявшим бойцом я установил, что взвод и его командир на передовой линии недавно, что немцы здесь всё время, не боясь, ходят по своему переднему краю в полный рост, и наши бойцы их не беспокоят. Мне всё стало ясно.

В этой роте я провёл две беседы. Темы напрашивались сами собой. Первая — об укреплении обороны и организации огня, вторая — «убивай немца всюду, где его видишь».

— Через пять дней я опять зашёл в эту роту, — рассказывает агитатор Рогожкин, — и был несказанно рад. Траншеи были углублены. В окопы можно было безопасно подносить боеприпасы и пищу. Сектора обстрела расчищены. И в довершение ко всему — за несколько дней бойцы взвода истребили 60 немцев.

Агитатор Рогожкин наглядно убедился в силе своего слова.

* * *

Ночь — самое напряжённое время. Она полна неожиданностей. Именно ночью в окопе, в блиндаже необходимо присутствие агитатора, чтобы поддерживать у бойцов дух боевой активности.

В тёмную ночь я пробирался с командного пункта к нашему переднему краю. Вдали вспыхивал прерывистым огнём строчивший без конца вражеский пулемёт. С сухим металлическим треском у наших окопов рвались мины. Пули то и дело взвизгивали над головой. Наши бойцы не стреляли.

— Почему такая тишина? — спросил я бойца, стоявшего у крайней землянки.

— Головы не даёт поднять, все бьёт и бьёт, — ответил он.

— А вы заставьте его замолчать. Сами бейте.

— Враг под домами блиндажи устроил — его не достанешь.

Венгры, засевшие в деревне, в подпольях домов, оборудовали огневые точки. Из этих дзотов, соединённых между собой траншеями, они непрерывно поливали огнём наши окопы. Как только наши миномётчики начинали пристреливать огневую точку, она замолкала, но через две-три минуты пулемёт вновь начинал строчить из подполья другой избы. Непрерывный огонь не давал покоя. Нужно было перехватить огневую инициативу.

— Товарищ капитан, — услышал я знакомый голос взводного агитатора Леонова. — Так они каждую ночь. Вон видите избу с краю. Там они веселятся, а этот пулемёт прикрывает.

Я знал, что старший сержант Леонов прекрасный стрелок, у него меткий глаз и твердая рука.

— Ударьте зажигательными, — посоветовал я.

Через полчаса крайние избы запылали.

На следующую ночь я опять был в окопе. Лишившись тёплых квартир, венгерские вояки притихли. Пулемёты их молчали. Почувствовав силу своего оружия, наши бойцы торжествовали и ни на минуту не прекращали огня. Утром из вражеских окопов выполз солдат и стал кричать что-то в рупор.

— Хлопцы, снимите «крикуна», — скомандовал Леонов.

Последовал выстрел. «Крикун» повис на бруствере, а рупор покатился вниз.

Днём, уходя с переднего края, я уже твердо знал, что тишины в этой роте, больше не будет. Огневая инициатива перешла в наши руки. Я невольно вспомнил капитана Рогожкина. Я тоже был доволен. Ночь — хорошее время для агитатора.

* * *

Что нужно для того, чтобы слово агитатора было доходчиво, звучало свежо и убедительно, неотразимо действовало на ум и сердце бойца? Прежде всего надо, чтобы агитатор располагал конкретными, понятными каждому бойцу аргументами и фактами, близкими ему, взятыми из его же жизни. Поэтому, прежде чем проводить беседу, нужно познакомиться с жизнью бойцов и всего подразделения, пополнить свой блокнот свежими фактами из их боевой практики и окопного быта. Сплошь и рядом от умения агитатора привлечь даже мелкие факты из жизни подразделения зависят сила и успех его убеждения, действие его слов на сознание и поведение бойца. Прежде чем итти в ту или иную роту, я обычно знакомлюсь с ней «заочно», собираю материалы в политотделе, у командиров.

Наш боец — умный и серьёзный человек. Он сразу определяет, в чём силен и в чём слаб агитатор. И если он видит, что перед ним агитатор, знающий его жизнь и быт, знающий хорошо оружие, он оказывает ему искреннее доверие и высказывает охотно свое расположение. А расположить к себе бойца — это уже половина успеха.

На переднем крае агитатору всегда обеспечен радушный прием. Аудитория здесь благодарная. Обычно приходится отвечать на сотни самых различных вопросов. Жгучий интерес проявляют бойцы к международному положению страны, положению на фронтах и жизни нашего тыла. Поэтому агитатор перед каждой поездкой в часть должен быть готов к докладу на эти темы.

Наконец, каждому из нас нередко приходится сталкиваться с недочётами в воинских частях. Агитатор в части — не посторонний человек. Агитатор — представитель политоргана. Поэтому он не может проходить мимо замеченных безобразий. // Капитан Г.Румянцев. ВОРОНЕЖСКИЙ ФРОНТ.

☆ ☆ ☆

Выпуск медицинских сборников на фронте

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ФРОНТ, 8 декабря. (Спецкорр. ТАСС). Медицинские работники Н-ской армии ведут большую научно-практическую работу, обобщают опыт, накопленный ими за время отечественной войны. Санитарный отдел армии издал ряд научных трудов, в которых принимают участие профессора и врачи, работающие в дивизионных и армейских медицинских учреждениях.

На-днях выходит третий медицинский сборник. Он состоит из четырех разделов: «Организация и тактика санитарной службы», «Военная гигиена и эпидемиология», «Военно-полевая хирургия», «Военно-полевая терапия и токсикология».

________________________________________________
А.Кривицкий: Русская гвардия ("Красная звезда", СССР)
А.Толстой: Флаг Севастополя* ("Известия", СССР)**
Любовь народа к Армии ("Красная звезда", СССР)***
Над рейхстагом водружено знамя нашей победы* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №288 (5352), 9 декабря 1942 года
Tags: 1942, газета «Красная звезда», декабрь 1942, зима 1942
Subscribe

Posts from This Journal “декабрь 1942” Tag

  • «Красная звезда», 27 декабря 1942 года

    Б.Ефимов || « Красная звезда» №304, 27 декабря 1942 года В районе среднего Дона и юго-западнее Сталинграда наши войска продолжают успешно…

  • Уменье побеждать

    « Правда» №361, 27 декабря 1942 года Наши войска успешно продолжают наступление. За одиннадцать дней в районе среднего Дона освобождено от…

  • Как немцы грабят белорусский народ

    М.Сиволобов || « Правда» №342, 8 декабря 1942 года Наши войска, преодолевая сопротивление противника, ведут наступательные операции на прежних…

  • «Красная звезда», 8 декабря 1942 года

    В.Темин || « Красная звезда» №287, 8 декабря 1942 года Смело и решительно отражать контратаки врага. На каждый удар отвечать тройным ударом,…

  • «Красная звезда», 5 декабря 1942 года

    В.Темин || « Красная звезда» №286, 5 декабря 1942 года «Защита отечества есть священный долг каждого гражданина СССР». СТАТЬЯ 133 КОНСТИТУЦИИ…

  • «Красная звезда» 1-31 декабря 1942 года

    « Красная звезда», СССР. « Известия», СССР. « Правда», СССР. « Time», США. « The Times», Великобритания. « The New York Times», США.…

  • 29 декабря 1942 года

    И.Эренбург || « Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 192-196. # Все статьи за 29…

  • Илья Эренбург. Фронтовой дневник

    И.Эренбург || « Литература и искусство» №52, 26 декабря 1942 года Верные сыны и дочери украинского народа доблестно сражаются в рядах Красной…

  • 17 декабря 1942 года

    И.Эренбург || « Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 187-192. # Все статьи за 17…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments